Российский бизнес уделяет недостаточно внимания вопросам совершенствования управления предприятиями. Между тем именно эффективное управление может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции, сделает ее конкурентоспособной и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки.

Об этом в интервью "Эксперт-онлайн" рассказывает Владимир Бовыкин, президент компании "АМИ-Систем", доктор экономических наук, член комиссии Научного совета РАН по повышению производительности труда, Председатель Общественного объединения по повышению производительности труда.

- Владимир Иванович, почему именно эффективное управление предприятиями может стать ключом к любому рынку? А как же маркетинг, продажи и прочие важные элементы продвижения продукции потребителям?

- Действительно, в России считается, что ключ к любому рынку - это, прежде всего, продажи, маркетинг, рекламные кампании. А эффективное управление предприятиями - вещь второстепенная. Хотя за последние 50 лет бурный рост азиатских экономик (Японии, Южной Кореи, Сингапура, Китая и пр.) показывает обратное - сегодня максимальных успехов компании достигают, прежде всего, благодаря эффективному управлению и повышению производительности труда. Главный принцип, который позволяет предприятиям, в том числе из упомянутых стран, успешно прорываться на мировые рынки и захватывать их - это стратегия "сделать такой же продукт, как у конкурентов, но дешевле". Да, поначалу товары из того же Китая были очень дешевыми и низкими по качеству. Но сейчас почти вся высокотехнологичная электроника производится в этой стране и по качеству не уступает европейским и американским товарам. При этом цены у китайских компаний всегда ниже. Таких успехов они достигли в первую очередь благодаря тому, что сумели правильно организовать свои производства и добиться высокой производительности труда. К примеру, японцы в этой связи еще в 20 веке говорили, что их продукция должна сама себя продавать, потому что она сделана так же качественно, как у конкурентов, но дешевле. И действительно, в этом случае спрос на продукцию будет всегда гарантированно высокий. В этом и скрыт секрет бурного роста азиатских экономик.

- Вы утверждаете, что стратегия: "сделать так же, но дешевле" - это стопроцентный путь к росту продаж и росту прибыли?

- Безусловно. И что главное - это единственный путь к повышению эффективности всех российских предприятий. Начнем по порядку. По данным авторитетных международных и российских организаций таких, как McKinsey&Company, Российская академия наук, Минэкономразвития и других государственных и частных институтов, производительность труда в России составляет 25% от ведущих зарубежных стран. То есть наши предприятия (тем же количеством персонала) потенциально могут выпускать в 4 раза больший объем продукции. Мы проанализировали бухгалтерскую отчетность отечественных предприятий, которые кратно повысили производительность труда, произвели расчеты, выяснилось, что при повышении в 4 раза производительности труда (при повышении в 4 раза объема производства) большинству российских предприятий можно снижать цены на продукцию до 25 процентов, при этом валовая прибыль повышается до 4 раз и более. Причина проста - при росте объемов в 4 раза доля условно-постоянных затрат в себестоимости каждой единицы продукции сокращается также в 4 раза. Это позволяет значительно снизить цену и снять все проблемы со сбытом. А выросшие объемы продаж позволяют кратно повысить валовую прибыль. Это не только теоретические расчеты, повторюсь, это анализ бухгалтерской отчетности российских предприятий, повысивших в 3-4 раза производительность труда.

- Это же все очевидно. Тогда почему наши руководители не идут по этому пути?

Для многих наших руководителей, к сожалению, это неочевидно. В большинстве своем они даже не пытаются посчитать связь экономики предприятия с производительностью труда и поэтому относятся к теме повышения производительности по принципу "ерунда все это". В результате на российских предприятиях высокие издержки производства, что, в свою очередь, породило еще одну проблему - предприятия вынуждены использовать проигрышную рыночную стратегию: "продавать дороже, чтобы покрыть высокие затраты и заработать прибыль". Это прямой путь к падению продаж и прибыли - это стопроцентный путь к банкротству. Неслучайно из года в год падает рентабельность российских предприятий, количество банкротств растет, экономика погрузилась в стагнацию. Поэтому в России сегодня как никогда остро стоит задача повышения эффективности управления и повышения производительности труда. Только в этом случае у предприятий появляется возможность безболезненно снижать цены на свою продукцию и наращивать объемы производства и прибыли. И в этом действительно у нас огромный потенциал - по размеру заработной платы сегодня мы отстаем уже и от Китая, не говоря о развитых странах. Так что при повышении производительности труда в 4 раза (это потенциал каждого предприятия России) мы сможем поставлять свою конкурентную продукцию не только в развитые страны, но даже в Поднебесную. Перед нами в этом случае открываются все рынки.

- И все же почему в России такой удручающий разрыв в показателях производительности труда по сравнению с развитыми странами?

- 4-х кратное отставание в производительности труда - это культурная проблема, которая тянется еще со времен царской России: Столыпинские реформы были обусловлены тем, что в сельском хозяйстве производительность труда у нас была ниже в 4 раза, чем в Германии и Великобритании. Потом на протяжении всей новейшей истории в России пытались решить проблему низкой производительности труда. В социалистический период Хрущев во время ХХII съезда КПСС прямо поставил цель поднять производительность труда в СССР в 4,5 раза, чтобы догнать США. Сейчас об отставании в 4 раза по производительности труда говорит РАН, Президент и Правительство. Проблема, как мы видим, хроническая, ей больше ста лет.

- С чем связан такой исторически низкий уровень производительности труда в России?

- К сожалению, с нашим менталитетом. Культура трудовых отношений у нас исторически является низкопроизводительной. У нас нет организованности, низкая дисциплина и низкая исполнительность персонала. Нашим предприятиям свойственно неэффективное управление, а отсюда организационный хаос, плохая организация, отсутствие ритмичности в работе. И эти факторы серьезно снижают производительность труда, эффективность функционирования и рентабельность предприятий, поэтому мы проигрываем всем ведущим мировым экономикам, а наша экономика практически перестала расти.

- Какие есть пути решения проблемы? Как российские предприятия могут повысить производительность труда до мирового уровня?

- Сначала российским руководителям нужно изменить свои организационные приоритеты - поменять свое мышление. К примеру, главы всех ведущих мировых корпораций, тех же Toyota и Porsche, утверждают, что в любой компании главное - это персонал, организационная культура и управление, а не оборудование. По их мнению нужно профессионально решать вопросы управления персоналом и всей организацией, так как это очень важные вопросы. У нас же наоборот руководители считают, что главное - это закупить производительное оборудование. А эффективное управление персоналом и организацией - это все ерунда. Поэтому при создании системы управления наши руководители используют упрощенный (так как "это все ерунда") подход: не имея каких бы то ни было специальных знаний и не являясь специалистами в этом сложном вопросе, руководство отечественных предприятий пытается самостоятельно своими силами создать систему управления. В результате система создается по принципу "авось, небось и как-нибудь". Как следствие на предприятиях процветает организационный хаос и низкая производительность труда. И все это происходит потому, что наши руководители не понимают важность эффективного (научного) управления. Итак, мы делаем ставку на железяки (оборудование), а весь мир делает ставку на людей, на организацию, на управление. По этой причине мы и проигрываем многим странам. Известный американский теоретик менеджмента Питер Друкер очень хорошо сказал по этому поводу: "Культура съедает стратегию на завтрак". Далее он поясняет, что если у персонала не принято соответствующее организационное поведение, то никакая стратегия не реализуема, а значит, никаких высоких или не очень высоких стратегических целей компании не достичь.

- Почему, на ваш взгляд, многие российские руководители не понимают важности этой проблемы?

- Есть такое явление как культурная слепота. Мы не видим культурную проблему низкой производительности труда, так как в этой культуре выросли. Все мы с детства видели, как вокруг нас работают наши соотечественники, как они спустя рукава строят дороги и дома. И постепенно такой, как принято у нас, низкопроизводительный труд становится для нас нормой - как говорится у нас всех "глаз замыливается". Поэтому, когда молодой человек в России вырастает и становится руководителем, а его подчиненные работают также спустя рукава, ему при этом кажется, что все в порядке. Это и есть культурная слепота. И лишь у российских руководителей, которые поездили по миру и посмотрели, как производительно работает персонал в передовых компаниях, начинают понимать, что люди у нас трудятся, мягко говоря, низкопроизводительно. И причина этой проблемы серьезная - менталитет.

- Но возможно ли изменить менталитет сотрудников, чтобы они начали работать как надо?

- Это не только возможно, но и нужно. И это наглядно доказывает пример иностранных компаний, открывших свои подразделения в России. Рассмотрим, как они решают эту извечную российскую проблему. В свои зарубежные филиалы они внедряют свою высокопроизводительную организационную культуру и систему управления. В результате российские заводы Toyota, Nissan, Michelin, Volkswagen и др. начинают работать на мировом уровне производительности труда и прибыльности. Для этих целей зарубежные фирмы стажируют местный персонал своих российских заводов у себя на родине в головных компаниях в течение полугода, так как из-за большой разницы в культурах россиянам нужно 6 месяцев стажировки, чтобы перенять новую организационную модель поведения, присущую работникам этих стран. В итоге, к примеру, на заводе Toyota под Санкт-Петербургом после стажировки в Японии коллектив россиян начинает работать так же производительно, как работают японцы у себя на родине. Как результат российский завод Toyota производит качественные автомобили, хотя их собирают россияне. Давайте сейчас представим, что если бы иностранцы не стажировали российский персонал, а просто нанимали персонал с улицы, проводили короткую подготовку и ставили на конвейер. В этом случае очевидно вместо качественного автомобиля Toyota их завод производил бы нечто подобное нашим отечественным автомобилям (не в обиду нашем автопроизводителям будет сказано).

- Обязательно ли сотрудников везти за границу, чтобы изменить их организационное поведение?

- Нет, конечно. Во-первых, нам негде стажировать персонал. Нас не ждут ни в Японии, ни в США, ни в Германии. Во-вторых, у этого метода есть один существенный недостаток - он очень дорогостоящий. Представьте полугодовую стажировку персонала предприятия численностью 200, 500 или 1000 человек в другой стране... Это огромные деньги. Поэтому компанией "АМИ-Систем" был разработан альтернативный метод, позволяющий без стажировки изменить организационную культуру, повысить дисциплину, исполнительность и производительность труда персонала на любом отечественном предприятии. Для решения этой задачи теперь необходимо лишь внедрить Рациональную модель трудовых отношений (РМТО), опыт использования которой на сотнях предприятий России превышает 20 лет. Подробную информацию о решении можно найти на сайте.

Похожие новости

  • 13/02/2018

    Академик Ольга Донцова: неэтично изменять геном эмбриона человека

    ​Выступая на Совете по науке и образованию, в котором принял участие глава государства Владимир Путин, академик Ольга Донцова рассказала о "природоподобной" технологии изменения генома CRISPR.
    547
  • 16/10/2018

    Профессор Ильдар Габитов: электроника зашла в тупик

    ​Фотонный компьютер, Wi-Fi из лампочки, материалы-невидимки, боевые лазеры и сверхчувствительные сенсоры... Все это плоды одной и той же науки - фотоники. О том, почему именно свет сегодня стал объектом изучения чуть ли не для половины физиков во всем мире, "Огоньку" рассказал профессор Сколтеха Ильдар Габитов.
    156
  • 24/09/2018

    Профессор Игорь Семилетов: морскими исследованиями Арктики приумножится богатство российское

    ​21 сентября из порта Архангельск стартует 35-суточная комплексная экспедиция на судне "Академик М. Келдыш" - флагмане научно-исследовательского флота России. Это первая межрегиональная морская арктическая экспедиция, объединяющая научно-технический потенциал ведущих институтов и вузов Москвы, Дальнего Востока и Сибири.
    166
  • 28/03/2018

    Евгений Каблов: новые материалы и технологии - основа технологического лидерства

    ​В преддверии IV Международной конференции "Аддитивные технологии: настоящее и будущее" Генеральный директор ВИАМ Евгений Каблов ответил на вопросы журнала "Редкие земли". Разработка и производство новых образцов авиационной и ракетно-космической техники всегда были неразрывно связаны с внедрением новых материалов, созданных на основе инновационных технологий.
    681
  • 27/02/2017

    Иван Звягин: персональная медицина будет слишком дорогой для людей

    ​Научный сотрудник Института биоорганической химии РАН Иван Звягин рассказал о том, какие проблемы стоят на пути "наук о жизни" в России и коммерциализации их результатов, почему персональная медицина пока остается мечтой и о том, почему медицинские стартапы нередко проваливаются.
    1209
  • 10/05/2017

    Константин Северинов - о битвах с непознанным и c Академией наук

    О том, насколько сильно влияет на Сколковский институт науки и технологий негативный контекст, связанный со скандалами вокруг Сколково, почему стоит учиться именно в Сколтехе, о битвах с непознанным и c Академией наук мы поговорили с Константином Севериновым, профессором Ратгерского университета (США), Сколтеха, руководителем лабораторий в СПбГУ, Институте биологии гена РАН и др.
    1364
  • 12/11/2015

    Как предугадать нобелевский результат

    ​Можно ли определять научные приоритеты страны на десятки лет вперед без относительно достоверного прогноза? И кто, если не сами ученые, способны решить эту задачу? Недавно состоялся конкурс прогностических проектов, одним из победителей которого стал Федеральный исследовательский центр "Институт цитологии и генетики СО РАН".
    1809
  • 20/09/2018

    Жорес Алфёров - о микроэлектронике, величии СССР и ценном аналоге Нобелевской премии

    ​Что лучше - Сталинская или Нобелевская премия? И что страшнее - взрыв термоядерной бомбы на Новой Земле или подрыв Академии наук изнутри? Обо всем этом, а также о шалостях Ньютона и Эйнштейна, перевернувших мир вверх дном, и о роли инопланетян в работе советских и американских ученых рассказал главному редактору "Аргументов недели" Андрею Угланову лауреат Нобелевской премии по физике академик РАН Жорес Иванович АЛФЁРОВ.
    1123
  • 19/09/2018

    Евгений Куценко: десятилетия для появления историй успеха у нас нет

    ​В апреле этого года московские власти предложили создать в столице инновационно-производственный кластер, который объединит компании, технопарки, вузы и научные организации Москвы. Организаторы предполагают, что кластер поможет наладить связь между различными организациями, создавать совместные проекты, активнее использовать общую инфраструктуру и оборудование.
    108
  • 15/01/2018

    Артем Оганов о возвращении в Россию и ценности научных наград

    Артём Ромаевич Оганов — учёный с мировым именем: химик, кристаллограф, минералог и материаловед, обладатель множества наград, в том числе медали Европейского минералогического союза, а с 2017 года — действующий член Европейского академии наук.
    433