​10 мая 1942 года в газете «Правда» была опубликована статья «Оружие передовой науки – в помощь Красной Армии». Вот отрывок из этой газетной публикации. «Современная война есть война моторов, война резервов.

А моторостроение – это сложнейшая отрасль промышленности, связанная непосредственно с глубочайшей научно-исследовательской работой, с теоретическими проблемами науки. Мотор – это сердце самолета, танка, автомашины. Горючее – его кровь. Побеждает тот, кто сделает мотор наиболее мощным, кто обеспечит непрерывный приток горючего. А это требует напряженной, оригинальной, новаторской работы мысли». Фактически перед нами – набросок философии техногенной матрицы.

Правительства уче­ных и экспертов

Сегодня уже очевидно, что политика сама по себе – это только продолжение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. «Многие из высших руководителей существующих правительств, корпораций и профсоюзов в значительной степени уже скорее номинальные фигуры, чем самостоятельные, энергичные прави­тели, – отмечал еще в 1963 году американский социолог Питирим А. Сорокин. – Политика, которую они проводят, свидетельствует о том, что значительная их часть стала просто исполнителями «безмолвных предписаний» современных научных открытий и изобретений. До 1940 года ни администрация Трумэна, ни Сталина, ни Эйзенхауэра, ни Хрущева, ни генералы и адми­ралы, ни кто-либо из современных руководящих государственных и политических деятелей не имели ни малейшего представления об «атомных», «водородных» и «космических» политиках, которые сейчас проводят все современные высшие руко­водители. В этом смысле современные руководящие государственные и политические деятели все более становятся просто номинальными фигурами исполнителей «безмолвных приказов» нау­ки и технологии, передав им свои права рас­поряжаться научными экспертами, советниками и членами комиссий.

Такая тенденция знаменует угасание сущест­вующих в настоящее время правительств поли­тиков, посредством политиков и для политиков и их замену, в конечном счете «правительствами уче­ных и экспертов».

Сказанное выше в полной мере относится и к советскому руководству. Возможно, и не осознавая этого, оно действовало именно в рамках данной парадигмы. Техногенная матрица во время Второй мировой войны требовала более или менее грамотных, адекватных складывающейся новой техногенной культуре, исполнителей. На это работала вся пропагандистская машина СССР.

Так, издательство «Молодая гвардия» с началом войны оперативно переформатировало свою знаменитую серию объемистых книг «Жизнь замечательных людей» в покетбуки серии «Великие люди русского народа». Вышло 26 книг. Среди прочих – биографии И.П. Павлова и Н.И. Лобачевского, А.С. Попова. Серия выпускалась тиражом 25–50 тыс. экземпляров.

Государственное издательство технико-теоретической литературы (Гостехтеориздат) за пять лет войны выпустило 223 названия книг тиражом 4,5 млн экземпляров. Среди сугубо фундаментальных научных монографий (например, «Аэродинамика пограничного слоя» Лойцянского, «Математические основания статистической механики» Хинчина, «Теория групп» Куроша) издательство приступило и к выпуску «Научно-популярной библиотеки». Среди авторов – крупнейшие советские ученые. В этой серии вышли книги: Богоров. Подводный мир (жизнь в море); Воронцов-Вельяминов. Происхождение небесных тел; Лункевич. Земля в мировом пространстве; Михайлов. Солнечные и лунные затмения; Полак, Как устроена вселенная; Субботин. Происхождение и возраст Земли; Обручев. Происхождение гор и материков; Малиновский. Строение и жизнь человеческого тела; Стекольников. Молния и гром… Общий тираж этих книг – 200 тыс. экземпляров.

Именно техногенная матрица определяет политическую логику, хотят признаваться себе в этом политики или нет. Лучше, конечно, когда это делается сознательно. Простыми, но тем не менее очень эффективными методами пыталось направлять этот процесс и советское руководство. Причем в самые драматические периоды военных действий.

В 1943 году создается лекционное бюро при Комитете по делам высшей школы. В его работе приняли участие крупнейшие ученые страны. По данным академика Артоболевского, за четыре года существования лекционного бюро было прочитано около 10 тыс. лекций.

«Материалистическое объяснение явлений природы»

27 сентября 1944 года ЦК ВКП(б) издает постановление «Об организации научно-просветительской пропаганды». В констатирующей части подчеркивалось: «ЦК ВКП(б) считает, что пропаганда естественно-научных зна­ний среди масс приобретает в нынешних условиях особо важное значение в деле дальнейшего подъема культурного уровня широ­ких слоев трудящихся и преодоления пережитков бескультурья, суеверий и предрассудков».

Обратите внимание, какой репертуар научной популяризации предлагал ЦК ВКП(б) в постановляющей части: «1. …Основным содержанием научно-просветительной пропаганды должно быть материалистическое объяснение явлений природы, разъяснение достижений науки, техники и культуры. Среди насе­ления, особенно в деревне, следует широко практиковать органи­зацию лекций, проведение бесед и громкое чтение популярных брошюр и статей о строении Вселенной, о происхождении Солнца и Земли, об основных астрономических явлениях, о возникновении и развитии жизни, о происхождении человека, о строении челове­ческого тела, о происхождении и жизни растений и животных, о причинах болезней и борьбе с ними, о научных основах земледе­лия и животноводства, о мерах повышения урожайности и про­дуктивности животноводства, об энергии и ее использовании и т.д.

Лекции должны быть популярными и вместе с тем вполне соот­ветствовать современному уровню науки. Лекции и беседцы необходимо иллюстрировать наглядными пособиями, плакатами, диа­позитивами, картами, экспонатами и т.п.». И, как следствие, пятым пунктом в постановлении значилось: «Обязать Наркомпрос РСФСР и ОГИЗ РСФСР организовать издание научно-популярных брошюр объемом в 1–2 печатных листа.

Поручить Наркомпросу РСФСР разработать план издания научно-популярной литературы в 1944 году и на 1945 год.

Обязать наркомпросы союзных республик снабдить все избы-читальни библиотечками массовой естественно-научной литературы».

Не забыто было и самое массовое из искусств на тот момент – кино:

«6. Обязать Комитет по делам кинематографии при СНК разработать до 10 октября с.г. и внести на утверждение ЦК ВКП(б) план выпуска полнометражных и короткометражных фильмов на естественнонаучные темы. Организовать систематическую демонстрацию для населения научно-популярных полнометражных фильмов.

7. Обязать Наркомпрос РСФСР и Комитет по делам кинематографии при СНК СССР обеспечить в 1944/45 гг. выпуск наглядных пособий на естественно-научные темы – диапозитивов, плакатов, карт, передвижных выставок, проекционных фонарей и т.п.».

Учитывая условия военного времени, такого рода научно-техническая пропаганда выглядит в лучшем случае нереалистично, если не сказать – сюрреалистично.

Действительно – решающий момент Второй мировой войны. Тяжелейшая ситуация в сельскохозяйственном производстве страны. В 1942 и 1943 годах более чем вдвое сократились заготовки хлеба по сравнению с предвоенным 1940-м. Именно 1943 год считается переломным в восстановлении сельскохозяйственного производства. За счет увеличения посевных площадей зерновых культур в освобождаемых районах страны в 1944 году СССР получил на 1,1 млрд пудов хлеба больше, чем в 1943 году.

Какой ценой это давалось – наглядно характеризует такой факт: «Удельный вес женщин в составе трактористов МТС вырос с 4% в начале 1940 года до 45% в 1942 году, удельный вес женщин среди комбайнеров МТС вырос с 6 до 43%, удельный вес женщин среди шоферов МТС – с 5 до 36%, удельный вес женщин среди бригадиров тракторных бригад МТС вырос с 1 до 10%» – эти данные приводил председатель Госплана СССР Н.А. Вознесенский в книге «Военная экономика СССР в период Отечественной войны» (1947). Но именно в этот момент в деревнях «следует широко практиковать органи­зацию лекций, проведение бесед и громкое чтение популярных брошюр и статей о строении Вселенной, о происхождении Солнца и Земли, об основных астрономических явлениях, о возникновении и развитии жизни, о происхождении человека».

3-15-3350 copy 350 2.jpg
Академический десант

Однако этот якобы когнитивный диссонанс разрешает тонкое замечание американского культуролога Александра Гениса: «Уязвимость «сдержанной» концепции науки в том, что она лишает науку главной на посторонний взгляд ценности: способности заменять религию. Но если наука ограничивает себя в мировоззренческих притязаниях, она стремительно теряет престиж и статус».

Переходя опять от метафизики к физике, можно отметить, что перед нами – один из инструментов государственной научно-технической политики (ГНТП), начавшей активно формироваться именно в 1943–1944 годах.

Совет по научно-технической пропаганде АН СССР отмечал: «За 1945 год и первое полугодие 1946 го­да бригады ученых, организуемые Советом по научно-технической пропаганде, посети­ли более 40 городов и промышленных центров страны, в том числе: Кузнецк, Львов, Сталинград, Двинск, Воронеж, Ри­гу, Сталино, Челябинск, Ташкент, Киев, Кишинев, Краснодар, Новосибирск, Сим­ферополь, Одессу, Новороссийск, г. Моло­тов и т.д.

Значительное число ученых выезжало для чтения лекций по поручению инсти­тутов и других учреждений Академии наук СССР».

Интересна не только география, но и тематика этих лекций – техника, физика, химия, экономика, история, биоло­гия, геология... Так, академик В.Н. Образцов прочитал лекции «Транс­порт будущего» и «Задачи транспорта», академик М.В. Кирпичев – ряд лекций по проблеме «Теория теплового моделирования» (в Тбилиси), член-корреспондент АН СССР А.Ф. Капус­тинский – «Успехи физико-химических на­ук в Академии Наук СССР», «Теория твердых тел в химии», «Менделеев и его роль в химии» (во Львове), доктор био­логических наук Н.В. Турбин – «Дарви­низм и марксизм», профессор С.А. Покров­ский – «Героические военные традиции нашей Родины», «Борьба России за свою экономическую независимость», «Реформы Петра Великого», «Великий русский на­род» (для руководящих работников и военной аудитории Воронежа), профессор А.Д. Ласточкин – «Происхождение че­ловека», «Возникновение жизни на Земле» (в Кузнецке и Сызрани), док­тор биологических наук Е.Б. Берко­вич – «Борьба с преждевременной старо­стью и смертностью» и «Сон и сновиде­ния», профессор Н.Ф. Яковлев – «Про­исхождение языка» (в Сухуми, Maхачкале и других городах).

Для высшего командного состава Глав­ного штаба бронетанковых механизирован­ных войск был организован цикл лекций на темы «Атомная энергия и ее хозяйствен­ное использование» (член-корреспондент АН СССР В.П. Вологдин), «Радиолока­ция» (член-корреспондент АН СССР А.И. Берг), «Реактивные двигатели» (академик А.А. Микулин).

Реализация этой политики неумолимо потребовала развития одного из инфраструктурных элементов ГНТП – системы научной популяризации. Не случайно уже в октябре 1945 года создается Государственное издательство культурно-просветительной литературы. Издательство специализировалось на выпуске книг по всем вопросам культурно-просветительной пропаганды. Тогда же организовано Государственное издательство географической литературы – первое специализированное географическое издательство в нашей стране. В его репертуаре помимо произведений классиков отечественной географии много места занимала и научно-популярная литература.

В 1945 году резко увеличилось издание и академической научно-популярной литературы. Комиссия по изданию научно-популярной литературы АН СССР констатировала: «Намеченные планом рукописи сданы в издательство (960 листов). За отчетный год выпущено в свет 125 названий общим количеством 311 листов, то есть в 3 раза больше по количеству названий и в 4,5 ра­за больше по количеству листов, чем в 1944 году, и значительно больше, чем до войны. Большая работа проделана для выпол­нения плана на 1946 год. Из утвержден­ных РИСО (Редакционно-издательский отдел Ан СССР) 746 листов для научно-попу­лярной литературы 650 находятся уже в производстве».

Большие книги о Большой науке

Импульс, заданный популяризации научных знаний еще в конце Великой Отечественной войны, сразу после ее окончания привел к появлению в СССР новой разновидности жанра научно-популярной литературы. Впрочем, в литературоведении, кажется, этот феномен еще не был отмечен. Речь идет о целой серии энциклопедических по форме и содержанию сборников для старших школьников. Несколько характерных признаков позволяют выделить эти издания в самостоятельный вид:

1) авторы (редакторы, составители) этих сборников – ученые;

2) энциклопедичность содержания (то есть попытка охватить по-крупному все основные отрасли науки или энциклопедии какой-либо отдельной научной области или темы);

3) внешний форм-фактор: это всегда книги увеличенного, энциклопедического формата;

4) большое количество иллюстраций и цветных вклеек в тексте;

5) явный футурологический пафос, нацеленность в будущее.

Все это позволяет назвать возникший жанр «Большие книги о Большой науке».

Начался этот жанр с книги «Рассказы о науке и ее творцах. Хрестоматия для всех» (под ред. акад. А.Е. Ферсмана, – М.; Л.: Детгиз, 1946; тираж 30 тыс. экз.). Надо сказать, что готовилось это издание два года, то есть авторский коллектив, собранный Ферсманом, начал работать еще в 1944 году.

«Эта книга – не учебник. Она не излагает материал в строгой системе и охватывает далеко не все области науки. Она, конечно, не исчерпывает также богатейшего запаса человеческих знаний и в тех областях науки, которым посвящены включенные в нее рассказы, очерки и статьи, – отмечалось в издательском предисловии. – Но если она пробудит у молодого читателя интерес к углубленному изучению той или иной специальной области знания, если она усилит его стремление к изучению науки, если она поможет ему избрать свой жизненный путь – издательство вместе с составителями и авторским коллективом будет считать свою цель достигнутой». Исчерпывающе точное изложение стиля и целей издания. Почти программный документ.

Уже через три года выходит второе издание этой книги: «Рассказы о науке и ее творцах» (2-е изд., испр. и доп.; сост. проф. А.А. Яковлев и Л.В. Жигарев. М.: Трудрезервиздат, 1949. 344 с.– тираж 15 тыс. экз.).

Нам важно подчеркнуть, что это было не одномоментное сверхусилие государства. Серия получилась долгоиграющей.

Но событием, которое можно считать символичным завершением военной истории советского научно-популярного жанра, стало учреждение Всесоюзного общества по распространению политических и научных знаний (впоследствии – общество «Знание»).

1 мая 1947 года опубликовано обращение группы государственных деятелей, ученых и работников искусства «Ко всем деятелям советской науки, литературы и искусства и культурным, общественным и другим организациям и учреждениям Советского Союза»: «Мы призываем всех деятелей советской науки и культуры еще более активно работать для повышения социалистической сознательности трудящихся. В публичных лекциях члены общества должны разъяснять внешнюю политику Советского государства, решительно разоблачать провокаторов новой войны и агрессии показывать лживость и ограниченность буржуазной демократии, вскрывать реакционную сущность идеологии современной империалистической буржуазии и ее реформистских прислужников. В лекциях необходимо раскрывать преимущества советского общественного и государственного строя перед капитализмом, показывать успехи хозяйственного строительства в СССР, достижения советской науки, литературы и искусства и стоящие перед советским народом задачи. Мы должны показывать величие нашей социалистической Родины, воспитывать у советских людей чувство гордости за Советскую страну, за наш героический советский народ, ведя решительную борьбу против низкопоклонства отдельных граждан СССР перед современной буржуазной культурой. Долг членов общества – разъяснять важнейшие вопросы марксистско-ленинской идеологии, пропагандировать материалистическое мировоззрение, борясь против всяких ненаучных воззрений и пережитков чуждой идеологии в сознании людей».

7–10 июля 1947 года в Москве в Большом театре состоялось общее собрание членов-учредителей и действительных членов Всесоюзного общества для распространения политических и научных знаний. Председателем общества был избран президент Академии наук СССР Сергей Иванович Вавилов. «Наше общество должно быть проводником и посредником настоящей, высокой, передовой науки от специалистов к народу», – подчеркивал С.И. Вавилов (10, с. 310). Его речь так и называлась: «Советская наука – народная наука».

Совет министров СССР по предложению С.И. Вавилова передал обществу Политехнический музей, журнал «Наука и жизнь» и Центральную политехническую библиотеку. За три с половиной года, что Вавилов был председателем общества, в него вошло 300 тыс. членов! Но Вавилова это не устраивает: «Страна требует, чтобы общество стало еще более массовым, чтобы число его членов росло, чтобы число лекций исчислялось не сотнями тысяч, а миллионами». Собственно, все к этому и шло. За этот же период было выпущено 2307 названий научно-популярных брошюр общим тиражом 99,5 млн экземпляров, прочитано 2 млн лекций, которые прослушали 200 млн человек – то есть все население Советского Союза! Даже чуть-чуть больше…

Беспрецедентное и, судя по всему, до сих пор не повторенное социальное достижение в истории цивилизации: население гигантской страны почти поголовно было охвачено научно-популярной пропагандой! Но самое поразительное – это было не одномоментное сверхусилие. Это была именно целенаправленная политика в области популяризации научных знаний. 

Продолжение следует.

Андрей Ваганов

Похожие новости

  • 27/02/2018

    Заметки о новой социальной общности

    ​По словам вице-премьера правительства РФ Ольги Голодец, наш рынок труда практически нелегитимен, и лишь небольшая его часть функционирует по нормальным правилам. Из более чем 80 млн трудоспособного населения 38 млн россиян непонятно где заняты, чем заняты, как заняты.
    1135
  • 24/01/2017

    Ликвидировать Российскую национальную библиотеку будет непросто

    ​Министерство культуры решило уничтожить петербургскую Российскую национальную библиотеку, объединив ее с Российской государственной библиотекой (Москва). Но сделать совсем тихо это не получится. У проекта объединения РГБ и РНБ есть юридические аспекты - надо поменять много федеральных законов.
    784
  • 28/02/2020

    Еще повоюют. Доведут ли до ума новую методику Минобрнауки?

    ​Казалось, разработанная Министерством науки и высшего образования методика расчета комплексного балла публикационной результативности (КБПР) научных организаций в рамках госзадания расколет научное сообщество.
    903
  • 04/12/2017

    Архивы Академии наук оказались не нужны ни власти, ни самой РАН

    ​Архив Российской академии наук (АРАН) намерен на этой неделе предпринять еще одну отчаянную попытку обратить внимание Федерального агентства научных организаций (ФАНО) и Президиума РАН на катастрофическое состояние уникального фонда, собранного почти за 300 лет существования академических архивов.
    2922
  • 25/06/2016

    Ученые предлагают сделать археологию вузовской специальностью

    ​​Археология должна быть внесена в номенклатуру специальностей высшего образования, уверен директор Института археологии РАН Николай Макаров. Археологию необходимо выделить как отдельную специальность в связи с недостатком квалифицированных кадров этой сфере.
    2180
  • 25/11/2016

    Доступ к делу: насколько открыты научные издания в России

    Почему бесплатный доступ к научным статьям очень важен, какие статьи — русско- или англоязычные — лучше скачивают и почему российские научные журналы не стремятся открывать свои исследования, рассказывает Михаил Сергеев из открытой научной библиотеки «КиберЛенинка».
    1832
  • 24/12/2017

    Академики написали коллективное обращение в связи с интервью главы ФСБ

    Группа известных российских ученых выступила с критикой интервью директора ФСБ Александра Бортникова, которое он дал накануне Дня работника органов безопасности.  Академики и членкоры РАН посчитали, что в этом тексте глава спецслужбы оправдывает сталинские репрессии тем, что не сказал о многочисленных жертвах среди простых граждан.
    1425
  • 18/01/2017

    О плане слияния крупнейших библиотек России

    На сайте Радио Свобода 14 января 2017 года опубликован материал под заголовком «ЕБ вместо РГБ и РНБ», в котором писатель Михаил Золотоносов рассуждает о плане слияния крупнейших библиотек России. 10 января 2017 года внезапно выяснилось, что тайно, как все позорное, идет подготовка к объединению Российской государственной библиотеки в Москве (РГБ) и Российской национальной библиотеки (РНБ) в Петербурге.
    1508
  • 23/04/2020

    Большой стиль научно-технической пропаганды – 4

    Еще в совсем не таком уж и далеком 1981 году выпуск научно-популярной литературы в СССР составил 2451 наименование общим тиражом 83,2 млн экземпляров. Впечатляет и динамика роста тиражей научно-популярных изданий в то время: в 1940 году не выше 13 млн экземпляров; в девятой пятилетке (1971–1975 годах) – около 70 млн ежегодно.
    370
  • 31/05/2016

    Академик Александр Чубарьян: наука, культура и образование сильнее всяких санкций

    ​Академик, научный руководитель Института всеобщей истории РАН Александр Чубарьян рассказал о том, как российские ученые разрушают новые и старые клише о России, с какими сложностями они сталкиваются и как складываются отношения с учеными тех стран, где русофобия достигает своего пика, а также о том, как идет реформа преподавания истории России.
    2826