Доктор биологических наук Михаил Юрьевич Телятников вернулся с Таймыра, где работал в составе Большой Норильской экспедиции. Вместе с коллегой по лаборатории экологии и геоботаники Центрального сибирского ботанического сада СО РАН кандидатом биологических наук Сергеем Анатольевичем Пристяжнюком он приступил к анализу собранного в Заполярье материала. 

 
«В ходе полевого этапа собрано около 200 листов гербарных образцов, а видов может быть больше, поскольку на некоторых листах их больше одного, — рассказал Михаил Телятников. — Но есть и обратный фактор: доопределение, снятие ошибок и повторов. Поэтому остановимся на цифре 200. Это много, поскольку речь идет не обо всей флоре мест, в которых мы работали, а только о пойменной растительности. Она же на Севере довольно-таки бедна. Если в целом лесотундровая и тундровая флора сосудистых растений, мхов и лишайников Норильского промышленного района и прилегающих территорий Таймыра и плато Путорана насчитывает порядка 1 000 видов, то в поймах произрастает максимум 300». ​ 
Группа наземных экосистем, в которую входил Михаил Телятников, прошла по точкам от реки Далдыкан в районе ТЭЦ-3 и далее до впадения Пясины в Карское море, из одной климатической зоны в другую. Норильск и его окрестности относятся к лесотундровой зоне, севернее начинается тундра как таковая, где уже не встречаются деревья и высокие кустарники, зато растут арктические виды. В целом на Таймыре южная тундровая флора богаче лесотундры. Ученые подчеркнули, что в отличие от представителей других институтов они за редким исключением не отбирали образцы для химического анализа: специфической задачей сотрудников ЦСБС СО РАН согласно плану работ стало изучение видового состава пойменной растительности на однозначно загрязненных нефтепродуктами участках в сравнении с фоновыми. 
 
«Когда я летел в Норильск, то считал задачу легкой: найти, например, два злаково-ивовых сообщества, одно из которых затронули разлившиеся нефтепродукты, а другое нет, — поделился М. Телятников. — Но всё оказалось сложнее. Во-первых, в Норильском промышленном районе фактически не осталось территорий без загрязнений, прежде всего атмосферных. Во-вторых, разные виды по-разному реагируют на техногенные воздействия. Одни более-менее устойчивы к ним, другие сразу выгорают — например, большинство лишайников. Хотя страдают и деревья (ивы), и кустарники».​ 
 
Растительными индикаторами загрязнений принято считать грибы, быстро накапливающие вредные вещества — от компонентов моторных топлив до радиоактивных изотопов. 

 
«Грибы в поймах рек, где работала экспедиция, не встречаются, их роль для нас играли лишайники, — пояснил Сергей Пристяжнюк. — Однако в пределах НПР они фактически вымерли. Встречается всего один вид, Sereocaulon alpinum. Но мы считаем, что это как раз результат не нефтяного, а атмосферного загрязнения, поскольку лишайники исчезли вокруг Норильска повсеместно — видимо, под длящимся десятки лет воздействием диоксида серы». 
 
«Сравнительно мало лишайников мы встретили также по течению реки Амбарной и в районе озера Пясино, в которое она впадает, — дополнил Михаил Телятников. — Всего около 15 видов сосудистых растений, мхов и лишайников по сравнению с сорока на фоновых участках. А явные следы углеводородных воздействий выявлены для растительных сообществ речных пойм: получается, что обеднение видового состава происходило здесь по большей части под воздействием предыдущих загрязнений». ​

 
Ученые рассказали, что эта ситуация меняется на реке Пясина, вытекающей из озера, — там уменьшения видового состава сообществ в явном виде не обнаружено. 
 
Флора Таймыра содержит пищевые виды (голубика, брусника, морошка, княженика, дикий лук), кормовые (ягель) и применимые другим образом — например, в медицине, — как сфагновые мхи. Но именно последние наиболее уязвимы к загрязнениям, прежде всего атмосферным, и в районе Норильска исчезают под его воздействием. 

 
​«Разнообразие всех растительных сообществ вокруг Норильска сильно обеднено — на 70, даже на 80 процентов по сравнению с фоном, то есть флорой тех мест, где дымовой шлейф минимален», — сказал Михаил Телятников. Самый устойчивый род в НПР, по мнению ботаника, — это ивы. Неслучайно именно этими кустарниками в основном озеленен сам заполярный город, и только ивы из всей растительности преобладают на точке возле ТЭЦ-3. 

 
гербарий_БНЭ1.jpg Исследования в ЦСБС СО РАН 

 
Теперь в ЦСБС СО РАН кропотливо исследуют собранные образцы. 

 
«По сравнению с другими экспедиционными материалами из тундровой и лесотундровой зон их немного, — констатирует Сергей Пристяжнюк. — Это связано с общей деградацией экосистем вокруг Норильска, которая шла десятилетиями. Некоторые виды меняют свою форму, выглядят непривычно и поэтому иногда сложно определяются. Те же лишайники из НПР сильно отличаются от аналогичных видов с заповедного плато Путорана. Поэтому окончательное отнесение образца к тому или иному виду происходит непосредственно в ботаническом саду, где при необходимости можно обратиться для сравнения к гербарным фондам». «Есть настолько близкие виды, что различаются только химическим составом, — добавляет М. Телятников. — В поле на них реактивами не капнешь, значит, нужно было везти образцы в Новосибирск». 
 
У каждого экземпляра есть множество характеристик, в совокупности дающих возможность определить его видовую принадлежность. 

 
«Мы стараемся отследить изменения в морфологии растений, — рассказал С. Пристяжнюк, — поскольку это один из важнейших признаков антропогенного воздействия. Обычно вид не сразу исчезает из своих исконных мест обитания, но начинает в течение некоторого времени деградировать, а также уменьшать покрываемые им площади. Невооруженным глазом видно, что растению плохо. А потом оно полностью выпадает из сообщества, и оно становится беднее по своему составу». ​
 
В первую очередь, напомним, это происходит с лишайниками. Поэтому именно они вызывают особый интерес у ботаников как важный индикатор загрязнений. Уже сегодня картина видится двухслойной: флора Таймыра беднеет, прежде всего за счет многолетнего антропогенного прессинга, на который очень локально накладываются последствия майской аварии на ТЭЦ-3. Но количественные показатели этой картины, ее территориальные границы и важные детали ученым только предстоит установить. 
 
Андрей Соболевский 
 
Фото: предоставлено Михаилом Телятниковым (1), автора (анонс, 2) ​

Источники

"Я считал задачу легкой..."
Наука в Сибири (sbras.info), 06/10/2020

Похожие новости

  • 15/08/2020

    Ученые завершили сбор растений близ Норильска для определения накопленного загрязнения

    Отряд ботаников Большой норильской экспедиции Сибирского отделения Российской академии наук (СО РАН) закончил работу по сбору растений по берегам рек, теперь изучение образцов будет вестись в лабораториях, говорится в сообщении пресс-службы экспедиции.
    713
  • 17/08/2020

    Отряд ученых перешагнул экватор своей работы в ходе Большой норильской экспедиции

    Отряд ученых перешагнул экватор своей работы в ходе Большой норильской экспедиции. Одной из последних точек, на которой команда специалистов отряда «Наземные экосистемы» произвела отбор проб в первой половине августа, был берег реки Пясина.
    307
  • 14/08/2020

    Магия мерзлоты и бирюзовых рек: впечатления учёных Большой норильской экспедиции

    ​​На Таймыре продолжается Большая Норильская экспедиция. За 2 недели работы ученые обследовали обширную территорию и добрались до Карского моря. По маршруту участники экспедиции определили около 30 зон интереса и отобрали порядка 1500 проб.
    471
  • 02/09/2020

    Большая норильская экспедиция: ученые завершили бурение на озере Пясино

    Последним из участников Большой норильской экспедиции полевые работы завершает отряд геохронологии. Группе ученых из новосибирского Института геологии и минералогии им. В. С. Соболева СО РАН понадобилась почти неделя, чтобы провести бурение на ключевой точке — южном районе озера Пясино в нескольких километрах от боновых заграждений.
    352
  • 13/08/2020

    Большая Норильская экспедиция: Отряд гидробиологов завершил работы по сбору проб

    ​​На озере Пясино команда гидробиологов провела отбор проб в заключительных пяти точках. Для этого ученым СО РАН пришлось пройти 220 км на катере КС-110. Дважды гидробиологам удалось высадиться на берег, а остальные образцы брали прямо с катера — на мелководье 0,5—0,7 метров, а также на глубине 7—8 метров.
    744
  • 21/08/2020

    Участники БНЭ: «Боновые заграждения помогли остановить распространение загрязнения на Таймыре»

    Группа ученых из разных отрядов Большой норильской экспедиции провела двое суток в районе впадения реки Амбарная в озеро Пясино. Специалисты обследовали семь точек и взяли пробы воды, почвы и донных осадков.
    458
  • 21/06/2018

    Остров Самойловский - северный форпост сибирской науки

    Научно-исследовательская станция «Остров Самойловский» — самый северный форпост сибирской науки в Арктике. Ежегодно туда приезжают не только российские, но и зарубежные исследователи, пытаясь изучить и понять процессы, происходящие в природных сообществах, на земле и под землей.
    1617
  • 31/08/2020

    Большая норильская экспедиция подходит к концу

    Взятие проб донных отложений озера Пясино станет последним этапом полевых работ Большой норильской экспедиции Сибирского отделения Российской академии наук, которая завершится в ближайшее время. Об этом сообщил ТАСС руководитель экспедиционного отряда Николай Юркевич.
    361
  • 06/09/2018

    Новосибирские ученые вернулись из-за полярного круга

    Новосибирские учёные вернулись с «Острова Самойловский» – научной станции за полярным кругом. В составе экспедиции – геологи, геофизики, ботаники, палеонтологи. Сегодня подводят итоги работы. Какие исследования проводили в Арктике? 72-я широта, дельта Лены, север Якутии – какое же удивление обнаружить здесь в камне отпечаток листа платана.
    1934
  • 10/09/2020

    Естественный природный фон на Таймыре смогут определить только ученые, погрузившись на 100 лет в прошлое

    Новость о том, что «Норникель» инициирует большую экспедицию на Таймыр для изучения арктической экосистемы, появилась в середине июня и была принята научным сообществом с большим воодушевлением.   Во-первых, сама по себе экспедиция – предприятие сложное и в организационном, и в финансовом плане.
    499