Чем «университет будущего» отличается от привычных онлайн-курсов, почему ему предстоит пройти через период отторжения со стороны общества и как искусственный интеллект поможет людям адаптироваться к нуждам современной экономики, Indicator.Ru рассказала Нина Яныкина, начальник департамента проектной и инновационной деятельности Университета ИТМО и член Наблюдательного совета «Университета 20.35».

Университет Национальной технологической инициативы (НТИ) «20.35» — первый в России университет, обеспечивающий профессиональное развитие человека в цифровой экономике. Он будет ориентирован на подготовку лидеров компаний, участников НТИ и специалистов, работающих на новых глобальных рынках.  / Indicator.Ru, Справка

— Нина, расскажите, в чем заключается роль Университета ИТМО в проекте «Университет 20.35»?

— На текущий момент мы входим в число образовательных организаций-партнеров «Университета 20.35», которые обозначались еще на этапе запуска. Кроме нашего университета, среди партнеров — ряд ведущих российских вузов, Московская школа управления Сколково, Сколтех, корпоративные университеты. Кроме того, я знаю, что ряд других ведущих университетов сейчас тоже в процессе переговоров, продумывают планы сотрудничества. А роль Университета ИТМО с точки зрения развития «Университета 20.35», наверное, такая же, как и у любого российского университета, который видит себя в реализации Национальной технологической инициативы. В первую очередь это разработка сетевых образовательных программ, индивидуальных траекторий для обучающихся, их реализация. Наша цель — удовлетворение потребностей компаний — лидеров рынков НТИ с точки зрения кадров, потому что такая потребность сейчас есть.

Мы для себя видим интерес и возможность реализовывать совместные проекты с «Университетом 20.35» (по крайней мере сейчас, на момент запуска) по направлениям «Искусственный интеллект» или «Квантовые технологии», которые, с одной стороны, являются сквозными технологиями НТИ, а с другой стороны, у Университета ИТМО есть определенные компетенции в этой сфере. Но в целом, если посмотреть шире, то мы можем примериться практически ко всему спектру тех сквозных технологий, которые сейчас обозначены в модели НТИ, их всего десять. И практически все они, за исключением одной, относятся к IT-компетенциям: это и машинное обучение, и большие данные, и искусственный интеллект, и VR...

По сути, наша задача — через образовательный процесс, образовательные продукты и программы, через формирование компетенций у специалистов в области сквозных технологий обеспечить преодоление технологических разрывов и развитие рынков НТИ. Понятно, что на уровне университетов, в том числе на уровне ИТМО, сейчас тоже идут очень большие изменения в образовательном процессе. Это перевод программ в «цифру», отказ от каких-то вещей, которые сейчас полностью доступны в онлайне, выделение большего числа аудиторных часов на практико-ориентированные форматы.

Надо понимать, что тема с «Университетом 20.35» возникла не на пустом месте, а с пониманием, что текущая существующая образовательная система не полностью удовлетворяет потребностям и запросам. Соответственно, «Университет 20.35» как немного более свободный от системы государственных рамок, соответствующих аккредитаций, лицензирований и прочих таких вещей позволит реализовывать более гибкий подход к подготовке специалистов, которые будут востребованы сегодня и завтра со стороны компаний, которые принимают непосредственное участие в Национальной технологической инициативе.

— Кстати, о «свободе от системы государственных рамок». «Университет 20.35» действительно довольно сильно отличается от того, что сейчас нам предлагает система высшего образования. Не будет ли это вызывать недоверие к проекту и отторжение?

— Я думаю, что в любом случае, как любое новое, свою порцию отторжения и недоверия «Университет 20.35» точно получит. И могу с уверенностью заявить, что получает уже сейчас. Одновременно могу сказать, что интерес к нему тоже уже есть, проведен первый набор студентов. И в первом полугодии 2018 года первые 100 человек пройдут обучение по тематике рынка NeuroNet.

Однако модель «Университета» действительно сложная. Даже открыв на сайте «Университета 20.35» его концепцию, каждый человек скорее задастся еще большим количеством вопросов, чем найдет какие-то ответы. Будет ли выдаваться диплом? Чем это отличается от Coursera? Кто будет ставить задачи? На первый взгляд человеку не из той среды, где кристаллизовалась концепция «Университета 20.35» в последние два года, это может быть не совсем понятно.

— Я тоже задавалась вопросом, чем «Университет 20.35» отличается от Coursera.

— Я вошла в Наблюдательный совет «Университета», который действует сейчас в юридической форме автономной некоммерческой организации, и наша задача сейчас как раз заключается в том, чтобы четко сформулировать посыл вовне, рассказав, каким образом сам университет будет действовать. Чем он отличается от Coursera и прочих подобных решений, с которыми сразу возникает ассоциация? «Университет» — это более эффективное решение. Каждый продукт онлайн-курсов начинался с малого, с оглядкой на конкурентов, с решением конкретной четкой задачи. По сути, эта задача — генерировать и продавать онлайн-контент. У нас цель немного другая, более комплексная, хотя инструменты те же самые. Например, ни у одной онлайн-платформы, насколько я могу судить, не было задачи, которую сейчас ставит перед собой «Университет 20.35»: я говорю о формировании так называемого «цифрового следа» обучающихся. То есть мы хотим проделать системную работу по фиксации присутствия человека в цифровой среде, отразить компетенции, которые он набирает.

— Цифровое портфолио?

— Да. Чтобы оно было максимально прозрачно для работодателей. Еще его можно использовать для построения оптимальных траекторий обучающихся, с помощью искусственного интеллекта. То есть обычно человек приходит на онлайн-платформу и выбирает, как в магазине, что ему нравится, а что – нет, что он хочет просто прослушать, а за что заплатить деньги и получить сертификат. А здесь немного по-другому. Сейчас у нас на концептуальном уровне не звучит эта история, что для того, чтобы получить диплом, нужно заплатить. Потому что вопрос не в дипломе или сертификате установленного образца, вопрос в том, что человек через это «цифровое портфолио» набирает подтверждение своих компетенций, через систему распределенных реестров и блокчейна это фиксируется в базе, и это не подделаешь.

— А в чем отличия «Университета» от платформы «Открытое образование»?

— Национальная платформа «Открытое образование» — место, где собираются лучшие университеты и выдают в качестве контента свои наиболее яркие онлайн-курсы. В рамках «Университета» эти созданные онлайн-курсы могут использоваться наравне с очными форматами. Будут создаваться и новые онлайн-курсы, но акцент будет иной.

Тот контент, который будет формироваться в рамках «Университета 20.35», будет в первую очередь востребован со стороны бизнеса и команд, создающих новые продукты. Представители бизнеса в течение последних нескольких лет активно прорабатывали те направления, по которым России нужно совершить прорыв. Оценивать востребованность того, что предлагают университеты, будут люди понимающие, куда нам нужно двигаться. Я могу сказать, например, что у меня есть курс про Data science, есть курс про Fintech, есть курс про моделирование белков. И про Fintech мне скажут: «Нет, уже есть лучше». Про моделирование белков мне тоже скажут, что, может быть, лаборатория классная, но лучше этот модуль проводить в формате очного обучения. А вот Data science — это именно то, что нужно, предлагаемые компетенции очень востребованы и аналогов нет. В этом плане между поставщиками контента будет определенная конкуренция.

Но основное отличие от существующих платформ — это сборка индивидуальных траекторий обучения для каждого человека. Обучающийся получает возможность выбирать лучший контент, лучшие курсы от лучших вузов в разных форматах — и онлайн, и в аудитории. И эффективность этого обучения будет постоянно анализироваться, чтобы следующему обучающемуся предложить более оптимальную траекторию. Это отличие на самом деле очень существенно, особенно когда понимаешь, сколько реально нужно сделать, чтобы это заработало. И понимаешь, что существующие системы такого не сделают, а тут есть возможность построить что-то интересное, глобальное. Самое главное: это может стать хорошим системным платформенным решением, которое будет дальше развиваться и не умрет, как большая часть IT-проектов. Они первое время работали, но как только какую-то часть вынимали из процесса, все разваливалось и умирало. А здесь, на мой взгляд, есть шансы на то, что потом это будет системно работающая история на многие годы.

Яна Хлюстова

 

Похожие новости

  • 03/12/2016

    Как гранты помогают научной молодежи

    ​В последнюю декаду ноября в Институте органической химии им. Н.Д.Зелинского было много гостей - ведущих ученых Отечества. Причем, в основном, не убеленные сединами, хотя и такие встречались, но большей частью молодые - грантодержатели Российского научного фонда.
    2086
  • 21/10/2019

    Как трансформация экономики меняет подготовку кадров

    К 2021 году, по прогнозам аналитиков, половина всех крупных промышленных компаний будет использовать "цифровых двойников". Готово ли профессиональное образование готовить кадры для новой реальности? На эти и другие вопросы ответил проректор по учебной работе Иркутского национального исследовательского технического университета Владимир Смирнов.
    273
  • 18/01/2019

    Какое место отведено России в большой «лунной гонке»?

    ​В конце 2018 г. глава "Роскосмоса" Дмитрий Рогозин сообщил о новой концепции освоения Луны. По его словам, перед РФ стоит задача более масштабная, чем стояла перед США в 1970-е годы. По силам ли нам это? Легенда о "Барминграде".
    1045
  • 17/02/2017

    Один из основателей КиберЛенинки Дмитрий Семячкин о будущем научных публикаций

    Почему провалилась «Карта российской науки», что дает открытый доступ к научным знаниям государству и обществу и почему европейские страны отказываются от национальной подписки, а Россия — нет, рассказал в интервью Indicator.
    900
  • 27/07/2016

    Николай Ляхов: дороги для Сибири - это главное

    ​Николай Захарович Ляхов, директор Института химии твердого тела и механохимии — один из самых популярных в СО РАН академиков. Он постоянно предлагает «идеи для жизни» за рамками своих научных интересов и старается довести их до практики.
    2945
  • 01/08/2016

    Николай Тестоедов о перспективах системы ГЛОНАСС

    ​Гендиректор компании "Информационные спутниковые системы" Николай Тестоедов рассказывает о том, как повлияли санкции на ГЛОНАСС, какие на нем были аварии, и об импортозамещении при создании этих спутников.
    1581
  • 06/12/2018

    Василий Моргун: коммерциализация научных исследований неизбежна

    ​Около десяти лет назад в Красноярском крае был создан «Фонд поддержки научной и научно-технической деятельности». И сегодня наш гость - руководитель Экспертной комиссии фонда по естественным и техническим наукам, доктор биологических наук, директор «Государственного регионального Центра стандартизации, метрологии и испытаний в Красноярском крае, Республике Хакасия и Республике Тыва» Василием Моргуном.
    511
  • 18/12/2018

    Новосибирский эколог Виктор Александров - о переходе на бурый уголь

    ​В Новосибирске активно обсуждается вопрос об использовании бурого угля в городской системе теплоснабжения. Виктор Александров, доцент кафедры инженерных проблем экологии НГТУ, который ранее работал в должности начальника отдела природоохранных органов Новосибирской области, в интервью пресс-службе вуза объяснил, почему рано говорить, что бурый уголь может заменить каменный без дополнительных экологических проблем.
    1191
  • 21/06/2019

    О технологическом брокерстве и Tinder для изобретателей

    Начиная с 5 июня лаборатория образовательного интенсива «Остров 10-22» — «Факультет новых рынков» — собирает партнерскую сеть для подготовки 50 технологических брокеров. Кто такой «технологический брокер», зачем он нужен ученым и как «лайки» в приложении помогут вывести проект на международные рынки, в интервью Indicator.
    247
  • 18/09/2018

    Олег Бударгин: премия «Глобальная энергия» выходит на новый этап

    ​Ассоциация "Глобальная энергия" организовала на Восточном экономическом форуме сессию, посвященную сотрудничеству России со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. О том, какие проблемы в энергетике стоят перед странами-партнерами и как изменится знаменитая международная энергетическая премия "Глобальная энергия", ТАСС рассказал член Наблюдательного совета ассоциации "Глобальная энергия", вице-председатель по региональному развитию Мирового энергетического совета (МИРЭС) Олег Бударгин.
    754