​​​Вопросы экологии постоянно звучат в научной и общественно-политической повестке многих стран мира. Химические риски неизбежно возникают в процессах производства, использования и утилизации тех или иных продуктов. Даже безопасное, на первый взгляд, вещество может нанести вред окружающей среде, если оно не вписывается в цикл естественного круговорота веществ. Прямо сейчас активно обсуждаются принципы зеленой химии и безотходного производства. Ректор Российского химико-технологического университета имени Д.И. Менделеева Александр Мажуга уверен — новые направления в химии становятся основой для устойчивого развития. 
— Безотходное производство захватило умы и разные сферы жизни человечества, в том числе крупные и малые предприятия. Какие направления в химии связаны с безотходным производством и направлены на его обеспечение?

— На самом деле обеспечить безотходное производство достаточно сложно. Любое производство, особенно химическое, нефтехимическое, биотехнологическое так или иначе образует определенный набор отходов. Первостепенная задача состоит в том, чтобы производство было максимально безотходным. Вторая важная задача — перевести производство на технологию замкнутого цикла, при которой отходы либо используются вновь, либо перерабатываются на сырьё для новых продуктов.

Например, электрохимические, гальванические производства, — а это процессы химической технологии — используют большое количество растворов для травления. В результате образуются отходы, содержащие ионы тяжелых металлов, таких, как медь, серебро, свинец, никель, кобальт, хром. Всё это отходы первого и второго класса опасности, которые оказывают негативное влияние на здоровье человека, окружающую среду и экологию. Наш университет разрабатывает технологии по переработке этих отходов и способы возращения их в товарный оборот.

К примеру, медно-аммиачный раствор — самый распространенный тип отходов, который образуется при производстве печатных плат, как правило утилизируется. Подвергая его переработке, мы возвращаем обратно чистую медь и сульфат аммония, тем самым, создавая соединения, которые могут быть использованы в качестве минеральных удобрений. Это и есть технология замкнутого цикла.

Если мы говорим в целом о безотходном производстве, то, конечно же, необходимо создавать максимально замкнутый процесс. При этом здесь есть два ключевых подхода. Первый состоит в замкнутой системе водооборота. Вода присутствует практически во всех химических, нефтехимических производствах. Замкнутый цикл в данном случае предполагает, что отработанная жидкость не сливается в канализацию, а с помощью дренажной системы собирается в емкости, фильтруется и насосами подается обратно в производство.

Второй подход основан на замкнутом цикле использования ресурсов — электроэнергии, газа и прочих. В этом случае мы используем меньше ресурсов, а наш процесс становится суммарно безотходным.

— В России уже есть производства, которые внедряют эти подходы?

— Наши ведущие производители в области химического комплекса — компании «Сибур» и «Фосагро» — максимально используют принципы безотходного производства и замкнутого цикла при создании своих продуктов. Важно отметить, что в России уже сегодня создается уникальная система — первая в нашей стране — по переработке отходов.

Я уже говорил, что так или иначе химическая промышленность образует отходы. Это не всегда отходы четвертого или пятого класса опасности. Чаще всего это как раз отходы первого и второго класса — наиболее опасные. В рамках создания системы по переработке отходов ведется строительство экотехнопарков. Эту миссию на себя взяла корпорация «Росатом», а также ее дочернее предприятие Федеральный экологический оператор. На первом этапе создаются четыре экотехнопарка, которые будут перерабатывать практически все типы наиболее токсичных отходов I и II класса.

Мы сейчас не говорим о радиоактивных отходах. Часто «Росатом» воспринимается как корпорация, которая занимается исключительно ядерной энергетикой и радиоактивными отходами. Но в случае с экотехнопарками речь идет о нерадиоактивных отходах. Суммарно в России ежегодно образуется около 300 тысяч тонн таких отходов. А доля переработки — лишь 2%, что очень мало.


Название изображения 
Модель производства в одной из лабораторий РХТУ. Научная Россия / Николай Мохначев


В лаборатории Менделеевского инжинирингового центра. Научная Россия / Николай Мохначев 
В лаборатории Менделеевского инжинирингового центра. Научная Россия / Николай Мохначев
Следует отметить, что за время существования и развития химической промышленности в России было накоплено большое количество отходов — так называемые объекты накопленного вреда. Раньше переработке отходов уделялось очень мало внимания. Отходы на химическом заводе, как правило, просто сливались в цистерны или скважины. И на этом все заканчивалось. Сейчас государство старается уделять внимание экологии, здоровью населения и разработке новейших технологий переработки.

Предполагается, что четыре экотехнопарка, которые в ближайшее время будут построены в России, будут перерабатывать до 200 тысяч тонн отходов в год. Думаю, что в дальнейшем появятся новые технопарки, и тогда мы сможем перерабатывать весь объем отходов.

— В каких отраслях наблюдается наибольший спрос на безотходное производство?

— Конечно, тренд на безотходное производство сейчас виден в нефтегазохимической отрасли. Это очень важно. Но если мы посмотрим по количеству отходов, которые образуются на тонну продукта, то, как это ни странно, наибольшее количество отходов образует фармацевтическая промышленность. Все обычно думают, что нефтегазовая промышленность — основной источник образования отходов. Но на самом деле это не так. Просто из-за большого объема производства в сумме этих отходов больше.

А когда мы говорим о тонне продукта, то больше всего отходов образуется в фармацевтической отрасли. Наши фармацевтические компании, производители фармсубстанций, готовых форм серьезно озадачены этим вопросом. Пытаются применять химические процессы и химические технологии, которые позволяют максимально без отходов производить продукт.

На кафедре химической технологии органического синтеза Российского химико-технологического университета работал известный ученый Петр Гаврилович Сергеев. Именно он предложил технологию получения фенола из ацетона — кумольный метод. Я упомянул о нем неслучайно, поскольку кумольный метод — это процесс с так называемой стопроцентной атомарной эффективностью. Девять атомов углерода в исходном соединении превращаются в два продукта, которые суммарно содержат все девять атомов. Исключительный пример безотходного производства.

— А где могут применяться подобные технологии?

— Эти технологии уже применяются во всем мире. Речь чаще всего идет о технологии производства фенола и ацетона. Ацетон используется повсеместно в качестве растворителя. А фенол — как исходное соединение для производства, например, средств защиты растений, гербицидов, пестицидов. По сути, ключевой интермедиант химической промышленности.

— На просторах интернета можно встретить такое интересное определение. «Зеленая химия — это своего рода искусство, позволяющее не просто получить нужное вещество, но получить его другим путем, который, в идеале, не вредит окружающей среде на всех стадиях его получения». Насколько верно это определение?

— Не только зеленая химия, но и в целом вся химия — это настоящее искусство. Даже немного магии есть в этом процессе. Зеленая химия — направление, которое развивается с 80-х годов.

Но если копнуть глубже, то окажется, что еще Дмитрий Иванович Менделеев говорил о том, что химический процесс нужно оценивать по количеству образующихся отходов. Поэтому главная задача зеленой химии — создавать максимально безотходные технологии.
Зеленая химия — это междисциплинарное направление внутри химической науки. Оно включает все направления в химии: и органическую, и неорганическую, и физическую. По сути, это комплекс мер и технологий, которые позволяют сделать процесс наиболее экологичным.

Существуют принципы зеленой химии. Первый связан со стопроцентной атомарной эффективностью, о которой я упоминал. Он предполагает использование всех атомов исходных соединений при создании продукции. Однако подобных процессов не так много.

Второй принцип посвящен использованию в химическом процессе максимально нетоксичных соединений. Они могут быть разных типов. Наиболее известные — катализаторы, которые используются для ускорения химического процесса. Очень часто катализатор представляет собой соединение тяжелых металлов. Ученые, которые занимаются зеленой химией, стараются создавать катализаторы, не содержащие ионы тяжелых металлов.

Третий принцип нацелен на использование растворителей, которые не вредят окружающей среде. Проще говоря, зеленая химия — это целый набор подходов, которые позволяют сделать химическое производство безотходным, не опасным, экономически эффективным с использованием замкнутого цикла, принципами возврата в растворители и так далее.

— Развивается ли в России это направление?

— Да, конечно. Развивается оно и в нашем университете. Сейчас мы разрабатываем стратегию развития университета в рамках программы стратегического академического лидерства. И направление зеленой химии — ключевое, магистральное направление нашей программы.

В структуре университета существует институт проблем устойчивого развития и кафедра зеленой химии. Наши ученые изучают процессы с точки зрения зеленой химии и работают над методиками безопасных и эффективных производств. Также мы активно популяризируем направления зеленой химии в России. Член-корреспондент Российской Академии наук Наталия Павловна Тарасова возглавляет это направление, как в университете, так и в стране в целом.

— На волне роста популярности экологического направления меняется ли образование в области химии?

— Разумеется. Химия и экология всегда идут вместе. Вообще экология — это всегда приложение к определенной сфере. Экология в химии, экология в области биологии, экология, связанная с географией. РХТУ, прежде всего, занимается экологическими аспектами в химической технологии.

Университет готовит специалистов по направлению экологии и природопользования. Помимо этого, студенты-химики, студенты-технологи изучают на курсе дисциплины, связанные с экологией. И, конечно, у нас есть целое направление, которое прямо так и называется — курсы зеленой химии для студентов РХТУ.

— Какое место занимает химия в рамках мероприятий по обеспечению так называемого устойчивого развития, к которому все так стремятся. Насколько активно это направление развивается в России?

— Если говорить о принципах устойчивого развития, которые продвигает Организация объединенных наций, то все из них так или иначе связаны с химией.

Среди них: принцип обеспечения здоровой среды. Тут без химии никуда, потому что благодаря химии производятся фармацевтические субстанции и готовые лекарственные формы.

Принцип устойчивого развития — чистая вода, чистый воздух. Именно химики создают технологии очистки воды, технологии водоподготовки, очистки воздуха.

Говоря о химических предприятиях, нельзя не упомянуть технологии, которые делают безопасными для окружающей среды выбросы химических предприятий.

Химия играет значимую роль в области эффективной, чистой энергетики. Все современные альтернативные источники энергии: солнечные батареи, ветряки так или иначе включают в себя химические процессы. Химики создают новые материалы для солнечных батарей, композиционные материалы для пропеллеров ветряков.

Важная тема, которая остро стоит в мировой повестке — климатические изменения. Необходимо создавать новые и улучшать существующие технологии, которые оказывают наименьшую углеродную нагрузку на земную атмосферу.

— Замечает ли научное сообщество интерес государства к устойчивому развитию и химическим технологиям?

— Интерес, конечно есть. Правительство регулирует и стимулирует развитие зеленых технологий. Первый очень важный шаг — внедрение наилучших доступных технологий (НДТ). Современные справочники НДТ всегда включают экологический аспект. Регулятор говорит о том, что химическая технология должна быть эффективной и экологически безопасной.

Александр Георгиевич Мажуга. Научная Россия / Николай Мохначев 
Второй очень важный шаг — создание системы учета и оценки отходов производства, которая была утверждена в 2019 году. Прежде всего мы говорим о самых опасных отходах I и II класса.

Помимо этого, в рамках нацпроекта «Экология» создается инфраструктура для переработки опасных отходов. Очень важно, что многие представители химической промышленности выбрали путь экологичного производства. Кстати, компания «Фосагро» показывает хороший пример. Коллеги поддерживают развитие зеленой химии не только в Российской Федерации, выделяя специальное грантовое финансирование. На международном уровне «Фосагро» стал партнером ЮНЕСКО и ежегодно проводит конкурс в области зеленой химии. Поэтому роль нашей промышленности нельзя недооценивать.

— Директор института химии и проблем устойчивого развития Наталья Павловна Тарасова на одном из общих собраний РАН говорила хемофобии. Насколько важно донести обычным людям, что химия — это чистое и экологичное будущее человечества?

— С проблемой хемофобии мы сталкиваемся очень часто. Хемофобия — это боязнь химических веществ и химических превращений и процессов. Но важно понять, что химия — это все, что нас окружает. Это пластик, лекарства, разнообразные композиционные материалы. Куда ни посмотри, везде химия.

Организм человека — это большой химический завод, который действует и живет по своему определенному сценарию и по своим физико-химическим основам и законам.
Тем не менее такая проблема есть. Конечно же, тут очень важна популяризация, и в некотором роде, пропаганда. Надо показывать, что химические заводы меняются. Среди многих людей распространен стереотип, что химические заводы — это трубы из которых валит черный дым, это разлитые лужи нефти или опасных химикатов.

Но современный химический завод выглядит абсолютно иначе. Сейчас нет ни одного предприятия, где из трубы идет рыжий дым — так называемые "лисьи хвосты" при производстве азотной кислоты. Современные химические предприятия полностью автоматизированы. Там работают высоко квалифицированные специалисты, а процессы не оказывают негативного эффекта на окружающую среду.

Очень важно говорить и о том, что объекты накопленного вреда наносят больший урон, чем завод по переработке таких отходов. Прямо сейчас университет вместе с коллегами из Федерального экологического оператора проектирует четыре технопарка по переработке отходов.

Часто можно услышать от жителей мнение, что строительство подобных технопарков — очень опасно. На самом деле, гора, содержащая десятки тысяч тонн отходов рядом с поселением, гораздо опаснее, чем завод, который занимается их переработкой.
Мы стараемся проводить мероприятия для популяризации химии, пытаемся донести, что хемофобия — понятие из прошлого. Рассказываем об этом и школьникам, и взрослым людям, участвуем во всевозможных мероприятиях по популяризации химии.

— Прошлый год был провозглашен Генеральной Ассамблеей ООН Международным годом Периодической таблицы химических элементов. Это повлияло на популярность химии среди молодежи?

— Действительно, в 2019 году мы праздновали 150 лет открытия Периодического закона Дмитрием Ивановичем Менделеевым. Он, пожалуй, самый известный российский химик во всем мире. Я думаю, если за границей спросить: «какого российского ученого вы знаете», то назовут три фамилии: это – Менделеев, это – Ломоносов, это – Вернадский.

Периодический закон известен всему миру. Хотя не везде звучит имя Дмитрия Ивановича Менделеева. В течение 2019 года прошло множество мероприятий и для школьников, в том числе открытые уроки по всей стране, и для студентов. Проведен химический диктант, всевозможные выставки.

Мы посетили практически все значимые финансово-экономические мероприятия нашей страны: Питерский международный форум, Российский инвестиционный форум, Сочинский экономический форум, где рассказывали о том, что без химии не будет развития. Эта отрасль приносит большой доход государству, при этом важно вкладываться в эту отрасль, развивать собственные технологии, потому что без химии никуда.

— Есть ли понимание у правительства, что химия важна для развития государства?

— Да, понимание есть. Мне кажется, правительство видит необходимость развития химической отрасли. Это доказывает один из примеров: в конце прошлого года председателем правительства был подписан указ о создании инновационного научно-технического центра «Долина Менделеева» на площадке РХТУ, который стал инициатором этого проекта. Центр направлен на развитие отрасли малотоннажной химии, которая сегодня полностью зависима от импорта. Нам удалось не только получить распоряжение правительства, но и привлечь большое число предприятий химического комплекса в этот проект. «Долина Менделеева» — это площадка, которая объединяет ученых и промышленников, для того чтобы российские технологии активнее внедрялись в производство.

— Поговорим о другом важном направлении. Недавно вы выиграли грант, который направлен на поиск лекарств для лечения социально значимых заболеваний. Расскажите, насколько серьезной была конкуренция в этом конкурсе и какой результат вы планируете получить?

— Действительно, борьба за грант — это тяжелая борьба. Мы смогли победить в конкурсе только благодаря партнерству с ведущими организациями, как из сектора исследований и разработок научных институтов Российской академии наук, так и в партнерстве с медицинскими институтами и научными организациями. Основная задача проекта — разработать системы доставки терапевтических молекул в мозг. Медицина очень нуждается в подобных системах, особенно когда речь идет о терапии социально-значимых заболеваний.

Онкологические патологии головного мозга на сегодняшний день наименее успешно подаются терапии. Летальность составляет почти 100%. Второе направление посвящено инсульту, от которого также погибает очень много людей. Третье направление связано с терапией депрессии. В настоящее время — это актуальное направление. В условиях постоянно меняющейся обстановки люди больше подвержены психическим заболеваниям, в том числе депрессии.

После внутривенного введения или перорального приема таблетки на пути лекарства в мозг встречаются различные барьеры. Главный из них — гематоэнцефолический барьер. Мы создаем такие системы, которые бы позволили этот барьер преодолеть и с наибольшей эффективностью доставить терапевтический агент в мозг.
Работа предполагает создание специальных полимерных контейнеров, внутри которых будет содержаться терапевтический агент. Реализация состоит из нескольких этапов. Все, конечно, начинается с работы химиков. На первом этапе происходит синтез формуляции, в которой содержится одно или несколько терапевтических агентов, лекарств. На следующем этапе мы изучаем поведение этих формуляций инвитро на модельных системах. А на третьем этапе происходит исследование инвиво на лабораторных животных. К концу реализации проекта мы получим молекулы-кандидаты, которые в дальнейшем могут быть исследованы в рамках и доклинических, и клинических испытаний.

— А как часто в химии используются математические методы?

— Методы математического моделирования используются активно, особенно в области медицинской химии. При поиске нового терапевтического агента мы всегда изучаем мишень, куда этот агент должен попасть. Здесь используется схема молекулярного моделирования, так называемый докинг. В рамках упомянутого проекта предусмотрено использование математического моделирования.

— Оно производится силами РХТУ или сторонней организации?

— В данном проекте математическое моделирование производится силами сотрудников университета.

— Что бы вы пожелали ребятам, которые хотят связать свою жизнь с химией? Какое направление выбрать?

— Действительно, порой сложно выбрать среди многообразия направлений нашего университета наиболее актуальное. Каждое из них активно развивается. Есть направления, связанные с получением фармацевтических субстанций, направления, связанные с технологиями производства неорганических соединений, особо чистых веществ, направления, связанные с цифровизацией химического комплекса, в том числе с математическим моделированием.

Поэтому выбор во многом зависит от интересов абитуриента. При этом, поступая в РХТУ, у нашего абитуриента и будущего студента всегда есть возможность выбора.

Химия — наука не простая, но очень увлекательная. Поэтому я хочу пожелать нашим абитуриентам, чтобы они не боялись экспериментировать и по-настоящему погрузились в науку. Только так могут появляться новые, интересные, необходимые нашей стране открытия и технологии. 

Название изображения 
О перспективных направлениях и проектах РХТУ мы также поговорили с Анной Анатольевной Щербиной, доктором химических наук, проректором по науке РХТУ имени Д.И. Менделеева:

— Какие перспективные проекты развиваются в РХТУ? Принимают ли в них участие студенты вашего вуза?

— В последнее время у нас действительно достаточно большой спрос на проекты не только Российского научного фонда и Российского фонда фундаментальных исследований, которые выполняют исследователи в инициативном порядке (то есть сами заявляют интересную им тему, которую они считают фундаментальной, значимой, актуальной и соответствующей мировому уровню). Множество проектов приходят к нам буквально из индустрии. Промышленные предприятия обращаются по совершенно разным интересным направлениям.

В нашем университете реализуются проекты по созданию различных неорганических материалов. Это и особо чистые вещества для  фотоники и микроэлектроники, керамические тугоплавкие и жиростойкие материалы, различные функциональные материалы и покрытия. Помимо этого, полимерные материалы и их компонентная база, в том числе синтез новых связующих, углеродные или неорганические волокна и многое другое.  

Есть работы, которые касаются экологической тематики и посвящены организации водного хозяйства (водоочистка, водоподготовка) или утилизации отход
ов, очистке стоков и различных газовых выбросов. Все проекты так или иначе направлены на решение комплексных задач.

Еще одно интересное направление — экологический мониторинг, расчет рисков и предотвращение возможных аварий.

Действительно во многих проектах, будь то работа в научных коллективах или выполнение хозяйственных договоров с индустриальными партнерами, участвуют и молодые исследователи — сотрудники кафедры, ассистенты, аспиранты и, конечно, студенты. Для последних решение серьезных задач имеет важное значение. Придя в университет, с самых первых дней хочется попробовать себя в науке. И очень часто, когда мы встречаемся с абитуриентами, этот вопрос звучит одним из первых: будет ли возможность участвовать в интересных проектах? Видно, что ребята тянутся к научным исследованиям, поэтому мы активно поддерживаем такой интерес. Если хочется — надо пробовать. Получается — значит, будет толк.

— То есть индустриальные партнеры постоянно подкидывают какие-то новые задачи?

— Да, безусловно. Часто они приходят с конкретными предложениями или конкретными запросами. Иногда бывают довольно сложные задачи, которые, действительно требуют очень серьезных фундаментальных исследований, теоретических расчетов, знаний уникальных свойств уже имеющихся материалов. Для решения подобных сложных задач мы собираем междисциплинарные коллективы.

— Насколько тесно вы сотрудничаете с образовательными организациями и академическими институтами, которые также развивают химическое направление?

— Мы очень часто работаем и с теми, и с другими. Особенно тесно сотрудничаем с химическим факультетом Московского государственного университета. У нас есть ряд фундаментальных проектов, которые поддержаны фондами. И абсолютно прикладные задачи, которые как раз пришли к нам из индустрии.

Нельзя не сказать и о других университетах, например, РТУ (МИРЭА), в состав которого сейчас входит МИТХТ — замечательный университет, который и я окончила в свое время. Также активно взаимодействуем с Ивановским государственным технологическим университетом, Московским и Питерским Политехом, МГТУ СТАНКИНом, Томским государственным и Политехническим университетами и, конечно, с академическими институтами химического профиля и многими другими. Это и московские академические институты, и региональные, которые, находятся в Сибири, на Урале, где многие годы существуют сильные химические школы. Все определяется сложностью задач. Иногда мы не можем решать их самостоятельно, в одиночку, потому собираем сильный коллектив из разных институтов и университетов.

— А что насчет международного сотрудничества? Подписаны ли какие-то соглашения с вузами из других стран?

— Да, у нас довольно много соглашений, которые касаются, например, совместных стажировок и программ по обмену. Недавно, до пандемии,  наши студенты успели съездить в Гамбургский университет, где реализуется достаточно интересное направление — получение аэрогелей на основе технологии сверхкритических флюидов. Это направление объединяет в себе и моделирование, и создание материалов совершенно разной природы, но с уникальными свойствами, и практическое промышленное приложение.
С рядом европейских университетов обсуждается несколько больших проектов, в том числе по созданию лаборатории международного уровня. Мы уже пригласили ученых из различных университетов Германии, Испании, Франции, которые могли бы руководить новыми лабораториями, обсуждать передовые идеи с нашими коллективами и реализовывать их непосредственно в РХТУ. Надеюсь, что проекты найдут финансовую поддержку со стороны российских фондов и Минобрнауки.

Видео ​​Александр Мажуга


Интервью проведено при поддержке Министерства науки и высшего образования РФ и Российской академии наук.

Автор: Анастасия Пензина.

 Фото: Николай Мохначев.

 Видео: Александр Козлов​.

Источники

Химия: основа устойчивого развития
Научная Россия (scientificrussia.ru), 26/11/2020

Похожие новости

  • 28/12/2020

    Научные события – итоги 2020: ежегодный рейтинг телеканала «Наука»

    ​Ежегодно в конце декабря телеканал «Наука» совместно с Институтом современных медиа (MOMRI), и с 2020 года – при поддержке Российской академии наук (РАН), проводят опрос российских ученых и обычных россиян о ключевых научных событиях уходящего года.
    197
  • 23/12/2020

    Директор Исследовательской школы химических и биомедицинских технологий ТПУ Марина Трусова: «Все силы и средства идут на развитие школы»

    ​​О главных событиях и достижениях 2020 года и планах на будущее рассказала директор Исследовательской школы химических и биомедицинских технологий Марина Трусова.    Мегагранты Год для коллектива нашей школы был ярким и богатым на события.
    241
  • 16/12/2020

    Подведены итоги работы Совместного Российско-Вьетнамского Тропического центра в 2020 году

    ​Рассмотрение результатов деятельности в текущем году и перспектив развития Совместного Российско-Вьетнамского Тропического научно-исследовательского и технологического центра состоялось 15 декабря на очередном заседании Координационного комитета Тропического центра.
    460
  • 26/05/2020

    Наука будущего: беспилотник на солнечных батареях, обрывы проволоки и молекулярные ножницы

    Как совмещать открытия в медицине и в космической сфере, чем бактериальная целлюлоза поможет экологии планеты и можно ли излечить от болезни, отредактировав ДНК, — в материале портала "Будущее России.
    1077
  • 16/12/2020

    Кластер конференций 2021

    ​​Мероприятия пройдут с 20 по 24 сентября 2021 года в г. Иваново. Тематика Кластера Конференций объединяет направления науки о материалах, супрамолекулярных системах, процессах самоорганизации для создания молекулярной электроники, молекулярного распознавания, умных материалов, лекарственных препаратов.
    575
  • 01/12/2020

    Годы научно-технического сотрудничества выведут отношения Китая и России на новый уровень

    Председатель КНР Си Цзиньпин и президент России Владимир Путин 26 августа 2020 года поздравили друг друга с открытием китайско-российских Годов научно-технического и инновационного сотрудничества. Научные и технологические коллективы двух стран используют эти годы, чтобы благодаря конкурсам, совместным исследованиям, занятиям в университетах и другим проектам вывести китайско-российские отношения на более высокий уровень.
    465
  • 27/10/2020

    Прием заявок на всероссийский конкурс научно-технологических проектов «Большие вызовы»

    ​​Всероссийский конкурс научно-технологических проектов «Большие вызовы» проводится для: - школьников 7–11 классов, занимающихся научной или исследовательской деятельностью;- обучающихся 1-2 курсов, осваивающих образовательные программы среднего профессионального образования.
    517
  • 10/11/2020

    Создан магнит для молекулярных компьютеров и устройств хранения информации

    ​​Молекулярные магниты потенциально могут хранить один бит информации в единственной молекуле, позволяя таким образом записывать практически неограниченный объем данных. Первое реакционноспособное комплексное соединение кобальта со свойствами мономолекулярного магнита было получено коллективом ученых из Института общей и неорганической химии РАН и Института элементоорганических соединений РАН.
    503
  • 25/09/2020

    Лидеры в науке: передовые разработки и новые возможности

    Портал "Будущее России. Национальные проекты" рассказывает о том, каким образом к работе в России привлекают высококвалифицированных специалистов, как открываются новые научные лаборатории и том, как и для чего наука объединяется с искусством До 2024 года Минобрнауки России планирует отобрать не менее 100 университетов для участия в программе стратегического академического лидерства.
    775
  • 01/12/2020

    IV Российско-Корейский «День науки»

    ​2 и 3 декабря 2020 года состоится IV Российско-Корейский «День науки», в рамках которого будут обсуждаться вопросы нейронаук, искусственного интеллекта, вирусологии, эпидемиологии и иммунологии.  Организаторы Дней науки Российская академия наук, Российский фонд фундаментальных исследований, а также Корейско-Российский центр сотрудничества по науке и технологиям KORUSTEC и Национальный исследовательский фонд Кореи информируют, что прямая трансляция предстоящих мероприятий будет вестись на канале YouTube.
    625