​Скоро будет год с тех пор, когда в Якутии появилась новая научная структура Федеральный исследовательских центр ЯНЦ СО РАН, созданная путем объединения семи научных институтов и президиума ЯНЦ. Те, кто следил за происходящим, знают, что этот процесс слияния проходил довольно болезненно, было много скептицизма.

Мало кто из ученых (если такие вообще были) воспринял предложение об объединении с оптимизмом. Были, конечно, различные варианты слияния. Но в итоге Федеральное агенство научной информации ( или ФАНО, которому сейчас на смену пришло Министерство науки) предложило именно ту схему, которая в итоге и привела к созданию в Якутске ФИЦа.

Один из тех, кто занял активную позицию в вопросе со стороны якутского научного сообщества был д.б.н. Борис Кершенгольц. В сетевом издании «Якутия.Инфо» несколько раз выходили материалы, где Борис Моисеевич объяснял свою позицию, которую можно охарактеризовать как просвещенный скептицизм. Сейчас позиция ученого стала более умеренной, но вместе с тем он, как сотрудник Института биологии, который также теперь в ФИЦе, и просто человек, которому точно небезразлично то, что будет с наукой в Якутии (да и в России, конечно), рассказывает о своих наблюдениях за работой новой структуры. Помимо этого, мы еще раз вспомнили, как этот ФИЦ появился, обсудили сомнительные инструменты - наукометрию и рейтингование институтов (что зачастую сильно бьет по реальной науке), а также какое место занимает наука в Национальных проектах (спойлер – самое главное).

Кстати, разговор еще актуален тем, что глава упомянутой структуры – Министерства науки РФ, Михаил Котюков собирается посетить Якутск в середине декабря. Правда, это уже не в первый раз, когда он собирается (еще во времена руководителя ФАНО), но пока не доехал.

– Я хотел бы начать все-таки издалека. А именно – с национальных проектов Российской федерации на 2019-2024 годы. Их всего тринадцать и среди них есть и нацпроект «Наука». Но вообще-то, если посмотреть, то наука является двигателем во всех этих национальных проектах, будь-то Здравоохранение, Образование, Жилье и Городская среда, Производительность труда и так далее.

Да, все или почти все из них связаны с наукой.

– Если мы посмотрим, то наука – это, действительно, своего рода надотраслевой нацпроект. И понятно, что в последние годы в России уделяется большое внимание науке. Но, к сожалению, как у нас зачастую водится – чем больше внимания, тем хуже результат.

И тут как раз о реформе РАН и о ФИЦе...

– Да, одним из направлений в условиях резкого сокращения финансирования являлась как раз оптимизация расходов, путем создания ФИЦев. Напомню эту историю. Предполагалось, что сфера обслуживания науки, то есть какие-то сервисные структуры (автобаза, флот, обслуживание зданий, библиотека), которые существуют в каждом из объединяющихся институтов, можно будет, в свою очередь, тоже объединить и оптимизировать расходы. А сэкономленные средства направить в саму науку. Если смотреть с этой точки зрения, то организация ФИЦа в Якутске на базе ЯНЦ путем присоединения семи институтов к Президиуму ЯНЦ СО РАН по-видимому, могло бы дать некий положительный эффект.

Ну и что мы имеем после почти что-то года?

– На протяжении более года – это где-то 2017-2018 годы – составлялись различные программы развития, где предполагалось объединение как раз вот этих сервисных структур, а высвободившиеся средства направить на развитие, к примеру, новых направлений в науке. И, что важно, – на модернизацию приборной базы, которая у нас очень сильно устарела.

Тут, кстати, нужно напомнить, насколько эти семь институтов, скажем так, равноправны и каким образом они все вошли в этот ФИЦ. Это и в частности к вопросу и о модернизации.

– Перед объединением было проведено рейтингование всей научной сферы в России. И четыре из одиннадцати научных организаций институтов Якутска (девять институтов, ЯНЦ КМП и Президиум ЯНЦ СО РАН) получили третью, низшую категорию. Это сам президиум ЯНЦ СО РАН и, к сожалению, Институт горного дела Севера, ИКФИА и Институт проблем нефти и газа. Остальные были аттестованы по второй категории.

Очень, конечно, странно. ИКФИА наряду с Институтом мерзлотоведения являются самыми титулованными. Впрочем, и Институт горного дела Севера, и Институт проблем нефти и газа тоже имеют отличную репутацию, патенты и, что самое главное, они очень много делают для развития ключевых отраслей экономики Якутии и России, в целом. Какие-то странные критерии оценки.

– Критерии тогда разрабатывало ФАНО, преобразованное в начале 2019 года в министерство Науки и высшего профессионального образования РФ. Так вот – основным критерием чиновники считают количество научных публикаций в журналах, входящих в базу данных Web of Science на одного научного сотрудника. Ровно поэтому достижения и заслуги тех институтов, которые работают на реальный сектор экономики, как например, Горного дела Севера, не учитывались. Ни патенты, ни монографии, ни влияние на конкретный сектор экономики. То же касается и Института нефти и газа. Институт космофизики – мощнейший институт фундаментальной направленности. Их публикации очень рейтинговые, но их количество недостаточно, по мнению ФАНО.

Удивительно. Впрочем, если знать, кто этим занимался и зачем.

– Да. Основным результатом действий ФАНО явилась фактически ликвидация Российской Академии наук. Все институты были переданы в ФАНО. Изначально предполагалось, что ФАНО будет руководить материально-финансовой базой институтов, а РАН будет руководить научными исследованиями. Но все пошло иначе. И Академия наук сегодня – это клуб ученых и четыре президиума. И все. Как таковой Академии наук, которая ранее руководила институтами, определяла направления исследований, осуществляла их – её, по сути, не существует. Взять даже соглашения, которые были подписаны между Якутией и Сибирским отделением РАН. И что из этого? Сегодня все определяет Министерство науки. Академия формально осуществляет экспертизы, принимает участие в стратегии развития науки. Но любые постановления, соглашения и решения Академии наук не подкреплены финансово.

Их реальные достижения, видимо, не интересуют.

– Главный критерий – это публикации в журналы Web of science и желательно зарубежные. А официальный адрес сервера этой сети – это библиотека Конгресса США. То есть наши ученые за бюджетные деньги проводят исследования, получают результаты. И наиболее значимые из этих результатов наши ученые должны отправлять, причем доплачивая за публикации, в журналы, информация из которых поступает в США. То есть эффективность получения научных результатов для США стремится к бесконечности. Причем они ничего не вкладывают, а получают главные результаты. Это даже выгоднее, чем переманивать наших ведущих ученых в США и Европу, организовывать для них лаборатории, чтобы потом получать их результаты.

Ну, кажется, что у Америки с научным потенциалом и так все хорошо. Впрочем, все эти данные лишними, наверно, не будут.

– По поводу потенциала. Сейчас не США, а Китай находится на первом месте по вложениям в науку. И в том числе в Китае работают те ученые, которые вернулись туда из США и Европы. Им создали выгодные условия у себя на Родине.

Да, а у нас такие значимые институты в Якутске оказались в третьей категории.

– У нас есть и на уровне России такие парадоксы и не только. Есть в Москве два так называемых «нобелевских института» - институт ФИАН, созданный Петром Леонидовичем Капицей, лауреатом Нобелевской премии, и Институт химической физики, созданный другим лауреатом нобелевской премии Николаем Николаевичем Семеновым. Так вот этот последний институт аттестовали по второй категории, а в ФИАНе совсем недавно были проведены обыски, а директор ФИАН сейчас на подписке о невыезде. Вот так. А что касается институтов, отнесенных к третьей категории, то они подлежали либо расформированию, либо передаче на содержание региональных властей или реорганизацию.

Да, у наших институтов из этой категории выбора не было.

– Либо в ФИЦ, либо реорганизация. Многие и, я в том числе, были против создания ФИЦа. Но после рейтингования нужно было соглашаться.

 
Юбилей ЯНЦ. Октябрь 2019

Так и что же, возвращаясь к началу беседы. Что же происходит с ФИЦем теперь?

– Все же надежды были. В рамках обещаний, в рамках программ развития надеялись, что мы получим какие-то плюсы. Прошел почти год. Но что преследует научное сообщество в Якутии все это время? Это, как ни печально – череда скандалов. Еще до организации ФИЦа, начался скандал (который продолжается до сих пор) с фактической потерей больницы ЯФ АН. И вот назначенный руководителем ФИЦа Михаил Лебедев (до этого председатель ЯНЦ СО РАН), конечно, мог решить вопрос так, чтобы больница сохранилась за ФИЦем. Одним росчерком пера.

Это как?

– У ФАНО были в то время требования, а позднее у Министерства науки, что сохранить больницу можно только как клиническую базу для профильной научной структуры. То есть больница как таковая – это непрофильный актив. А у нас в стране идет ликвидация всех непрофильных структур. И в этом случае нужна была небольшая научная структура, которая бы занималась медико-биологическими проблемами и тогда больница была бы сохранена при ФИЦе.

Еще можно вспомнить, что в начале организации ФИЦа по технической ошибке бухгалтерии Президиума ФИЦа два месяца были задержки по зарплате. Чтобы ее решить, заместитель председателя ФИЦа Татьяна Салова поехала в Москву, решив проблему в министерстве, и только после этого началось финансирование. А совсем недавно произошла тоже очень неприятная ситуация. Совершенно непонятно по какой причине был не просто снят с должности, а вообще уволен из Института директор Института физтех проблем Севера Александр Большаков. Это, я считаю, совершенно волюнтаристское решения Михаила Лебедева. Причем уже после снятия с должности Александр Большаков в ноябре стал член-корреспондентом РАН. В статусе безработного.

Отметили в родном селе, что называется.

– Да. И причем пошли в адрес президиума РАН какие-то пасквильные письма. И вы знаете, а президент РАН, академик Сергеев сказал на заседании президиума РАН в Москве – «Ну, якуты отличились!». Такого в РАН уже давно не было, а со стороны научного сообщества Якутии – просто никогда не было.

С другой стороны, скандалы и какие-то закулисные игры бывают почти всегда. Но какие-то результаты, на ваш взгляд, за этот год все-таки имеются? Что вообще было сделано?

– Что тут сказать.Самый главный минус, на мой взгляд, – это то, что до сих пор нет программы развития. Причем, предложения по развитию от наших институтов в руководство ФИЦа поступали. И нужно было сделать такую интегрированную программу. Время было. Не учитывая того, что был еще предварительный этап, до объединения.

То есть пока никаких изменений.

– Есть изменение относительно финансов. Сейчас президиум ФИЦа стал изымать в свою пользу по 2% от бюджетного финансирования каждого из институтов. Конечно, там говорят о том, что эти средства необходимы для развития тех структур, которые нужны всем институтам. Например, создали патентный отдел. Но, если я скажу, что в этом отделе работают некомпетентные люди, то я просто приукрашу ситуацию. Есть и другие бесполезные структуры. А вот отдел аспирантуры даже не может до сих пор подготовить документы по аспирантуре. В общем, все нагрузки финансовые остались в институтах, а 2% забрали. Скажу, что где-то там идет болтовня, но ничего хорошего не происходит.

Но возможно, это из центра дали указание на организацию подобных структур.

– Нет, еще и до объединения штат президиума был в сто человек. И можно было обойтись и этим и не увеличивать его, прибегая к этим 2%. Таким образом, объявлялось, что благодаря таким объединениям у институтов будет больше возможностей заниматься наукой, а на деле таких возможностей стало меньше. Потому что увеличилось финансирование бюрократического аппарата. То же самое было и в нашем университете – сокращали преподавателей и увеличивали штат чиновников. И могу сказать, что каких-то положительных изменений я при нынешнем руководстве ФИЦа не вижу. Я, конечно, не претендую на истину в последней инстанции, но я придерживаюсь такого мнения.

 
После подписаня соглашений между Якутиией и СО РАН. Айсен Николаев и академик Пармон. Октябрь 2019.

Так хоть что-нибудь за это время произошло позитивное?

– Да. Два достойных представителя нашего научного сообщества впервые более, чем за семь лет, в ноябре 2019 года стали член-корреспондентами РАН: Александр Большаков и Леонид Владимиров.

Но это не благодаря, конечно, действиям руководства ФИЦа.

– Да, это заслуга научного сообщества и этих достойнейших его представителей.

Итак, все эти реорганизации ни к чему хорошему не привели.

– Вернусь к началу разговора. К нацпроектам и так далее. Я могу понять, что с организационной стороны с наукой в стране что-то нужно было делать. Как это было сделано, можно по-разному оценивать, но сохранять ее в том виде, как при СССР, уже было нельзя. Финансовые возможности другие и потом любая организация в какой-то момент нуждается в реорганизации.

Финансы-то у страны есть. Вот только их перераспределение зачастую вызывает вопросы.

– Да. Но это уже другой вопрос. И все же, тут нужно подчеркнуть, без науки все эти Национальные проекты не смогут быть реализованы. Можно ведь было как-то обратить внимание на эффективность созданных и создаваемых структур. И наш ФИЦ как раз показывает, что эффективность реорганизованной структуры – она со знаком минус.

И что-то можно изменить?

– Конечно, кто-то уже говорит, что нужно ФИЦ распускать. Но этого, конечно, не будет. Надо думать, как в этих условиях наши минусы сделать плюсами. И это к науке имеет отношение. У нас, например, в республике холод считался минусом, но наука и из этого вынесла положительные результаты. И вот создание ФИЦа – это минус, но если в его руководство придет человек, который действительно обладает нужными качествами и знаниями, то можно будет и из этой реорганизации сделать плюс.

Да, я помню, что в одном из интервью вы уже говорили, что человек уровня академика АН СССР Николая Васильевича Черского мог бы поменять ситуацию.

– Об этом можно только мечтать. Но сейчас таких людей нет, и не только у нас в Якутии. Но вместе с тем достойные лидеры научного сообщества у нас, на мой взгляд, безусловно есть! Конечно, есть Василий Васильевич Филиппов, но он, к сожалению, в связи с совершенно непонятными возрастными ограничениями не может претендовать на этот пост. Но есть и потенциальные молодые лидеры. Опять же можно упомянуть о двух только что избранных член-корреспондентах РАН от Якутии - Александре Большакове и Леониде Владимирове. Это реальное признание со стороны научного сообщества России. В общем, что-то делать с нашим ФИЦем обязательно надо. Даже те немногие факты, которые я привел, говорят об этом.

Иван БАРКОВ

Похожие новости

  • 30/11/2017

    О создании ФИЦа в Якутске: конфликты «наверху» бьют по науке

    ​По приглашению главы Якутии Егора Борисова в Якутск приезжает новый председатель Сибирского Отделения  РАН академик Валентин Пармон. В частности, очевидно, что будет обсуждаться довольно болезненный для науки в республике вопрос создания на базе ЯНЦ СО РАН Федерального исследовательского центра, о чем мы беседовали год назад в интервью с вице-президентом Академии наук Якутии д.
    914
  • 28/11/2017

    Михаил Томский: единый центр федерального значения - это веяние времени

    На днях Президиум Сибирского отделения РАН согласился с объединением 7 научно-исследовательских институтов Якутии в единый центр федерального значения. Это очень большое событие в научной жизни нашей республики, которое дает мощный импульс для комплексного исследования ресурсов РС(Я), а также решения актуальных задач.
    1482
  • 13/03/2017

    Академик Михаил Грачев: если Байкалу не возвращать долги, долго ли еще он протянет

    Традиции - это не подражание ветхозаветному. Традиции - это всегда великолепие и блеск современности, впитавшие в себя мудрость и красоту веков, и устремленное в будущее. Как русская литература, вобравшая в себя благоухание пушкинского слова, дала миру Лермонтова, Гоголя, Достоевского, Островского, Толстого, Чехова, Горького, Есенина, Маяковского, Шолохова.
    2156
  • 26/10/2017

    ЯНЦ КМП отнесен к разряду лучших и результативных научных организаций России.

    Якутский научный центр комплексных медицинских проблем по результатам оценки научной деятельности, проведенной ФАНО, отнесен к разряду лучших и результативных научных организаций России. Федеральное агентство научных организаций (ФАНО) провело оценку результативности научной деятельности 676 подведомственных институтов за 2013-16 гг.
    1216
  • 20/04/2018

    Академик Николай Добрецов: сейчас появляется серьезная ставка на науку

    ​Академик Николай Добрецов занимал пост председателя Сибирского отделения РАН с 1997 года по 2008 год. Наследник Валентина Коптюга активно занимался развитием отечественной науки с 50-х годов XX века.
    1430
  • 24/08/2018

    Академик Валерий Бухтияров: мы должны убедить правительство поддержать проекты наших институтов

    Институт катализа СО РАН недавно отметил свое 60-летие. В научных кругах институт известен как одна из лучших научных организаций химической отрасли. Директор Института катализа СО РАН академик ВАЛЕРИЙ БУХТИЯРОВ в интервью «Континенту Сибирь» рассказал о «Технопроме», проекте «Академгородок 2.
    1300
  • 03/07/2017

    Экспертов тревожит отставание России в технологическом развитии

    ​Благодарности авторам антироссийских санкций с завидной регулярностью звучали с трибун пятого форума "Технопром", прошедшего в Новосибирске 20-22 июня. Действительно, именно грянувший гром внешних ограничений позволил не только поставить на государственном уровне задачу обеспечения технологической независимости и конкурентоспособности страны, но и приступить к ее выполнению.
    1460
  • 04/04/2019

    РНФ отбирает для поддержки социально значимые работы мирового уровня

    ​В Институт органической химии им. Н.Д.Зелинского РАН журналисты «Поиска» приходят часто. Поводом для этой встречи стала победа иоховцев в недавно завершенном конкурсе Российского научного фонда на поддержку проектов, реализуемых в лабораториях мирового уровня.
    453
  • 29/03/2018

    ФАНО России представило основные итоги работы за 2013-2017 годы

    ​27 марта состоялось первое в этом году заседание Научно-координационного совета при Федеральном агентстве научных организаций. В нем принял участие руководитель ФАНО России Михаил Котюков. Открывая работу заседания, Михаил Котюков поблагодарил членов НКС за проделанную работу по координации взаимодействия ФАНО России и подведомственных ему научных организаций с Российской академией наук.
    1199
  • 07/08/2019

    Если в регионе нет науки, то эта территория превращается в колонию

    Директор Красноярского научного центра СО РАН НИКИТА ВОЛКОВ рассказал в интервью «Континенту Сибирь» об опыте интеграции академических институтов региона в рамках федерального исследовательского центра, о возможностях освоения арктических территорий Красноярского края, о перспективных исследованиях красноярских ученых, а также о причинах, которые сдерживают развитие научных центров по эту сторону Урала.
    406