В центре исследования научных сотрудников ИЭОПП СО РАН Евгения Кибалова и Владимира Малова, которое мы представляем вашему вниманию, находится Ангаро-Енисейский регион, понимаемый в данном случае не только как модель решения ресурсных проблем страны, но и являющийся одним из четырех базовых природных кластеров Сибири и Дальнего Востока, лежащих в основе феномена Азиатской России. 

В первой части исследования, опубликованной в мартовском номере нашего журнала, авторы остановились на проблеме скудности средств, выделяемых на решение острых экологических проблем в нашей стране вообще. При этом налицо некоторая избирательность: проблема экологии Волги, в частности, выделена государством в отдельный федеральный проект, а подобная проблема сибирских территорий — Енисея в данном конкретном случае — нет. Авторы задают совершенно правомерный с точки зрения экосистемы вопрос: как можно в рамках Федерального проекта по экологическому оздоровлению озера Байкал за счет сокращения объемов сбросов загрязненных сточных вод в Байкал и другие водные объекты Байкальской природной территории на 28,2 процента, а также снижения общей площади территорий, подвергшихся высокому и экстремально высокому загрязнению и оказывающих воздействие на озеро на 448,9 га к концу 2024 года, конструктивно выполнить задачу, не решив экологические проблемы водосборной площади Енисея? Может быть, проблема великой сибирской реки не актуальна и не требует проектного подхода для решения в рамках федеральных решений? Во второй части своего исследования авторы пытаются выяснить, какое решение и какие подходы позволят государству эффективно решить экологические проблемы Ангаро-Енисейского региона.

Расчеты и оценки

«Для ответа на эти актуальные вопросы нами была создана группа экспертов в составе специалистов ИЭОПП СО РАН, СГУПС Росжелдора, Красноярского Научного центра СО РАН и представителей зарубежной науки. Суждения экспертов выявлялись методами анкетирования и личных интервью и обрабатывались с помощью компьютерных продуктов, разработанных в ИЭОПП и СГУПС.

Вот вопросы анкеты:
1. Продолжать политику игнорирования экологической проблемы АЕР. (А1)
2. Реализовать крупномасштабную программу полного восстановления эколого-ассимиляционного потенциала АЕР. (А2)
3. Разработать и принять реконвалисцентную (ведущую к оздоровлению) программу решения экологической проблемы АЕР. (А3)
В результате обработки анкет была получена следующая Оценочная матрица — см. Таблица 1.

t1.jpg В таблице 1 нет доминирующей программы, имеет место неопределенность, которая раскрывается с помощью критериев Вальда, Сэвиджа, Гурвица и Лапласа — см. таблица 2.

t2.jpg 
​Предпочтительной по всем критериям, кроме максимакса (то есть варианта с «наилучшим из наилучших» исходов), является альтернатива А3 — «Разработать и принять реконвалисцентную программу решения экологической проблемы Ангаро-Енисейского региона». Остается уточнить, что стоит за понятием реконвалисцентная программа применительно к интересующему нас случаю. Конкретно речь идет об оценке общественной эффективности крупномасштабных экологических мероприятий, результативные попытки получения которой с учетом фактора радикальной неопределенности в известных нам западных первоисточниках не описаны.

Для заполнения образовавшейся неопределенности нами использована оптимизационная межрегиональная межотраслевая модель (ОМММ), разработанная в ИЭОПП СОРАН под руководством академика РАН А. Г. Гранберга еще в годы плановой экономики СССР и оказавшаяся востребованной сегодня в переходной экономике. Позднее на основе этой базовой модели создано семейство версий ОМММ — одна из версий и послужила инструментом для экспериментальных расчетов, результаты которых приводятся нами ниже.
Цель расчетов состояла в проверке возможности оценки зависимости общественной эффективности экономики России от осуществления различных вариантов финансирования программы А3 в рамках Национального проекта «Экология России». Предполагалось, что в первом приближении целевая функция оптимизационной межрегиональной межотраслевой модели выражает общественную эффективность. Задача решалась с учетом различных объемов выделяемых финансовых ресурсов и степени «антихрупкости» (понятие, введенное профессором, экономистом и трейдером Нассимом Николасом Талебом и обозначающее способность к извлечению выгоды из неудач, умение при столкновении с хаосом).

Содержательно это выглядит так: вариант №1, исходный при инвестициях в один триллион рублей за шестилетний период, предполагает отсутствие существенных ограничений на масштабы прироста отраслей Ангаро-Енисейского региона, которые могут превышать нормы предельно-допустимых концентраций. Результат, с которым сравниваются другие варианты, такой: конечная продукция на 2030 год — 67,2 триллиона рублей (при ценах по состоянию на 2010 год).

Вариант №2: инвестиции размером в два триллиона рублей. Он предполагает сокращение допустимых масштабов темпов прироста наиболее «вредных» отраслей в среднем в два раза. Результат ожидаемый: сокращение конечной продукции на 0,5 трлн рублей — до 66,7 триллиона. Показательно, что прироста по большинству из этих отраслей в каких-либо других регионах не происходит. Выделенные отрасли, как правило, энергоемкие, то есть именно эффект дешевой энергетики в Ангаро-Енисейском регионе оказывает решающее влияние на выбор места размещения новых энергоемких объектов промышленности. Собственно, как это и было предсказано еще в 30-е годы прошлого века Н.Н. Колосовским и его коллегами по Ангаро-Енисейской проблеме.

Некоторый прирост в других регионах связан с выполнением требований (по условиям модели) восстановления экспортного потенциала Российской Федерации из-за сокращения продукции региона, идущей на экспорт. Оценивать количественно эффект от улучшения экологической обстановки в регионах АЕР в рамках данной модели не предполагается. Оценить, стоит ли сохранение здоровья населения и чистоты природы АЕР 500 млрд рублей недополученного конечного потребления предлагается соответствующим экспертам, возможно — разнопрофильным.

Потерю ежегодного конечного потребления в 0,5 трлн рублей (67,2 — 66,7) мы понимаем как общественно-необходимые издержки для реализации более значимых (чем материальное потребление) целей общества в регионах азиатской части России. Применяемый для этих оценок инструментарий показывает, что предлагаемый вариант прогноза обеспечивает минимальные народнохозяйственные издержки.

Есть еще один вариант — минимальный: он имитирует «разрешение» использовать верхние границы ограничений (как и по первому варианту) при условии задействования «природосберегающих» проектов на выделенные суммы. Его имитация дает оценку вложений во внедрение экологически чистых (насколько это возможно по показателям предельно-допустимых концентраций) технологий «вредных» объектов Ангаро-Енисейского региона в целях сохранения возможностей наращивания мощностей этих объектов (отраслей) региона ради использования эффекта дешевой энергетики.

Расчеты показали, что годовые вложения на сумму 83 миллиарда рублей в технологические усовершенствования «вредных» отраслей Иркутской области и Красноярского края сократят конечное потребление только на 180 млрд рублей, а не на 500 миллиардов. Другими словами, 166 млрд рублей, потраченные на совершенствование технологий в отраслях АЕР, позволяют сократить «потери» конечного потребления (если, конечно, сохранение здоровья можно сравнивать с объемами дополнительного потребления мяса, тканей и других потребительских товаров) на 320 млрд рублей. Конечно, здесь нужно иметь достоверные данные о том, сколько инвестиций потребуют новые технологии, обеспечивающие требуемое снижение предельно-допустимых выбросов.
В вариантах №3 и №4 предполагалось в течение шести лет инвестировать три и четыре триллиона рублей соответственно (ежегодно от 0,332 до 0,667 трлн рублей). Условно считалось, что все вложения осуществляются в форме создания здесь нового оборудования для «вредных» производств.

Выводы и задачи

О чем свидетельствуют результаты расчетов? Выясняется, что прирост инвестиций в экологию Ангаро-Енисейского региона при рассмотренных вариантах вызывает общественные потери тем большие, чем выше объемы вкладываемых средств. При этом линейная целевая функция оптимизационной межрегиональной межотраслевой модели — математической модели экономики России — имеет слабую «негативную выпуклость» — оптимальные варианты, выявляемые с ее помощью, недостаточно «антихрупки» по Талебу.

Данный результат предлагается считать исходным для серии аналогичных вычислительных экспериментов в формате эскизного проектирования реконвалисцентной программы решения экологической проблемы Ангаро-Енисейского региона. Дальнейшие вычислительные эксперименты помогут если не решить, то по крайней мере четко поставить на модельном уровне проблему определения общественной эффективности крупномасштабных экологических программ.

Понятно, что такая задача, во-первых, требует совершенствования использованной нами оптимизационной межрегиональной межотраслевой модели по многим направлениями, и, во-вторых, по плечу только академической науке при комплексном задействовании представителей общественных и естественных наук под эгидой государства.

При том условии, что частный бизнес должен включаться в программу после того, как государство за свой счет профинансирует все научно-исследовательские работы, необходимые для создания научных основ будущих инвестиций в восстановление и сохранение природного комплекса регионов России вообще и Ангаро-Енисейского региона в частности».

Евгений Кибалов, д-р. экон. наук, гл. науч. сотр. ИЭОПП СО РАН
Владимир Малов, д-р. экон. наук, гл. науч. сотр. ИЭОПП СО РАН


Источники

Экосистема Сибири: поиск разумного баланса
Совет директоров Сибири (sovetdirectorov.info), 29/04/2021

Похожие новости

  • 05/12/2019

    Ученые СФУ предложили комплексную стратегию участия России в Парижском соглашении

    ​Доцент ИЭУиП Антон Пыжев и академик РАН научный руководитель СФУ Евгений Ваганов предложили комплексную стратегию участия России в Парижской инициативе с учётом экономических интересов страны. Они проанализировали все возможные риски и установили, по каким обязательствам России следует быть весьма осторожной, чтобы потенциальные возможности использования и наращивания потенциала углерод-поглощающей способности российских лесов не превратились в ограничения для развития экономики страны.
    1349
  • 18/09/2017

    Сравнительное исследование коммуникационных систем Сибири и Дальнего Востока

    ​В течение пяти дней в городском округе Певек работал ведущий инженер научно-исследовательской лаборатории регионального анализа географического факультета Московского государственного университета имени М.
    1641
  • 08/07/2021

    Проект первого климатического НОЦ мирового уровня представили экспертам РОЭЭ

    ​6 июля 2021 года в рамках XVI Международной научно-практической конференции Российского общества экологической экономики «Ресурсная экономика, изменение климата и рациональное природопользование» (РОЭЭ—2021) состоялась презентация проекта первого климатического научно–образовательного центра мирового уровня, заявку на формирование которого подал СФУ.
    519
  • 17/07/2020

    СО РАН направляет в Арктику большую норильскую экспедицию

    ​​Группа ученых из Российской академии наук всесторонне изучит экологическую среду территории и представит предложения и рекомендации по наилучшим природосберегающим решениям для деятельности промышленных компаний в Арктическом регионе.
    5132
  • 27/09/2019

    О применении информационных технологий и анализе больших данных для развития территорий

    ​Развитие территорий — тема настолько сложная и включающая такое количество заинтересованных лиц, что для её обсуждения в краевой администрации выбрали особый формат: стратегические сессии. Одна из них, посвящённая северным территориям края и Арктике, проходила в Конгресс-холле СФУ.
    1660
  • 12/04/2021

    Стартовал Красноярский экономический форум: новые вызовы

    ​С 12 по 16 апреля пройдёт Красноярский экономический форум. Планируется, что участниками события стали не менее 600 человек в очной форме, а онлайн-платформа объединит около 5 тысяч человек.  В этом году форум проходитуже в 17-й раз и впервые его главной площадкой выступит Сибирский федеральный университет.
    777
  • 04/04/2019

    Сибирь - центр экономического и человеческого развития России

    ​В рамках дискуссии «Стратегия развития Сибири. Инициативы сибирских регионов» на Красноярском экономическом форуме — 2019 обсуждался проект развития Новосибирского научного центра «Академгородок 2.0» и интегрирующая роль Плана комплексного развития СО РАН для макрорегиона.
    1665
  • 03/02/2021

    Программа мероприятий, посвященных Дню российской науки

    ​Ежегодно 8 февраля российское научное сообщество отмечает свой профессиональный праздник — День российской науки. ​ По традиции к этой дате в институтах и вузах, находящихся под научно-методическим руководством Сибирского отделения РАН, приурочены научно-популярные мероприятия: дни открытых дверей, экскурсии, лекции и так далее.
    2612
  • 13/03/2021

    Эксперты: социально-экономическое развитие Красноярского края должно выстраиваться на основе прикладных научных исследований

    ​В Сибирском федеральном университете состоялась стратегическая сессия на тему исследований социально-экономического состояния территорий Красноярского края. В обсуждении приняли участие директора экономических институтов Сибирского федерального и Опорного университетов Зоя Васильева, Евгения Бухарова, Юрий Ерыгин, академик Сибирского отделения РАН Валерий Крюков, председатель Счетной палаты края Дмитрий Воропаев, руководитель Управления федеральной службы государственной статистики по краю Елена Кнор, главы муниципальных образований, руководители органов исполнительной власти, депутаты Законодательного Собрания края и другие.
    575
  • 03/02/2021

    Академик Александр Сергеев подвёл итоги поездки в Новосибирск

    1 и 2 февраля президент Российской академии наук Александр Сергеев посетил передовые научные организации Сибирского отделения РАН в новосибирском Академгородке. Каждый из институтов реализует сегодня крупные проекты фундаментальных исследований, которые поддержало министерство науки и высшего образования РФ.
    1451