В 2012 году, как свидетельствует статистика, большинство россиян были согласны с тем, что качество образовательных и медицинских услуг, а также продуктивность научных исследований напрямую зависят от уровня заработной платы педагогов, врачей и ученых. Для его повышения ради общей пользы эксперты разработали модель эффективного контракта - нового трудового договора с этими специалистами, внедрение которого началось в том же 2012 году на основе майских указов Президента РФ Владимира Путина.

Ориентиром для зарплат преподавателей вузов, врачей и научных сотрудников стали обозначенные в указах 200% от средней зарплаты по экономике. Наряду с принятием стимулирующих мер предполагалось развивать инструменты самооценки и внешней, независимой системы оценки качества работы организаций социальной и научной сфер.

- Данные группы бюджетников - это люди творческого труда, производители так называемого доверительного товара. Потребитель-непрофессионал не может реально измерить его качество и вынужден доверять репутации такого специалиста, мнению о нем профессионального сообщества и т.п., - пояснил ректор НИУ "Высшая школа экономики" (НИУ ВШЭ) Ярослав Кузьминов, один из ответственных редакторов обнародованного недавно экспертного доклада по эффективному контракту. Аналитики НИУ ВШЭ проанализировали этап реализации данного механизма с 2012-го по 2016 годы, подвели промежуточные итоги его внедрения и обозначили проблемы перехода на новую модель оплаты труда. В главном фокусе доклада - сфера образования. Именно там начался переход на эффективный контракт. Благодаря мониторингу экономики образования (проводит НИУ ВШЭ) собран большой объем данных и накоплен полезный опыт - как позитивный, так и наоборот. В целом, как считает Ярослав Кузьминов, эксперимент удался, хотя были отмечены и серьезные негативные эффекты. Лучший пример позитивных перемен, по его словам, дает образование.

- Мы видим радикальное изменение отношения в обществе к профессии учителя. Если в 2010 году средний студент, поступавший на бюджетное отделение педагогического вуза, был в школе троечником, то сейчас его успеваемость - больше четырех, - отметил Кузьминов. - Условно говоря, сегодня школьник, который собирается стать учителем, в среднем учится лучше, чем тот, кто намерен стать инженером. Это большой сдвиг. Его позитивные эффекты мы почувствуем в ближайшие 20-25 лет, когда в школе будут работать другие - новые - учителя.

Еще один положительный пример: за последние пять лет заметно выросла доля педагогов, называющих свои организации более конкурентоспособными по уровню зарплаты, нежели структуры в других сферах, а желающих сменить работу среди них стало меньше в 1,3-2 раза. Прошлогодние опросы населения показали, что появилась и положительная динамика оценки населением социальной и научной сфер: за семь лет число граждан, считающих состояние этих отраслей экономики хорошим или удовлетворительным, выросло с 58 до 68%.


Вместе с тем жесткий контроль за достижением заданного уровня средней зарплаты, который сопровождал переход на эффективный контракт при недостаточном внимании к оптимизации деятельности учреждений, стимулированию труда их работников и системе оценки его качества, привел к искажениям процесса реализации идеи нового механизма. Так, в результате оптимизации деятельности организаций численность всех категорий специалистов социальной сферы сократилась на 7% с 2013-го по 2016 годы, при этом нагрузка на оставшийся персонал увеличилась, а качество его работы в ряде случаев понизилось. На 26,2% сократилось и количество научных работников.

Что касается стимулирующей части оплаты труда, то к ее введению, как утверждают авторы доклада, руководство зачастую подходило формально. "Эксперты в области общественного управления отмечают зависимость мотивационных возможностей систем стимулирования от того, насколько справедливыми представляются работникам подходы к показателям эффективности, а, следовательно, и к устанавливаемому объему работы", - говорится в документе. Иными словами, если эти подходы оцениваются как несправедливые, система оплаты не только не мотивирует сотрудников к повышению качества их труда, но даже, как считают аналитики, может оказаться контрпродуктивной. При внедрении показателей эффективности выявился целый ряд проблем: отсутствие единых принципов их формирования и охвата всех категорий работников, неоднозначность толкования, рамочный характер и т.д. Как считают эксперты, решение вопроса кроется не в формулировании этих показателей, а в определении принципов их установления учредителями и руководством организаций.

В докладе также отмечено, что использование показателей эффективности труда и повышение заработной платы должны были начаться одновременно с появлением комплекса условий для перехода на эффективный контракт: принятие профстандартов, внедрение независимой оценки качества услуг. Но этого не произошло. Такая рассинхронизация (сначала рост зарплаты, потом создание системы оценки) не позволяет в полной мере реализовать потенциал нового механизма. Федеральный закон "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам проведения независимой оценки качества оказания услуг организациями в сфере культуры, социального обслуживания, охраны здоровья и образования" был принят только в 2014 году.

Эксперты обращают внимание и на то, что учреждения, обеспечивающие высокое качество соответствующих услуг, как правило, не получают дополнительного бюджетного финансирования для поощрения работников. Но в отдельных регионах такая поддержка есть, и это хорошая практика. По мнению аналитиков, назрел вопрос стимулирования не только отдельных сотрудников, но и организаций в целом. Для этого, как говорится в докладе, необходимо "разработать стандарт деятельности учреждений социальной сферы для обеспечения возможности оценки эффективности фактической работы в условиях высокой монополизированности отдельных типов услуг". Единственная группа организаций, где такой подход уже реализуется, - это, как считает Я.Кузьминов, вузы, которые полностью перешли на нормативно-подушевое финансирование. Оно учитывает и средний балл ЕГЭ абитуриентов, и качество трудоустройства выпускников, и показатели исследовательской работы, то есть там применяется комплексный критерий оценки, который при необходимости может меняться.

Эксперты отмечают, что результат реализации эффективного контракта не до конца отвечает тому, что ожидалось, и главною причину этого они видят в нехватке фактических расходов на эту реформу.

У многих регионов, которые должны были обеспечить треть затрат, быстро закончились ресурсы, их совокупные доходы с 2011-го по 2014 годы сокращались, а затем возникли проблемы и с пополнением бюджета страны. В итоге фактические расходы на внедрение контракта выросли, но меньше, чем это предполагалось изначально, а с 2014-го по 2016 годы они оставались неизменными. Уменьшение численности специалистов социальной сферы для высвобождения необходимых средств на повышение зарплат - один из результатов политики, выбранной рядом субъектов Федерации ради достижения поставленных перед ними показателей.

- Уже в 2012 году стало очевидно, что систему надо корректировать, не отказываясь от поставленных целей, - констатировал ректор НИУ ВШЭ. - Необходимо было увеличивать вклад федерального бюджета в реализацию перехода на систему эффективного контракта в регионах, и в 2014 году начались практические шаги. Однако ситуация изменилась: санкции, экономический спад, падение цен на нефть и т.д. Отсутствие запланированных ранее свободных ресурсов повлияло на выполнение указов. В то же время дорожная карта по повышению зарплаты большинством регионов соблюдалась, хотя и в разной степени: были и отстающие, и передовики.

В качестве примера успешной оптимизации ректор "Вышки" привел укрупнение школьных организаций Москвы, за которое широко критиковали главу столичного Департамента образования Исаака Калину. В итоге московские школы оказались в ТОП-10 мирового рейтинга PISA по качеству образования, а работа в них стала престижной. В числе плохих примеров - сокращение ученых-совместителей в российских вузах.

- Ушли профессионалы из базовых для этих университетов исследовательских структур, чуть легче стало выполнять задачу по увеличению зарплат. Но это хотя бы честное решение, а есть попытки и похуже. Например, чтобы повысить заработную плату на 20%, сотрудников переводят на 0,8 ставки. При этом нагрузка остается такой же, а указ выполняется, - сказал Я.Кузьминов.

Авторы доклада призывают с оптимизмом смотреть на перспективы реализации эффективного контракта как нового и сложного процесса. Задача повышения среднемесячной заработной платы работникам социальной и научной сфер была решена, согласно их оценке, достаточно оперативно. Для некоторых категорий трудящихся по итогам 2016 года зарплата даже превысила целевые показатели, в том числе выше средней по экономике (32,6 тыс. руб.) она была у преподавателей вузов (55 тыс. руб.) и научных работников (53,8 тыс. руб.).

В заключение эксперты признают наличие ряда проблем, требующих обязательного решения. Требования к переходу на эффективный контракт не должны быть формальными - сегодня они не дают представление о том, как с его помощью можно повысить мотивацию сотрудников и качество услуг. Необходимо изыскивать резервы для дальнейшего повышения оплаты труда, нужны адекватные показатели, принципы и критерии стимулирования, а также механизмы поощрения коллективов и объективные показатели результативности и качества работы.

С учетом опыта реализации новой системы оплаты труда эксперты разработали разные модели ее применения. Для вузов, в частности, предлагаются три варианта на выбор: компенсационный (стимулирующая часть оплаты формируется с учетом качества и результативности труда сотрудника), мотивирующий (учитывает показатели деятельности вуза, включая публикационную активность число иностранных студентов, софинансирование и т.п.) и гарантирующий (высокий базовый оклад для преподавателей, длительное время демонстрирующих высокие показатели результативности). Возможно использование и смешанной модели.

- Профессионалов надо ставить в ситуацию честной игры, показывать, что именно зависит от их личных и коллективных усилий, чтобы они могли больше получать и иметь более высокую репутацию, - уверен Я.Кузьминов.

Татьяна ВОЗОВИКОВА

Похожие новости