Гости: Павел Логачев академик РАН, директор Института ядерной физики имени Г. И. Будкера СО РАН, Новосибирск. 

Оксана Галькевич: У нас такая жизнь сейчас, вы знаете. Все теперь знают, что наступил Год Быка, пришел на смену Году Крысы. Но, увы, не все в курсе, что 2021 год указом президента у нас объявлен Годом науки. Наконец-то наука вошла в число государственных приоритетов, для ее поддержки создан отдельный национальный проект, который рассчитан до конца 2024 года. 
 
Петр Кузнецов: И поставлена цель – войти в пятерку мировых научных лидеров по приоритетным направлениям, сократить отток наших ученых за границу, и даже наоборот: активней привлекать иностранных специалистов к работе в России. 
 
Оксана Галькевич: Накануне президент Российской академии наук Александр Сергеев во время круглого стола, посвященного науке в пандемию, сказал, что такой скорости решения поставленных задач российская наука не демонстрировала давно, лет десять точно. Но наши ученые занимались и занимаются не только борьбой с вирусом. Они, например, стали ближе к революционным методам лечения рака, получению безопасной и бесконечной энергии для человечества. 
 
Петр Кузнецов: Наша коллега, корреспондент ОТР Анна Турбарова подготовила специальный репортаж. Давайте вместе посмотрим. Вернемся в студию для обсуждения с экспертами. 

 
 
Оксана Галькевич: Вот такой сюжет мы посмотрели. И внимательно вместе с нами его смотрел Павел Логачев, академик Российской академии наук, директор Института ядерной физики им. Будкера Сибирского отделения Российской академии наук. Павел Владимирович присоединяется к нашему разговору из Новосибирска. Здравствуйте, Павел Владимирович. 
 
Петр Кузнецов: Здравствуйте. 
 
Павел Логачев: Здравствуйте, здравствуйте. 
 
Петр Кузнецов: СМС из Архангельской области пришла: «Частицу бога» поймал в европейском коллайдере, и наши ученые там тоже работают». Хотелось бы начать как раз с коллайдера, с чего сюжет наш этот большой и начинался. Два в Новосибирске коллайдера. Скажите, пожалуйста, а иностранные ученые задействованы в работе с нашим коллайдером? И вообще, ядерная физика насколько открыта для международного сотрудничества? Или задачи института нацелены на внутренние задачи, соответственно, нашей страны? 
 
Павел Логачев: Да, хороший вопрос. Конечно, физика элементарных частиц и атомного ядра, которая составляет в значительной мере одну и ту же науку, они международны. Как и любая фундаментальная наука. Они границ не имеют. И развитие международного научного сообщества и определяет общие тенденции наших знаний и наши успехи в каждом отдельном национальном случае. Конечно, участие и наше во всех зарубежных крупных мегапроектах, и участие наших зарубежных коллег в наших экспериментах – оно всегда есть, оно было и оно будет. В наших коллайдерах есть тоже такие значительные куски или элементы, которые разработаны совместно с нашими зарубежными европейскими коллегами, в некотором прошлом (десять лет назад) – с нашими американскими коллегами, и т. д. Это всегда присутствовало, присутствует и, мы надеемся, будет присутствовать и дальше. 
 
Оксана Галькевич: Павел Владимирович, вот великие научные открытия мы уже сейчас изучаем в школе, знаем по книгам, по художественным произведениям. Знаем, как наука развивалась и к чему она шла. Если говорить о современности, то какие основные вызовы сейчас перед современной наукой стоят? Куда наука идет, куда она движется? 
 
Павел Логачев: Я скажу за самую ее базовую часть, фундаментальную. Это физика элементарных частиц, экспериментальная физика элементарных частиц, ну, и теоретическая. И космология. Мы находимся сейчас в очень интересное время. Когда накоплена критическая масса вопросов к тем нашим представлениям, которыми мы сегодня пользуемся, на которые мы не знаем никакого ответа. И у теоретиков уже наработано очень много различных вариантов выхода из этой ситуации. Но какой из них реализуется в жизни – должен выбрать именно эксперимент. И вот такие эксперименты сейчас готовятся и проводятся по всему миру. Именно на это нацелена вся система из 7 коллайдеров, на это нацелены другие мегаустановки, которые производят нейтринные пучки. Огромные комплексы, которые наблюдают за излучением из космоса, включая и гравитационные волны. Вот все это вместе, мы очень надеемся, что в ближайшее время будет определенный прорыв. Так же, как это было на рубеже XIX и XX века с открытием специальной теории относительности, квантовой механики и новых возможностей на атомном и субатомном уровне. Сейчас мы должны сделать следующий шаг. И этот шаг очень, очень скоро должен произойти. 
 
Петр Кузнецов: Будет сделан. Сообщение из Волгоградской области: «Скажите, что простому человеку от этого?» Ну, мы догадываемся, что наука становится сложнее, очень сложной стала, узкоспециализированной. И порой даже коллеги друг друга не понимают, чего уж говорить о простых людях. Вот очередного Нобеля вручают по науке – что там за формулировки? Народ смотрит, за что, и не понимает. Насколько важно сейчас сохранять вот эти взаимоотношения: научное общество и простой человек? Сохраняются ли они, на каком уровне? 
 
Павел Логачев: Очень важно. Это замечательный вопрос. И очень важная задача. Мы для себя ее ставим в абсолютный приоритет. Мы стараемся проводить экскурсии, дни открытых дверей. Даже несмотря на вот эти карантинные мероприятия, все равно продолжаем эту работу в онлайн-режиме. Ответ очень простой. Вот я скажу: все те самые люди, которые продвигают вперед самую фундаментальную науку… Вот у нас в институте есть 12 человек, которые считаются авторами открытия бозона Хиггса. Именно эти люди, те же самые, работают над самыми перспективными этих же технологий, которые были применены для открытия бозона Хиггса, но в медицине и в безопасности. Именно этими ребятами сделаны устройства, на которых сейчас базируются наши очень важные направления в обеспечении безопасности страны и в медицине. Не было бы вот этих коллайдеров, этих работ – не было бы бор-нейтронозахватной терапии рака, вот этого ускорительного источника нейтронов. Это делают одни и те же люди. 
 
Оксана Галькевич: Павел Владимирович, спасибо вам большое. 
 
Петр Кузнецов: Спасибо. 
 
Оксана Галькевич: На связи с нами был Сибирский академгородок, Сибирское отделение Российской академии наук. Павел Логачев, академик РАН, директор Института ядерной физики им. Будкера.


​Видеосюжет

 

Источники

Успехи физиков-ядерщиков
Общественное телевидение России, 26/03/2021

Похожие новости

  • 07/03/2016

    В ИЯФ СО РАН разработали ключевые компоненты нового коллайдера

    ​ ​В Институте ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН созданы вакуумные камеры, корректирующие магниты, электроника регистрации и программное обеспечение для установки SuperKEKB, которая монтируется в японской Лаборатории физики высоких энергий (КЕК) в Цукубе.
    3935
  • 24/05/2021

    Испытание установки для лечения сложных видов рака хотят начать в Новосибирске в 2023 году

    Институт ядерной физики СО РАН планирует в 2023 году начать клинические испытания установки для лечения рака по перспективному методу бор-нейтронозахватной терапии, ее финансирование поручил предусмотреть премьер-министр РФ Михаил Мишустин.
    801
  • 10/03/2020

    Проект новосибирского электрон-позитронного коллайдера нового поколения включен в европейскую стратегию развития физики элементарных частиц

    ​Реализовать проект электрон-позитронного коллайдера нового поколения "Суперчарм-тау фабрика" планируется в кооперации с Европейской организацией по ядерным исследованиям (ЦЕРН), сообщил журналистам директор Института ядерной физики им.
    625
  • 26/05/2017

    ИЯФ СО РАН: адронная терапия для борьбы с опухолью

    Адронная терапия - облучение опухоли пучками протонов или тяжелых ионов - несмотря на долгую историю, остается одним из самых многообещающих направлений ядерной медицины. Адронная терапия требует точного расчета, а также большой гибкости и вариативности.
    2312
  • 17/09/2018

    Большой адронный коллайдер и фундаментальные вопросы науки

    Россия пока не получила ни одного заказа при модернизации Большого адронного коллайдера, хотя раньше без нее ЦЕРН обойтись в принципе не мог. Ровно десять лет назад в Европейской лаборатории ядерных исследований (ЦЕРН) был запущен Большой адронный коллайдер.
    3434
  • 12/08/2021

    Отечественное изобретение позволит отказаться от клепок на фюзеляжах самолетов

     В новосибирском Академгородке более чем в 2 раза увеличили прочность лазерного сварного соединения алюминия и титана, применяемых в авиастроительной промышленности.   В 2020 году сотрудники Сибирского отделения Российской академии наук (СО РАН) применили синхротронное излучение для анализа характеристик сварного соединения алюминия и титана и, благодаря полученным данным, усовершенствовали процесс лазерной сварки.
    349
  • 25/11/2020

    РАН, Росатом и Курчатовский институт будут совместно развивать термоядерные исследования

    ​Российская академия наук, НИЦ "Курчатовский институт" и Росатом будут совместно разрабатывать перспективные термоядерные и плазменные технологии и создавать образцы новой техники, сообщил ТАСС директор направления научно-технических исследований и разработок госкорпорации "Росатом" Виктор Ильгисонис.
    529
  • 02/11/2017

    Четыре проекта СО РАН войдут в программу реиндустриализации экономики Новосибирской области

    ​Как сообщил газете «Континет Сибирь» заместитель губернатора Новосибирской области Анатолий Соболев, в настоящее время в правительстве рассматриваются четыре новых потенциальных «флагманских» проекта.
    1463
  • 09/06/2018

    ИЯФ СО РАН предоставит площадку для лечения

    ​Институт ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН готов предоставить на своей территории площадку для лечения методом бор-нейтронозахватной терапии онкобольных, которым не помогают другие методы. Это должно быть временным решением до появления специализированной клиники, проект которой разрабатывается в Новосибирском государственном университете.
    2450
  • 04/05/2021

    Академик Павел Логачев: СКИФ дает возможность очень точно исследовать атомную структуру вещества любых молекул

    Институт ядерной физики им. Г.И. Будкера спустя десятилетия работы на переднем крае науки продолжает разрабатывать источники синхротронного излучения, коллайдеры и другие установки не только для российской науки, но и в рамках международных проектов.
    954