​В начале 1990-х годов мы признали, что проиграли холодную войну. Фактически она началась в 1917 году с открытого противостояния между капиталистическим курсом развития, основанным на частной собственности и свободе предпринимательства, и мечтой о построении коммунизма – общественного строя, в котором средства производства были бы обобщены на основе всеобщего равенства.

В разные времена у разных народов, в разных странах были свои «сильные мира сего». Как говорят справочники, это «наиболее влиятельные люди, которые занимают высокое общественное положение и от которых зависит судьба других». В 1917 году в России большевиками была поставлена благая цель – построить коммунистическое общество во всем мире. Эта цель воодушевляла массы в России и возносила большевиков в разряд сильных мира российского.

Мы проиграли холодную войну странам, в которых реальная власть была в руках представителей организаторов большого бизнеса. В СССР бизнесмены были ликвидированы как класс на всех уровнях. Наше поражение было обусловлено тем, что в социалистических странах власть строилась на жестком вертикальном планировании, а в странах, где сильными мира сего были представители буржуазии, – на принципах, как правило, либерально-демократической конкуренции. И где этот сектор при поддержке государства расширялся, там и показатели роста социальных благ населения были заметно более высокими.

Достаточно наглядным примером служит соревнование по этому показателю между двумя Германиями после Второй мировой войны. Но еще более примечательно, что в наибольшей мере преуспели в этом росте Германия и Япония, развязавшие войну и пытавшиеся военной силой расширить свое влияние в мире. Это им дорого обошлось.

Промышленные центры Германии и Японии после войны лежали в руинах. Обе страны признали не только ошибочность, но и пагубность прежних своих взглядов на миропорядок. Целью строительства их государств стало развитие экономик. Это позволило объединить граждан и весьма быстро начать наращивать производство. В мире стали расхожими термины «германское чудо», «японское чудо». Так вот эти чудеса были созданы в подавляющей мере за счет усилий патриотичных национальных буржуазий.

Сильные мира японского

Сейчас можно с уверенностью констатировать: японское чудо случилось благодаря патриотизму всего спектра деловых людей нации.

Японские историки, ссылаясь на мемуарные материалы, считают, что еще до высадки американских войск на Окинаве японские бизнесмены начали обдумывать пути послевоенного развития страны. Ими было признано, что прежний курс на обеспечение страны сырьевыми ресурсами, военным колониальным захватом территорий соседних стран потерпел крах.

После неминуемого, по их мнению, поражения в войне сильными мира японского было намечено развитие ориентированной на экспорт экономики. До этого нужно было в любом случае сберечь государство и нацию, чем во многом и было обусловлено объявление императором Японии безоговорочной капитуляции страны. Акт о капитуляции был подписан 2 сентября 1945 года. В Японии был установлен оккупационный режим. В условиях эйфории от политической свободы в стране началось довольно хаотичное формирование партийной структуры, которое было чрезвычайно пестрым.

Консолидация бизнесменов-государственников

Более организованно, чем партийные структуры, начали консолидироваться деловые круги Японии в свои общественные организации. Именно деловые люди поддерживали демократические преобразования в Японии, поскольку бизнесмены быстро убедились, что демократические перемены не только не препятствовали, но очень даже содействовали развитию предпринимательства в стране.

Первой сформировалась в августе 1946 года Федерация экономических организаций Японии (Кэйданрэн, Кэйдзай дантай рэнгокай). В нее вошли крупнейшие предприниматели страны, но не попавшие в группу А, в которую штаб оккупационных войск включил лиц, в той или иной мере связанных с распущенными довоенными монополиями «дзайбацу».

Сейчас Кэйданрэн – могущественная организация, в которую входят как персональные члены (около 100 известнейших бизнесменов страны), так и коллективные – около 1000 крупнейших японских компаний, отраслевых ассоциаций, экономических групп.

Кэйданрэн вырабатывает обобщенное мнение крупного японского бизнеса по экономическому курсу страны и по мерам его осуществления. Оно достаточно внимательно учитывается кабинетом министров при выработке законопроектов и депутатами парламента при их окончательном принятии. Кэйданрэн – это организация крупного бизнеса Японии.

В том же 1946 году владельцы различных небольших самостоятельных японских компаний учредили Ассоциацию корпоративных руководителей (Кэйдзай доюкай). Основной целью своей деятельности ассоциация провозгласила выработку общих взглядов на конкретные принципы управления предприятиями так называемого семейного бизнеса. В них зарождались и развивались японские методы управления – пожизненного найма, кружки качества и т.п. Рекомендации Кэйдзай доюкай призывали членов ассоциации строить свою деятельность, руководствуясь не только собственными интересами (доходами), но и интересами общества в целом. Кэйдзай доюкай представляет средний бизнес страны.

Интересы мелкого бизнеса защищает Торгово-промышленная палата Японии (ТППЯ, НИССЁ, Нихон сёко кайгисё). Это самая массовая общенациональная организация деловых кругов. В настоящее время в ТППЯ входят свыше 500 местных палат и более 1,5 млн фирм-членов. Главная ее цель – содействовать торговле и промышленности в Японии путем координации действия членов, защищать их интересы и интересы регионов.

Это возглавляемая Кэйданрэн тройка организаций японских предпринимателей, игравших и играющих важную роль в определении стратегии и осуществлении экономической политики Японии. В их учредительных документах зафиксирована полная поддержка японской государственности. Общий неформальный принцип: «То, что выгодно государству, – выгодно мне».

Однако важно отметить, что исключается прямое участие этих организаций в принятии важнейших решений по вопросам политической жизни. Деловые круги убедились, что демократические реформы не ограничивают возможности предпринимательства, а создают условия для честной конкуренции. Для закрепления этих условий и существуют политические партии, действующие в рамках установленных Конституцией прямой и представительной демократий.

Полторы партии как основа стабильности

После вступления в силу 3 мая 1947 года послевоенной Конституции страны законотворчество шло в ее рамках. Партийное строительство несколько упорядочилось. На левом фланге доминировала опиравшаяся на профсоюзы Социалистическая партия Японии (СПЯ). Но в партии шла ожесточенная борьба за выбор курса дальнейших действий, в результате которой в 1951 году произошел раскол на левую и правую Социалистические партии Японии. Но как показала практика, проводимые в стране после капитуляции демократические реформы во многом обгоняли тактические цели социалистических партий. В конечном счете 13 октября 1955 года состоялся объединительный съезд социалистов, который сформировал единую Социалистическую партию Японии.

В деловых кругах Японии появилось опасение, что это создаст предпосылки к повороту страны на социалистический путь развития. Под их давлением ведущие буржуазные партии – Демократическая и Либеральная – объединились 15 ноября 1955 года в единую Либерально-демократическую партию (ЛДП).

Объединение обеспечило ЛДП господствующее положение в ключевой палате представителей парламента. Японская буржуазия получила в лице ЛДП свой прочный партийный фундамент. В стране сформировалась так называемая полуторапартийная система: ЛДП десятилетиями формировала однопартийные правительства, в 1993 году она создала коалицию с одной из оппозиционных партий. Противостояла ЛДП коалиция партий во главе с СПЯ.

Буржуазная народная партия

В первых программных документах, принятых 15 ноября 1955 года, либерал-демократы сразу отмежевались от довоенной милитаристской идеологии «дзайбацу» и объявили, что партия служит интересам всего народа, что она является пацифистской, подлинно демократической парламентской прогрессивной политической партией. Хотя, по мнению японских политологов, она скорее консервативная.

Декларируя свой народный характер, ЛДП противопоставляла себя «классовым социалистическим силам, коммунизму». При этом либерал-демократы заявили об отказе как «от социалистической экономики, так и монополистического капитализма».

Отход от классового подхода в политике сопровождался приверженностью «сотрудничеству труда и капитала» под лозунгом «построения государства благосостояния». Достичь последнего было обещано на основе «свободного предпринимательства», придания производству «комплексного и планового характера» при проведении «сильной политики социального обеспечения».

Государство и бизнес работали в паре

Национальные бизнес-организации участвовали в выборе направлений государственных реформ. Именно по их рекомендации, исходя из интересов ориентированной на экспорт экономики, с самого начала реформ правительством был полностью закрыт для иностранных игроков финансовый сектор страны, что обеспечивало государственный контроль над ним. До краха Бреттон-Вудской валютной системы 15 августа 1971 года удерживался стабильный – явно сильно заниженный – курс иены в 360 иен за доллар.

Сильные мира японского в лице национальных объединений бизнеса с первых послевоенных лет начали определять приоритетные отрасли производства, которые рекомендовались для поддержки правительством. Так, первым было выбрано судостроение, инфраструктура которого от войны пострадала незначительно. По оценке командования США, доки и стапеля не представляли угрозы американскому десанту. 

Корабли строятся годы. Ежегодные государственные программы судостроения финансировались из бюджета, построенные суда передавались в долгосрочный лизинг национальным компаниям страны. Всего реализовывалось около 40 программ. Они обеспечили выход японского судостроения к концу 1950-х годов на первое место в мире (более 30% мирового производства). Судостроение обеспечило рост металлургии, машиностроения и станкостроения.

Тандем государства и бизнеса позволял вырабатывать эффективную стратегию экспортной экспансии. Так, в феврале 1951 года был учрежден Экспортно-импортный банк Японии как «независимое правительственное кредитно-финансовое учреждение». Его уставный капитал был полностью внесен правительством.

Знаковым было создание в 1958 году Японской организации содействия развитию внешней торговли (ДЖЕТРО, Japan External Trade Organization, JETRO). Она формировалась как некоммерческая, связанная с правительством организация – связующее звено между правительством и различными корпорациями. Первоначальный капитал ДЖЕТРО составлял 2 млрд иен, а годовой бюджет – 1812 млн иен, из которых 885 млн были предоставлены в форме правительственных субсидий. Организация быстро развилась в ведущий центр исследований проблем экономики зарубежных стран и регионов. ДЖЕТРО специализируется на консультациях компаний и фирм по вопросам экспортно-импортных операций.

Обещанная ЛДП комплексность и плановость в экономике проявилась и в регулярном составлении планов среднесрочного экономического развития страны на пять–семь лет. Разрабатывались они формируемыми правительством специальными комиссиями экспертов под конкретные на данный период задачи экономического развития страны.

Это были не директивные установки, а вероятные пути развития отраслей производства. В соответствии с ними бизнес вырабатывал свои планы, что во многом обеспечивало японское экономическое чудо – двузначный ежегодный рост ВВП с конца 1950-х до 1970-х годов.

Важным было и то, что ЛДП выполняла свои обязательства в «проведении сильной политики социального обеспечения». Уже в 1960-м году была принята программа обязательного медицинского страхования, обеспечившая практически бесплатное медицинское обслуживание почти всех граждан. Регулярно год от года росла покупательная способность населения, хоть она и была несколько ниже, чем рост ВВП. Это и многое другое укрепляло позиции ЛДП в широких слоях избирателей и ослабляло позиции партий оппозиции.

Время потребовало перемен

За десятилетия полуторапартийная система весьма существенно трансформировалась. До 1990-х годов ЛДП прочно удерживала лидерство в парламенте, а оппозиционные партии – прежде всего СПЯ – утрачивали авторитет у избирателей. Отсутствие сильных конкурентов у либерал-демократов привело к тому, что в партии стали возникать и вскрываться внутрипартийные неприглядные скандалы, например финансовые. В связи с этим многие видные политики выходили из ЛДП и формировали новые партии, которые в своих программах также акцентировали развитие рыночных отношений.

С конца 1990-х годов в политическом спектре Японии появилась и стала формироваться, постепенно укрепляясь, Демократическая партия Японии (ДПЯ) – альтернатива и ЛДП, и СПЯ. Ее руководство провозглашало приверженность либерализму европейского типа и идеям рыночной экономики.

Началось соперничество между ЛДП и ДПЯ. На три года (сентябрь 2009-го – декабрь 2012-го) ДПЯ отстранила от власти ЛДП. Но на выборах в декабре 2012 года ЛДП одержала убедительную победу над демократами и сейчас сохраняет свое лидерство в парламенте. Фактически сложилось противостояние двух буржуазных партий. Нужно отметить, что контакты делового сообщества с правительствами в годы политических баталий были нарушены и ослабли. В том числе сократились, пусть и ограниченные законом, финансовые пожертвования политическим партиям. Сейчас они восстанавливаются.

В Японии в настоящее время все политические партии – а их около десятка – отказались от демонстрации классовых позиций, каждая из них претендует на роль «народной партии», стремится стать «партией для всех». Иными словами, они выдвигают требования общенационального значения, опираясь при этом на креативные слои общества.

Рабочее сотрудничество между ЛДП и организациями бизнеса восстановлено. Об этом свидетельствует многое, хотя бы то, что при подготовке к первой встрече премьер-министра Японии Синдзо Абэ с президентом США Дональдом Трампом Кэйданрэн учредил группу экспертов, составивших список претензий в экономической сфере, которые Трамп мог предъявить Японии на встрече, и ответов на эти претензии.

Есть ли в России олигархи?

Станут ли наши бизнесмены сильными мира российского? Пока это только надежда. Сравнивая развитие социально-экономической обстановки в Японии после поражения во Второй мировой войне и в России после развала СССР в 1991 году, можно отметить, что японская довоенная буржуазия весьма быстро осознала важность национальной консолидации делового мира страны.

В России же национальной буржуазии не было, а к власти пришли временщики, мародеры-олигархи. Правда, недавно вице-премьер Аркадий Дворкович констатировал, что «в России нет олигархов, есть только социально ответственные бизнесмены». Видимо, это основа для надежды, что неизбежная для обеспечения экономического роста страны приватизация сохранившихся со времен СССР крупных, остающихся неповоротливыми и малоэффективными государственных бизнес-структур пройдет с учетом ошибок 1990-х годов.

Для сравнения: в Японии единая довоенная электроэнергетическая система была разбита на 10 региональных частных компаний – монополистов в своем регионе – с огромными обязательствами перед потребителями. Приватизированы железные дороги, почта и т.д. – везде эффективность работы повышалась.

Руководители нашего правительства разных рангов, обсуждая экономические проблемы, часто говорят, что нужно посоветоваться с бизнесом, употребляя термин «деловое сообщество». А где оно – это сообщество?

В ходе кампании по выборам президента России кандидаты в своих выступлениях обязательно излагают разработанные социально-экономические программы. Акценты в программах, естественно, разные, а зачастую и взаимоисключающие. Но нет в России такой организации деловых людей, как в Японии Кэйданрэн, которая обобщила бы интересы национального бизнеса с учетом общегосударственных интересов и предложила бы выводы партиям. Можно только надеяться, что за оставшееся до выборов время прояснится, можно ли рассчитывать на развитие в России истинно национальной буржуазии, делового сообщества сильных мира российского, которому можно доверить огромный, но малоэффективный государственный сектор.

Пока же в предвыборной кампании местные организации бизнесменов, скорее даже профсоюзы, выступают с призывами к своим членам активно принять участие в голосовании, даже не упоминая предпочтительных кандидатов, которые смогут обеспечить развитие бизнеса в России.

Николай Петрович Тебин – старший научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН, корреспондент отделения ТАСС в Токио (1971–1976, 1980–1985)

Источники

Деловой патриотизм
Независимая газета, 20/02/2018
Деловой патриотизм
Независимая газета (ng.ru), 19/02/2018

Похожие новости

  • 16/08/2017

    Создание первого в России производства бериллия отложено на неопределенный срок

    ​Создание первого в России производства бериллия на базе Сибирского химического комбината (СХК), запланированного на 2020 год, отложено на неопределенное время, поскольку пока в стране нет необходимости в таком производстве.
    636
  • 15/08/2017

    К чему ведет редактирование генома

    ​Недавно в журнале Nature была опубликована статья, рассказывающая об успешном исправлении мутации в ДНК человеческого зародыша при помощи геномного редактора CRISPR/Cas9. Возможность устранения ошибок в геноме ведет к абсолютно новой ситуации, которая разворачивается на наших глазах.
    822
  • 05/12/2018

    Астрономы не подтвердили вывод аналитиков Saxo Bank об ущербе экономике от солнечной бури

    ​Российские астрономы скептически отнеслись к прогнозу аналитиков датского банка, заявивших об угрозах мировой экономике из-за сильной солнечной вспышки в 2019 году. Солнечная активность будет даже слабее, чем обычно, сообщил ТАСС эксперт в области физики Солнца, директор Астрономической обсерватории Иркутского госуниверситета Сергей Язев.
    170
  • 11/12/2017

    На выставке Вузпромэкспо представили самые свежие идеи

    ​Более 46 млрд рублей выделит государство с 2014 по 2020 год на поддержку научных исследований в российских вузах. В этот период студенческую изобретательность бюджет будет стимулировать ежегодными денежными вливаниями на сумму от 6 до 7 млрд рублей.
    539
  • 07/05/2018

    Самые читаемые статьи «КиберЛенинки» за апрель

    Ученые не всегда интересуются исключительно своей темой, ведь в мире науки достаточно исследований, которые могут быть любопытны не только узким специалистам. Этому очень помогает открытое распространение научных знаний, которому способствует, например, научная электронная библиотека «КиберЛенинка».
    231
  • 06/02/2017

    Актуальные направления науки и техники ученых ТНЦ СО РАН

    ​Комплексные исследования ученых ТНЦ СО РАН представляют интерес как с фундаментальной, так и с практической точек зрения. Быть ученым, служить науке - это не только образ мысли, но и призвание, смысл жизни.
    1828
  • 03/12/2018

    40 достижений современной России

    ​Области человеческой деятельности, в которых Россия входит в пятёрку лучших:1. Сельское хозяйство. В 2010-е гг. Россия вернула себе позицию крупнейшего сельхозэкспортёра в мире, которую она занимала ещё в начале XX века.
    283
  • 12/07/2016

    10 неожиданных направлений 3D-печати

    ​Как говорят профессионалы, главная проблема 3D-печати заключается в том, что никто не знает, зачем она нужна. А вот портал 3Dtoday знает. Поэтому они подготовили для нас материал о направлениях, для которых в наше время трехмерная печать активно используется.
    1397
  • 24/10/2017

    Анна Игнатьева: систему бизнес-акселераторов можно построить на базе новосибирских вузов

    ​Сегодня в регионах остро стоит вопрос нехватки квалифицированных кадров, необходимых для реализации стратегии Национальной технологической инициативы. Специалисты полагают, что необходимо задуматься о создании на базе вузов специальных акселерационных программ, которые могли софинансировать профильные министерства и предприятия реального сектора.
    564
  • 19/11/2018

    Технопарки Москвы, Мордовии и Новосибирска признаны наиболее эффективными

    ​Московский "Техноспарк", технопарк в сфере высоких технологий в Республике Мордовия и нанотехнологический центр "Сигма. Новосибирск" признаны наиболее эффективными, по данным IV национального рейтинга технопарков России.
    113