У Валерия Александровича Черешнева столько титулов и званий, что одно их перечисление, кажется, займет газетную полосу. Вот лишь некоторые из них. Доктор медицинских наук, профессор. Академик, член президиума Российской академии наук. Депутат Государственной думы, председатель комитета по науке и наукоемким технологиям. Член президиума Центрального совета партии "Справедливая Россия". Почетный гражданин Пермского края...

Сейчас он живет и работает в Москве, предыдущие этапы его биографии связаны с Пермью (окончил Пермский медицинский институт, 25 лет - заведование кафедрой в классическом университете, был председателем Уральского отделения РАН) и Екатеринбургом. Впрочем, ученый и сейчас в Перми бывает часто - продолжает преподавать в alma mater, приезжает по депутатским и другим делам. Скажем, недавно был на торжестве вручения Строгановских премий, затем - на открытии Дягилевского фестиваля.

Иммунология, микроорганизмы, которыми он занимается, - неизменно интересные и злободневные для современного сообщества темы. Его, не уставая, можно слушать часами: не перестает удивлять широта его знаний, подкупает неожиданность мыслей, покоряет увлеченность своим делом.

С чего что начинается?

- Философско-дилетантский вопрос: все начинается с микробов, вирусов? Или все заканчивается ими?

- Конечно, начинается. Они же из простых форм существования на Земле. Появились более 500 миллионов лет назад. Для сравнения: человек - 150 тысяч лет. До сих пор ученые думают: что это была за атака на живые организмы огромного количества ретровирусов, откуда они взялись? Либо привнесенные и нашедшие здесь благоприятную среду для быстрого размножения, либо параллельно шел какой-то эволюционный мощный поток образования мелких живых существ. И сейчас дискутируем.

Разумеется, эволюция шла от этих простейших форм к все более сложным. Хотя они, простейшие, и сейчас играют огромную роль - человеческий организм является великолепным вместилищем для них. Важно, чтобы вирусы и бактерии находились тут в равновесии. Нарушилось оно - значит, сбой в состоянии человека, в его иммунной системе. Антибиотики уничтожают "нарушителей", но это тот случай, когда из двух зол приходится выбирать меньшее. Причем через два-три года происходит привыкание бактерий к антибиотикам, и последние надо менять. Сейчас в действии уже их шестое поколение.

Последние два десятка лет привели к открытию и так называемых прионов. Они еще меньше вирусов, чисто белок. Открыты только в мозге, предположительно, лежат в основе болезней Альцгеймера, Паркинсона и других неврологических заболеваний. Есть такая статистика: до 60 лет на первом месте - инфаркты, к 70 они уравниваются с опухолями, после 70 вперед выходят опухоли, к 85 - прионы. В этом возрасте и старше 30 процентов заболеваний - именно неврологические. Говорим: долголетие, а у него, оказывается, свои болезни. Отчего? Сейчас ученые этим занимаются, созданы огромные программы в США, Евросоюзе, в России тоже.

- Выходит, надо бояться не войны, а новых вирусов? Апокалипсис неизбежен?

- Почему? Появляются новые болезни - появляются новые средства борьбы с ними. На всякое действие - противодействие.

Например, в России первый инфаркт зафиксирован в 1909 году. В США - в 1875м. Налицо связь с приходом капиталистического уклада, с развитием производственных отношений, с их интенсивностью. Вот вам сельскохозяйственная страна и вот промышленная.

В данной истории речь о массовых случаях, а не о частных. Частные были и раньше. Сейчас сердечно-сосудистые заболевания составляют 56 процентов от общего числа. Не было, а стало. Почему? Сидячий образ жизни, переедание, хороший уровень жизни. Все меняется: сегодня у 30 процентов населения после 40 лет - ожирение. Вот проблема. Вся Америка, пройдя через нее, теперь бегает. Сосудистые заболевания у них снизились до 30 процентов.

- Существует и такое мнение: эпидемии, неизвестные болезни - они, мол, рукотворные, это происки врагов. Или хотят попугать народ?

- То, что в военных лабораториях разрабатывается соответствующее оружие, несомненно. Но и в реальных больницах, к примеру, стрептококк, который выделяет в результате мутаций в норме до 20 ферментов, образует лишь один фермент - гиалуронидазу. Она, попадая в рану, скажем, на руке, за двое-трое суток растворяет ткань, доходит до плеча, в результате гангрена, ампутация.

А сколько споров было по СПИДу, который впервые зафиксировали в 1983 году и поначалу даже называли по-разному. В какой-де лаборатории его запустили: под Свердловском или в Америке? Когда раскрутили, оказалось - ничего подобного. Этот вирус присущ двум видам обезьян - в Гвинее и Конго. Они друг от друга не заражаются, а другие виды - да. Со временем произошла передача вируса от обезьян к людям - общение широкое, все расползлось по миру. Движение шло с юга на север. Резервуар - человек и животное.

- С какого возраста следует укреплять иммунитет? Как?

- С рождения. Это ж реальная жизнь. Все питание - белковое, жировое, углеводное, витамины и минералы - должно быть сбалансировано. В обычных продуктах так оно и есть. И для мышечного питания, и для умственного.

Другая ипостась - активный образ жизни. У каждого человека после 30 лет час в день должен быть отдан движению: бег трусцой или ходьба. Ну да об этом сказано и написано немало.

Молодым везде у нас дорога

- При всех своих должностях и регалиях кем вы ощущаете себя прежде всего?

- Конечно, ученым. В приоритете, безусловно, наука. Каждый год у меня выходит одна книга и 10-12 статей. Плюс веду пять аспирантов и десять докторантов.

Моя жизнь распределяется между тремя городами: неделю в Москве, неделю в Перми, неделю в Екатеринбурге. Так что никаких связей не теряю. Кстати, в самолете работать замечательно. Статью, например, написать.

- Почему занялись именно иммунологией?

- В то время - это конец 60х - начало 70х годов - в Перми заметно двинулась вперед иммунология. У моего учителя, профессора Ростислава Борисовича Цынкаловского тогда за шесть лет защитились 12 кандидатов и пять докторов наук (в предшествующие годы - всего два кандидата). Опыты на иммунной клетке были очень интересные. Но в Москве они не приветствовались, там не было кафедры иммунологии. Начиналось все с молодого профессора Р. В. Петрова. И когда позднее, в 80е годы, в Перми стал создаваться Пермский научный центр Уральского отделения Академии наук, то мы решили открыть кафедру иммунологии в классическом университете, хотя тоже не все были довольны. С 1990го, за 25 лет, она подготовила порядка 40 кандидатов наук, десяток докторов. Со временем такую кафедру создали и в мединституте.

- Молодым ученым трудно пробить свой путь в науке?

- Не сказал бы так. Среди моих учеников немало тех, кто защитил докторскую диссертацию в 33-34 года, кто готовится к предстоящим выборам в Российскую академию наук. Специально для того, чтобы дать дорогу молодым, сейчас почти для половины кандидатов в члены РАН возраст академика ограничили 60 годами, возраст члена-корреспондента - 50.

Впрочем, для Академии наук такая политика не редкость. Например, Велихова избрали академиком в 35 лет, Спирина - в 36, Скринского - в 32. Но особенно яркий пример - Андрей Дмитриевич Сахаров. В январе 1953 года он скромный старший научный сотрудник, в феврале становится доктором наук без защиты диссертации, летом - испытание соответствующего изделия, и Сахаров получает звание лауреата Сталинской премии I степени, в октябре - выборы в Академию наук, и он сразу академик, в декабре за успешное завершение испытаний - первая Звезда Героя Соцтруда. И это все - в 32 года.

- Мощная была бомба, "родитель" заслуживал...

- Да. Мало кто знает, что с 1948 года у США существовал план "Троян", по которому намечалось 1 января 1950 года сбросить на СССР 300 атомных бомб и 20 тысяч обычных. На все крупные города страны.

- Талантливые академики - это здорово. Однако почему, скажем, выпускники медицинских вузов готовы устраиваться где угодно, но не хотят начинать свой профессиональный путь с глубинки?

- Вот история, которую я услышал вчера от выпускника нашего медуниверситета. Он хирург, получил подъемные, поехал в Коми округ. Пообещали ему нормальные условия. Но за два года, что он там проработал, анестезиолог так и не появился, за серьезные операции не возьмешься. Он уже и подъемные готов вернуть. Хочется человеку работать понастоящему, совершенствоваться в профессии. А там, получается, это невозможно.

Лет до ста расти

- Мы с гордостью произносим: в России средняя продолжительность жизни выросла до 71 года (в Пермском крае, по последним данным, она составляет 69 лет). Но в Японии, скажем, 83 года, в США - 80...

- Да, Россия по продолжительности жизни своего населения входит в группу государств, занимающих с 75го по 130е место в мире. И что интересно: после Великой Отечественной войны продолжительность жизни была 58-60 лет - и в СССР, и в Америке, и в Японии. Однако в Японии сейчас уже 85, столько же в Андорре, в США - 81, и еще 40 государств, в том числе Евросоюз, перешагнули 80летний рубеж.

И это не какой-то географический или иной закон. Посмотрели жизнь и возраст нобелевских лауреатов. Сейчас по миру их живет около 500, а всего 850. Из этой полутысячи 200 - старше 80 лет (у нас в России это Алферов и Горбачев). И средняя продолжительность жизни нобелевских лауреатов - 93 года. Это на 99 процентов мужчины - разумные, деятельные, жизнерадостные люди. Они стройные, подтянутые - ничего лишнего, тренажеры, диета и прочее. Им интересно жить.

Вывод: в генах человека заложено 100-120 лет. Это общий закон природы: период роста (20-25 лет), умноженный на пять. Условия жизни, конечно, имеют значение. Но главное - образ жизни, который создает себе сам человек. Не случайно в Америке, Канаде, Бразилии, Евросоюзе, Австралии - вот где долгожители - сейчас каждый год приносит прирост продолжительности жизни на четыре месяца. Через 25-30 лет здесь придут к 100летней отметке. Так и будет. Они и сами удивляются: еще 10 лет назад было 78, а сейчас 85. Поглядите на этих старичков: они путешествуют по всему миру, они активные и любознательные. И число таких людей растет.

А у нас что? Накануне войны, в 1941 году, было 195 миллионов человек населения, в 1946м - 168 миллионов. Из потерянных 27 миллионов 20,5 миллиона - мужчины.

70 лет восстанавливаемся. У кого еще такое? Ни у кого. У главного тогдашнего агрессора, Германии, потери - 8 миллионов жизней. Вот такие процессы.

К тому же есть фактор, который действует на российский мужской организм четко и прицельно. Мы его все знаем - снятие стресса. Снимаем его не плаванием или бегом, а алкоголем. Алкоголики обходятся без склероза (ничего не успевает откладываться на сосудах), но не минуют цирроза. До 50 лет.

- Какие еще факторы, кроме образа жизни, влияют на ее продолжительность?

- Всего четыре. На образ жизни относят 50 процентов зависимости. Генетика, экология, медицинское обслуживание - примерно по 18 процентов. Дожили до 15 лет - значит, с генетикой, как правило, все нормально. Нет нужды пользоваться медициной до 50 лет - тоже. Если экология несоответствующая, она до 90 процентов может влиять на ваше здоровье, кто имел дело с такими "зонами" - знает. А если и экология нормальная, то тут 100процентная зависимость от образа жизни.

Реформы, реформы...

- Вы оказались в эпицентре эпохального события - реформирования Российской академии наук. Как относитесь к этому? Лучше стало?

- Я был категорически против такого реформирования. Выступал на всех собраниях и говорил, что это ошибочный шаг. И голосовал против. При обсуждении на комитете многие были против, чтобы проводить реформу в предложенном виде. Но вот говорящая картинка. Выходим из зала Президиума РАН, где обсуждался законопроект, и многие члены академии, мягко сказать, сомневались. Окружают нас корреспонденты, спрашивают, записывают. Из всей несогласной академической массы лишь три человека были лояльны: мол, стоит попробовать, посмотрим, что выйдет. Что интересно, в теленовостях на разных каналах - всех! - только эти трое и говорили. На нашем безмолвном фоне.

Если вспоминать историю, то Петр I при создании Российской академии наук 20 лет думал, как это лучше сделать, еще больше века она складывалась, обретала свою окончательную структуру. А тут раз - и все! Никто никого не спросил. Получилось по Черномырдину: "Никогда такого не было, и вот опять". Сложно было соединять три академии: медицинскую, сельскохозяйственную, общую. Это как объединить три вида самых разных войск и всех полковников произвести в генералы.

Реформы идут три года. Обратите внимание, реформа с первого дня до настоящего времени идет под постоянным контролем президента В. В. Путина. Тем не менее обоснованной критики море, неразберихи и того больше. Вот сейчас идет объединение НИИ. В Иркутске, например, предложили объединить 15 институтов в один. Только вмешательство губернатора области, рабочей группы в Совете Федерации позволило найти оптимальное решение. Но нельзя же по каждой "проблемной ситуации" обращаться к высшему руководству страны, губернатору. Это говорит о неподготовленности реформы, несогласованности действий с научной общественностью, учеными, которым повседневно жить в этой реформе. В Перми из четырех НИИ будет образован единый региональный центр федерального значения. Зачем?

Сотрудники на местах, разумеется, как работали, так и работают. Но задача реформы состояла в создании творческой среды, чтобы своевременно обновлялось приборное оборудование, эксперименты обеспечивались необходимыми реактивами. Пока это только ожидания, поэтому атмосфера тревожной неопределенности.

Управление ничуть не улучшилось. Если раньше в Уральском отделении выходило пять научных журналов, то теперь - ни одного. Зато неиспользованных средств у ФАНО на 31 декабря, по данным Счетной палаты, - 11,2 миллиарда рублей. Прежде в РАН и миллиона не оставалось. Сегодня науку финансируют 20 министерств и ведомств. Отчитываются по вопросам науки только три, единого центра, как все контролирующего Госкомитета по науке и технике СССР, нет.

Кто не слышал ссылок на то, что за границей то или иное изобретение уже сделано, что у нас кооперация? Но вот политическая ситуация изменилась - и что мы? Где наш сотовый телефон? Где российский компьютер? На роботы переходим, а детали к ним привозим из-за рубежа. Надо больше на себя надеяться - не исключая, конечно, контактов с другими странами.

- Думается, читатели нас не поймут, если мы не спросим, как вы, специалист и депутат, оцениваете уровень здравоохранения в Пермском крае. Краевые депутаты, например, ставят ему четверку. "Ревизор" из Москвы - и того выше. Пациенты чаще всего с ними не согласны. А вы?

- На днях в Перми "Справедливая Россия" как раз провела дискуссию о состоянии здравоохранения в Прикамье. Я в ней участвовал. Кроме того, на своем предстоящем VIII съезде партия намерена записать в народные наказы: "Вернуть бесплатное здравоохранение, как зафиксировано в Конституции".

Так вот, оказалось, - я, честно говоря, такого не ожидал, - Пермский край по многим вопросам здравоохранения (профилактика, персонализированная помощь и т. п.) - хуже всех в Приволжском округе. Доля платной медицины - выше всех, даже Екатеринбург отстает. А СПИД резко возрос. Его охват по стране перешагнул за 1 миллион человек. Лечение же получают около 185 тысяч. На него тратится 21 миллиард рублей. Явно недостаточно. На всех требуется минимум 100 миллиардов. Выделили еще 10. Но все равно государство не может обеспечить всех. Выходит, лечатся нормально те, у кого есть деньги.

На дискуссии я услышал и о том, что пациенты по две-три недели ждут приема у узкого специалиста. А в Александровске закрыли родильное отделение, и теперь ближайшее - за 50-70 километров в Березниках или в Соликамске. И такие вопиющие факты - по всем направлениям, притом что здесь имеются отличный медуниверситет, известные врачебные школы.

- А как оцениваете сегодняшнюю работу пермской организации "Справедливой России"?

- Раньше считал, что она недостаточна. Но сейчас вижу, что она стала более активной.

- На ваш взгляд, способны имеющиеся наработки вывести наше общество из того, что на нас обрушилось два десятилетия назад? Двинуть страну вперед?

- Вопрос очень непростой. Надо понимать, что Россия занимает самое большое в мире пространство, народу на нем явно недостаточно. По Менделееву, тут нужно 400-500 миллионов человек, чтобы все звенья укомплектовать, а у нас на сегодня 145 миллионов. По научным расчетам, дефицит - две трети.

В свое время большинство из нас одобряли Ельцина и Гайдара: мол, решились на кардинальные шаги, на смену уклада и тому подобное. Прошли годы - и что стало понятно? В 1991 году рождаемость в России составляла 15,8 человека на тысячу, смертность - 14,1, то есть рождались 2,5 миллиона человек, умирали 1,5 миллиона, плюсом один миллион. (В предвоенную пору мы удивляли мир тем, что ежегодно прибавляли три миллиона человек.) В 1993 году рождаемость оказалась 13,5 человека на тысячу, смертность - 16, потеря - 2,5. Вот он, русский крест, и это за год. До 1998-1999 годов. Выходит, не должно было быть этих кардинальных реформ. Получается, мы умники задним числом. Теперь понимаем: такие вопросы надо обсуждать заранее. И обсуждаем.

То есть хочу сказать, что мы проходим сложнейший путь - из социализма опять в капитализм. С 1991 года произошли колоссальные изменения, которые затронули каждого.

- Многовато - 25 лет.

- Многовато. Но короче не получается. Процесс восстановления, по мнению демографов, - 25-30 лет. Это неизбежный путь, его не миновать.

- Сегодняшнему управлению страной какую отметку вы поставите?

- Правительству - тройку. Худенькую троечку. Не можешь - уходи. Это позиция нашей фракции, нашей партии. Выступаем и говорим: нельзя на образование выделять только четыре процента бюджета, уже весь просвещенный мир вкладывает больше. Говорим: непозволительно тратить на науку меньше двух процентов - у нас на следующий год запланировано 1,77 процента. Сколько платим, столько и имеем. Так что когда меня спрашивают, какой станет у нас продолжительность жизни через 10-15 лет, я отвечаю: если будем развиваться так же, как сейчас, то 75-78 лет. А быстрее не выйдет. Только через 20 лет доберемся до 80.

Завершая разговор

- Традиционный вопрос под занавес: вы читаете "Звезду"?

- Конечно. Хотя, признаюсь, не всегда. Запомнились, например, три статьи Вихнина про здравоохранение. Есть авторская позиция, в чем-то я с ней готов поспорить, но основная линия выстроена правильно.

- Чего бы вы пожелали "Звезде"?

- Как и всем газетам: чтобы были нормальные условия, чтобы хорошо работалось. Что такое нормальные условия? На Урале горнозаводская цивилизация никогда не знала никакого крепостничества: свободомыслие, работоспособность, профессиональное мастерство - вот и все лозунги. Просто и ясно.

- Нарушая традицию, еще один вопрос: а чего бы вы, с вашим медико-академическим опытом, пожелали всем пермякам?

- Для себя я определил несколько положений, которые способствуют здоровью. Обязательно жить в гармонии - и с внешней средой, и с самим собой. Что включает в себя и стремление быть востребованным - в семье, в профессии, в обществе. И всегда, несмотря ни на что, иметь оптимистические устремления - не только в настоящем, но и на будущее. Пессимисты долго не живут. А мы страна оптимистов. Пессимисты давно уехали из нее, оптимисты же продолжают делать Россию и жизнь.

Источники

Академик Валерий Черешнев: Пессимисты долго не живут
Звезда-online (zwezda.perm.ru), 23/06/2016

Похожие новости

  • 12/01/2018

    Физики и биологи управляют ростом растений при помощи света

    ​Академик РАН Юрий КУЛЬЧИН - директор Института автоматики и процессов управления (ИАПУ) ДВО РАН. Область его интересов - лазерная физика, физическая и нелинейная оптика, фотоника нано- и микроструктур, фотонные сенсоры и нанотехнологии.
    1506
  • 21/11/2016

    Виктор Тутельян: качественное питание без советских ГОСТов не обеспечить

    ​Интервью с научным руководителем ФГБУН «Федеральный исследовательский центр питания, биотехнологии и безопасности пищи», академиком РАН, профессором, доктором медицинских наук Виктором Александровичем Тутельяном.
    2317
  • 15/12/2016

    Как живет российская наука в период реформ?

    Ежегодно в декабре вручается Нобелевская премия мира. В этот же день остальные лауреаты официально получают свои награды. Однако в естественных науках престижная премия уже давно не оказывалась в руках россиян.
    2074
  • 09/12/2015

    Зачем к Институту питания РАН присоединили несколько научных коллективов?

    Правительство РФ утвердило проект создания на базе Института питания Федерального исследовательского центра, куда вошли сразу четыре института. О сути проекта корреспондент "РГ" беседует с директором центра, академиком Виктором Тутельяном.
    2527
  • 30/09/2015

    Отличить науку от лженауки

    ​У академика РАН Сергея Георгиевича Инге-Вечтомова много обязанностей: он более 40 лет заведует кафедрой генетики и биотехнологии СПбГУ, возглавляет петербургский филиал Института общей генетики им.
    2766
  • 28/04/2020

    Министр В.Н. Фальков и президент РАН А.М. Сергеев в прямом эфире программы «Россия 24» — РАН: ученые о коронавирусе

    ​Гости очередного выпуска программы телеканала «Россия 24» и Российской академии наук «Мнение» с Эвелиной Закамской – министр науки и высшего образования РФ Валерий Фальков и президент РАН Александр Сергеев.
    642
  • 10/08/2018

    Как распределять деньги на науку?

    Недавно в закон о Российской академии наук были внесены поправки, в соответствии с которыми РАН будет осуществлять научное и научно-методическое руководство организациями, занимающимися фундаментальными исследованиями.
    952
  • 12/11/2015

    Как предугадать нобелевский результат

    ​Можно ли определять научные приоритеты страны на десятки лет вперед без относительно достоверного прогноза? И кто, если не сами ученые, способны решить эту задачу? Недавно состоялся конкурс прогностических проектов, одним из победителей которого стал Федеральный исследовательский центр "Институт цитологии и генетики СО РАН".
    3002
  • 09/12/2016

    Владимир Шумный: козлятами из-за ГМО мы точно не станем

    ​Негативное отношение общества к ГМО лоббируют корпорации, производящие пестициды и ядохимикаты. Вред ГМО преувеличен и не доказан, спекуляции вокруг экологически чистых продуктов и конкуренция стран с различным уровнем развития сельского хозяйства вносят свою лепту в дискриминацию генной инженерии.
    1616
  • 03/07/2017

    Академик Валентин Покровский. Откровения о медицине, о времени, о себе

    ​Любой человек, а врач в особенности, учится на протяжении всей своей жизни. Но подчас нашим учителем выступает болезнь. Случается, что, только оказавшись на больничной койке, человек начинает задумываться о сокровенном, задаётся «вечными» вопросами.
    2845