Два десятилетия назад была создана Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований при Президиуме РАН. О том, как работают люди, оберегающие общество от предрассудков и суеверий, «Культуре» рассказал председатель организации, академик РАН Евгений Александров.

культура: Каковы, на Ваш взгляд, основные достижения Комиссии?

Александров: Самое явное, чего нам удалось добиться, — сэкономили для государства пятьсот миллиардов долларов. Благодаря в том числе и нашим усилиям был подорван проект Виктора Петрика «Чистая вода». Мы судились с ним. Кстати, очень помогла похвала в наш адрес со стороны Владимира Путина. Президент был на общем собрании Академии наук и отметил принципиальную деятельность Комиссии по борьбе с лженаукой. Это сильно укрепило наши позиции.

культура: Были случаи, когда ваши решения повлияли на деятельность научных учреждений, органов власти, крупных организаций, коммерческих предприятий?

Александров: Как правило, нам об этом не рассказывают. Мы получаем запрос, даем экспертное заключение, а что происходит дальше — на совести тех, кто спрашивает. Впрочем, бывают и исключения, например, в сентябре 2013 года я выступал в Совете безопасности России с рассказом о том, чем грозит пропаганда лженауки на телевидении. Ведь были случаи, когда силовики использовали разного рода экстрасенсов и колдунов для обнаружения преступников. Полицейские, скажем, смотрели телешоу и во все верили. По-моему, в тот раз нам удалось добиться поставленных целей: после многочисленных выступлений псевдонаучные передачи стали перемежаться разоблачениями той же самой экстрасенсорики и ясновидения.

Кроме того, благодаря действиям Комиссии прекратился выпуск двигателей без выброса реактивной струи. Его изобретатели утверждали, что он якобы отталкивается от пространства в целом. Эта идея — из области фантастики, так как принцип работы двигателя противоречит одному из фундаментальных физических законов — закону сохранения импульса. Чтобы двигаться, тело должно от чего-то отталкиваться. А авторы так называемой теории торсионных полей считали, что ракета должна уподобиться барону Мюнхгаузену, который за волосы вытащил себя из болота. Тем не менее эти деятели втерлись в доверие к руководству НИИ космических систем, и, несмотря на наши многочисленные предупреждения, на один из российских спутников был установлен так называемый «безопорный движитель». Как мы и говорили, он вообще никак не повлиял на движение спутника. Напомню, что вывод даже одного килограмма на орбиту стоит огромных денег, а тут в космос был отправлен центнер, по сути дела, балласта.

Еще одно важное направление работы — взаимодействие с органами государственной власти. К примеру, законопроект «О научной, научно-технической и инновационной деятельности в РФ», который вносится в Госдуму, был подготовлен при активном участии представителей научного сообщества.

Евгений Александров 

культура: Как организована ваша работа?

Александров: Члены Комиссии живут в разных регионах нашей страны, поэтому встречаются только на общих собраниях Академии. Тем не менее мы всегда на связи, общаемся друг с другом по телефону, по скайпу, через различные интернет-приложения. Трудимся фактически на общественных началах.

культура: Вы отвечаете на запросы или сами выбираете, чем заниматься?

Александров: Делаем и то, и другое. Администрацию президента заваливают разного рода предложениями, мягко говоря, не совсем адекватные люди. Например, о способах добычи энергии из вакуума, схемах устройств для преодоления гравитации и так далее. Такую корреспонденцию отправляют в РАН, а затем она попадает к нам, мы должны реагировать. Кроме того, мы иногда запускаем собственные расследования. Полтора года назад выступили со своим мнением о гомеопатии. Мы и сами поглядывали в эту сторону, а тут к нам еще обратилось Министерство образования и науки с предложением высказать компетентное научное суждение. РАН привлекла массу специалистов. А сейчас расхлебывает: нас обвиняют в том, что мы куплены.

культура: То есть шлейф тянется до сих пор?

Александров: Постоянно. После реформы РАН мы объединены со специалистами из бывшей Российской академии медицинских наук. А медики, как правило, недостаточно компетентны в области физики и химии. Они возражают: «Нашим больным помогает! Почему вы нам запрещаете пользоваться гомеопатическими средствами?» Мы по этому поводу выпустили меморандум №2, в котором все написано, на все вопросы даны обстоятельные ответы. Это очень серьезный документ. Вообще, тема гомеопатии у нас в стране была закрыта уже сто лет назад, но в XXI веке безграмотные врачи снова ввели в практику эту лженауку, давным-давно отстраненную от медицины.

культура: Может быть, появились новые данные?

Александров: Нет, гомеопатия базируется на совершенно невежественном убеждении, все данные берутся с потолка. В конце XVIII века Ганеман придумал правило, что лечить надо тем, что вредит. То есть если какое-то средство вызывает у пациента приступ эпилепсии, то лечить надо тем же средством, но разведенным в большом количестве какого-то другого вещества. Это правило, similia similibus curantur, приписываемое чуть ли не Аристотелю, не имеет под собой никаких рациональных обоснований и находится в решительном противоречии с современной наукой. Да, опрашивая больных, вы можете получить какие угодно результаты. Люди верят своим врачам, хотят выздороветь. Принимая вместо лекарства пустышки, они чувствуют себя лучше. Речь идет о давно исследованном эффекте плацебо. Но в рамках правил доказательной медицины никаких доводов в пользу гомеопатии не существует. Эта дисциплина, ставшая популярной около трех десятилетий назад и постепенно набирающая силу, базируется на настоящих рандомизированных исследованиях и предполагает статистическую обработку большого массива данных. Очевидно, что гомеопатические средства, если рассматривать их не как плацебо, а как лекарства, в принципе не могут принести никакой пользы больному. В таких случаях наши оппоненты любят говорить: «Да, мы не все знаем». Нет, кое-что знаем: любая экспериментальная проверка показывает, что эффекта от таких «лекарств» нет. Вред гомеопатии в том, что она отвлекает человека от настоящей медицины, внушает ему нелепые надежды и стоит денег. По сути, людей грабят: производство гомеопатических препаратов обходится в копейки, их реальная стоимость равняется цене лактозы, которая используется для создания «целительных» шариков. Возьмем, к примеру, «Анаферон», который от каких только болезней не рекомендовали. Прежде его называли гомеопатическим средством, сейчас перевели в другой разряд — иммуномодуляторы. В этом лекарстве одна молекула действующего вещества приходится на 100 тысяч таблеток. А для того чтобы человека вылечить, ему нужно дать хоть какое-то количество молекул на одну клетку организма.

культура: Действующее вещество есть только в одной из ста тысяч таблеток?

Александров: Именно! Настоятельно рекомендую ознакомиться с нашим меморандумом, там есть все расчеты. Кстати, иногда лактоза бывает полезной сама по себе, как и сахар при некоторых заболеваниях. Но в этих случаях никакой речи о гомеопатии не идет. В меморандуме об этом тоже сказано: если гомеопатия и помогает, то это происходит не потому, что в пилюлях в удивительно маленьких количествах разведено какое-то вещество, а потому, что в них содержатся другие средства, которые могут определенным образом повлиять на ход болезни, например, какие-нибудь экстракты растений. Целебные травы содержат большое количество алкалоидов, тех же, которые активно используются в лекарственных средствах. То есть под маркой гомеопатии проводится нормальное фармакологическое лечение. Но из-за того, что гомеопатия окутана таинственным флером всепомогающей медицины, которой 200–300 лет, под нее рядится обычная фармакология.

культура: Какой теме был посвящен первый меморандум?

Александров: Дерматоглифике. Это, по сути, было восстановление хиромантии с наукообразными обоснованиями. Ее приверженцы утверждают, что по рисунку кожи можно предвидеть судьбу, предсказать, в каких областях деятельности человек будет успешен, в каких — нет. На этом этапе развития хиромантии выводы делаются якобы на научной основе: дескать, папиллярные узоры обусловлены генетикой, а значит, по ним можно предсказать, как может сложиться жизнь человека. Они действительно что-то отражают, и некоторые медики этим пользуются, но речь может идти только о здоровье, предрасположенности к отдельным болезням. Проблема в том, что это обобщается до неимоверных пределов. Дерматоглифику рекомендовали использовать при приеме людей на работу, чтобы определить, смогут ли они занимать должность, на которую претендуют.

культура: Над чем Комиссия работает сейчас?

Александров: Мы подготовили документ по поводу сбора биологических материалов. На то, что по всей стране кто-то собирает биоматериал россиян, в свое время обратил внимание даже президент, он сказал об этом на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Затем вопрос поднимался на заседании Государственной думы: было представлено так, будто биоматериал собирается для того, чтобы нас генетически истребить. Это неверно, и мы подготовили компетентное заключение специалистов.

В дальнейшем мы собираемся выпустить меморандум о генномодифицированных организмах, но пока нам не до него. Документ о гомеопатии вызвал такой шквал нападок, что мы едва успеваем от них отряхиваться, на что-то новое не хватает ни сил, ни времени.

Вообще, жизнь все время подкидывает новые темы. Вот, например, сравнительно недавно скандал разразился в связи с применением средства, которое якобы очищает воду от гельминтов. Препарат используют многие водоканалы по всей стране, норма расхода волшебного средства — 1 миллилитр на 10 тонн воды (и этого якобы достаточно для того, чтобы уничтожить всех паразитов в сточных водах!). Разумеется, все это полная ерунда: производство препарата ничего не стоит, это средство не для борьбы с гельминтами, а для выколачивания денег из водоканалов. Мы собрали экспертную комиссию, которая написала по этому поводу заключение и разослала его в причастные инстанции. Ожидаем судебных процессов.

культура: Почему решили обратиться к теме ГМО?

Александров: Пропаганда запрета ГМО — это чисто коммерческий ход, к науке его обоснование не имеет никакого отношения. Все, что мы едим, генномодифицировано. Всю свою историю человечество проводило генные изменения, правда, прежде методы отличались, все происходило медленно: отбор, скрещивание и так далее. Как бы то ни было, наследственность растений, которые употребляли в пищу, модифицировали. Культурное яблоко не сравнишь с дичком. Когда пытаешься это объяснить, возражают, что, мол, сейчас модифицируют с помощью генной инженерии. Да, это так, поэтому изменения происходят намного быстрее, но результат-то тот же. Впрочем, все это уже описано в наших научных сборниках, статья о ГМО опубликована в одном из последних. Проработка поднимаемых вопросов в статьях не так глубока, как в меморандумах, но и в них написано достаточно для того, чтобы грамотный человек сделал правильный вывод.

культура: Что даст отмена запрета на ГМО?

Александров: Она, например, позволит создать новые ценные сорта растений. Кроме того, у наших ученых появится возможность использовать наработки зарубежных коллег: ведь созданием генномодифицированных продуктов занимается весь мир, а мы в этой области пока отстаем.

культура: Как Вы думаете, к каким последствиям приведет выпуск меморандума о ГМО?

Александров: Мы просто выполняем свой долг, информируем общество.

культура: Какие области знания сильнее всего подвержены фальсификациям, на Ваш взгляд?

Александров: Все зависит от текущей конъюнктуры. Когда Комиссия только начинала работать, это были разного рода проекты в области энергетики и вооружения. А сейчас главным образом переключились на медицину, где существует жуткая фармакологическая мафия.

культура: А история? Академик Фоменко у всех на слуху, но ведь он не единственный?

Александров: Фоменко — это притча во языцех. Мы много раз высказывались по поводу его сочинений, поэтому готовить посвященный ему меморандум не планируем. Это такие популярные глупости, которые очень многим любопытны — как и паранормальные явления. Люди всегда будут интересоваться подобными вещами, с этим невозможно бороться. Главное, чтобы это не становилось основой государственной политики и не вело к растрате бюджетных средств. Люди легковерны, и с этим ничего нельзя поделать. Взять те же летающие тарелки: сколько придется повторять, что подняться в воздух такая конструкция не сможет в принципе.

культура: Кто может обратиться в Комиссию, чтобы получить экспертное мнение?

Александров: Это обычная бюрократическая процедура: к нам поступает запрос — мы отвечаем. Причем тот, кто запрашивает, как правило, остается недовольным, ведь он собирался спасти человечество или завоевать мир, а мы его разочаровываем.

культура: За границей у вас есть коллеги, такие же борцы с невежеством?

Александров: Да, их много. Правда, большинство не при Академиях наук. Как правило, это общества научных скептиков. Мы с ними сотрудничаем, иногда переписываемся. Например, Джеймс Рэнди, человек, разоблачающий экстрасенсов. Джеймс — профессиональный иллюзионист, но очень не любит мошенников, поэтому он учредил премию и пообещал выплатить миллион долларов человеку, который сможет продемонстрировать что-нибудь паранормальное. Пока никто этих денег не получил.


Научный подход

Популяризация науки и борьба с мифами идет во всем мире. Во многих странах ученые и исследователи объединяются в организации, чтобы вместе противостоять невежеству людей, которые продолжают верить в предсказания, целебную силу гомеопатии и экстрасенсорные способности отдельных предприимчивых граждан.

Например, в США действует некоммерческая организация Center for Inquiry (CFI, дословно — «Центр по расследованию»), цель которой — «содействовать светскому обществу, основанному на разуме, науке, свободе расследований и гуманистических ценностях». В этом году эксперты обратили внимание граждан страны на то, что мичиганский сенат принял закон, который позволяет натуропатам — людям «с небольшим или полным отсутствием обучения, необходимого для врачей» — диагностировать и лечить серьезные заболевания. В 2018 году законопроекты о выдаче лицензий натуропатам были отклонены в восьми американских штатах. Организация подробно объясняет, почему выступает против нового закона, и предлагает пересмотреть его.

В Великобритании лекарства, которые врач выписывает пациенту, частично оплачивает государство. Национальная служба здравоохранения (NHS, одна из четырех независимых государственных медицинских систем) ежегодно тратила до 250 млн казенных фунтов стерлингов на покупку гомеопатических и фитотерапевтических препаратов. В июле 2017 года ученые доказали, что толку от этих средств нет.

Этому поспособствовала деятельность Саймона Сингха, популяризатора науки, журналиста, автора книг и основателя организации Good Thinking Society («Общество здравого смысла»), главная задача которой — распространять идеи научного скептицизма. В 2008 году в соавторстве с Эдзардом Эрнстом он написал книгу «Лечение или обман?» о проблемах современной медицины. Одним из итогов этой работы стало то, что Королевскому лондонскому госпиталю интегративной медицины запретили  выписывать гомеопатические лекарства за счет государства.

В отличие от гомеопатии, традиционная медицина стоит особняком, Всемирная организация здравоохранения признает ее эффективность. 10 лет назад участниками Конгресса ВОЗ по народной медицине была принята Пекинская декларация. В ней подчеркивается, что все знания, виды и методы традиционного лечения должны сохраняться, пропагандироваться и «основываться на обстоятельствах каждой страны». При этом правительствам рекомендуется создать системы лицензирования врачей этого направления.

Кстати, в КНР популяризация научного знания ведется на государственном уровне. Китайская ассоциация по науке и технологиям (CAST), на которую возложена в том числе и эта миссия, была создана еще в 1968 году.  

В Китае учрежден государственный праздник — День популяризации науки. В этом году в рамках этого дня CAST организовал Всемирную конференцию по научной грамотности, прошедшей в Пекине 17–19 сентября. В ней приняли участие 1,5 тысячи специалистов из разных сфер науки, технологий и образования. Более 300 миллионов человек приняли участие в различных мероприятиях, которые проводились не только в привычном формате лекций, круглых столов и мастер-классов для детей, но и с помощью интернет-трансляций.

Августин СЕВЕРИН 

Похожие новости

  • 03/08/2018

    Академик Андрей Адрианов о прорыве в глубины океана

    ​"Чаепития в Академии" — постоянная рубрика Pravda. Ru. Писатель Владимир Губарев беседует с выдающимися учеными. Сегодняшний гость проекта "Чаепития в Академии" — российский зоолог, вице-президент РАН, директор Национального научного центра морской биологии Дальневосточного отделения РАН, заместитель председателя Дальневосточного отделения РАН, академик РАН Андрей Адрианов.
    281
  • 09/12/2016

    Владимир Шумный: козлятами из-за ГМО мы точно не станем

    ​Негативное отношение общества к ГМО лоббируют корпорации, производящие пестициды и ядохимикаты. Вред ГМО преувеличен и не доказан, спекуляции вокруг экологически чистых продуктов и конкуренция стран с различным уровнем развития сельского хозяйства вносят свою лепту в дискриминацию генной инженерии.
    1038
  • 21/11/2016

    Виктор Тутельян: качественное питание без советских ГОСТов не обеспечить

    ​Интервью с научным руководителем ФГБУН «Федеральный исследовательский центр питания, биотехнологии и безопасности пищи», академиком РАН, профессором, доктором медицинских наук Виктором Александровичем Тутельяном.
    1441
  • 24/06/2016

    Валерий Черешнев: пессимисты долго не живут

    ​У Валерия Александровича Черешнева столько титулов и званий, что одно их перечисление, кажется, займет газетную полосу. Вот лишь некоторые из них. Доктор медицинских наук, профессор. Академик, член президиума Российской академии наук.
    1084
  • 03/07/2017

    Академик Валентин Покровский. Откровения о медицине, о времени, о себе

    ​Любой человек, а врач в особенности, учится на протяжении всей своей жизни. Но подчас нашим учителем выступает болезнь. Случается, что, только оказавшись на больничной койке, человек начинает задумываться о сокровенном, задаётся «вечными» вопросами.
    1204
  • 23/03/2018

    Академик Андрей Каприн: шанс излечения высок, если рак выявлен на ранней стадии

    В РАН прошла научная конференция "Роль медицинской науки в формировании национальной стратегии по борьбе с онкологическими заболеваниями". Ведущие онкологи России обсудили острейшие проблемы лечения "взрослого" и "детского" рака.
    734
  • 27/02/2017

    Иван Звягин: персональная медицина будет слишком дорогой для людей

    ​Научный сотрудник Института биоорганической химии РАН Иван Звягин рассказал о том, какие проблемы стоят на пути "наук о жизни" в России и коммерциализации их результатов, почему персональная медицина пока остается мечтой и о том, почему медицинские стартапы нередко проваливаются.
    1208
  • 12/01/2018

    Физики и биологи управляют ростом растений при помощи света

    ​Академик РАН Юрий КУЛЬЧИН - директор Института автоматики и процессов управления (ИАПУ) ДВО РАН. Область его интересов - лазерная физика, физическая и нелинейная оптика, фотоника нано- и микроструктур, фотонные сенсоры и нанотехнологии.
    615
  • 30/09/2015

    Отличить науку от лженауки

    ​У академика РАН Сергея Георгиевича Инге-Вечтомова много обязанностей: он более 40 лет заведует кафедрой генетики и биотехнологии СПбГУ, возглавляет петербургский филиал Института общей генетики им.
    1147
  • 25/01/2017

    Академик Александр Чучалин: многие легочные болезни связаны с окружающей средой

    ​Жители мегаполиса порой оказываются на грани выживания, и с точки зрения науки пульмонологии это медицинский факт. Нам становится все труднее дышать.  Неуклонно растет количество заболеваний органов дыхания, молодеет и тяжелеет астма, учащается муковисцидоз, все чаще врачи наблюдают тяжелые формы хронической обструктивной болезни легких.
    1499