Директор Туристского центра Алтайского края Татьяна Сажаева - о том, чем так привлекателен  Алтайский край.

16 декабря в регионе стартует "Алтайская зимовка". Проект откроет зимний туристический сезон на Алтае. Накануне в студии радио "Эхо Москвы" в Барнауле побывала Татьяна Сажаева, директор Краевого государственного бюджетного учреждения "Туристский центр Алтайского края".

Туристская дестинация

Корреспондент: Татьяна, чем занимается учреждение? Название "Туристский центр" предполагает очень большую деятельность.

Татьяна Сажаева: Если говорить об истории создания краевого Турцентра, на самом деле, каждый путешествующий россиянин, да и житель любой страны, знает, что, прибывая в какое-то место, он может увидеть букву "И". Это значит, что рядом с этой буквой "И" обязательно будут консультанты, которые дадут об этом месте какую-то настоящую, правильную, достоверную информацию, чаще всего бесплатно. Я имею в виду информационный центр. То есть это могут быть карты по региону, это может быть консультация – где пожить, что купить, какие места посетить. Мы, как информационный центр, уже достаточно давно и активно существуем в интернете. Набрав "Визиталтай", можно зайти на сайт, на котором всегда будет свежая информация, всегда достоверно и всегда об Алтайском крае. Это что касается нашей организации как туристско-информационного центра. Мы входим в состав Национальной ассоциации туристских информационных центров. У нас по России больше 120 таких центров. В Алтайском крае официально как государственный центр мы единственные, хотя у нас есть много партнеров и коллег, которые занимаются бизнесом, и при этом они еще также оказывают консультационную поддержку.

Ну а для чего, собственно, создавался туристско-информационный центр Алтайского края или, как его еще называют, КГБУ "Алтайтурцентр". Он был создан в рамках государственной программы развития туризма в Алтайском крае. Такая программа у нас действует с 2011 года, сейчас она уже продлена до 2020 года. Это, можно сказать, федеральная политика государства, которая говорит: "Время отдыхать в России, время ездить по России, и в каждой точке нашей большой страны вы должны будете и можете воспользоваться услугой бесплатной консультации. Ну и, конечно же, для Алтайского края мы не можем просто вот быть только информационным центром. У нас очень много других задач.

В частности, это и задача правильного информационного сопровождения, когда мы говорим с вами о продвижении туристского бренда. Когда мы говорим, что Алтайский край – это очень активный регион, это интересная точка привлечения туристов, это, как модно говорить, "туристская дестинация". То есть для того, чтобы этот бренд продвигать, нужно много-много усилий: взаимодействие с прессой, взаимодействие со всеми игроками на рынке. Это и бизнес, это и муниципальные районы, которые считают себя туристскими, это и органы исполнительной власти, кто курирует туризм, это межрегиональное общение, потому что мы с вами не живем в вакууме, мы общаемся с другими регионами, такими как Республика Алтай, Новосибирская область, Томск, Омск и так далее. Ну и, конечно же, это большая программа по обучению. Вход в сам бизнес или в направление в отрасли не такой финансово емкий, но тем не менее требует очень много затрат по продвижению. Поэтому мы действуем, как аккумулятор по продвижению туризма в Алтайском крае.

Корр.: Но такой бренд, как Алтайский край, на ваш взгляд, уже состоялся, уже существует, или он еще только-только на начальном этапе своего продвижения?

Т.С.: Профессионалам по продвижению приятно об этом говорить, потому что туризм в Алтайском крае – это, конечно, бренд. Более того, это такой зонтичный бренд. Мы с вами, когда занимались продвижением туризма в Алтайском крае как самостоятельной дестинацией, говорили о том, что нам нужно найти свое лицо. Потому что все знают алтайский сыр, мед. Когда мы начинаем анализировать, для чего туристы едут сюда, это, конечно, в первую очередь природа. Это настоящая природа, это бурные реки, горы, степные районы, настоящие наши соленые озера, как алтайские моря. То есть это тоже бренд. Когда мы говорим об известных личностях, ради чего к нам приезжают с так называемыми культурно-познавательными целями: пойти на поклон к Шукшину на Пикет, съездить на родину Золотухина или побывать в Музее космонавтики в Полковниково. Это все бренды. Когда я называю эти фамилии, имена, у продвинутой части нашего населения возникают образы, и они связаны с Алтаем. Поэтому Алтайский край как туристский бренд – сильный, он действительно сильный, но находится "под зонтиком" таких отдельных брендов, которые нужно объединять, микшировать, создавать из этого турпродукт и продвигать его на разные рынки.

Корр.: Как происходит продвижение? Мы много пишем о себе, мы много снимаем фильмов?

Т.С.: Можно много рассказывать о каких-то ярких точках, чтобы было узнаваемо. Например, летите вы буквально в самолете "Аэрофлота", раскрываете бортовой журнал и видите рядом с каким-нибудь красивым мероприятием в Москве или Санкт-Петербурге "Алтайскую зимовку". И у вас сразу же отсылка к тому, что на Алтае зимний туристический сезон начинается с прилета лебедей на незамерзающие озера. Для нас это информация, которая в общем понятна, ясна. Мы ее знаем, мы даже немножко начинаем ухмыляться типа – да мы это все знаем. Для жителя европейской части страны, а чаще всего у нас все перелеты через Москву, это понимание, что на Алтае зимой не просто снег, но тут еще и очень активно, интересно. И жители Алтайского края, и туризм не замерзает, а все активно действует – для них это удивление. Поэтому очень важно выстроить стратегию: разные целевые группы, для них разные каналы продвижения. Поэтому все наши действия, которые можно увидеть: создание мероприятий, продвижение в крупнейших журналах типа National Geographic, "Вокруг света", большие сайты, большие программы по продвижению на международных выставках, узнаваемость региона.

Это, казалось бы, отдельные мероприятия, но на самом деле существует достаточно серьезно проработанная коммуникационная стратегия, где прописаны целевые группы и каналы, и наша задача сейчас – просто анализировать, тестировать, двигаться в этом направлении. Поэтому для кого-то Алтай понятен как крупные событийные мероприятия, когда вы едете на майские праздники в горы и попадаете на большой праздник "Цветение маральника". Само цветение как природное явление было всегда, но я думаю, что не каждый из нас скажет, что 20 или 10 лет назад мы ездили специально для того, чтобы смотреть, как цветет маральник. Мы просто видели кусты розовые в горах Алтая и не акцентировали на этом внимание. Сейчас это серьезный акцент, который привлекает не только жителей ближайших сибирских мегаполисов, но и жителей европейской части страны, известных фотографов. А они уже – фотографы, блогеры, известные федеральные туроператоры – тоже становятся каналом дистрибуции. Поэтому наша задача – иметь как можно больше информации, соединить нужных и правильно выстроить каналы.

Субсидированные рейсы

Корр.: Следующий мой вопрос так или иначе обсуждают в соцсетях, на различных площадках. Действительно ли Алтайский край с его удаленностью от основного центра России, с дороговизной билетов, чего уж тут греха таить, может стать такой Меккой либо во время цветения маральника, либо во время "Алтайской зимовки"? Уж настолько ли это будет привлекательно с точки зрения даже проблемы финансовой?

Т.С.: Я благодарна вам за этот вопрос! На самом деле, когда мы с вами анализируем туристский поток, мы понимаем, что большая доля этого потока – это жители Сибирского федерального округа, это ближайшие города, которые находятся в отдаленности от нас примерно полторы тысячи километров. Когда человек, а сибиряк особенно, может сесть в свой автомобиль и приехать к нам. То есть понятно, что такая целевая группа, такое ориентирование на сибиряков – оно было, есть и будет. Вспомним славную историю советского алтайского туризма, когда у нас были плановые маршруты, когда к нам на Алтай ехала вся страна по профсоюзным путевкам. Конечно, в то время отдых на Алтае для прибалтов, для москвичей, для жителей Санкт-Петербурга был более доступным. Сейчас, когда мы с вами говорим о стоимости авиаперевозки, – это проблема не только Алтая. И, к сожалению, субсидирование мало решает этот вопрос. Хотя с моей точки зрения, все, что делает администрация Алтайского края, ее шаги и возможности по субсидированию перелетов значительны. Например, перелет из Томска до Барнаула стал более удобным и субсидируется, из северных регионов к нам перелет – это наши целевые группы. Да, конечно, ведется работа, чтобы туроператоры, те, которые имеют чартерные перелеты как в Крым, так в Сочи, могли заходить к нам. Но мы понимаем, что для этого нужно, чтобы рынок созрел и чтобы алтайский турпродукт был настолько массовым для жителей европейской части страны, что можно было бы, просто купив турпакет, приехать к нам как в Турцию.

Уже по готовому "Всю включено". Такое, наверное, будет возможно, но пока говорить об этом еще рано. Проблема с дороговизной перелетов, на мой взгляд, не столько нерешаема, сколько очень зависит от финансовой ситуации в стране. Когда мы говорим о субсидировании, мы понимаем, что это в первую очередь и федеральные субсидии, и субсидия регионального бюджета и, конечно же, заинтересованность частного бизнеса. Проще, когда возникает естественная конкуренция. Вспомните, у нас были времена – 1-2 рейса на Москву. Сейчас, когда шесть рейсов на Москву, все полные практически. Есть гарантия, что на каком-то этапе будет снижение цены, просто потому что чем больше турпоток, чем больше пассажиропоток, тем ниже себестоимость по перелетам. Надеюсь, что Алтай настолько будет привлекать, что у нас будет не только один вечерний рейс и не только шесть рейсов, а гораздо больше, чуть ли не каждый час. Но для этого нужен определенный промежуток времени. Мы просто экстраполируем, допустим, 3-5-10 лет назад. Если чуть дальше и чуть больше смотреть на всю эту проблему, на мой взгляд, даже проблема сложнее – с другими регионами общаться. Вот, допустим, интересные регионы для нас, финансово емкие, такие как Татарстан. Перелет Казань-Барнаул – только через Москву, неудобные графики. Если был бы такой субсидированный рейс, мне кажется, он бы имел своего потребителя, в том числе потребителя и туриста, и делового туриста. Такие перелеты, как на Ханты-Мансийск, Сургут, Салехард, очень интересный до Белокурихи, потому что это целевая аудитория. Я думаю, что, может быть, в этих регионах будут какие-то подвижки по субсидированию рейсов.

Точки притяжения

Корр.: Когда разговариваю со своими коллегами, друзьями, знакомыми из европейской части, мы говорим "Алтай", и они сразу называют мне какие-то населенные пункты Республики Алтай. Более того, для них Алтайский край и Республика Алтай — одно целое. Вот в этой ситуации на какие территории края вы делаете особую ставку? Может, в этой карте путешественника и то, на что будет делаться ставка в 2018 году? И с помощью каких мероприятий, проектов вы будете акцентировать эти места?

Т.С.: Вы опять же меня вернули к истории. Потому что, когда мы с вами говорим о советском туризме, когда вся страна ехала к нам на Алтай, были вот те самые крупные базы, с которых начинались все плановые маршруты. Конечно, все маршруты были составлены по горной части. Понятно, что горы всегда манят. В свое время был единый Алтай, и точки притяжения – Белуха, Телецкое озеро, Чемал – это все понятно. А когда вы называете "Белокуриха", жители европейской части страны, как я замечаю, уже не ассоциируют ее с Алтаем. Они понимают, что это хороший российский курорт в России. То есть Белокуриха уже становится таким серьезным брендом, для того чтобы можно было к нему подтянуть все остальное. Опять же, когда мы с вами говорим про целевые группы – очень много иностранцев едут и спрашивают не Белуху и не Телецкое озеро, потому что это уже популярные места отдыха, это, так скажем, "матрасный", как его называют, отдых. Ближе к тому, что это будут организованные с комфортом туры. Я здесь не имею в виду, конечно, восхождения на Белуху. Так или иначе, те районы, которые для нас всегда казались высокогорными и труднодоступными. Многие сейчас выбирают другие уголки – те, которые еще пока для множества туристов остаются белыми пятнами. Например, "Колыбель цивилизаций" – то есть место, откуда пошла история "человека алтайского", Homo altaiensis, Денисова пещера. Туда, куда едут очень много иностранных туристов и ученых в том числе. Она для определенной целевой группы достаточно сильный бренд. Например, совсем недавно, в июле этого года, мы принимали на Алтае редакцию National Geographic-Израиль. Это редакция, которая издает популярный журнал на иврите. Интересная для нас целевая аудитория. Потому что Алтай для многих в мире – как мечта. Путешествие, которое происходит только один раз в жизни. Так вот, эти ребята приехали в Россию и перед Алтаем посещали Камчатку, Сахалин. Представляете, чем их можно было нам удивить? Тут нужно было искать свою изюминку. Когда мы сейчас смотрим, вот уже в ноябре вышел журнал, мы понимаем, что восемь полос из 12 посвящено Алтайскому краю. Как раз Денисовой пещере, староверам, которые сохранились у нас в Солонешенском районе, вот тем точкам, которые мы показывали.

Корр.: Какие точки вы показывали гостям из Израиля?

Т.С.: Денисова пещера и, соответственно, археологические раскопки. Как раз летом там работает Сибирское отделение Российской академии наук (СО РАН). И как раз любой турист, не только редакция National Geographic, может видеть, как происходит открытие истории, видеть все эти исторические пласты. Этот весь процесс они видели, были поражены. Они понимают, что каждый кусочек земли в этой пещере гораздо ценнее, чем любой слиток золота, потому что это открывает новые этапы развития человечества. Мы показывали интересных людей, которые живут в Солонешенском районе. Вы помните, что Алтай – это не только колыбель цивилизации, но и несколько волн переселенцев. Тех людей, которые по своей воле пришли к нам сюда. Не в Сибирь сосланы, а на Алтай вольно на хлеба приехавшие. И вот сохранились и староверы-поляки, которых потом Екатерина из Польши вернула, разрешила им вернуться. И они сохраняют свои традиции. Причем это не ряженые, как, например, в Бурятии или как на обычных театрализованных представлениях. Как это обычно бывает, ближе к столичным городам или туристским потокам. Все это становится очень похожим на театральные действия, в таких костюмах концертных и так далее. Здесь люди живут своими традициями. У них нет связи, у них нет благ цивилизации, таких как интернет, мобильный телефон. Они сохраняют традиции, живут в тех домах, в которых жили их предки, они носят эту одежду. Конечно, она для них уже не повседневная, но тем не менее.

Они принимают гостей так, как исконно принимали староверы. И это поражает всех гостей. Есть известная история, когда на Алтай впервые приехала дочь Роберта Рождественского, Екатерина Рождественская. Ее первой целью было, конечно, посетить тот Алтай, про который вы говорите: горы, Чемал, Телецкое озеро. Мы ей предложили вариант немножко от привычных путей свернуть для того, чтобы посмотреть на другую историю. А для нее важны истории, общение с людьми. Да и ей вспомнились ее корни, ее предки, и увидела она польских староверов-переселенцев, побывала в этой культуре. Маршрут у нее изменился. Столько, сколько она написала об Алтае, не знаю, пишет ли она так же много о чем-то еще таком подобном. И приезд вот таких интересных людей, конечно, влияет и на продвижение, потому что мы сами знаем, что через таких людей – ораторов, лидеров мнений, амбассадоров – мы можем продвигать Алтай. Екатерина, конечно, связана теперь и корнями, и историей, и отсюда возникает совсем другая жизнь фестиваля Роберта Рождественского. Совсем другая подача музея, когда мы с вами видим, что там открывается и гостиная шестидесятников, где мы можем попасть в то время, все трогать, во всем этом участвовать. И, конечно, появляется, например, кухня по рецептам Роберта Рождественского. Приезжаете в Косиху, попадаете в мемориальный музей Роберта Рождественского, и здесь же есть возможность попробовать рожки по рецептам семьи Рождественских.

Корр.: Что за пирожки? Может, поделитесь рецептом?

Т.С.: Я не пробовала, честно скажу, но все это описано в книге Екатерины "Жили-были, ели-пили".

Корр.: А турист изменился?

Т.С.: Сейчас турист немного другой. Часть, конечно, по-прежнему ставит себе галочки: не побывал там, там, там – значит, я не был на Алтае. А другой турист ищет истории себе, свои личные истории, к чему-то привязанные. Эту историю можно найти и в городе Барнауле в том числе.

Удивиться Барнаулу

Корр.: К слову о Барнауле. Есть много скептических мнений в соцсетях, на сайтах. На Amic.ru есть комментарии, очень много комментариев, где говорят о том, а точно ли состоится туристический кластер в Барнауле? А он точно может быть, или это за уши притянута какая-то история, которую пытаются навязать? В общем-то, и никто сюда не поедет, и по-прежнему пустует эта улица Мало-Тобольская. И когда кто к нам придет, и когда это все окупится? Как вы к этому относитесь?

Т.С.: Ну, вы знаете, вопрос, конечно, непростой, потому что мы же здесь как жители города Барнаула, мы оцениваем все это изнутри. И нам кажется, что мы-то точно знаем, как лучше, как это должно быть. А давайте мы с вами вспомним личный опыт. Вот вы приглашаете или к вам приехали близкие друзья, родственники, деловые партнеры в город Барнаул. У них есть какая-то программа, и что вы им показали бы? Для меня этот вопрос всегда должен был бы начинаться, конечно, с музея, потому что сначала широко – поведу в музей. Помните, "Я поведу тебя в музей, сказала мне сестра"? Да, я поведу тебя в музей, но, к сожалению, краеведческий музей, несмотря на то, что это старейший музей Сибири, для меня не вариант. Когда 25 лет там не меняется экспозиция, мне каждый раз нечем удивить своих гостей, которые приезжают часто.

Корр.: Хочется самому еще удивляться иногда.

Т.С.: Да, но чем можно удивиться. Вот вроде Демидовский столп стоит, сколько – сто-двести лет? К столетию горнозаводского дела был поставлен, двести лет уже. А вот чем удивлять сейчас? Для меня вопрос решен. Когда начинает темнеть, веду на нагорную лестницу, и вид красивого моста, подсвеченного с фона букв, великолепен. Могли мы с вами года два назад гулять по террасам Нагорного парка?

Корр.: Могли, но страшно было.

Т.С.: А я не могла. Мне ж надо везде чекиниться (отмечать в социальной сети свое текущее географическое местоположение — прим. ред.), как минимум (смеется). Везде вот эти кусты. Я не могла сфотографировать вид города, насладиться им. А как я могу махнуть и показать гостям – вот он лежит?

Корр.: У меня была такая история, когда я привела гостью в старую часть города и повела по улице Толстого. А там, помните, еще совсем недавно были ямы ужасные и какие фасады были отвратительные у старинных зданий. И мне стало настолько неловко. В повседневной жизни мы этого не замечали. Ходим и ходим: Старый базар, улица Толстого. И, в общем-то, для нас это нормальная повседневная среда. А тут я показала человеку. И я тогда взмолилась: хоть бы кто-нибудь занялся этим, хоть бы кто-нибудь сделал. То, что эти улицы привели в порядок, что это теперь красиво и не стыдно показать – это однозначно плюс. Кто к нам может приехать в Барнаул? Вот вы опытный человек в туризме, знаете эти потоки. Кто к нам может приехать в Барнаул, кого мы можем привезти показать всю эту красоту?

Т.С.: Вот смотрите, заканчивая эту мысль о том, что, чтобы красиво показывать или на какой-то почве могут родиться какие-то новые интересные идеи, нужна, во-первых, основа. Я помню мероприятие в бизнес-инкубаторе, из которого выйти никто не мог, потому что в этот момент внезапно начался ливень, и буквально ни одна машина проехать не могла. То есть Старый город получил возможность иметь ту самую ливневую канализацию, которая позволит качественно изменить облик города. Чтобы это не заливало, по крайней мере. Теперь, когда мы с вами говорим о том, кто может приехать, а ведь турист уже едет. У нас очень большое количество гостиниц, у нас достаточное количество номеров. А значит, к нам уже как минимум едут люди, которым нужна гостиница. То есть с проживанием и питанием так или иначе вопрос решен. Что с развлечениями. Должен, конечно, появиться пешеходный маршрут, чтобы мы с вами четко понимали: по зеленой линии или по вот этим точкам я могу сама провести или экскурсовод, или экскурсионное бюро, то есть на этот костяк нужно накладывать очень-очень много разных историй, которые уже существуют. Берем пример с Иркутска, берем пример с Питера, Томска, когда электронные путеводители, печатная карта или нанесенные на тротуарах линии показывают, куда можно двигаться. Слава богу, городу Барнаулу с его 285-летней историей есть что показать. И если мы с вами чуть-чуть нырнем в историю, то мы, конечно, около каждого дома могли бы сами или через электронные путеводители, или через QR-код узнать информацию о месте.

Корр.: Эту историю видела в Калининграде. На самом деле очень удобно, когда ты идешь и тебе не нужно нанимать специального гида. А ты идешь и ориентируешься по этим новым, электронным вещам. И голос в интернете нам сам рассказывает.

Т.С.: Это точно. Все это может быть тогда, когда у нас с вами будут качественные пешеходные дороги, когда у нас будет освещение, когда у нас будет благоустройство и когда мы с вами не перебираемся от канавы к канаве. Просто мы сейчас с вами в этой современной истории, в этом процессе. Он еще не завершен. У "Центрального" парка еще только заканчивается строительство ограждения, у Мало-Тобольской еще не все фасады готовы, еще не закончен Центральный рынок. Но просто нужно дать время, чтобы инфраструктура была приведена в нужное состояние, а инвестор, который может создать пешеходные маршруты, кафе и так далее, он придет. Вопрос только в том, что пока создается инфраструктура, нужно очень быстро заниматься продвижением.

"Алтайская зимовка"

Корр.: Пришла сейчас такая идея. Может быть, наши радиослушатели откликнутся на сайте Amic.ru и расскажут, а что бы они хотели, чтобы появилось на этом маршруте. Наверняка есть какие-то светлые идеи. И не только ругаться стоит, что-то критиковать, но и что-то конструктивное наверняка есть. А теперь коротко: у нас буквально две минуточки осталось. А чем зима нас порадует? Какими событиями?

Т.С.: Зима нас, конечно, порадует своим приходом (смеется). Я надеюсь, что она будет теплой, солнечной и с такими вертикально падающими снежинками. И, конечно же, порадует она первым праздником зимы – это у нас "Алтайская зимовка" традиционно. Уже четвертый год подряд мы будем проводить.

Корр.: Когда она состоится?

Т.С.: "Зимовка" будет в городе Барнауле 16 декабря, а в большей части районов и наших городов вплоть до 19 декабря. У нас в этом году 5 городов и 9 районов включены в "Зимовку".

Корр.: Можно перечислить, какие города включены?

Т.С.: Конечно. Города Барнаул, Бийск, Белокуриха, Рубцовск, Заринск, Советский, Алтайский, Змеиногорский, Быстроистокский, Славгородский районы. Но самое главное то, что в этом году у "Зимовки" появится своя главная площадка. Все четыре года мы кочевали: то мы были на Сибирском подворье, то на ипподроме, то мы уходили на разные площадки для того, чтобы показать разные возможности отдыха зимой. В этом году, наконец, у "Зимовки" есть площадка – это, конечно же, будет улица Мало-Тобольская. Несмотря на то, что она еще в процессе, но начинать эту площадку делать центром какого-то события, какого-то притяжения обязательно нужно. Поэтому всех приглашаем 16 декабря. Начиная с 13:00 Мало-Тобольская заиграет.

Беседовала  Оксана Бассауэр

Похожие новости

  • 11/08/2017

    Конференция «Рациональное использование и охрана водных ресурсов»

    ​14-16 сентября в Алтайском государственном университете состоится Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием "Рациональное использование и охрана водных ресурсов".
    482
  • 13/03/2017

    Академик Михаил Грачев: если Байкалу не возвращать долги, долго ли еще он протянет

    Традиции - это не подражание ветхозаветному. Традиции - это всегда великолепие и блеск современности, впитавшие в себя мудрость и красоту веков, и устремленное в будущее. Как русская литература, вобравшая в себя благоухание пушкинского слова, дала миру Лермонтова, Гоголя, Достоевского, Островского, Толстого, Чехова, Горького, Есенина, Маяковского, Шолохова.
    791
  • 22/02/2017

    Ученые о глобальном потеплении: это больше не является предметом дискуссии

    Чем полезно увеличение содержания углекислого газа в атмосфере, насколько опасно для климата использование углеводородов в качестве топлива, одинок ли президент США Дональд Трамп в отрицании ответственности человечества за глобальное потепление и что ждет нас в будущем: потепление или похолодание, читайте в материале Indicator.
    1278
  • 03/07/2017

    Академик Валентин Покровский. Откровения о медицине, о времени, о себе

    ​Любой человек, а врач в особенности, учится на протяжении всей своей жизни. Но подчас нашим учителем выступает болезнь. Случается, что, только оказавшись на больничной койке, человек начинает задумываться о сокровенном, задаётся «вечными» вопросами.
    364
  • 20/03/2017

    Академик Роберт Нигматулин: «Народ нужно заставлять учиться»

    Что ищут ученые в Мировом океане, как раскрыть потенциал российской науки и почему проблемы климата, недостатка ресурсов, загрязнения окружающей среды обязательно будут решены — в интервью Роберта Нигматулина, доктора физико-математических наук, академика, директора Института океанологии им.
    745
  • 30/09/2015

    Отличить науку от лженауки

    ​У академика РАН Сергея Георгиевича Инге-Вечтомова много обязанностей: он более 40 лет заведует кафедрой генетики и биотехнологии СПбГУ, возглавляет петербургский филиал Института общей генетики им.
    657
  • 09/12/2016

    Владимир Шумный: козлятами из-за ГМО мы точно не станем

    ​Негативное отношение общества к ГМО лоббируют корпорации, производящие пестициды и ядохимикаты. Вред ГМО преувеличен и не доказан, спекуляции вокруг экологически чистых продуктов и конкуренция стран с различным уровнем развития сельского хозяйства вносят свою лепту в дискриминацию генной инженерии.
    641
  • 01/08/2017

    На исследование неизученных проблем Байкала попросили выделить часть бюджета

    ​29 июля прошло заседание межведомственной комиссии по охране Байкала под председательством министра природных ресурсов и экологии России Сергея Донского. В нем также приняли участие исполняющий обязанности главы Бурятии Алексей Цыденов и представители различных ведомств.
    260
  • 18/05/2017

    Академик Евгений Гордеев: «Руководство страны не знает, для чего нужна наука»

    ​Известный вулканолог — о том, почему российским ученым помогает НАТО, а не «Сколково»? Академик РАН Евгений Гордеев — один из самых известных вулканологов в России и мире. С 2004 года он возглавляет камчатский Институт вулканологии и сейсмологии — единственное в стране научное учреждение подобного профиля.
    438
  • 13/06/2016

    Алмазы в квартете: лауреаты Госпремии в области науки и технологий за 2015 год

    ​Без преувеличения можно сказать, что выбирая лауреатов, совет по присуждению премий попал в "десятку". Все четыре победителя - это элита не только российской, но и мировой науки. Говоря образно, их портфель полон публикаций в самых престижных научных журналах.
    957