​Байкальский омуль находится сейчас в катастрофическом положении — его запасы стремительно сокращаются. Промышленный вылов этой рыбы уже запрещен, заводы регулярно поставляют в озеро партии личинок и крупной молоди, но способно ли искусственное воспроизведение восстановить популяцию байкальского эндемика?

«Еще буквально 10-15 лет назад уловы байкальского омуля составляли три тысячи тонн в год, а сейчас мы вышли практически на ноль. В течение десятилетий тратились огромные средства и проводились большие работы, чтобы существовала какая-то вразумительная стратегия воспроизводства омуля, но в данный момент ситуация складывается достаточно сложно», — отметил начальник отдела воспроизводства рыбных запасов Государственного научно-производственного центра рыбного хозяйства (Тюмень) кандидат биологических наук Сергей Михайлович Семенченко, открывая круглый стол о проблемах и перспективах рыбного хозяйства, состоявшийся в рамках конференции «Пресноводные экосистемы — современные вызовы» в Иркутске.
 

Есть много возможных причин, почему исчезает омуль: это и ухудшающаяся экологическая обстановка озера, и глобальные изменения климата, и широкие объемы незаконного вылова рыбы. 

 
Несмотря на то что сегодня быстрыми темпами развиваются технологии, позволяющие осуществлять процесс воспроизводства рыбы максимально интенсивно и выращивать особей любого размера, ситуация с байкальским эндемиком (как и с некоторыми сиговыми в других водоемах России) продолжает ухудшаться. Отчасти от того, что выпущенная на волю рыба далеко не всегда там приживается.
 
По закону все предприятия, тем или иным образом нанесшие ущерб водоему, обязаны его компенсировать. «Если раньше все компенсационные деньги собирались в экологические фонды, которые потом решали, на что целесообразнее их использовать, то теперь всё компенсируют в натуральном выражении. Кто-то нанес ущерб, затем заплатил заводу по выращиванию рыбы, рыбу загрузили в машину, подвезли к водоему и бухнули туда. И непонятно зачем, в каком виде, и в каком состоянии. Это отнимает массу денег, которые можно было бы привлечь к каким-то более реальным и эффективным решениям», — рассказывает заведующий лабораторией экологии рыб Института биологии внутренних вод им. И. Д. Папанина РАН доктор биологических наук Юрий Викторович Герасимов. 
 
«От производителей требуется подращивание сиговых до более крупного состояния. Что такое подращивание? Это выведение скороспелых, быстрорастущих рыб с высоким обменом веществ. Согласно нашим исследованиям, в популяции в первую очередь погибают именно они», — говорит главный научный сотрудник Байкальского музея ИНЦ СО РАН доктор биологических наук Василий Васильевич Смирнов. 
 
Выращенный в тепличных условиях омуль плохо приспособлен к выживанию в естественной среде. Он не знает, где добыть пропитание, когда и куда пойти нереститься, где зимовать, и к тому же становится легкой добычей хищников. Кроме того, чтобы увеличить объемы производства, заводам приходится выпускать молодь либо слишком рано, весной, либо мелкую молодь слишком поздно, осенью. «Эффективность таких работ, формально производительных, сомнительна», — отмечают исследователи.
 
Существует и другой подход, учитывающий описанные трудности (на него сейчас возлагают большие надежды) — экологизация искусственного воспроизводства рыбы. Это выражается в появлении технологий, которые минимизируют вмешательство человека в процессы воспроизводства и жизненный цикл рыбы. Например, на Байкале уже действует методика массового включения икры в специальные «инкубаторы», где имитируются естественные условия среды. На это направлен целый ряд патентов и изобретений. Также подход подразумевает и подбор в бассейнах рек специальных мест, в которых можно выращивать крупную молодь, чтобы уже оттуда она выходила в свободное плавание. 
 
Другая проблема — оздоровление водоемов. Ученые сошлись во мнении, что необходимо создать в них такие условия, которые способствовали бы сохранению естественной популяции и выживанию рыб, выпущенных с производств.
 
Однако эксперты уверены: одними такими технологиями проблему не решить. «Омуль находится в катастрофическом положении, запасы его истощены. Точно такая же ситуация наблюдается с ценными видами рыб в Обском бассейне, в Ладожском озере, в других водоемах России. Экологические изменения там протекают по-разному, а значит, проблема не в этих факторах, а в чем-то другом, а именно: в нелегальном вылове», — отмечает Сергей Семенченко. 
 
Недавно коренным малочисленным народом Севера в районе Бурятии было выловлено 60 тонн омуля. Законодательно они имеют право реализовывать эту продукцию для поддержания традиционного образа жизни. Почти весь объем вылова появился на рынках Иркутской области. Однако сотрудникам правоохранительных органов очень сложно отличить легальный вылов от браконьерского, поскольку сегодня легко подделать необходимые документы.
 
«Ни одно рыбовоспроизводство не сможет возместить тот ущерб, который естественной популяции наносит браконьерство. Мы таким образом никогда за ними не угонимся, они всегда будут опережать нас на шаг, на два, на десять, и вылавливать из водоемов всё, что мы туда поместили. Иногда даже возникает вопрос: а необходимо ли это воспроизводство либо в некоторых случаях нужно лишь решить проблему незаконного вылова рыбы? — говорит Юрий Герасимов. — Достаточно трех-четырехлетнего запрета на вылов омуля, не формального, а реального, и это вполне могло бы способствовать восстановлению сига лучше, чем искусственные мероприятия по его разведению». 
 
По словам Юрия Герасимова, беда в том, что водоемы в России сейчас практически не охраняются. Например, если за Рыбинским водохранилищем (большое искусственное озеро на реке Волге и ее притоках. — Прим. ред.) в советские годы следили 90 инспекторов — и это только на воде, то теперь всего лишь восемь. Кое-как, привлекая силы МВД, удается охранять его в нерестовый период, а в остальное время оно практически беззащитно. А на малых реках вообще никогда никого нет. «Разумеется, тех рыб, которым перегодили путь на нерестилище плотинами, надо искусственно воспроизводить, без этого мы их не сохраним, так, например, Каспий будет пустой. А если в водоеме главная проблема — браконьеры, то какой смысл в таком воспроизводстве? Давайте просто охранять, это будет дешевле, чем строить заводы», — говорит исследователь.
 
На круглом столе был предложен один способ, в перспективе позволяющий удовлетворить возрастающие запросы в омуле без вреда для естественных экосистем: воспроизводство рыбы в искусственных водохранилищах, появившихся в результате хозяйственной деятельности человека. Например, в Иркутской области есть для этого целый каскад водоемов: водохранилища Иркутской ГЭС, Усть-Илимской ГЭС и многие другие.
 
«После запрета на вылов цена на омуля взлетела в два раза, что оказалось очень привлекательным для браконьеров. В данном случае использование компенсационных водохранилищ было бы наиболее эффективным», — сказала одна из участниц обсуждения.
 
«Два слова в защиту браконьеров. В своем докладе я избегал слова “браконьерство”, а говорил “социально-экономические проблемы”. Потому что у этого явления есть социальные, политические и экономические корни. Байкальский регион очень бедный, и его население в значительной степени обречено на браконьерство. Надо решать проблему обеспечения людей работой. Один из способов — занять их в рыбной промышленности. Например, в вылове непопулярных сейчас видов рыб. Надо менять систему управления рыбными запасами в бассейне Байкала», — заключил Сергей Семенченко.
 
Диана Хомякова

Источники

"Вернись, золотая рыбка"
Наука в Сибири (sbras.info), 27/09/2018

Похожие новости

  • 28/05/2016

    Эксперты утверждают, что Байкал не повторит судьбу Арала из-за ГЭС на Селенге

    ​Байкал не повторит судьбу Аральского моря - это невозможно при условии разумного регулирования его стока на иркутском побережье и действенных предложений для Монголии в сфере энергетики. Об этом  заявил директор Байкальского института природопользования (БИП) СО РАН Ендон Гармаев.
    1515
  • 21/11/2017

    БЦБК: больше вопросов, чем ответов

    В Байкальске уже четыре года как закрыт целлюлозно-бумажный комбинат, но его страшное наследие никуда не исчезло. Шлам-лингин - остатки переработки древесины - хранится в огромных резервуарах и требует немедленной утилизации.
    720
  • 28/08/2018

    «Байкальский центр гражданской экспертизы» появился в Приангарье

    ​В Приангарье учредили Иркутскую областную общественную организацию "Байкальский центр гражданской экспертизы". На ее площадке предполагается обсуждать экологические и экономические проблемы, связанные с озером, включая последствия деятельности БЦБК.
    328
  • 17/04/2017

    Иркутские ученые ждут решения властей

    Статс-секретарь минприроды отправил письмо в адрес Российской академии наук, а оттуда оно пошло по кругу, пока не дошло до Байкала - академику РАН М.А. Грачеву и д.г.-м.н. А.П. Федотову. Если текст этого официального письма перевести на понятный массовому читателю язык, то суть его вот в чем.
    909
  • 23/09/2016

    На Байкале состоялась Международная конференция Asia-Pacific EPR/ESR Symposium 2016

    ​В посёлке Листвянка Иркутской области прошла X международная конференция Asia-Pacific EPR/ESR Symposium 2016. APES 2016 — официальная конференция Азиатско-Тихоокеанского общества электронного парамагнитного резонанса (ЭПР), которая проводится каждые два года.
    2979
  • 26/11/2018

    Музей Байкала в Листвянке

    ​В Листвянке расположен Лимнологический институт СО РАН, при котором и находится музей Байкала. Байкал – озеро тектонического происхождения, 7-е по площади в мире (после Каспийского моря-озера, озёр Верхнее, Виктория, Гурон, Мичиган и Танганьика) и первое в мире по объёму воды среди пресноводных озёр (больший объём лишь у солёного Каспийского моря-озера), самое глубокое озеро на планете (максимальная глубина – 1637 метров, по другим данным – 1642 м), крупнейшее в мире и в России хранилище пресной воды.
    449
  • 28/02/2018

    Больной лес в Иркутской области предлагают обследовать с помощью оптических приборов

    Для определения жизнеспособности кедров, поврежденных различными болезнями, в Иркутской области предложили использовать фурье-спектрометр - оптический прибор для анализа содержания веществ в газовой пробе.
    379
  • 08/12/2017

    Запасы байкальского омуля значительно сократились

    ​Запасы байкальского омуля за последние 20 лет сократились в 3 раза - такие цифры приводит "Госрыбцентр". В Народном Хурале Бурятии прошло расширенное заседание по вопросам воспроизводства рыбы.
    549
  • 23/08/2017

    Ученые и студенты со всего мира исследуют Байкал

    ​Студенты и ученые из России, Японии и Франции исследуют дно Байкала. Их находка поможет пополнить природные богатства еще на долгие годы. Здесь нет льдов, белых медведей и пингвинов, но для будущих исследователей Арктики Байкал - словно тренировочный полигон.
    1063
  • 11/08/2017

    Арнольд Тулохонов: власть начала понимать, что решение природоохранных задач решает и экономические проблемы

    ​Арнольд Тулохонов, научный руководитель Байкальского института природопользования СО РАН, считает, что "власть сдвинулась. Начала понимать, что решение природоохранных задач, это есть решение экономических задач".
    818