Несколько лет назад возможность получить высшее образование в Интернете казалась чем-то невероятным. Однако в последние годы онлайн-образование набирает обороты: курсы, прослушанные в Сети, начинают засчитываться в очных вузовских программах, школьники из российской глубинки получают знания прямиком из Гарварда, а российские университеты вовсю снимают собственные МООК (от англ. Massive Open Online Courses — массовые открытые онлайн-курсы).

В создании онлайн-курса обычно участвуют три стороны: организатор (часто вуз), автор (преподаватель) и видеопроизводитель. Вузы имеют собственные отделы видеопроизводства (например, NSU Life в НГУ) либо могут заказать производство видеолекций или курса целиком специализированным компаниям, например издательству «Лекториум». 
 
Одна из ключевых задач итогового продукта — заинтересовать аудиторию и мотивировать учащихся заниматься. Так что разработчики МООК, по сути, — представители гибридных профессий: помимо преподавательских и управленческих навыков им нужны маркетинговые компетенции. Кроме того, надо уметь общаться в Интернете и не обижаться на комментарии на форуме курса, анализировать результаты обучения и реагировать на отклики слушателей в реальном времени, работать с большой анонимной аудиторией. 
 

Эксперт — начальник отдела дистанционного обучения Института переподготовки и повышения квалификации Новосибирского государственного университета, преподаватель онлайн-специализации «Анализ данных» на Coursera доцент НГУ старший научный сотрудник Института экономики и организации промышленного производства СО РАН кандидат социологических наук Ольга Геннадьевна Ечевская

«Для вуза же важно мониторить рынок онлайн-образования, искать ниши и смешанные образовательные форматы, осознанно работать на репутацию и позиционирование, разрабатывая стратегию онлайн-обучения. Но всё же у каждой стороны при создании курса есть свои мотивы и задачи», — поясняет Ольга Ечевская.

Кто, зачем и как
 
Автор (лектор) заинтересован в том, чтобы сделать онлайн-курс или же перевести собственный традиционный курс в интернет-пространство. Одни хотят иметь МООК на престижной площадке, вторые — рассказать широкой аудитории о своих научных достижениях, третьи много перемещаются или работают в нескольких местах, а потому считают удобным иметь основное содержание курса в Интернете. Кто-то стремится более эффективно использовать аудиторное время, читая лекции дистанционно и оставляя очные занятия для решения практических задач.
 

Также важно хорошо выглядеть в кадре, успеть сказать всё необходимое, а еще — чтобы профессиональное сообщество не сочло преподавателя дилетантом. Помимо прочего, лекторы часто опасаются нарушения авторских прав — как своих, так и чужих.

 
«Тем преподавателям, которые делают свои курсы на основе уже разработанных офлайн, почти всегда сложно переориентироваться на другой формат: с 45-минутных лекций на 5—7-минутные, с дидактического подхода на проблемно-ориентированный, с “выдать информацию” на “заинтересовать в предмете”. Еще один вопрос — как замотивировать студента: он ведь не в аудитории, откуда неловко уйти, а дома, без присмотра, за экраном компьютера, который в любой момент можно выключить. Тут действительно надо постараться, чтобы удержать слушателя. Если МООК массовый и открытый, никогда до конца не знаешь, кто твой ученик, а это может создавать дополнительные неудобства и тревоги», — рассказывает Ольга Ечевская.
 
Вуз решает внешние и внутренние задачи. Первые прежде всего предполагают позиционирование на международном образовательном рынке. Здесь важно показать лучшие практики, делать курсы со своей «фишкой», содержание которых актуально и востребовано, а качество не вызывает сомнений. При этом производство МООК недешевое  и небыстрое: один курс длительностью в 400—500 минут создается от трех до семи месяцев в зависимости от сложности и стоит 500—700 тысяч рублей в собственном производстве и в два — четыре раза больше, если нанимать подрядчиков.
 
Кроме того, необходимо понимать целевую аудиторию и ее потребности. Очевидно, что профориентационный курс для школьников и формирующий «рыночные» компетенции для профессионалов строятся совсем по-разному. Причем даже если тема одна, подходы могут принципиально отличаться. Здесь, помимо педагогических особенностей, встает вопрос маркетинга и стратегического бизнес-планирования, что для начинающих производителей МООК часто оказывается сюрпризом.
 
Другой класс задач — внутренние, когда речь уже не о международной репутации, а об организации учебного процесса. Так, разрабатываются выравнивающие курсы — для тех, кто приходит в вуз с более низким уровнем подготовки. МООК — отличная возможность послушать лекцию столько раз, сколько нужно, попрактиковаться в прохождении тестов, попросить совета у сообщества курса. 
 
Что касается производителей видео, у них есть финансовые и репутационные интересы. На рынке существуют компании, которые профессионально занимаются видеопроизводством или же специализируются именно на онлайн-курсах, понимая специфику жанра. Можно заказать МООК «под ключ», и тогда вузовскому администратору нужно будет только найти деньги и проконтролировать сроки. Всё остальное — разработку материалов, работу с преподавателем, продакшн (видеопроизводство), постпродакшн (монтаж, графическое оформление, продвижение), согласование авторских прав — компания возьмет на себя. 
 
«Такой вариант удобный, но дорогой: придется переплатить ориентировочно вдвое по сравнению с производством своими силами. Еще одна важная особенность собственного продакшна вуза заключается в лояльности университету, знании внутренней кухни и исполнении курса с пониманием плюсов, минусов, выгод для вуза и преподавателей. Так что если есть возможность содержать свое видеопроизводство, лучше делать всё самим. Это потребует стартовых вложений от нескольких сотен тысяч до нескольких миллионов рублей, но плюсов в такой организации процесса, как мне кажется, намного больше, особенно в долгосрочной перспективе», — добавляет Ольга Ечевская.
 
У аудитории онлайн-курсов, в свою очередь, есть несколько мотивов для такого обучения: любопытство, «прокачка» в определенной сфере либо получение новой профессии. Конечно, если можно в любой момент выключить компьютер, а за спиной нет фигуры преподавателя, это снижает уровень ответственности. Потому МООК отчасти снимают как кино, чтобы заинтересовать потенциального зрителя. В то же время сами слушатели нередко вырабатывают уловки, чтобы себя заставить: предлагают друзьям вместе пройти курс, отводят определенное время на обучение, используют время в пробке или метро. К тому же сейчас платформы и преподаватели изучают, как удерживать внимание человека, которого нельзя увидеть: встраивают в видео цепляющие элементы, спрашивают, чего человек хочет от дистанционного обучения, советуют курсы на определенную тематику.
 
Онлайн VS офлайн
 
Вопрос соперничества дистанционного и очного обучения до сих пор вызывает длительные обсуждения. В некоторых традиционных курсах по ряду причин теоретическая часть почти не меняется: в таком случае можно продуктивнее использовать время личного общения преподавателя со студентом для дискуссий или проектной работы, а теоретические знания получать самостоятельно. Наличие онлайн-версии особенно ценно для иностранных студентов, у которых обучение на русском языке вызывает дополнительные сложности. Так, в НГУ на платформе Coursera есть МООК «Основы вирусологии»: он помогает освоить основной курс «Молекулярная вирусология» в очной магистратуре. К тому же в НГУ при достаточно высоком уровне подготовки приходят люди из других вузов, имея некоторые пробелы в базовом образовании: онлайн-обучение поможет их заполнить.
 
Кроме того, если в университете есть уникальные лаборатории, возможности или преподаватели, онлайн-курс позволяет познакомиться с вузом, а еще — мотивировать потенциальных студентов поступить в университет. У НГУ есть успешный опыт такого привлечения: один из абитуриентов даже написал развернутый отзыв на курс о ГМО, в котором сообщил, что именно благодаря нему выбрал вуз и профессию.
 
«В такой сфере есть и свои трудности, в частности с авторскими правами. Преподаватели привыкли делать презентации с картинками из Интернета, и тот факт, что не всё можно просто взять и использовать, им не всегда очевиден. Законодательство совершенствуется, правовой статус онлайн-курсов проясняется, а потому в скором времени с этим вопросом будет проще. Однако пока картинки приходится искать, заменять, отрисовывать, заключать новые формы договоров, защищать собственные курсы, чтобы они не разлетелись по соцсетям и открытым источникам», — добавляет Ольга Ечевская.
 
Еще одна особенность дистанционного обучения связана с тем, что в России его пытаются вписать в Федеральные государственные образовательные стандарты. Цифровизация образования сейчас находится в числе приоритетных задач профильных министерств, и университеты получают плановые показатели, на которые приходится ориентироваться. При этом именно возможность не вписываться в стандарты и подавать что-то не так, как в вузах, — один из важных плюсов онлайн-курсов.
 
«С другой стороны, положительные стороны тоже есть: так, национальную платформу “Открытое образование” сделали как раз для того, чтобы студентам было проще засчитывать курсы, прослушанные онлайн. Если читаемая в традиционном формате дисциплина слабо преподается в вузе, обучающийся может прослушать МООК на такую же тему, и в случае совпадения объемов материала и формируемых компетенций получить зачет в рамках основной образовательной программы», — отмечает специалист. 
 
МООК и офлайн, прекрасен ваш союз
 
На данный момент онлайн-образование неразрывно сосуществует с традиционной системой. Так, преподаватели НГУ уже сейчас используют имеющиеся курсы, позволяя брать в Интернете часть своего материала, а на факультете естественных наук активно применяются МООК других университетов. Для закрепления подобного формата нужно, чтобы факультеты проводили анализ имеющихся курсов, отбирали достойные — мировые университеты уже идут по этому пути. Например, в США онлайн-образование начиналось с отдельных курсов, потом появлялись специализации, а теперь существует несколько онлайновых магистратур — можно даже получить диплом о высшем образовании. 
 
«Когда пошла эта волна, многие думали: наконец люди из самых дальних городов получат доступ к самому качественному образованию! Скептики при этом говорили: ну чему можно научиться таким образом, ведь главное — контакт учителя с учеником. Оказалось, в чем-то правы и те, и другие: появляется больше возможностей, но эффективность онлайн-обучения остается ниже очного. Перспективен, скорее, смешанный формат, и в будущем оба вида образования будут взаимодействовать между собой», — добавляет Ольга Ечевская. 
 
Возможно, среди университетов и здесь встанет вопрос первенства — ведь чем больше студентов (и слушателей) собирает вуз, тем лучше он работает. Лидерство университетов на рынке онлайн-образования будет во многом определяться их умением работать с данными о том, как учатся и ведут себя слушатели МООК. В дальнейшем благодаря аналитике станет яснее, как люди учатся в онлайне, насколько честно проходят этот путь — кто отвечает на вопросы вдумчиво, а кто «тыкает наудачу».
 
«Я думаю, что MOOК станут естественной частью образования, хотя традиционный формат никуда не денется. Основная особенность университета — сообщества, связи, люди — остается крайне значимой. Возможно, у слушателей получится “собирать” свое образование из курсов разных вузов. В любом случае будет много интересного, но ясно одно: онлайн пришел в вузы, чтобы остаться там надолго», — заключает специалист.
 
Алёна Литвиненко

Источники

Что МООК грядущий нам готовит
Наука в Сибири (sbras.info), 20/09/2018

Похожие новости

  • 21/05/2016

    Андрей Гуртов: «В России очень талантливые специалисты, с которыми приятно сотрудничать»

    ​На факультете информационных технологий НГУ в рамках Дня открытых дверей для поступающих в магистратуру и аспирантуру ФИТ с лекцией выступил адъюнкт-профессор Университета Аалто (Хельсинки) Андрей Гуртов.
    1038
  • 20/03/2017

    Академический час для школьников «Программирование в Академгородке – безграничные возможности»

    ​14 марта лицей № 130 имени академика М. А. Лаврентьева гостеприимно распахнул двери перед участниками очередного Академического часа для школьников.   Александр Гурьевич Марчук, доктор физико-математических наук, профессор Новосибирского государственного университета, директор Института систем информатики им.
    1137
  • 30/09/2016

    Аспиранты ФИТ представят НГУ в Японии на международной конференции

    ​С 6 по 8 октября в японском Университете Айзу (University of Aizu, Aizu-Wakamatsu) пройдет международная конференция, посвященная разработкам в области IT (Conference of Application in Information Technologies).
    1730
  • 19/05/2016

    Денис Адамов: наше агентство - в числе «Крупнейших переводческих компаний России-2016»

    ​Семь лет назад трое студентов, будущие юристы, решили заняться переводческим бизнесом. Сейчас глава агентства переводов — Денис Адамов — управляет совместным бизнесом самостоятельно, несмотря на ограничения, связанные со здоровьем.
    1484
  • 29/08/2018

    Феномен новосибирского Академгородка: как определить путь его дальнейшего развития

    ​Правительство Новосибирской области готовит программу развития одного из самых известных и значимых объектов в регионе — Академгородок 2.0. Редакция «ЧС» запустила серию публикаций о том, что стоило бы затронуть в этой программе, причем с акцентом на духовной составляющей.
    286
  • 03/10/2018

    Академгородок. Перезагрузка

    ​Новосибирск как центр развития науки будет перезапущен. В нем будет реализовано три мощнейших проекта и еще 22 «обыкновенных». Планируемая общая стоимость — примерно полтриллиона рублей. За настоящий прорыв.
    591
  • 13/04/2016

    Пятеро новосибирцев написали «Контурную карту» на отлично

    Организаторы «Контурной карты» подвели итоги контрольной работы по географии в Новосибирске. 56 участников получили тройки, 17 — четверки, и 5 человек написали на отлично. Результаты контрольной выложены на сайте «Контурной карты».
    1244
  • 12/01/2018

    Лаборатория алгоритмики НГУ и TU Berlin разрабатывают новые способы эффективного сокращения объёмов данных

    Лаборатория алгоритмики ММФ НГУ и группа «Алгоритмика и теория сложности вычислений» Берлинского технического университета (TU Berlin) получили поддержку РФФИ и Германского научно-исследовательского общества (DFG) для проведения совместного научно-исследовательского проекта.
    765
  • 09/07/2018

    Академику Шокину Юрию Ивановичу - 75 лет!

    ​​​​Юрий Иванович Шокин родился 9 июля 1943 года в г. Канск Красноярского края. В 1966 году окончил механико-математический факультет Новосибирского государственного университета. Далее в Вычислительном центре (ВЦ) СО АН СССР (г.
    352
  • 05/08/2017

    Какие специальности выбирают новосибирские абитуриенты

    В Новосибирске завершает работу приемная комиссия, а это значит - время подводить предварительные итоги. Какой он, абитуриент 2017 года? Мы задали этот вопрос руководителям вузов Новосибирска в пресс-центре "Комсомольской правды" - Новосибирск".
    835