Что не так с системой общего образования? При чём тут ЕГЭ? Почему министру просвещения проще говорить о миссии учителя, чем следить за зарплатами? Справится ли Ольга Васильева с задачами, поставленными в майском указе? Об этом – в материале profiok.com.

Разве дело не в ЕГЭ?

Как только речь заходит о качестве школьного образования, начинают всё громче звучать голоса противников ЕГЭ. Тесты типа «угадайка» давно уже остались в прошлом, в вузах начали отмечать явную тенденцию к «усилению» состава поступающих за счёт высокобалльников из глубинки, но в ЕГЭ всё равно принято видеть источник всех проблем.

За примерами далеко ходить не надо. Британский журнал The Spectator по материалам Всемирного экономического форума в Давосе составил и опубликовал рейтинг стран по уровню образования. В этом рейтинге Россия оказалась на 52 месте, в аналогичном рейтинге качества математического и естественнонаучного образования – на 51 месте. «И как это понимать? По качеству образования мы на 52-м месте! Может быть, уже пора признать проблему? Хватит «молиться» на ЕГЭ. Пора принимать экстренные меры», – запаниковал телеведущий Владимир Соловьёв.

Пожалуй, признать проблему и вправду пора. Одна из целей, поставленных в майском указе Владимира Путина и вошедших в нацпроект «Образование», касается именно рейтингов: российская система общего образования должна доказать свою глобальную конкурентоспособность и войти в десятку лучших мировых систем. Как можно отчитаться о достижении цели? Правильно, через рейтинги. Просто нужно подыскать (или разработать самим, как уже случилось с рейтингом университетов – прим. profiok.com) систему ранжирования, в которой Россия оказалась бы на выгодных позициях. В конце концов, в рейтинге PISА Россия оказывается не в шестом десятке, а всего лишь на 28 месте. Нагонять, стало быть, меньше.

Министр просвещения Ольга Васильева постоянно призывает школы отказаться от натаскивания на ЕГЭ и грозится сломать такую систему. Но пока никаких изменений не происходит. Разве что ввели устное собеседование для девятиклассников, и это было бы замечательно, если бы не выглядело первым шагом к натаскиванию на прохождение тестов PISA.

В целом же видно уже, что называется, невооружённым глазом: с системой образования явно что-то не так. Меняются стандарты, одни учебники вытесняются другими, в школы тянут высокоскоростной интернет и заставляют учителей переходить к цифровым форматам работы со своими подопечными. Но как жаловались вузовские преподаватели на то, что студентов приходится доучивать, так и жалуются: просто с высокими баллами ЕГЭ приходят более сообразительные и более мотивированные молодые люди, но со знаниями у большинства из них всё равно беда.

Родители детей школьного возраста согласятся, что дети страшно перегружены. Все после школы занимаются в кружках и секциях, а вернувшись домой, сидят за домашними заданиями до глубокой ночи. По данным опроса аналитиков проекта «Дети Mail.ru», больше половины (56 процентов) родителей вынуждены делать домашние задания даже не вместе, а вместо своих детей.

Что же случилось? Вряд ли школьная программа стала вмещать в разы больше материала, чем в советское время. Однако советские дети и уроки делали сами, и гулять успевали. Вот цитата из «Денискиных рассказов» Виктора Драгунского:

Андрюшка стал читать: «Папа у Васи силен в математике, учится папа за Васю весь год. Где это видано, где это слыхано, – папа решает, а Вася сдаёт?!» 

Мы с Мишкой так и прыснули. Конечно, ребята довольно часто просят родителей решить за них задачу, а потом показывают учительнице, как будто это они такие герои. А у доски ни бум-бум – двойка! Дело известное. Ай да Андрюшка, здорово прохватил!

Частушки эти вызывали смех, потому что явление это было не нормальным, как сейчас, а из ряда вон. Дети учились самостоятельно и при этом запомнили из школьной программы больше, чем помнят нынешние молодые люди. Есть ли внятное объяснение этому парадоксу? Один из вариантов: мозг у детей занят совсем иными «компетенциями», вот и не умещается в него всё остальное.

Наверное, здесь можно было бы порассуждать об информации, которая обрушивается со всех сторон на несчастных современных детей, о клиповом мышлении и даже о том, что главное – учиться думать и анализировать, а не запоминать факты.

Ещё можно напомнить, что в ряде стран домашних заданий не задают вовсе: считается, что ребёнка должны всему научить в учебные часы. К примеру, в США школы имеют право либо совсем отказаться от домашних заданий, либо не оценивать их выполнение.

В России вопрос так не стоит – может быть, и к лучшему, ведь самостоятельная работа и повторение пройденного укрепляют нейронные связи, закрепляются навыки, информация лучше запоминается. Тот же ЕГЭ сдавать будет легче.

Но беда вот в чём: в конечном итоге у нас дети перегружены, школы хвастаются количеством победителей предметных олимпиад, Минпросвещения радуется росту уровня сдачи ЕГЭ, а молодые люди как ничего не знали, так и не знают. По данным ОНФ, каждый пятый родитель считает, что его ребёнка плохо учат иностранному языку, около 40 процентов опрошенных хотели бы улучшить преподавание физики, химии, информатики, математики, биологии.

Кого и чему мы учим в итоге? Может быть, проблема не в тестах и не в стандартах, а в самих учителях?

Российские школы: кадровые проблемы

В 2016 году Ольга Васильева пришла на пост министра образования с обещанием поднять престиж профессии учителя. Она постоянно повторяет, что образование – не услуга, что работа учителя – призвание, служение, миссия.

Об учительском труде стараниями Васильевой и правда стали говорить чаще и больше, а с финалистами конкурса «Учитель года» президент лично встречается в Кремле. Но что дальше? Работают ли все эти меры на повышение престижа учительской профессии, выросло ли в результате качество преподавания?

Увы, реальных результатов пока что-то не видно. Представители ведомства Васильевой любят рассказывать о росте конкурса в педагогические вузы и о том, как в них приходят абитуриенты со всё более и более высокими баллами ЕГЭ. Возможно, через несколько лет мы это почувствуем. Пока же в Минобрнауки (ведомство Михаила Котюкова – прим. profiok.com) заявляют, что всего сорок процентов выпускников педуниверситетов работают по своей специальности, а средний балл ЕГЭ при поступлении в эти вузы сейчас ниже среднего по стране. Видимо, поэтому руководство страны закрывает глаза на проект «Учитель для России»: в ситуации, когда преподавать совсем некому, учитель «на час», да ещё и со странными идеологическими установками, остаётся меньшим из зол.

По данным ОНФ, кадровые проблемы, то есть нехватку учителей, испытывает чуть меньше половины (48 процентов) российских школ, при этом в 44 процентах школ не хватает учителей математики, в каждой третьей – русского и литературы. В такой ситуации рассказы о том, как выстроена система образования в Москве и как высоки зарплаты московских педагогов, никак не мотивируют молодых людей в регионах выбирать профессию учителя. Даже в Подмосковье учительская ставка едва превышает тридцать тысяч рублей. Конечно, можно взять две ставки, но как это повлияет на качество работы? Поэтому учителя из Подмосковья стараются устроиться на работу в Москве. Снимают квартиру вскладчину, копят деньги, чтобы через несколько лет вернуться с ними домой. Много ли даёт их ученикам такое служение? Успевают ли загнанные педагоги думать о повышении квалификации?

О квалификации стоит сказать особо. В прошлом году Рособрнадзор провёл анонимное исследование: школьным учителям математики предложили решить задачи, которые предстоит решать их ученикам при поступлении на математические факультеты различных вузов. Половина участников с этим заданием не справились. Как и чему они учат своих подопечных?

Когда Пётр Толстой попросил Ольгу Васильеву прокомментировать эту ситуацию («Толстой. Воскресенье», выпуск от 18.11.2018 – прим. profiok.com), министр рассердилась. Васильева заявила, что, во-первых, исследование не закончено, а во-вторых, в телеэфире лучше обсуждать позитивные новости, например, успешное участие российской сборной в международной математической олимпиаде.

К конкурсу «Учитель года» тоже, надо сказать, есть вопросы. Кандидат в лауреаты должен предъявить жюри свой сайт, посредством которого он общается с коллегами и учениками в виртуальном пространстве. Отличное требование, современное. Только вот после того, как очередной лауреат получает приз, его сайт перестаёт обновляться. Судите сами. Победитель конкурса «Учитель года» в 2016 году – Александр Шагалов из Краснодарского края. На главной странице его сайта опубликовано поздравление с 1 сентября, датированное 2016 годом. В 2017 году в конкурсе победил историк Илья Демаков из Санкт-Петербурга. Его страница в Facebook с материалами для учителей была создана 29 июля 2017 года и последний раз обновлялась 1 августа того же года. На сайте Демакова с 2017 года не появилось ничего нового. В 2018 году конкурс «Учитель года» выиграл Алихан Динаев из Чечни. Наверное, читатели уже догадались: с осени 2018 года его сайт не обновлялся.

Закономерный вопрос: не выглядит ли подготовка к конкурсу «Учитель года» точно таким же натаскиванием, в котором российских учителей упрекают в связи с ЕГЭ? И не стоит ли задуматься о перестройке всей системы?

Плата за служение: кто следит за учительскими зарплатами?

Чтобы молодые люди стремились стать педагогами, чтобы те, кто уже выбрал для себя эту профессию, не бились из последних сил, работая на двух ставках, а занимались своими прямыми обязанностями – учили детей, педагогам нужно платить достойную зарплату.

Служение служением, но осознанием важности собственной миссии сыт явно не будешь. К сожалению, Ольга Васильева предпочитает чаще говорить о миссии, чем о материальной стороне работы учителя. Может быть, потому, что не вполне управляет ситуацией с зарплатами, поскольку этот вопрос решается на уровне субъектов РФ.

На встрече Васильевой с президентом 31 января это было особенно заметно. Приводим выдержку из официальной стенограммы, размещённой на сайте Кремля.

В. Путин: <…> Зарплата учителей не должна опускаться ниже, чем средняя по экономике в регионе соответствующем.

О. Васильева: <…> Вы знаете, наши учителя – это удивительные люди, это правда.

В. Путин: Я знаю. Вот поэтому нужно следить за уровнем заработной платы.

О. Васильева: Да, это удивительные люди.

В. Путин: Следите за уровнем заработной платы.

О. Васильева: Мы услышали, Владимир Владимирович.

В. Путин: Не надо их нахваливать. За зарплатой следите.

О. Васильева: Будем следить и следим.

Активисты ОНФ выявили, что в 22 процентах школ дополнительные занятия с учениками, даже если требуется просто растолковать пройденное на уроке, проводятся на платной основе. Может быть, стоит всё-таки начать платить учителям нормальные зарплаты?

Справится ли Ольга Васильева?

Когда Ольга Васильева сменила в кресле министра Дмитрия Ливанова, у многих появилась надежда, что в системе образования всё быстро начнёт меняться в лучшую сторону. Однако прошло несколько лет, и существенных изменений никто так и не дождался. Выходит, Васильева не справляется с исполнением собственных обещаний? Или просто изменения происходят медленнее, чем нам хотелось бы?

«Нужно понимать, насколько запущены были Авгиевы конюшни, которые достались Ольге Васильевой от её предшественника, – считает заместитель директора Центра экономического развития и сертификации (ЦЭРС ИНЭС) Юрий Смыслов. – Нужно было заниматься кадровой зачисткой министерства – если помните, там были даже уголовные дела. Васильева разбирается с учебниками, там замешан крупный бизнес, и приходится если не вытеснять издательства, выпускающие плохие учебники, то заставлять их делать качественный продукт. Параллельно с повышением качества образования, ведомство Васильевой решает задачи воспитания и профориентации школьников, курирует строительство школ и детсадов, занимается средним профессиональным образованием.

К счастью, с прошлого года высшее образование и наука перешли в ведение другого ведомства. Думаю, Ольга Васильева и её коллеги вздохнули с облегчением, получив возможность сосредоточиться на задачах, связанных с развитием средней школы.

Конечно, хочется, чтобы министр действовала поактивнее. С другой стороны, школьное образование – тонкая сфера и резкие движения тут могут нанести непоправимые последствия. А тот факт, что Ольга Васильева сосредоточена на развитии учительского корпуса, даже обнадёживает. Появятся в школах квалифицированные учителя – значит, дети полюбят учиться, заинтересуются. Пока такие учителя не появятся – ни электронные учебники, ни плазменные панели, ни высокоскоростной интернет делу не помогут. Всё-таки обучение – это прежде всего контакт учителя и ученика».

«Вы поставили очень важную задачу перед нами – чтобы наше общее образование вошло в десятку лучших мировых. У нас есть на это все основания», – сказала Ольга Васильева Владимиру Путину. Что ж, раз основания есть, при должном старании и упорстве всё должно получиться. Будем надеяться, что Минпросвещения будет двигаться в сторону качественных изменений и не начнёт «натаскивать» педагогов и детей в стремлении достичь определённых показателей. Чиновничья работа, между прочим, тоже своего рода служение. И миссия… 

Похожие новости

  • 13/06/2018

    Что ждет российскую аспирантуру?

    ​За крупными и грозными событиями политики и экономики, несколько в тени пребывает грядущая реформа российской аспирантуры. Не столь уж многих занимает эта, относительно небольшая часть образовательной сферы — да, может быть, не так уж сильно она и меняется.
    921
  • 11/04/2018

    Наукометрия не заменит экспертизу: ФАНО и академики-скептики наконец-то нашли общий знаменатель для проверки институтов РАН

    Проблема оценки научного труда дебатируется в России уже многие годы. А в ходе подготовки реформы Российской академии наук и особенно после ее начала она обострилась. Реформаторы, возглавляемые Дмитрием Ливановым, еще даже до назначения его министром образования и науки пытались доказать, опираясь на наукометрические методы, что РАН и вообще фундаментальные науки в России в глубоком кризисе, и главная причина этого — архаичная организация.
    512
  • 25/06/2018

    Валерий Черешнев: Жизнь академии - борьба

    ​В конце июня исполняется пять лет с тех пор, как правительство внесло в Государственную Думу законопроект о ликвидации Российской академии наук. Позже первоначальный документ был существенно переработан, многое в нем удалось изменить к лучшему.
    438
  • 14/05/2018

    Расщепленное министерство технологического рывка

    ​Владимиру Путину, по-видимому, много придется заниматься выстраиванием новой системы управления наукой. Кажется, одна из интриг будущей структуры правительства России разрешилась. Как сообщили сразу несколько источников в Госдуме РФ, в будущем составе кабинета министров произойдет «расщепление» нынешнего Министерства образования и науки РФ на два – Министерство образования (просвещения) и Министерство науки.
    371
  • 13/02/2018

    Внимание чиновников к исследованиям ученых оборачивается лишь усилением бюрократического пресса

    ​Президент РФ Владимир Путин рассказал о планах по заманиванию обратно в Россию наиболее успешных ученых-россиян. Избранный в сентябре 2017 года новый президент Российской академии наук Александр Сергеев энергично взялся за дело (в минувшем январе оба президента встретились и остались довольны друг другом).
    1337
  • 09/03/2016

    Валерий Сойфер: Россия без РАН

    ​Известно, что правители нередко пытаются скрыть историю и детали принятия существенных решений, особенно непопулярных, но это редко удается. Примером служит чудом вырвавшаяся на обозрение стенограмма заседания российского правительства, состоявшегося в 2013 году, на котором членам кабинета министров был представлен проект закона об упразднении Российской академии наук.
    846
  • 27/06/2018

    Реформа РАН потерпела сокрушительную победу

    ​За пять лет Академия наук осталась без институтов, без научных тем и даже без ФАНО. Сегодня, 27 июня, исполнилось ровно пять лет с того момента, как на заседании правительства РФ премьер-министр Дмитрий Медведев объявил о начале процедуры внесения в Госдуму РФ проекта Закона «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук…» (ФЗ-253).
    668
  • 26/10/2016

    Как Академия наук пережила мораторий

    ​​​26 октября, состоится научная сессия Общего собрания Российской академии наук. Тема сессии - "Генетические ресурсы растений, животных и микроорганизмов на службе человечества". Академический генофонд В повестке сегодняшнего дня Общего собрания РАН запланированы выступления вице-президента РАН Геннадия Романенко (в 1990-2013 годах - президент Российской академии сельскохозяйственных наук), министра сельского хозяйства РФ Александра Ткачева и руководителя Федерального агентства научных организаций (ФАНО) Михаила Котюкова.
    1744
  • 02/09/2016

    Виталий Третьяков: пора возрождать национальную систему образования

    ​1 сентября в нашей стране называют Днем знаний. Миллионы школьников и студентов влезают за парты, рассаживаются в аудиториях и сразу начинают отсчитывать недели и месяцы до начала каникул и годы до получения заветных корочек о получении среднего или высшего образования.
    649
  • 17/10/2016

    Что даст алтайской науке новый центр агробиотехнологий?

    ​До конца 2016 года в крае должен появится новый "Федеральный алтайский научный центр агробиотехнологий".  Уже сейчас известно, что он объединит шесть научно-исследовательских институтов региона, которые, не потеряв своей самостоятельности, обретут общее административное подразделение.
    1812