​В этом году состоялось знаменательное событие – 25-летие со дня огранки первого алмаза в селе Сунтар. Этому были посвящены праздничные мероприятия и даже сделан документальный фильм с использованием архивных съемок известным журналистом Натальей Михалевой-Сайа, премьера которого состоялась в декабре в Сунтаре. Специально к этому событию член Совета Федерации Вячеслав Штыров дал эксклюзивное интервью. Предлагаем его вашему вниманию.

От идеи…

— Давайте вернемся в начало 90-ых годов. Ситуация: разрушены все старые основы социально-экономической жизни. В стране по сути дела произошла революция, смена общественно-экономического строя, как говорят теоретики. Вместо социализма начала наступать рыночная экономика, которая вылилась в современный дикий капитализм. В ходе реформ, которые прошли в нашей стране, сильно изменилось положение в республике в составе Российской Федерации. Республика тогда получила большую самостоятельность, особенно в области решения экономических вопросов.

Встал вопрос о том, как должна развиваться республика в новых условиях?

К тому времени Якутия была весомым регионом с точки зрения развития экономики. У нас была развита промышленность, в основном горнодобывающая, сельское хозяйство. По объему сельхозпродукции мы всегда занимали первое и второе место на Дальнем Востоке. Многие удивляются, но это было действительно так.

А в связи с реформами было понятно, что высвободится большое количество трудоспособного населения в тех или иных отраслях, особенно в сельской местности. Необходимо было занять людей и сделать это эффективно. Чтобы были созданы такие отрасли, которые могли бы быть конкурентоспособными не только у нас в Якутии, но и на уровне Российской Федерации, и даже на мировом уровне.

Это была непростая задача.

Рассуждения о том, какие это могут быть отрасли, привели к тому, что это вполне реально — организовать производство бриллиантов и обработку алмазов. Почему? Потому что в отличие от других товаров в стоимости каждого бриллианта очень велика стоимость исходного сырья. Сырье у нас есть. А стоимость всех других затрат относительно небольшая. Конечно, с учетом того, что у нас повышенные затраты на транспортные расходы, электроэнергию, тепло, нам очень важно было, чтобы удельный вес этих затрат был небольшим в стоимости конечной продукции.

Тогда обработка алмазов, бриллиантов всем казалась делом очень сложным. К алмазу относились, как говорил Карл Маркс, как к товарному фетишу. У многих была боязнь. Но все-таки нашлись молодые люди, энтузиасты своего дела, которые сказали: «А мы можем!». Это Георгий Яковлев и целая плеяда молодых людей, которые вместе с ним рискнули взяться за это дело.

Вот так родилась идея по становлению алмазогранильной промышленности республики.

…до воплощения

— Молодым специалистам помогал такой авторитетный человек, как Владислав Павлович Шамшин, который в свое время был Председателем Совета министров Якутской АССР, к тому времени он работал в Президиуме ЯНЦ СО РАН. А молодежь наша была из науки, и Владислав Павлович их очень сильно поддержал. Тем более, что он имел большой опыт, так как в свое время был первым секретарем Мирнинского Горкома партии. Таким образом все совпало, соединилось.

Правительство республики в свою очередь приняло решение о том, что необходимо поддержать эту отрасль. В то время Президентом республики был Михаил Ефимович Николаев, я — премьер-министром. Мы эту отрасль сразу выделили в отдельную и оказывали всяческую помощь. Конечно, в первую очередь финансовую: вместе с другими источниками финансирования мы вкладывали республиканские государственные средства.

В первую очередь перед нами стояла социальная задача – мы должны были занять своих людей, учить их работать с алмазами. Потом, когда этот навык был бы освоен в должной мере, мы планировали использовать автоматизированное производство. Наши ребята ездили в Израиль, тщательно все изучали, подобрали для себя нужное направление.

Перед нами стояла задача не просто освоить технологию, нужны были еще и рынки сбыта, предстояло научиться продавать бриллианты.

Самый первый гранильный завод был открыт в Сунтарах. И Сунтары были выбраны не просто так. Нашей задачей были найти новые рабочие места для молодежи, поэтому размещение алмазообрабатывающих заводов мы решили произвести там, где есть избыточная рабочая сила — в крупных сельских районных центрах. Сунтарцы, конечно, молодцы. Они всегда находятся на передовых позициях с точки зрения новшеств, идей. Они восприняли это как дело общенародное. В короткие сроки был поставлен завод, прошло обучение молодых кадров и был изготовлен первый бриллиант.

В ноябре 1992 года этот бриллиант был вручен мне как Председателю Правительства и сразу же передан в Государственный фонд, сейчас он находится в музее «Сокровищница Республики Саха (Якутия)». Позже заводы стали создаваться в других улусных центрах – в Нюрбе, в Верхневилюйске, в Вилюйске, в Бердигестяхе, затем – в Якутске. В Якутске начало развиваться производство алмазных инструментов.

Постепенно алмазогранильная отрасль стала значимой в масштабах республики. Положительные сдвиги были не только с технологической, производственной точки зрения —  молодые ребята, которые взялись за это дело, по-другому мыслили, быстро осваивали все новшества, которые появлялись в Российской Федерации и за рубежом. «Туймаада Даймонд» — это самое первое акционерное общество в нашей республике, владеющее гранильными заводами, которое начало эмиссию своих акций и организовало рынок акций. За счет этого они научились привлекать деньги для создания гранильной промышленности. Это было очень важно, потому что не только промышленные, но и финансовые технологии в условиях рынка надо было осваивать. И это все было внове.

О сложностях

— Впоследствии все-таки гранильная промышленность у нас все-таки не заняла то место, которое могла занять. Тому было несколько причин.

В первую очередь — экономические. Алмазогранильное производство требует больших оборотных средств – надо покупать алмазы, затем продавать изделия, все это требует времени. Поэтому требуется постоянная банковская поддержка. В принципе она осуществлялась Правительством  Республики Саха (Якутия). Но вы помните кризисы, так называемые «черный четверг», «черный вторник». Особенно сильно повлиял дефолт 1998 года, когда резко подскочили рублевые цены и многие крупные промышленные предприятия понесли большие финансовые потери. То есть эта отрасль очень чувствительна. Такие гиганты как АЛРОСА всегда имеют большие финансовые резервы, а у небольших и начинающих производств возможностей было меньше. Кризисы постоянно изымали у них оборотные средства. Кроме того, и правительством республики на определенном этапе не уделялось им должного внимания. Да и возможностей у республики во второй половине 90-ых годов было немного. Людям не выплачивалась годами заработная плата. Конечно, было не до поддержки этих отраслей.

С другой стороны, сказалась организованная на тот момент в России система в алмазном бизнесе, которая повлияла на очень многих участников алмазного рынка.

В Советском Союзе была создана мощная гранильная промышленность. Гигантский завод был в Барнауле, в Читинской области, на Урале, в Москве, Смоленске. Все за исключением Смоленска погибли в первую очередь из-за финансовых вопросов. Но не только по этой причине. В тех странах, которые занимают ведущие позиции в алмазной сфере, в Израиле, в Индии, Бельгии, существует особая система налогообложения алмазной отрасли. Алмазники платят один налог с денежного оборота. Этот налог небольшой, но поскольку оборот у этих компаний огромный, они вносят существенный вклад в казну. А у нас в России была построена система, когда алмазники платили стандартные налоги также, как и все – в 16 раз больше в цене продукции, чем за рубежом. У иностранцев была очень хорошо налажена система контроля за алмазами и она была очень простая – сделки осуществляли одни – максимум трое – суток. У нас в России – три месяца. Естественно, в таких условиях мы всегда им уступали. Товар три месяца лежит, а нужно платить кредиты банку, с клиентами договариваться и так далее.

Мы все время выходили с инициативами, что надо изменить, упростить налоговую систему. У нас в свое время были очень сильные противники. В том числе и иностранное лобби работало во времена Ельцина – и в Государственной Думе, и в Правительстве РФ. Перед ними стояла задача – заморозить и уничтожить российскую гранильную промышленность, чтобы все алмазы пошли на мировой рынок. Вся эта история известна и она, кстати говоря, описана в недавно вышедшем романе Вячеслава Щепоткина «Дуэль алмазных резидентов».

Все это привело к тому, что отрасль пребывала в стагнации. Но в принципе все равно она сохранилась. После «Туймаады Даймонд» у нас появились новые лидеры, организовались ювелирные производства.

О перспективах алмазо-бриллиантового ТОСЭР в Якутске

— Дальнейшее развитие алмазогранильной промышленности могло бы пойти через создание системы территорий опережающего социально-экономического развития. Поэтому, когда только зашла речь о том, что на Дальнем Востоке будут созданы ТОСЭРы, кандидатом номер один был ТОСЭР в Республике Саха (Якутия), конкретно в Якутске тогда планировали, где должен был разместиться алмазо-бриллиантовый комплекс. К сожалению, этого не получилось и теперь это все создается во Владивостоке под крышей Свободного порта Владивосток. Я считаю, что это неправильная линия и правительству республики надо быть позубастее, отстаивая свои интересы. И Министерство по развитию Дальнего Востока под патронажем Юрия Петровича Трутнева неправильно делает. Они совершают ошибку. Но никогда не поздно вернуться к этому вопросу. В принципе пусть во Владивостоке будет алмазо-бриллиантовый ТОСЭР и у нас надо делать такой же. И тогда мы вдохнем в эту отрасль новую жизнь.

Это важно, потому что в ТОСЭРах можно сделать то, о чем я говорил. Изменить систему налогообложения, упростить таможенные и иные процедуры и добиться тем самым нормальных условий для наших гранильщиков. Таких условий, какие есть за рубежом.

Конечно, мы всегда настаивали на том, что в Якутске надо открыть специализированный таможенный пост по алмазам и бриллиантам. Но, к сожалению, наша длительная работа по этому вопросу ни к чему не привела. Мы получили много стандартных ответов, например, «мы поддержим, но надо такие условия, такие, такие…». А время идет, ничего не делается. Скорее всего, это связано с опасениями вышестоящих органов, что появятся новые каналы контрабанды и что вообще надо все канализовать через Москву. И личные интересы наших чиновников были.

Но этот вопрос тоже можно решить при помощи ТОСЭР, потому что этот особый режим предполагает упрощение таможенных процедур. Поэтому ничего еще не потеряно, надо создавать у нас ТОСЭР в Якутске по производству бриллиантов и ювелирных изделий. Я думаю, что это дело нам по плечу.

Маргарита НИФОНТОВА

Похожие новости

  • 17/02/2018

    Вячеслав Штыров: Для экологической безопасности Арктики необходимо законодательное сопровождение

    ​Сенатор провел заседание Совета по Арктике и Антарктике при СФ. Председатель Совета по Арктике и Антарктике при СФ, представитель от исполнительного органа государственной власти Республики Саха (Якутия) Вячеслав Штыров провел заседание Совета на тему «О законодательном обеспечении сохранности многолетнемерзлых грунтов при хозяйственном освоении Арктической зоны РФ».
    611
  • 15/12/2017

    Сможет ли Россия воспользоваться ситуацией на мировом рынке алмазов?

    Глобальный спрос на алмазное сырье будет расти до 4% в год, а предложение - максимумна 1%. Эксперты спорят, сможет ли Россия воспользоваться ситуацией или ее доля на мировом рынке алмазов упадет в связи с катастрофой на кимберлитовой трубке "Мир" в Якутии и остановкой добычи на других месторождениях.
    566
  • 18/12/2017

    Академик Николай Похиленко о ситуации на алмазной трубке «Мир»

    После аварийной остановки трубки «Мир» произошло изменение обстановки — как в экономике Республики Саха (Якутия), так и в алмазной отрасли России. 7—8 декабря в Мирном было проведено первое заседание недавно созданного Совета по геологии алмазных месторождений, на котором  состоялся «мозговой штурм» существующих проблем производственниками и учеными, одним из которых был заместитель председателя Сибирского отделения РАН и научный руководитель Института геологии и минералогии им.
    778
  • 01/02/2018

    Эксперты решают, как спасти уникальные экологические системы Севера

    ​​Вечная мерзлота, которая занимает 65% территории России и порядка 30% территории мира, в XXI веке оказалась под угрозой деградации из-за глобального потепления климата и хозяйственной деятельности человека.
    532
  • 01/12/2017

    Американский ученый представил итоги исследований вечной мерзлоты в Якутии

    Профессор Аляскинского университета в Фэрбенксе Кенджи Йошикава презентовал в Якутске итоги международного проекта по изучению вечной мерзлоты, реализованного с привлечением свыше 500 сельских школ стран циркумполярного мира, в том числе в регионах России.
    855
  • 06/06/2017

    Энциклопедия «Животные Якутии» признана одной из лучших книг России

    Энциклопедия "Животные Якутии" национального издательства "Бичик" получила диплом финалиста в номинации "Увлекательное краеведение" на всероссийском конкурсе региональной и краеведческой литературы "Малая Родина".
    1153
  • 06/09/2018

    Статья месяца журнала «Геология и геофизика»: август 2018

    Журнал "Геология и геофизика" поздравляет В.А. Каширцева с юбилеем и представляет августовскую статью месяца. Известному советскому и российскому ученому, геологу и геохимику, чл.-кор. РАН Владимиру Аркадьевичу Каширцеву 23 августа исполнилось 75 лет.
    419
  • 12/07/2018

    11 июля 2018 года Геологическому музею имени Н.В. Черского исполняется 60 лет

    ​Геологический музей Института геологии алмаза и благородных металлов СО РАН был основан в 1958 г. в составе Института геологии Якутского филиала СО АН СССР. За годы существования музея в нем накоплены многие тысячи образцов различных минералов, горных пород, полезных ископаемых, драгоценных камней и металлов, а также остатков древней органической жизни Якутии.
    321
  • 10/07/2017

    По мнению ученых, без вечной мерзлоты Якутия превратится в пустыню

    ​​Без вечной мерзлоты Якутия превратится в безжизненную пустыню. На первый взгляд, такое утверждение кажется абсурдным. Но ученые уверены, что толщи подземных льдов не только позволяют строить дома, промышленные предприятия и дороги, но и сохраняют воду на поверхности.
    817
  • 16/11/2017

    Запасов газа в Якутии - более чем достаточно!

    Общий вывод из сегодняшнего заседания Общественного совета при Минпроме: запасов газа в Якутии - более чем достаточно. С избытком. А вот проблемы во всех отношениях могут быть с транспортировкой. То есть с газопроводами АО "Сахатранснефтегаз", более половины которых не соответствуют нормативным требованиям.
    1087