​Год назад никто не предполагал, что в истории со строительством ГЭС в Монголии, затянувшейся на долгие годы, случится столько поворотных событий. А сама тема, казавшаяся слишком острой и чрезвычайно политизированной, вдруг резко и быстро затихнет, утонув в переговорных процессах и смене власти в Монголии.

Лучший итог году подвел человек, который в прошлом декабре вообще о ГЭС в Монголии не думал — речь о новоизбранном главе Бурятии Алексее Цыденове, лишь в феврале вставшем у руля в республике. «Мы с вами все вместе боролись за то, чтобы ГЭС на Селенге остановить, и Всемирный банк привлекали, обоснования готовили. Пока вопрос приостановился, но это не значит, что он совсем отменен», — заявил Цыденов, выступая 13 декабря на заседании Совета по науке и инновациям при главе Бурятии.

«Похоже, в Монголии пошла на убыль кампания в пользу строительству ГЭС-каскада на северомонгольских Селенге и ее притоках, обеспечивающих минимум тридцатипроцентное наполнение Байкала пресной водой. Такой тренд обусловлен, прежде всего, недавними договоренностями с Россией по поставкам в Монголию дополнительных объемов электроэнергии и ее включением в инициированный нашей страной проект Восточноазиатского электроэнергетического кольца (ВАЭК). При этом РФ недавно понизила стоимость поставляемого туда электричества, что тоже снижает актуальность строительства северомонгольских ГЭС и, конечно, затрудняет их лоббирование», — говорилось 11 декабря в статье, опубликованной на сайте «Ритма Евразии».

Не станем придираться к ошибкам: во-первых, никакого каскада в ГЭС в Монголии строить никогда не собирались — плотины должны разместиться на различных притоках Селенги. Во-вторых, Селенга обеспечивает более 50% притока воды в Байкал. Но суть событий в этом издании уловили. Поэтому позволим еще одну длинную цитату из этой же статьи:

«Монголия, повторим, де-факто законсервировала реализацию проектов. И обусловлено это не только факторами энергетического и экологического порядка. В ходе переговоров руководства Законодательного собрания Иркутской области с руководством монгольской ТПП, состоявшихся в середине ноября в Улан-Баторе, монгольская сторона заявила о своей заинтересованности в долгосрочном увеличении поставок в эту область и в целом в Восточную Сибирь мяса и мясопродуктов. Это обусловлено, в том числе, недавними ограничениями, введенными Китаем на ввоз этих товаров. И это при том, что они традиционно достигают минимум 40% в стоимости монгольского экспорта. По мнению главы ТПП Монголии Баатаржава Лхагважава, поставки данной продукции в соседний регион РФ могут быть существенно увеличены. А в начале декабря о том же было заявлено парламентской делегацией Монголии в Хабаровске (применительно к Хабаровскому краю). Разумеется, не только на межрегиональном уровне решается этот вопрос. Но фактическая его взаимоувязка — во всяком случае, по времени — со стагнацией в доводке и осуществлении в Монголии прибайкальских ГЭС-проектов показывает, что не только факторы экологии и энергетики влияют на тренды во взаимоотношениях Москвы и Улан-Батора по байкальской проблематике. Тем более что Монголия, напомним, заинтересована в создании зоны свободной торговли (ЗСТ) с Россией и в целом с ЕАЭС. Резонно в этой связи предположить, что создание такой зоны важнее для Улан-Батора, чем „внутренние“ энергетические выгоды от сооружения ГЭС-каскада в Южном Прибайкалье. Не исключено в таком контексте и то, что монгольская сторона в рамках ЗСТ рассчитывает получать крупные объемы восточносибирской электроэнергии по символическим расценкам».

Если это так, то можно только порадоваться: экономика победила политику. Да и новый президент Монголии Халтмаагийн Баттулга заявил, что с проектами ГЭС «нельзя торопиться, а то „наломаем дров“, и в итоге или сделаем страшную экологическую ошибку (и при этом еще полностью рассоримся с Россией!), или останемся экономическим карликом, который полностью зависит от настроения своих соседей». «Думаю, что надо взять тайм-аут, создать, как в советские времена, совместный российско-монгольский научный коллектив (например — экспедицию), и еще раз изучить все возможные последствия», — подчеркивал глава соседнего государства.

Безусловно, ключевое событие года: их так долго готовили и так много раз переносили в 2016-м, что, казалось, в 2017-м снова что-то помешает проведению этого беспрецедентного в истории двухсторонних отношений России и Монголии мероприятия. Для тех, кому не охота вникать в суть, объясним все на пальцах. Слушания в России проводила Группа реализации проекта MINIS (Программа поддержки инвестиций в развитие горнорудной промышленности Монголии), который реализуется на средства Всемирного банка (ВБ). Вопреки расхожему представлению, ВБ кредитует MINIS не на строительство ГЭС, а лишь на проектирование. А перед тем, как приступить к разработке технико-экономических обоснований конкретных проектов, монголам нужно провести ряд глубоких экологических исследований. Обсуждать эти вещи с Россией они раньше не собирались, и даже уверяли, что уже все изучили. Но жалоба наших граждан, поданная и принятая ВБ, вынудила MINIS изменить позицию.

В Бурятию и Иркутскую область MINIS привозил предварительные варианты Технических заданий на проведение Региональной экологической оценки (РЭО) и Оценки воздействия на окружающую среду и социальных последствии (ОВОС и СП) проектов ГЭС «Шурэн» и «Регулирование стока реки Орхон и строительство комплекса водохранилищ». И весь сыр бор шел вокруг этой весьма специфической документации, оценить которую предлагалось жителям бурятских и иркутских поселков. Неудивительно, что люди не стали грузить себя лишней информацией и вчитываться в тонны богатой на технические термины и канцелярит макулатуры, завезенной MINIS. И просто и ясно сказали «Нет!» монгольским проектам.

Составлением же профессиональных замечаний и предложений занимались, естественно, экологи и общественники. И, в конечном итоге, планы монгольской стороны — конечно, не без влияния ВБ, который в своей деятельности учитывает мнение местных сообществ — удалось существенно подкорректировать. Прежде всего, существенно снизить гиперактивность специалистов MINIS, которые хотели «в одном флаконе» провести сразу и РЭО, и ОВОС (что, мягко говоря, нельзя делать), да еще и буквально за год, да еще и с параллельной разработкой ТЭО (что вообще выглядело возмутительно).

В итоге сегодня речь идет о подготовке только РЭО, результатом которой может стать и «нулевой вариант», с отказом от строительства ГЭС. Доработать документы MINIS обещает с учетом замечаний российских экспертов. Итоги ждем в 2018 году.

16 января: «Общественные слушания по проектам строительства монгольских гидроэлектростанций, в том числе ГЭС „Шурэн“ на Селенге, впадающей в Байкал, перенесены с января на март 2017 года».

13 февраля: «Даты общественных слушаний по монгольским ГЭС, которые должны пройти в Бурятии и Иркутской области, еще официально не объявлены (пока обсуждается конец марта). Но экологи республики уже начали к ним подготовку».

17 февраля: «Общественные слушания по проектам монгольских ГЭС пройдут в Улан-Удэ 21 и 31 марта в конференц-зале Министерства природных ресурсов Бурятии. Об этом говорится в объявлении, размещенном на сайте мэрии».

28 февраля: «Группа реализации проекта MINIS разместила на своем сайте обращение к жителям поселков и муниципальных районов Бурятии, где пройдут общественные консультации по проектам монгольских ГЭС».

7 марта: «Общественные слушания по проектам монгольских ГЭС пройдут 20−31 марта только в Бурятии, сообщили проекту #СпасиБайкал в Группе реализации проекта MINIS, которая выступает заказчиком и организатором мероприятий».

14 марта: Глава Минприроды РФ Сергей Донской заявил, что «проведение общественных слушаний по монгольским ГЭС в Бурятии позволит получить доступ к информации, необходимой для выполнения работ по оценке возможного негативного экологического и социального воздействия строительства гидротехнических и водохозяйственных объектов в бассейне реки Селенга на уникальную экосистему озера Байкал».

27 марта: Итоги слушаний в Монголии: «Слушания по монгольским ГЭС показали, что проблем вокруг Байкала, Селенги и ее притоков хватает и в России. Они также продемонстрировали силу пропаганды и сформировавшихся мифов о „врагах России“. Финансирование, которое MINIS получило на свои проекты во Всемирном банке (ВБ), было понято однозначно: злобные американцы хотят поссорить братские народы России и Монголии. А где-то рядом за всем этим „орлиным взором“ наблюдает Китай, который мечтает откачать воду из Байкала».

4 апреля: «Министерство природных ресурсов Республики Бурятия отчиталось о том, что общественные слушания по монгольским ГЭС на территории региона были проведены в соответствии с федеральным законодательством. И в них действительно приняло участие около 1300 человек».

5 апреля: «MINIS: Всем участникам слушаний была представлена возможность высказать свое мнение и задать вопросы»

11 апреля: «Слушания по проектам монгольских ГЭС в бассейне Селенги пройдут в Иркутском научном центре СО РАН 18 мая. Аналогичные мероприятия состоятся 16−17 мая в районах области».

17 апреля: «MINIS разместила на своем сайте официальное приглашение „гражданам Иркутска, Слюдянки и г. Еланцы Иркутской области“ принять участие в общественных консультациях по обсуждению экологических и социальных аспектов двух планируемых на территории Монголии проектов — ГЭС Шурэн и „Регулирование стока реки Орхон и строительство комплекса водохранилищ“».

24 апреля: Губернатор Иркутской области Сергей Левченко в преддверии слушаний в своей регионе заявил #СпасиБайкал, что «запрещать Монголии строить ГЭС — это вести себя по-детски».

24 мая: «После публичных слушаний строительство монгольских ГЭС на Селенге невозможно, заявил врио главы Бурятии Алексей Цыденов».

30 мая: «ГРП MINIS: В общественных слушаниях в Иркутской области приняло участие более 450 человек. Одна из основных рекомендаций, полученных в ходе публичных консультаций про проектам монгольских ГЭС, которые 16−18 мая прошли в Иркутской области — начать исследования с проведения РЭО на основании отдельно разработанного ТЗ, „которое должно обеспечить комплексное изучение совокупных воздействий на экосистему озера Байкал и реки Селенга всех рассматриваемых проектов в бассейне реки Селенга, а также анализ и сравнение альтернативных вариантов энерго- и водоcнабжения“».

13 июня: «Инспекционная комиссия Всемирного банка посетила Иркутск. На встрече с региональными чиновниками и учеными представители банка обсуждали строительство в Монголии Шурэнской ГЭС. Целью инспекции является изучение ситуации вокруг проекта, который затрагивает интересы жителей двух регионов Сибири — Бурятии и Иркутской области».

31 июля: «Всемирный банк решил не назначать расследование по монгольскому проекту MINIS, который предполагает строительство ГЭС в бассейне крупнейшего притока Байкала — реке Селенга. Руководство проекта пообещало перестроить всю работу по оценке проекта: вместо подготовки строительной документации сначала провести комплексную региональную экологическую оценку ситуации в бассейне Байкала».

26 сентября: «Многолетний спор между экологами и Всемирным банком о целесообразности планирования крупных плотин в бассейне Селенги и Байкала, наконец, разрешился: на сайте проекта MINIS опубликованы объявления о прекращении тендеров на ТЭО и ОВОС проектов гидроузлов Шурэн и Орхон в Монголии. Отмена проведенных в сентябре 2016 тендеров, по которым уже отобран для конкурсов на ТЭО и ОВОС ряд консультационных фирм — это важнейший процедурный шаг, делающий возврат к старым решениям невозможным».

16 октября: Эколог Александр Колотов: «Со стороны это может показаться неожиданным, но мы сейчас не призываем к закрытию проекта MINIS. Тот режим, в который он вошел — проведение детальной экологической экспертизы — оптимальный. По мне, хорошо бы люди еще лет 30 сидели и просчитывали все подробности, а Всемирный банк платил бы им за это».

Власти РФ всегда заявляли, что Монголии не нужно строить ГЭС на своей территории, угрожая Байкалу и двусторонней дружбе. И что Россия всегда готова предоставить альтернативы — причем разные. В этом году в этих официальных заявлениях появилась конкретика. Но мяч теперь на монгольской стороне.

Экспорт электроэнергии в Монголию исторически идет, в основном, по ЛЭП 220 кВ Селендума — Дархан (мизерные поставки в Западный энергорайон не в счет). Генератором выступает Гусиноозерская ГРЭС в Бурятии. Монголы закупают наш ток на покрытие пиковых нагрузок в своей энергосистеме, способной работать лишь в базовом режиме. Пропускная способность существующей ЛЭП — 245 МВт, при желании и небольших вложениях ее можно увеличить до 315 МВт. Но пока даже нынешняя мощность не используется в полном объеме. Причина — стоимость экспорта, которая очень не устраивала Монголию (пиковые киловатты стоят дороже «обычных»). И до 2016 года объемы экспорта снижались ежегодно; лишь по итогам прошлого года выросли на 5,4%, до 300 млн кВт*часов. Видимо, это была некая средняя «полка», ниже которой снижать объемы монголы просто не могли.

Россия долго стояла на страже «рыночного подхода» к поставкам, но в этом году очевидно пошла навстречу — в августе глава Минприроды РФ Сергей Донской открыто заявил, что цены на мощность для Монголии были существенно снижены. И объемы экспорта, по данным «ИнтерРАО», сразу же показали лучшую динамику среди всех направлений зарубежных потоков. За 9 месяцев 2017 года они выросли на 21,2% — до 288 млн кВт*часов (годом ранее за аналогичный период соседняя страна закупила 237 млн кВт*часов).

Заявления российских чиновников почему-то всегда крутятся вокруг того, что Россия, дескать, готова покрыть грядущий энергодефицит Монголии. Но ГЭС в этой стране хотят строить не для этого, а для создания собственной маневренной генерации — энергосистема, в основе которой крупные угольные ТЭС, не имеет «горячего резерва». Как бы там ни было, но в этом году актуализировалась «сетевая альтернатива» строительству ГЭС: в течение года предложения по строительству новых ЛЭП и включению Монголии в будущее энергокольцо СВА продвигали «Россети». А Бурятия лоббировала рост поставок с Гусионоозерской ГРЭС, что также вписывается в «сетевой вариант», упирая на профицит электроэнергии в республике.

Очевидно, что это в любом случае было бы выгоднее для монголов. Инвестиции в расширение мощности действующей ЛЭП потребовались бы небольшие, но и новая сеть из России обошлась бы в два-три раза дешевле любой из ГЭС. А уж о цене поставок ради спасения Байкала, наверное, как-нибудь бы договорились. Планировалось, что все это будет прописано в соглашении между министерствами энергетики двух стран. Но… Однозначного ответа на вопрос о том, готова ли Монголия воспользоваться «сетевой альтернативой», новые власти соседней страны так и не озвучили. А 21-ое ежегодное заседание российско-монгольской Межправкомиссии, где об этом хотя бы можно было поговорить, так и не состоялось. Хотя сначала было запланировано на октябрь, потом на ноябрь… Надеемся, что в 2018 году эта тема все же получит хоть какое-то развитие.

25 января: «У нас есть возможности удовлетворить потребности Монголии в электроэнергии без того, чтобы подвергать риску экологическую систему Байкала и окружающей среды», — заявил на правительством часе в Госдуме глава МИД РФ Сергей Лавров.

6 февраля: «Председатель комиссии Общественной палаты РФ по экологии и охране окружающей среды Сергей Чернин заявил в разговоре с иркутскими журналистами, что „позиция общественности и властей — чтобы Монголия не строила у себя ГЭС, а покупала энергию у нас“».

20 февраля: «„Россети“ рассматривают Туву в качестве транзитного региона для организации дополнительного экспорта электроэнергии в Монголию… Интеграция систем северо-восточной Азии в перспективе даст возможность создать энергетическое кольцо. С учетом существующих связей с Монголией, проект позволит обеспечить перетоки и выдачу мощности в страны северо-восточной Азии — как из Сибирской энергосистемы, так и вырабатываемой электроэнергии ВИЭ Монголии», говорится в сообщении «Россетей». Тува может стать транзитным регионом для экспорта электроэнергии сибирских ГЭС в соседние страны".

19 апреля: «Холдинг „Россети“ предлагает построить линию электропередачи в Монголию в качестве альтернативы строительству ГЭС в бассейне реки Селенга. И передавать в соседнюю страну до 1 ГВт мощности».

2 июня: «Монголия готова рассматривать альтернативы проектам ГЭС, которые она собирается строить на трансграничной с Россией территории в бассейне реки Селенга. Среди них — сооружение ветровых и солнечных электростанций, современных газотурбинных (ГТУ) ТЭЦ, пылеугольных электростанций, расширение пропускной способности электросетевого комплекса Монголии, а также строительство новых ЛЭП между Россией и Монголией».

5 июня: «Минэнерго РФ рассчитывает через несколько месяцев договориться с Монголией о строительстве линии электропередачи (ЛЭП) 500 кВ и закрепить эти договоренности в межправительственном соглашении между двумя странами».

4 августа: «Путин дал поручение Минэнерго РФ проработать вопрос привлекательной для Монголии цены на экспорт электричества из Бурятии».

18 августа: «Минэнерго России к 1 октября должно совместно с правительством Бурятии подготовить и представить предложения о поставках электрической энергии, вырабатываемой Гусиноозерской ГРЭС, в Монголию. Об этом говорится в списке поручений, которые президент РФ Владимир Путин дал по итогам совещания по вопросам экологического развития Байкальской природной территории».

30 августа: «Глава госхолдинга „Россети“ Олег Бударгин заявил, что проект строительства ЛЭП 500 кВ в Монголию „находится в стадии активной проработки“».

15 декабря: Новые линии электропередачи необходимы для кратного увеличения поставок электричества из России. Этот проект в Минэнерго РФ рассматривают в качестве основной («сетевой») альтернативы монгольским ГЭС, которые угрожают экологии реки Селенга и озера Байкал. В июне в ведомстве заявляли, что такое соглашение может быть подписано «в течение нескольких месяцев». Как рассказал проекту #СпасиБайкал заместитель министра энергетики РФ Вячеслав Кравченко, Минэнерго России сформулировало позицию и направило монгольским коллегам проект соглашения.

Параллельно с процессами на уровне правительств, темой монгольских ГЭС активно занимались и ученые. И главное достижение уходящего года — у России теперь есть научно-исследовательская работа, наглядно показывающая негативное воздействие строительства ГЭС в Монголии на экосистему Селенги. Ее сделали в ИНЦ СО РАН: в ноябре там завершили второй этап НИР по оценке возможного воздействия монгольских ГЭС на трансграничный бассейн реки Селенга в границах РФ. Установили, что наибольшее воздействие будет от ГЭС Шурэн, воздействие ГЭС Эгийн-Гол будет более мягким и относительно меньшим по величине. А влияние водоотвода «Орхон — Гоби» окажется минимальным. Тем не менее, все это — лишь с точки зрения гидрологии, что можно «просчитать». Ущерб же для экосистем Селенги и Байкала будет в любом случае очень серьезный и трудно предсказуемый.

Можно долго спорить, насколько глубоко копнули ученые, насколько качественны их «качественные» оценки возможных воздействий. Но в любых переговорах Россия теперь может предъявлять конкретные научные данные, а не просто теории и оценочные суждения. И это дорогого стоит.

Тем более что в рамках совместной рабочей группы, созданной в этом году для комплексного рассмотрения вопросов, связанных с планируемым строительством ГЭС в Монголии, даже появилась «научная подгруппа». Как объяснял нам академик РАН Игорь Бычков, это очень важный поворот — теперь ученые двух стран смогут (по крайне мере, в теории) обсуждать спорные проекты на своем уровне, собираясь чаще, чем вместе с чиновниками. Шутка ли, но рабочая группа впервые собралась только в начале ноябре в Улан-Баторе, хотя решение о ее создании было принято еще в прошлом декабре. Практический результат включения науки в решение проблемы с монгольскими ГЭС мы надеемся увидеть в новом году.

28 января: «Более 65% прогнозируемых последствий строительства монгольских ГЭС на Селенге могут быть отнесены к разряду негативных для экосистем реки и озера Байкал. Остальные не поддаются прогнозу до момента ввода в эксплуатацию гидротехнических сооружений. Таковы первоначальные выводы иркутских ученых. Сейчас они начинают второй этап исследований возможного воздействия ГЭС, которые хочет построить Монголия в бассейне трансграничной реки».

3 августа: «Решение о строительстве гидротехнических сооружений на Селенге будет принято только после завершения исследования ученых, сообщил руководитель российской части совместной рабочей группы».

29 августа: «Заседание совместной рабочей группы, созданной для комплексного рассмотрения вопросов, связанных с планируемым строительством ГЭС в Монголии, не состоится в августе. По данным Минприроды РФ, ученые и специалисты России и Монголии соберутся накануне 21-го заседания Межправительственной Российско-Монгольской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, которое пройдет во второй половине октября в Иркутске». «Целесообразность строительства в Монголии ГЭС в бассейне реки Селенга, впадающей в Байкал, будет обсуждаться на заседании российско-монгольской межправительственной комиссии, сообщил губернатор Иркутской области Сергей Левченко».

14 сентября: «Первое заседание совместной рабочей группы, составленной из экспертов Монголии и России для обсуждения вопроса о строительстве ГЭС в бассейне реки Селенга на монгольской территории, пройдет 2−3 октября в Улан-Баторе».

15 сентября: Академик РАН Игорь Бычков: «Совместная рабочая группа России и Монголии, в состав которой входят эксперты и ученые, должна наконец-то начать работу над планами строительства ГЭС в бассейне Селенги и найти устраивающие оба государства решения этой проблемы. Это будет эффективнее, чем сложившаяся практика, в рамках которой Монголия ставит нас перед фактом и предлагает вносить правки в уже готовые варианты различных документов».

9 октября: Итог первого заседания российско-монгольской Рабочей группы — Монголия передала России предварительные варианты региональной экологической оценки (РЭО) района бассейна реки Селенга и озера Байкал в контексте проекта строительства ГЭС «Шурэн» и проектов развития гидроэнергетики и водоотвода «Орхон». Подгруппа из ученых «рассмотрит ТЗ по РЭО на проекты гидротехнических сооружений на водосборной территории реки Селенга, переданные монгольской стороной в ходе заседания Рабочей группы, до мая 2018 года».

Экологи: вперед, к совместному трансграничному СЭО

Общественные организации и, прежде всего, международная коалиция «Реки без границ» и Бурятское региональное объединения по Байкалу (БРОБ), продолжали свою битву против монгольских ГЭС. И этот год для них выдался очень успешным. Собственно, и проведение общественных слушаний во многом стало возможным именно благодаря жесткой позиции, занятой общественниками и экологами еще несколько лет назад. В Бурятии на плечи БРОБ легла вся подготовительная работа с населением в районах. А глава этой организации Сергей Шапхаев модерировал и ряд самих слушаний.

Параллельно взаимодействию с MINIS и Всемирным банком, общественники следили и за судьбой самого крупного по мощности монгольского гидропроекта — ГЭС Эгийн-гол (315 МВт при высоте плотины в 103 метра). Эта станция не входит в программу MINIS, и ее, в отличие от «бумажных» проектов «Шурэн» и «Орхон — Гоби», уже начинали строить — на кредит от Китая. Но еще летом 2015 года линия объемом 1 млрд долларов была заморожена (как выяснилось в этом году, монголы деньги все-таки взяли, но на другие нужды). В апреле генсек Национальной торгово-промышленной палаты (ТПП) Монголии Энэбиш Оюунтэгш заявил, что именно Россия воспрепятствовала строительству этой ГЭС: «Мы вложили много денег, и уже готовы были строить и сдавать в эксплуатацию. Но из-за России, в общем-то, строительство приостановили».

На слушаниях в Бурятии члены делегации MINIS от ГЭС Эгийн-гол открещивались, но в неофициальных беседах подчеркивали, что денег на эту стройку в стране нет. При этом ряд событий, случившихся в этом году, свидетельствует о том, что станция остается в приоритетах монгольского правительства. Новый глава минэнерго Монголии в своем заявлении сразу после утверждения в должности заявил именно это. В отличие от других проектов ГЭС, по которым Россия и Монголия вроде бы договорились совместно работать (речь про исследования), напрямую влиять на решения по Эгийн-голу наша страна не может. Ни запретить, ни помешать — ничего.

Изящное, но, на наш взгляд, довольно утопичное решение предложили в ЮНЕСКО — провести совместную российско-монгольскую трансграничную стратегическую экологическую оценку (СЭО) для любых проектов в области гидроэнергетики и использования водных ресурсов, которые могут оказать потенциальное воздействие на озеро Байкал. Это было бы красиво, но, несмотря на поддержку российских Минприроды и МИДа, реальных сдвигов в обсуждении идеи пока не случилось. Хотя те же «Реки без границ» даже расписали структуру подобной СЭО. И разослали ее по всем потенциальным стейкхолдерам.

Более реальный путь — добиться, чтобы ГЭС Эгийн-гол была включена в обновленную РЭО, которая будет проводиться по ГЭС из программы MINIS. Академик Бычков считает, и с ним сложно не согласиться, что это логично — если уже изучать влияние гидроэнергетики, то на весь бассейн Селенги, а не на отдельные ее притоки в отдельности. «Исходя из общей концепции, подхода к проведению подобных работ, она должна учитывать последствия строительства всех возможных объектов в бассейне Селенги. Вероятное влияние всех трех гидроузлов должно быть оценено с одинаковых позиций. Невозможно провести региональную экологическую оценку только „Шурэна“ и „Орхона“, а потом сделать РЭО для „Эгийн-гола“. Это бессмысленно, как, скажем, начать возводить пятнадцатиэтажный дом и параллельно исследовать грунты, сейсмику и все остальное», — уверен академик. Что в итоге получится — увидим в новом году.

14 марта: «Широко разрекламированный проект строительства ГЭС на реке Эгийн-гол в Монголии, в бассейне крупнейшего притока Байкала — реки Селенги, уже внес весомый вклад в подрыв монгольской экономики, приблизив страну к дефолту. Об этом говорится в заявлении международной экологической коалиции „Реки без границ“. Тяга к гидротехническим мегапроектам не обеспечит энергетическую независимость Монголии, а, наоборот, окончательно обанкротит ее экономику и поставит под удар качество жизни всех ее жителей».

13 апреля: «И все-таки она строится!». «Правительство Монголии создало новую компанию для строительства ГЭС „Эгийн-гол“. Стоит также особенно подчеркнуть, что ГЭС Эгийн-гол не входит в программу MINIS, в рамках которой на средства Всемирного банка прорабатываются проекты строительства и других гидроэлектростанций в бассейне Селенги».

14 апреля: «Международная экологическая коалиция „Реки без границ“ заявляет, что созданием новой госкомпании по возведению ГЭС Эгийн-гол на притоке Селенги правительство Монголии намеренно обострило ситуацию со строительством ГЭС в бассейне крупнейшего притока Байкала».

18 апреля: «Глава Минприроды России Сергей Донской заявил о готовности провести консультации экспертов по комплексной оценке влияния ГЭС Эйгин-Гол и иных проектов строительства гидросооружений в Монголии на экосистему озера Байкал».

15 мая: «Комитет всемирного наследия ЮНЕСКО потребовал от правительства Монголии объяснений активизации деятельности по проекту строительства ГЭС Эгийн-гол в бассейне реки Селенга».

7 июля: «ЮНЕСКО настаивает на проведении совместной российско-монгольской трансграничной стратегической экологической оценки для любых проектов ГЭС в бассейне Селенги».

25 июля: «„Реки без границ“ направила в государственные органы России и Монголии свои конкретные предложения и план действий по проведению трансграничной стратегической экологической оценки (СЭО) для сохранения уникального объекта Всемирного природного наследия — озера Байкал. Экологи уверены, что именно трансграничная СЭО может предложить устраивающий и Россию, и Монголию выход из ситуации с планами строительства монгольских ГЭС в бассейне крупнейшего притока Байкала — реке Селенга».

11 сентября: «Минприроды РФ поддерживает инициативу коалиции „Реки без границ“ использовать для охраны озера Байкал механизм трансграничной стратегической экологической оценки (СЭО), предложенный Комитетом Всемирного наследия ЮНЕСКО на 41-ой сессии в Кракове в июле этого года».


Источники

Монгольские ГЭС: главные события 2017 года
Александр Колотов (aakolotov.ru), 27/12/2017
Монгольские ГЭС: главные события 2017 года
Плотина.Нет! (plotina.net), 27/12/2017

Похожие новости

  • 16/05/2017

    Наука на Байкале оказалась заложницей административно-финансовых заблуждений

    Есть два подхода к Байкалу. Один: ВЗЯТЬ как можно больше у озера, чтобы нажиться. И второй: УЗНАТЬ как можно больше о круговороте жизни в Байкале, чтобы защитить его от чрезмерной эксплуатации.
    483
  • 13/03/2017

    Академик Михаил Грачев: если Байкалу не возвращать долги, долго ли еще он протянет

    Традиции - это не подражание ветхозаветному. Традиции - это всегда великолепие и блеск современности, впитавшие в себя мудрость и красоту веков, и устремленное в будущее. Как русская литература, вобравшая в себя благоухание пушкинского слова, дала миру Лермонтова, Гоголя, Достоевского, Островского, Толстого, Чехова, Горького, Есенина, Маяковского, Шолохова.
    861
  • 22/12/2017

    Сергей Донской подвел итоги Года экологии

    ​Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской подвел предварительные итоги Года экологии. Глава Минприроды заявил, что власти сделают все возможное для ликвидации загрязнения Байкала. Для этого начато строительство очистных сооружений в Улан-Удэ - сегодня это основной источник загрязнений озера коммунальными стоками.
    70
  • 14/12/2017

    Данные о впадающих в Байкал реках нуждаются в обновлении

    ​Данные о том, что озеро Байкал питают более 300 рек, устарели, их нужно обновить, с устаревшими данными сложно изучать озеро и в том числе причины его обмеления, заявил в среду директор Байкальского института природопользования Сибирского отделения РАН, доктор географических наук, профессор РАН Ендон Гармаев.
    101
  • 01/09/2017

    Гринпис России предлагает механизм проведения СЭО по Байкалу

    Офис Гринпис в России направил обращения в федеральные Минприроды, Минэнерго и МИД, в которых высказался в пользу проведения трансграничной стратегической экологической оценки (СЭО) по Байкалу. И, более того, описал конкретные шаги, которые можно было бы сделать двум странам, чтобы уже в этом году начать проведение такого исследования.
    208
  • 21/10/2016

    Байкальский омуль находится на грани исчезновения

    Снижение запасов омуля в Байкале достигло "критического значения", заявляют ученые. Как спасать этот вид рыбы и кто этим займется? Байкал - один из символов России, а омуль - символ Байкала.
    1541
  • 17/10/2017

    Александр Колотов о битве за Байкал

    Этой осенью у российских и монгольских экологов появился повод отпраздновать важную победу: Всемирный банк отменил тендеры на проектирование монгольских ГЭС на реке Селенге, главном притоке Байкала.
    115
  • 15/09/2017

    Как спасти байкальского омуля, не лишив работы рыбаков

    ​Запрет на вылов уникального байкальского омуля, по мнению ученых, на сегодняшний день является единственной возможной мерой для его сохранения. Как сообщил глава Росрыболовства Илья Шестаков, ведомство уже подготовило все необходимые документы, и запрет будет введен в течение ближайшего месяца.
    249
  • 12/10/2017

    Минприроды рассмотрит техническое задание монгольской стороны по проекту Шурэнской ГЭС

    ​​​​Монгольская сторона представила для рассмотрения Минприроды России техническое задание (ТЗ) на проведение экологической оценки для строительства Шурэнской ГЭС. Об этом рассказал ​глава Минприроды Сергей Донской.
    167
  • 09/01/2018

    Чем запомнился Год экологии в Иркутской области

    Иркутская область богата как биоресурсами, так и проблемами, связанными с экологией. Над чем работали и что удалось сделать властям и рядовым гражданам в Год экологии - в итоговом материале ИА "Иркутск онлайн".
    37