​Избыточная бюрократия существует под знаком самодостаточности и симуляции. Она преследует в первую очередь собственные групповые интересы и склонна разрастаться независимо от реальных потребностей в администрировании. По Паркинсону, работа расширяется, чтобы поглотить время, отведенное на нее, но в особо запущенных случаях все не так плохо, как кажется, – все гораздо хуже. Выражаясь научно, доминация средств над целью приобретает формы одновременно гомерические и макабрические. То, что обычно вскрывается функциональным анализом, на определенной фазе деградации начинает не просто тихо служить себе, но и агрессивно самоутверждаться в качестве нормы. Система сама начинает возводить грандиозные монументы собственной бессмысленности, и уже не избирательно, а во всех средах.

Космоснаш

Выдающийся памятник саморазоблачительной символики – проект головного офиса Национально-космического центра, создаваемого на территории Завода им. Хруничева. Мания централизации собирает в одном месте офисы не только самого «Роскосмоса», но также и ряда предприятий отрасли и даже базовые кафедры и факультеты опорных вузов и колледжей. В свое время Московский архитектурный институт имел с Минвузом СССР общую столовую, вследствие чего там на радость студентам продавали пиво. Но в эпоху цифровизации и электрических коммуникаций подобные пространственные сближения вряд ли могут быть чем-либо функционально оправданны.

Глава госкорпорации Дмитрий Рогозин уже заявил, что здание «должно напоминать ракету как символ «Роскосмоса», это разумно». Более того: «Представлены разные проекты головного офиса, но все они по форме напоминают ракету». Такое концептуальное единодушие все же вызывает ряд вопросов. Если это действительно разумно, то остается срочно перестроить головной офис РЖД в форме паровоза – и далее по списку.

Такого рода худшие проявления символического натурализма и плоской «литературщины» лишь отчасти свидетельствуют о деградации отечественной архитектуры – скорее это следствие все того же самодовольного администрирования, отбирающего участников конкурса на своем интеллектуальном уровне. Примерно то же происходит с качеством чиновничьего госзаказа от Минкульта: потом ради симуляции уважения к власти приходится распространять фейковые новости о всенародной любви к этим шедеврам, забываемым через неделю после премьеры.

Однако в нынешних условиях такого рода мощная символика приобретает и совсем иной, поистине фундаментальный смысл. Когда-то Завод им. Хруничева, знаменитый ЗИХ, был городом в городе. Он занимал огромную территорию на западе Москвы с собственным аэродромом и поселком им. Орджоникидзе – подлинным островком реального социализма. Теперь часть территорий распродана, а инженерно-конструкторский и технологический потенциал в значительной мере утрачен. Космическая отрасль и в целом явно не на подъеме: пуски срываются, ракеты падают даже после освящения на месте. И вот вместо реально летающих аппаратов за немыслимые миллиарды возводят офисный недоскреб в форме ракеты, которая сама никуда не полетит и другим не даст. Это как в голод вместо закупок хлеба на последние деньги построить новое здание Минсельхоза в форме гигантской булки.

Российская наука: исчисление неисчислимого

Нелетающая ракета «Роскосмоса» из бетона, стекла и стали по смыслу даже не напоминает, а в точности воспроизводит каменную ладью на озере Летнего дворца в Пекине. Хуже того, это повторяет образ и смысл каменного корабля – погребального монумента доисторической Скандинавии, использовавшегося еще до эпохи викингов. В сложившейся ситуации это не столько архитектура взлета, сколько нечто из разряда особо габаритных похоронных принадлежностей. И такие схемы приобретают характер инварианта, почти стандартной модели. В области производства знания создается грандиозная система «отрыва и рывка», не просто исключающая какой-либо подъем, но и выполняющая функцию, на двором жаргоне обозначаемую словом «урыть».

Еще один такой монумент – гигантская административная надстройка, возведенная в ходе небывалой в истории революции в деле управления наукой. Вряд ли Рогозину удастся переплюнуть по масштабам бывшее здание президиума РАН на Ленгорах. Теперь уже одно это сооружение символизирует собой масштаб административной нагрузки, которой аппарат давит на реальные исследования.

Эпидемия малокомпетентной наукометрии, призванной контролировать результативность научно-исследовательской деятельности, должна была бы встретить ответную реакцию. На высших уровнях исполнительной вертикали и политического руководства было бы уместно поинтересоваться истинной результативностью всего этого рекордно разросшегося администрирования. Нельзя сказать, что формальное, количественное исчисление результата в науке является большим вопросом: научно доказано, что такое исчисление невозможно, как правило вредно, а то и вовсе убийственно. Однако никакой научной и технической проблемы не составляет исчислить затраты на всю эту планово-отчетную деятельность и определить реальную эффективность такого рода администрирования. Это первое, что надо было бы сделать во исполнение последнего майского указа в части обеспечения научно-технологического прорыва и реализации соответствующего национального мегапроекта.

Известный казус: администрирование налога может превышать его собираемость. Но в нашем случае есть риск столкнуться с ситуацией, когда новое администрирование выводит собираемость в минус. Результат получается обратный желаемому. Достаточно того, что нынешняя отчетность учитывает только статьи, но не книги. Уже который год все понимают нелепость и вред такого положения дел, особенно в социогуманитарной сфере, но не могут ничего сделать, поскольку все упирается в одно давнее решение правительства. Еще одна мраморная ладья, которая и другим мешает плыть, и сама не тонет.

Не так давно президентом была поставлена задача за два года одним махом в разы сократить нормативное давление на все виды общественно-полезной деятельности. Осталось выяснить, каким образом это требование будет реализовано в отношении научных исследований и разработок. Если работа в этом направлении вообще планируется. А если не планируется, то чем это исключение мотивировано?

Бумажная гильотина

На совещании по развитию «Роскосмоса» Дмитрий Медведев заявил: «Надо заканчивать с прожектерством. Хватит болтать о том, куда мы полетим в 2030 г.». Он призвал «меньше говорить и больше делать», указав на крайне неэффективное использование «Роскосмосом» бюджетных средств. Каменная ракета – достойный ответ премьеру. Но в последнее время наш политический язык вообще взял в моду использовать образы разного рода сооружений. С самого верха исходит идея регуляторной гильотины. Судя по масштабам поставленной задачи, это должна быть конструкция, в разы превышающая размеры дома-ракеты в Филях и даже «Золотые мозги» на Ленгорах. Однако здесь возможны проблемы прямо противоположного свойства, связанные скорее с недооценкой масштабов бедствия и объема работ и крайне недостаточным ресурсом, выделяемым на столь нужный и эпохальный проект.

Возможно, это тот самый случай, когда для противодействия неизбежному и отчаянному сопротивлению имело бы смысл создать новый и максимально изолированный административный модуль с минимальными контактами и линиями соприкосновения с гильотинируемыми контрольно-надзорными массами. Вплоть до частичной физической изоляции и оперативного отслеживания опасных для дела взаимодействий. В противном случае реформа рискует повторить судьбу очень многих, едва ли не всех подобных антибюрократических начинаний. Знакомое зрелище: нож огромной гильотины с лязгом и грохотом падает – и лишь подравнивает чубчик бюрократическому монстру.

Здесь вполне пришелся бы известный принцип «китайской стены»: конфликты интересов отслеживаются не только в конкретной точке взаимодействия, но и во всех возможных семейных, дружественных и прочих аффилированных отношениях – иногда до седьмого колена. И все, что касается проявлений политической воли, идеологической, организационной и политтехнологической поддержки, вовсе не было бы в данном случае административным излишеством.

Автор - директор Центра исследования идеологических процессов

Источники

Административные излишества
Ведомости (vedomosti.ru), 15/04/2019

Похожие новости

  • 02/11/2017

    Академик Геннадий Месяц: «новинкам» российской оборонки 20-30 лет

    ​Недавно избранный президент Российской академии наук Александр Сергеев заявил, что в РФ на сегодняшний день уже исчерпан "научно-технический задел по военному направлению", поэтому "жизненно важно развивать фундаментальную науку".
    1360
  • 13/02/2018

    Академик Владимир Фортов: траектория в науке и в жизни

    В последнее время имя академика Владимира Фортова было на слуху в основном как президента Российской академии наук, которую он возглавлял с 2013 по 2017 год, в самый непростой и драматичный период её реорганизации.
    528
  • 10/06/2016

    Абстрактный менеджмент и наука: философ Александр Рубцов о внешнем управлении учеными

    Формализация оценки результативности – один из спорных моментов в администрировании знания. Недавняя конференция, организованная философским и историческим факультетами МГУ и Институтом философии РАН, вновь подтвердила: сколь угодно резкие заявления ученых по этому поводу если и дают эффект, то минимальный.
    2354
  • 14/01/2019

    О месте РАН в новом научном ландшафте страны

    ​С трудом, в противоречиях, возможно – в муках и фантомных болях от ампутированного былого величия, Российская академия наук нащупывает свое новое место в кардинально измененном научном пространстве страны.
    734
  • 03/10/2018

    Академгородок. Перезагрузка

    ​Новосибирск как центр развития науки будет перезапущен. В нем будет реализовано три мощнейших проекта и еще 22 «обыкновенных». Планируемая общая стоимость — примерно полтриллиона рублей. За настоящий прорыв.
    1636
  • 20/11/2017

    Александр Сергеев: отечественной науке практически нечего предложить военным

    ​Военные расходы крупных стран, прежде всего США, Китая и России, продолжают расти. Немало бюджетных средств поступает на разработку новейших типов вооружений. Недавно Соединенный Штаты в открытую заявили, что рассматривают космос в качестве пространства для ведения войны.
    1360
  • 08/06/2019

    «А зачем российскому бизнесу инновации?»: как объединить науку, образование и бизнес

    ​На ПМЭФ поставили двойку смычкам ученых и работодателей. На сколько эксперты оценивают степень интеграции науки и бизнеса, владеют ли 11-классники soft skills и чем является онлайн-образование — в репортаже Indicator.
    488
  • 20/04/2017

    Из списка РИНЦ исключены более 300 «мусорных» журналов

    ​344 «мусорных» научных журнала исключены из списка РИНЦ. «Газета.Ru» публикует список изданий, «научные» статьи в которых теперь нельзя учитывать в отчетах и для накручивания цитируемости. Более трехсот российских научных журналов с этого дня значительно потеряют в статусе, будучи исключенными из РИНЦ — Российского индекса научного цитирования.
    19436
  • 31/07/2017

    Академик Абел Аганбегян: «Сокращение затрат на человеческий капитал снижает экономический рост»

    Академик РАН Абел Аганбегян считает, что внутренние ресурсы России позволяют перейти к социально-экономическому росту до 4-6 процентов в год, то есть расти в полтора раза быстрее общемирового тренда.  В таком случае Россия к 2030-м годам сможет выйти на лидирующие позиции в мире.
    1602
  • 28/03/2018

    Из жизни академических экосистем

    ​Систему институтов и организаций РАН можно представить себе в виде сложной структуры со множеством горизонтальных и вертикальных внутренних и внешних связей, испытывающих воздействие внешних стимулов.
    851