​​Продолжаем публикацию серии интервью, посвященных глобальному потеплению. Начало в публикации от 6 декабря 2020 г.  

ЛЕС УХОДИТ НА СЕВЕР 

Леса не просто поглощают углекислый газ, который считается главной причиной ускоренного изменения климата, но и накапливают его. Из-за повышения температуры в европейской части России нынешняя южная тайга окажется в температурной зоне лесостепи, а северная станет южной. Об этом наш разговор с Александром Александровичем Онучиным, директором Института леса им. В.М. Сукачева СО РАН. 

Что важно знать каждому человеку про связь леса и климата? 

Прежде всего, лес — это явление географическое. Он всегда определяется климатом и почвой. От этих показателей зависит то, какие лесные экосистемы будут произрастать на той или иной территории. 

Благодаря способности к фотосинтезу лес может перерабатывать углекислый газ в кислород, смягчая тем самым последствия климатических изменений. Например. молодой растущий лес быстро накапливает углерод в древесине, ветвях и корнях деревьев. При этом сами деревья могут выделять углекислый газ при «дыхании». В зависимости от возраста деревьев преобладает либо депонирование, либо эмиссия углерода. На определенном этапе роста и развития лесной экосистемы эти противоположные процессы могут уравновешиваться и в лесу на какое-то время наступает углеродный баланс. 

Если говорить о лесах, к чему приводит глобальное повышение температуры? 

В первую очередь это зависит от того, в каком месте эти леса произрастают. Если речь идет о лесостепных и таежных лесах (я буду говорить в основном про сибирские леса), то глобальное потепление приведет к смещению их границ на север. Лесам просто не будет хватать влаги, а избыток тепла может стать причиной для смены лесостепной и подтаежной растительности на степные сообщества. Лес будет отступать, соответственно, продуктивность лесов будет снижаться. Местами леса превратятся в степи без возможности восстановления. 

Если говорить о лесах среднетаежных, северотаежных, то там, наоборот, повышение температуры в сочетании с термальными условиями и увлажнением может привести к повышению их продуктивности: увеличению прироста и запаса древесины. 

Не исключено, что произойдет и смена растительности: на смену темнохвойным лесам придут светлохвойные. Но здесь нельзя забывать о другой угрозе — развитии патогенов, несвойственных этим лесам. При смене климатических параметров зима станет более теплой, лето — более продолжительным. Те растения, которые произрастали до этого (древесные и кустарниковые), не успеют адаптироваться к климатическим изменениям и к тем патогенам, которые могут начать развиваться в этих условиях. Некоторым видам бактерий и грибов станет проще зимовать, и они будут поражать лесные экосистемы. 

Влияют ли климатические изменения на количество лесных пожаров? 

Конечно. Температурные колебания отражаются на лесных пожарах в первую очередь. Достаточно вспомнить ситуацию в 2019 г. Лето было жарким, поэтому пожары стали наиболее катастрофическими. Согласно данным метеостанций, в этом году температура воздуха оказалась на 2-3°С ниже прошлогодней — даже ниже климатической нормы, а количество осадков в полтора раза выше. В основном благодаря этому сократилось и количество лесных пожаров. 

Потепление увеличивает пожароопасный период. Помимо этого, растут количество и интенсивность экстремальных погодных явлений — засух и волн аномальной жары. 

Могут ли леса влиять на климатическую систему? 

Нельзя переоценивать роль лесных экосистем в регулировании климата. Климат определяется глобальными процессами: циркуляцией атмосферы, солнечной активностью и т.д. Но лесные экосистемы существенно влияют на климатические показатели. Неспроста в нашем институте и в других институтах лесного профиля, в институтах сельского хозяйства разрабатывались системы защитных лесных полос. В этом и проявляется прямое влияние лесов на параметры тепло- и влагообеспеченности. Лесные полосы защищают поля от суховея, обеспечивают аккумуляцию снега и многое другое. На локальном уровне действительно проявляется влияние леса, но речь идет не о глобальной климатической системе, а, скорее, о микроклимате на той или иной территории. 

Какие негативные тенденции выделяет сегодня научное сообщество, изучая лесные экосистемы? 

Самая важная проблема, на мой взгляд, связана с антропогенным воздействием на лесные экосистемы, доминированием в лесном хозяйстве экстенсивной модели использования и воспроизводства лесов. Экстенсивная модель основана на бессистемной вырубке лесов пионерного освоения. Речь идет о лесах, которые дала нам сама природа. 

Необходимо перейти к интенсивной модели ведения хозяйства, которая предполагает устойчивое управление лесами. Она основана на том, что в лучших лесорастительных условиях— там, где есть вся необходимая инфраструктура: дороги, предприятия по переработке древесины, — следует заниматься лесовыращиванием. Мы должны научиться выращивать леса и получать урожай, превосходящий урожай с лесов пионерного освоения. 

В среднем по России прирост древесины составляет 1,5 м с гектара в год. Чтобы вырастить 200 м древесины, необходимо ждать более сотни лет. В лучших лесорастительных условиях — лесостепной зоне, южной тайге — средний прирост составляет 10 м с гектара. Такой результат не требует существенных вложений и специальных мероприятий. Достаточно охранять лес от пожаров. 

Если применять технологии по регулированию густоты, использованию удобрений, то ежегодный прирост может достигать до 20 и больше кубометров с гектара. За 100 лет в северной тайге мы можем получить 200 м3 с гектара, в лесостепи, в подтайге, в южной тайге — 400-500 м3 с гектара за 70 лет. Это вполне реально. Но для этого необходимо заниматься лесовыращиванием, закупать машины, механизмы, менять законодательную базу. 

Уже сейчас существует дефицит качественного сырья. Многие лесозаготовители поглядывают на «нерестовки», на водоохранные полосы в европейской части, здесь, в Сибири, лезут в горы, где леса выполняют важные экологические функции. 

Как мне кажется, леса, которые еще не освоены (в северных районах. Красноярского края, средней тайге, северной тайге), стоит использовать более рационально не только для лесозаготовки, но и для сохранения биологического разнообразия: охоты, рекреации, выполнения лесами их глобальных биосферных функций. Именно на это стоит обратить внимание и попытаться решить эту проблему. Иначе уже через 10-15 лет наша страна столкнется с серьезным дефицитом качественного сырья. 

Известно, что леса накапливают диоксид углерода — парниковый газ, ответственный за глобальное потепление. Может ли он высвобождаться при нерациональном использовании? 

Конечно. Если говорить о концентрации парниковых газов, с которыми связывают глобальные климатические изменения, изучение лесов — важная научная задача. В Институте леса специалисты ведут наблюдения на высотной мачте в Зотине. Здесь проводится оперативный мониторинг широкого спектра приземных концентраций парниковых газов, аэрозольных характеристик атмосферы и метеорологических параметров. В настоящее время действительно прослеживается корреляция между повышением температуры воздуха и повышением концентрации парникового газа в атмосфере. 

Конечно, лесные экосистемы могут регулировать состав атмосферного воздуха, в том числе концентрацию углекислого газа. Однако леса никогда не смогут поглотить углекислоты больше, нежели ее выбрасывают в атмосферу промышленные предприятия. Возможности лесов несопоставимы с объемами выбросов крупных заводов и фабрик. 

Если сравнивать сибирские леса с тропическими лесами Амазонии, последние поглощают больше углекислого газа из атмосферы, ведь они более продуктивные. С другой стороны, естественные процессы, связанные с быстрой деструкцией органики, проявляются здесь особенно явно. Вся эта органика с поглощенным из атмосферы углеродом попадает в почву. Веточки, листья, корни быстро разлагаются, и в условиях жаркого влажного климата эта органика вновь поступает в атмосферу в виде углекислого газа. Получается, сколько тропические леса поглотили углекислоты, столько же и выбросили в атмосферу. 

Продуктивность сибирских лесов по сравнению с тропическими намного ниже. Но та органика, которая образовалась в процессе поглощения атмосферного углерода, попадая в суровые условия, консервируется в вечной мерзлоте, следовательно, не подвержена перегниванию, переработке бактериями и т.д. Наши бореальные северные леса с точки зрения баланса между поглощением и эмиссией углекислого газа работают более эффективно. Некоторые ученые считают, что часть углерода из почвы попадает в холодные водотоки и в виде керогена со стоком рек транспортируется в Северный Ледовитый океан, где в донных отложениях вновь образуются залежи углерода. 

Каким образом ученым удалось обнаружить, что таежные леса постепенно перемещаются ближе к северу? 

Существует целый ряд мониторинговых наблюдений. В нашем институте в этом направлении работают лаборатории экологии и мониторинга. Специалисты используют данные дистанционного зондирования, периодически выезжают в экспедиции и наблюдают за постепенным продвижением лесов к верхней границе леса. 

Более того, сейчас этот факт доказывает в том числе распространение шелкопряда. Раньше он выше 62° с.ш. не поднимался, но сейчас идет севернее. Почему? Потому что повысилась температура и шелкопряд начал перемещаться в районы похолоднее. 

У этого процесса позитивные или негативные последствия? 

Вопрос сложный. Если говорить о повышении продуктивности лесов, то потепление в этом смысле производит позитивный эффект. Однако леса станут менее устойчивыми, появятся новые вредители, болезни и т.д. Это, разумеется, негативный фактор. 

Можно ли сделать более значимой роль леса в борьбе с климатическими изменениями? 

Очевидно, что бороться с климатическими изменениями при помощи леса очень сложно. Я бы сказал, почти нереально. Необходимо разрабатывать проекты по смягчению климата и по изучению влияния климатических изменений на леса, в том числе направленные на адаптацию лесов к климатическим изменениям. Известно, что генетическая структура микропопуляций неоднородна. Например, некоторые генотипы сосны устойчивы и хорошо продуцируют в более холодных условиях, а другим, наоборот, требуется более теплый микроклимат. 

Глобальное потепление может и не изменить полностью видовой состав той или иной экосистемы. Просто какие-то экземпляры, чей генотип не подходит для новых условий, будут уступать место другим того же вида. 

Если придерживаться парниковой теории глобального потепления, то надо снижать выбросы парниковых газов. Ясно, что необходимо переходить на другие источники энергии. Новые площади лесов действительно увеличат поглощение газа из атмосферы. Поэтому нужно создавать компенсационные посадки в лучших лесорастительных условиях. Те сообщества, которые продуцируют травянистые и древесно-кустарниковые растения, не поглощают столько атмосферной углекислоты. А если создавать хорошие плотные посадки высокопродуктивных насаждений, осуществлять уход, охранять от пожаров, можно по-настоящему поддерживать углеродный баланс, понижая тем самым концентрацию парникового газа в атмосфере. Кстати, в России около 90% лесных пожаров происходит по вине человека. Если люди будут активнее соблюдать правила пожарной безопасности, то количество пожаров, следовательно, и количество выбрасываемого лесом углекислого газа в разы сократится. 

И, конечно, нельзя забывать о диких лесах, минимально затронутых хозяйственной деятельностью. Именно в них долгие годы хранится огромное количество накопленной двуокиси углерода. Вырубка, добыча на их территории полезных ископаемых и других природных ресурсов неизбежно приведут к деградации лесных экосистем, росту пожаров, вспышкам численности вредителей и болезней. 
НЕВЕЧНАЯ МЕРЗЛОТА 

В России мерзлота охватывает до двух третей территории страны. Считается, что глобальное изменение климата приведет к дестабилизации мерзлоты, а также к уменьшению ее несущей способности. Помимо этого, мерзлота хранит большое количество метана, который усиливает парниковый эффект. Обсуждаем эти проблемы с Валерием Ивановичем Гребенцом, доцентом кафедры криолитологии и гляциологии географического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. 

Валерий Иванович, расскажите, над чем вы сейчас работаете. 

Я специализируюсь на изучении вечной мерзлоты и ее взаимодействия с хозяйственными. инфраструктурными объектами. Большой объем работы связан с полевыми региональными исследованиями в городах и малых поселениях Севера. Специалисты нашей кафедры сравнивают изменения, происходящие на застроенной территории и неосвоенных землях, с природными трендами. Я руководитель одного из проектов РФФИ, посвященных Арктике. Наше исследование связано с оценкой влияния опасных криогенных (мерзлотных) игляциальных процессов на инфраструктуру Арктики. За два года работы накопились весьма интересные результаты, которые высоко оценены коллегами во время ведущих международных и национальных конференций. Опубликованы научные статьи, в том числе отображающие влияние и техногенеза, и климатических изменений на столь ранимую систему, как вечная мерзлота. 

Что собой представляет вечная мерзлота? В результате чего она образовалась? 

Как говорили классики 50-100 лет назад, вечная мерзлота — продукт климата и геолого-географических условий. По сути, это планетарное явление. Из классической метеорологии известно, что наша планета зависит от Солнца. Именно благодаря Солнцу и ультрафиолету Земля получает энергию в видимом спектре. Однако каждое мгновение, каждую секунду Земля теряет энергию в виде длинноволнового излучения. Соблюдается некий баланс, ведь день сменяется ночью. В арктических регионах во время полярной ночи нет поступления энергии Солнца, зато происходит потеря тепла. Поэтому наблюдается дисбаланс. Этот дисбаланс получения энергии — главная причина возникновения и существования вечной мерзлоты. 

И, разумеется, сказываются геолого-географические факторы. Неслучайно в горных системах с их иной теплопроводностью мерзлота наблюдается и в Китае, и в Монголии, и в Тибете. А где-то, например в Западной Европе, оказывают влияние другие региональные условия. Например, теплое течение Гольфстрим меняет границу вечной мерзлоты в этой части мира. 

Какова протяженность вечной мерзлоты на территории России? 

Вечная мерзлота занимает 25% суши. В России две трети территории — регионы с вечной мерзлотой. Это действительно огромная территория — ресурс, который трудно измерять рублями, долларами и другими оценочными показателями. 

Как удалось построить на этой территории дома, объекты инфраструктуры? Какие современные подходы применяются при строительстве? 

Огромный опыт в этом направлении государство получило при строительстве Транссибирской железнодорожной магистрали. Нельзя забывать, какую большую работу сделали инженеры-путейцы, инженеры-геологи царской России. 

Помимо этого, огромный вклад внесли лагерные ученые, которые в 1930-1950-е гг. в условиях ГУЛАГа строили свайные фундаменты на вечной мерзлоте. Технологическим прорывом мы обязаны инженеру-гидротехнику, лауреату Ленинской премии и заключенному М.В. Киму, который разработал и реализовал на практике сверхдешевый метод свайного фундирования. Инновационная технология М.В. Кима стала мощным толчком к освоению Севера. 

Отмечу, что к вечномерзлым относятся породы, находящиеся в мерзлом состоянии от трех и более лет. Эти породы нестабильны: в период оттаивания грунт сильно оседает из-за нарушения естественной структуры. К деятельной полосе земли относится верхний слой, который оттаивает летом, а с приходом зимы замерзает. Периоды обильного оттаивания и замерзания приводят к так называемому пучению. 

Этот процесс естественным образом ухудшает устойчивость и снижает прочность домов и других инфраструктурных объектов, возведенных на таком покрытии. На практике это приводит к тому, что он поднимает железобетонные или металлические сваи на высоту до 1,5 м. Поэтому в условиях мерзлоты нельзя просто забить сваю, как здесь, в Москве. 

Для погружения свай в условиях вечной мерзлоты применяется бурение на глубину погружения. При этом диаметр бура должен быть больше, чем диаметр сваи. Скважину заполняют специальным раствором. Свая выдавливает снизу вверх этот раствор при погружении, и все это замерзает. Это совершенно революционный, принципиально новый путь, предложенный еще советскими учеными. И здесь мы с гордостью можем сказать, что в сфере инженерного мерзлотоведения Россия занимает действительно самые передовые рубежи. 

Что сегодня происходит с вечной мерзлотой? 

Последние 20-30 лет и коллеги из Института мерзлотоведения им. П.И. Мельникова СО РАН, и специалисты нашей кафедры, и ученые из Института криосферы Земли СО РАН уделяют большое внимание явлениям, происходящим в связи с изменением климата. Не секрет, что увеличение температуры и количества осадков теплоизолируют вечную мерзлоту. Самые негативные тренды наблюдаются в криолитозоне (территории с вечной мерзлотой): на Аляске, юге Якутии, в Забайкалье, районах Северо-Западной Сибири. 

Мерзлота, конечно, реагирует не сразу. Здесь большую роль играют два обстоятельства. Первое — содержание льда. Из школьного курса физики мы знаем: чтобы нагреть на один градус один грамм воды, нужна одна калория; а чтобы перевести один грамм воды в лед или, наоборот, лед в воду, нужно около 80 калорий. Это целая энергетическая революция. Поэтому мерзлота старается держаться. 

Однако мы все равно видим тренды к увеличению глубин сезонного оттаивания, то есть к потеплению вечной мерзлоты там, где она осталась. Например, в зоне инженерного освоения. Допустим, вы прекрасно изучили местные мерзлотные условия, запроектировали, что ваши фундаменты будут заморожены за счет боковой поверхности. Но проходит время, температура увеличивается и нужной степени смерзания попросту не хватает. При этом нагрузка от дома осталась прежней. Это и есть причина массовой деформации зданий и сооружений в криолитозоне. 

Из чего состоит вечная мерзлота? 

Существуют несколько типов вечной мерзлоты: субаэральная, субгляциальная и шельфовая. Субаэральная криолитозона представлена в виде многолетнемерзлых пород. Мощности мерзлых толщ изменяются от 10-20 м до 1,5 тыс. м. 

Субгляциальная криолитозона известна под ледниками архипелагов Земли Франца-Иосифа, Новой Земли, Северной Земли, где для нее характерны аномально малые для высоких широт мощности и высокие температуры, а также под ледниками в горах на Северо-Востоке России и на Алтае. 

Шельфовая криолитозона распространена в арктических морях у берегов Сибири. занимает значительную часть Арктического бассейна за исключением районов, испытывающих влияние теплого Северо-Атлантического течения. 

Ее состав различается в зависимости от типа. Это могут быть морозные, скальные породы, где нет льда, но окружающая температура отрицательная. Речь идет о вечномерзлой породе или грунте. По сути, это те же пески, суглинки, супеси, глины, которые почти не содержат незамерзшей воды или содержат ее чрезвычайно мало. Все остальное представлено в виде льда. Лед здесь выступает в качестве цементирующей породы. 

Нужно отметить, что за счет мерзлотных (мы их называем криогенными) процессов происходит дополнительное ледонакопление. Зимой на вечной мерзлоте могут образовываться огромные ледяные жилы в результате растрескивания. Приходит весна и в эти трещины затекает вода, которая впоследствии замерзает. Постепенно трещины растут и представляют собой серьезную опасность. 

Наблюдаются также бугры пучения — большие ледяные образования, положительные формы криогенного (мерзлотного) рельефа. В районах вечной мерзлоты грунты, расположенные непосредственно под озерами, не замерзают и находятся в талом состоянии. Чем больше водоем, тем больший под ним объем талых грунтов, или талик. Интересно, что само слово «талик» вошло в международную географическую терминологию. При обмелении или иссушении озера подозерный талик начинает промерзать со всех сторон. Под воздействием возникшего гидростатического давления мерзлый грунт буквально выгибается, образуя бугор пучения, ядро которого состоит изо льда или льда с грунтом. 

Так что вечная мерзлота — это всегда сложно структурированное образование, а ее поведение под тепловой или механической нагрузкой, реакция на климатические изменения во многом зависят именно от ее состава и состояния. 

Известно, какие города России находятся в опасности? 

Здесь необходимо сказать, что деформации проявляются, во-первых, по причине климатических неблагоприятных трендов, связанных с потеплением климата, увеличением осадков, в том числе летних; сезонный слой оттаивает, а дожди несут лишнее тепло к вечной мерзлоте. 

Во-вторых, деформации возникают из-за техногенного влияния. В-третьих, имеют место стихийно-разрушительные процессы, над которыми человек не властен, — цунами, землетрясения и пр. В-четвертых, негативную роль играет социально-экономическая неустроенность северных регионов. Четыре главных фактора. Мы неоднократно анализировали их вклад. И, например, если говорить о крупных городах — Норильске, Воркуте, Салехарде, в какой-то степени Якутске, то 70-80% деформационных процессов основаны на вкладе техногенеза. Речь идет о снежном перераспределении, снегоотвалах, о тепловыделениях от зданий, меняющих микроклимат. 

Около 15-20% деформационных процессов вечной мерзлоты в крупных городах связаны с климатическими изменениями. На маленьких национальных поселках, небольших селах это сказывается особенно сильно. Серьезная, на наш взгляд, ситуация в Воркуте, Игарке, где около 50-60% зданий деформированы или снесены. 

Необходимо следить за большинством национальных поселков на севере Красноярского края, Западной Сибири, Якутии. Здесь не осуществляется мерзлотный контроль, вовремя не производятся наблюдения, хотя есть ряд методов, которые позволяют предотвратить таяние мерзлоты, пусть не в пределах всей тундры, но на застроенной территории для ответственных объектов. Среди них можно выделить два основных блока. Первый связан с использованием свайных фундаментов, в результате чего образуется так называемое холодное проветриваемое подполье между теплом здания и поверхностью нашей Земли. Воздух — прекрасный теплоизолятор, который сдерживает тепло от попадания в мерзлоту. В криолитозоне вечной мерзлоты 75% всех зданий и сооружений построены как раз с сохранением мерзлоты, с устройством холодных проветриваемых подполий. 

Последние десятилетия специалисты России, США разрабатывали технологию глубинных теплообменников. Их называют термосваями или термостабилизаторами. Широкую известность получили термосваи известного американского инженера Эрвина Лонга. Я лично с ним знаком. Ему сейчас 105 лет, но он достаточно бодр. 

Термосвая Лонга — это вертикальная труба из стали или медного сплава с надземным диффузором-радиатором, внутри которого находится легкокипящий хладагент — пропан, фреон, аммиак, керосин. Зимой теплая мерзлота вызывает испарение хладагента в нижней части сваи, а потоки холодного воздуха уносят тепло мерзлотной структуры с поверхности диффузора в атмосферу. Хладагент естественным образом конденсируется на стенках, стекает вниз, и процесс повторяется снова. Так сваи Лонга позволяют мерзлоте «пережить» летний сезон. 

Когда говорят о вечной мерзлоте, обычно упоминают метан, чей парниковый эффект в несколько десятков раз больше, чем воздействие углекислого газа. Обоснованы ли опасения о выбросах метана из-за таяния вечной мерзлоты? 

На международных конференциях часто звучит выражение «метановая бомба». Считается, что криолитозона — это метановая бомба замедленного действия. 

4-6 тыс. лет назад на Земле было очень тепло. В нынешних районах Севера в криолитозоне накопились отложения с биогенными включениями, достаточно богатые органикой, в том числе торфами. Речь идет о метанопродуцирующих бактериях, жизнь которых, в общем-то, сводится к тому, чтобы размножиться и испустить метан. При замерзании они впали в анабиоз и действительно сохранились в вечной мерзлоте. При оттаивании, которое пока еще не катастрофично, они начинают активно продуцировать метан и размножаться. Поэтому созданы достаточно серьезные международные программы, в рамках которых ведутся регулярные наблюдения под Воркутой в Болынеземельской тундре, на западе Ямала, в Якутии, на территории США. За последние 20-30 лет действительно наблюдается увеличение выбросов метана. Но оно несопоставимо со всеми рисовыми чеками Юго-Восточной Азии или с огромным числом коровников и ферм. 

В докладе Межправительственной группы экспертов по изменению климата указано, что в рамках худшего сценария RCP 8.5 мерзлота может растаять до 3-4 м. Чем это грозит нашей стране? 

Действительно, худший сценарий предполагает, что возникнет катастрофическая для природной геосистемы ситуация. В первую очередь мы просто потеряем часть территории, так как она превратится в многочисленные термокарстовые озера. А в термокарстовых озерах продолжается эмиссия парниковых газов из донных отложений. 

Если мы ответственно подойдем к этому вопросу и пойдем по пути оптимистичного сценария, не давая температуре подняться выше 1,5° С, удастся ли сохранить вечную мерзлоту, столь значимую для нашей страны? 

Помимо катастрофических выбросов парниковых газов таяние вечной мерзлоты угрожает активизацией болезнетворных бактерий и вирусов, которые спокойно живут в мерзлоте. Достаточно вспомнить вспышку сибирской язвы с Ямала, связанную с жарким летом. С легким ужасом можно вспомнить о чуме, которая сохранилась в мерзлом состоянии в Бурятии, Туве, Монголии. 

Другой вопрос связан с хранилищами опасных отходов в Китае и России, которые ограждены мерзлыми дамбами. 

Ясно, что одна из стратегий развития должна быть направлена на минимизацию повышения температуры и снижение выбросов углекислого газа. И нельзя забывать, что Арктика— это наше с вами богатство. Поэтому важно закладывать системы, позволяющие сберечь то состояние, которое было на период изыскания, и по-прежнему держать мерзлоту в союзниках. Это невозможно сделать на всех просторах таймырских тундр, но можно осуществить это по крайней мере на территориях индустриального освоения. Техническое удорожание технологий строительства вначале обеспечивает длительную безаварийную эксплуатацию, а затем и сохранение, в том числе вечномерзлых оснований. 
КЛИМАТИЧЕСКАЯ ТОЧКА НЕВОЗВРАТА 

Согласно данным Национального управления океанических и атмосферных исследований США (NOAA) и Университета Восточной Англии, средняя годовая температура на Земле растет. Вместе с ней поднимается уровень Мирового океана. Опасения вызывают не значения температуры, а необычная скорость их изменений. Объясняет руководитель программы «Климат и энергетика» Всемирного фонда дикой природы (WWF), лауреат Нобелевской премии мира в составе Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК) Алексей Олегович Кокорин

Алексей Олегович, что сейчас происходит с климатом? Пройдена ли некая точка невозврата или все еще можно исправить? 

Процесс достаточно подробно описан разными учеными. Дело в том, что на естественные колебания климата, связанные с активностью Солнца, вулканизмом, взаимодействием океана с атмосферой, накладывается антропогенное воздействие в виде усиления парникового эффекта. Сейчас речь идет примерно о 5% его усиления, но даже это оказывает серьезное влияние на климатическую систему. Помимо выбросов углекислого газа существуют и другие эффекты, например глобальное затемнение — постепенное уменьшение количества глобального прямого излучения на поверхности Земли, вызванное увеличением количества аэрозольных частиц, таких, например. как сульфатные аэрозоли, в атмосфере. Первый эффект направлен в сторону потепления, второй—похолодания. И первый эффект очевидно больше второго. Грубо говоря, человечество на полтора градуса нагревает Землю и на полградуса охлаждает. 

Важно отметить, что климат — сложная система с множеством внутренних колебаний, вариаций, изменений. И когда возникают дополнительные внешние воздействия, система начинает раскачиваться. Поэтому мы видим не столько сдвиг в сторону потепления, сколько частые непредсказуемые явления. 

Директор Института физики атмосферы академик А.М. Обухов еще 30 лет назад сказал: «Не столько будет теплеть, сколько климат будет становиться нервным». Именно это мы и наблюдаем — раскачку климата, более частые и более сильные опасные метеорологические явления. 

Теперь по поводу точки невозврата. Изменение климата, в частности усиление парникового эффекта, зависит от концентрации в атмосфере парникового газа, прежде всего С02. Двуокись углерода в атмосфере не разлагается. Газ поглощается океаном и наземными экосистемами. Однако эти процессы медленные и их недостаточно. Поэтому нельзя сказать, что концентрация углекислого газа будет снижаться. Скорее всего, ее рост постепенно замедлится по мере того, как человечество будет осваивать зеленую энергетику, зеленую экономику. Тогда, возможно, Мировой океан сможет поглотить большую часть С02. Очевидно, что это случится в достаточно далеком будущем. Поэтому в каком-то смысле точка невозврата пройдена. 

Более того, расчеты показывают, что, несмотря ни на какие принимаемые меры, на ближайшие лет 30-40 все уже предопределено. Человечество не может так быстро повлиять на глобальное потепление, климатическая система слишком большая по масштабу (ведь она включает Мировой океан, во всяком случае, его верхние слои) и сложная по характеристикам. 

Конечно, изменения существенные. Конечно, изменения более негативные, чем позитивные, даже в нашей холодной стране. Но говорить о глобальном катаклизме было бы крайне опрометчиво. С другой стороны, надо понимать, где вы находитесь. Если вы живете в тихоокеанском государстве Кирибати, а вам говорят, что ваш остров прекратит существование через 30-60 лет, то для вас это действительно катастрофа. И, разумеется, жители подобных небольших государств очень громко призывают ООН срочно прекратить выбросы парниковых газов вообще. Проблем, вызванных глобальным потеплением, конечно, много, но нужно относиться к этому с пониманием и засучив рукава, а не крича об апокалипсисе. 

В связи с пандемией появился мем «Природа настолько очистилась, что...», отражающий уменьшение количества авиаперелетов, остановку промышленных предприятий и т.д. Складывается впечатление, что глобальное потепление тем самым немножко затормаживается. Так ли это на самом деле? 

Вы верно отметили: затормаживается. Но продолжается. Ведь этот процесс зависит от концентрации парниковых газов в атмосфере. Поток в этом году действительно меньше, но прибавка концентрации все равно есть. Это значит, что средняя температура все-таки будет расти. 

В одном из интервью вы говорили, что промышленность и отрасль добычи полезных ресурсов необходимо адаптировать к изменениям климата. Как это можно сделать? 

Адаптировать приходится все — и нашу жизнь, и инфраструктуру городов, и даже охрану природы. Всемирный фонд дикой природы, где я работаю, уже создает охраняемые территории с учетом изменений климата и адаптации к ним. Если пути миграции, скажем, северных оленей меняются, это нужно учитывать заранее. Что касается промышленности, то, безусловно, у каждой отрасли свои беды. Лесные компании элементарно не могут вывезти ресурсы из леса, поскольку зимние дороги не замерзают или замерзают недостаточно для того, чтобы прошли лесовозы. Если мы говорим об энергетике, то здесь другие проблемы: например, линии электропередач чаще обледеневают зимой, а при жаркой погоде провода провисают, касаются друг друга, что приводит к короткому замыканию. 

Но есть и позитивные тренды. Многие страны мира начинают постепенно снижать выбросы парниковых газов. Например, в Китае над этим активно работают, прежде всего — чтобы убрать ужасное загрязнение воздуха. В странах Европы уделяют внимание энергетической безопасности. Они понимают, что изменение климата надо затормозить, и они готовы платить большие деньги за снижение выбросов. И здесь нужно внимательно следить за ситуацией: ведь сначала упадет спрос на российский уголь на европейском рынке, а потом на азиатском. Скорее всего, рухнет спрос на нашу нефть, а в конце концов — даже на наш газ. В стратегических документах правительства это уже отмечено, но многие компании предпочитают не думать о далеком будущем в погоне за прибылью, в то время как все развивается быстро и. скорее всего, будущее это не такое далекое. 

Как научиться фильтровать информацию? На что нужно ориентироваться человеку, озабоченному проблемой климата? 

В идеале — читать научные статьи в профильных журналах: «Фундаментальная и прикладная климатология», «Метеорология и гидрология», «Известия РАН. Физика атмосферы и океана». Но это вариант для тех, у кого есть время на подобное чтение. Можно сделать проще: зайти на сайт Росгидромета в раздел «Климатическая продукция». Ежеквартально организация выпускает подробный доклад с новыми данными о климате. А каждые два месяца выходит бюллетень «Изменение климата». И, конечно, множество информации размещено на сайте Климатического центра Росгидромета. 

Что может сделать каждый из нас, чтобы исправить ситуацию? 

Сейчас необходимо признать проблему и рассказать о ней другим. То есть понять, что происходит с климатом, признать, что это не выдумка, не страшилка, а реальность, и рассказать о ней своим родным, друзьям, коллегам. Чем больше будет понимания, тем больше разумных действий мы сможем совершить и тем меньше будем бояться перемен. Изменение климата — это не метеорит, который летит на Землю. Это, скорее, асфальтовый каток, который катится медленно, но верно. Асфальтовый каток не такой быстрый, поэтому мы можем успеть повытаскивать что-то из-под него. Это и есть меры адаптации. А чтобы попытаться его остановить, надо всем вместе подпирать его плечом долго-долго, пока он в конце концов не остановится. Откатить его назад, возможно, смогут наши далекие потомки. 

Если человек хочет как-то повлиять на ситуацию лично, то в целом все меры борьбы с глобальным потеплением связаны с рациональным использованием ресурсов. Например, энергия и топливо — это тоже ресурсы. И, пожалуй, самый большой расход ресурсов в расчете на одного пассажира приходится на авиаперелеты. Мы понимаем, что самолет — гораздо менее экономичное транспортное средство, чем автомобиль. Поэтому постарайтесь меньше летать на самолете. Я не призываю отказаться от полетов в отпуск, но где-то можно, скажем, проехать и на поезде. Современные поезда стали гораздо лучше. А встречи можно проводить удаленно с помощью полюбившейся всем платформы Zoom. Тогда, наверное, и выбросов парниковых газов станет меньше, и ваша семья будет рада, что вы не улетели в очередную командировку. 
Беседовала Анастасия Пензина.

Источники

Климат становится нервным. "В Мире науки" №12, 2020
Научная Россия (scientificrussia.ru), 17/12/2020

Похожие новости

  • 31/05/2021

    Растворившиеся. Чем грозит лекарственное загрязнение водоемов

    Мы пока редко задумываемся, сколько в сточных водах лекарственных препаратов, например, антибиотиков. Они попадают туда с выделениями людей, принимавших лекарства, или с отходами разных производств. Очистка не удаляет эти вещества из стоков полностью.
    170
  • 29/03/2021

    Российские учёные призвали увеличить господдержку исследований Арктики

    ​23–24 марта на цифровой платформе Synergy.Online прошла Всероссийская научно-практическая конференция «Будущее арктической архитектуры. Комфортное проживание человека в Арктике». Мероприятие провёл научно-образовательный консорциум «Будущее арктической архитектуры и динамика климата», в который входят семь российских вузов.
    353
  • 25/03/2021

    О заседании президиума РАН 23 марта 2021 года

    23 марта 2021 года состоялось очередное заседание Президиума Российской академии наук (проводится в режиме видеоконференции). Председательствует президент РАН академик РАН Александр Михайлович Сергеев.
    1468
  • 29/12/2020

    Наталья Гусева: «2020 год потребовал самоотверженности и готовности к переменам»

    ​Директор Инженерной школы природных ресурсов ТПУ Наталья Гусева поделилась результатами, которых достиг коллектив школы в 2020 году, и рассказала о целях и задачах на будущий год.​   Уходящий год стал точкой отсчета новой реальности для всего мира, и, чтобы в нее «встроиться», нам пришлось многое пересмотреть и изменить в своей деятельности.
    1500
  • 02/12/2020

    "А у нас из шельфа - газ, а у вас?"

    ​​Руководитель лаборатории арктических исследований Тихоокеанского океанологического института Дальневосточного отделения РАН Игорь Петрович Семилетов вот уже более трёх десятилетий изучает цикл обмена углеводородов в системе «атмосфера-суша-шельф» в Восточной Арктике.
    1043
  • 24/11/2020

    О сотрудничестве РФФИ с научными организациями Японии

    ​​Представители Российского фонда фундаментальных исследований приняли участие в российско-японском семинаре «Наука и технологии для общества» (Science and Technology in Society). Встреча состоялась 17 ноября в режиме он-лайн.
    648
  • 20/11/2020

    Конференция «Все меняется» позволила сделать важный шаг сближения гуманитарных и естественных наук

    ​B ТюмГУ прошла международная онлайн конференция "Все меняется: климат, общество, ландшафты в исторической перспективе". Современные ученые говорят о том, что мы живем в новой геологической эпохе - антропоцене, в которой деятельность человека является определяющим фактором в изменении климата и окружающей среды.
    1113
  • 11/03/2021

    Ямальские пузыри: почему в Сибири земля «кипит»

    Когда в 2014 году крупнейшие информационные агентства разместили снимки «черных дыр» вблизи Ямала, традиционно стали возникать версии их происхождения. Теории происхождения Какие только идеи ни звучали! Одни полагали, что их оставил упавший метеорит.
    339
  • 12/02/2021

    Продолжается подготовка к научно-практической онлайн-конференции «Электроразведка 2021» 24-26 марта с международным участием

    Журнал «Глобус» и портал vnedra.ru – официальные информационные партнеры мероприятия! Последние, очень важные новости. Соорганизатором конференции стал ФГБУН Институт нефтегазовой геологии и геофизики им.
    661
  • 24/03/2021

    Ловушка для призраков: астрофизики черпают нейтрино из Байкала

     Дмитрий Наумов (на снимке) недавно вернулся с Байкала, где в торжественной обстановке открыли один из крупнейших в мире глубоководных нейтринных телескопов. Дмитрий Вадимович – заместитель директора лаборатории ядерных проблем им.
    570