​«ЧС» уже писало о том, что Институт математики СО РАН неожиданно оказался перед необходимостью уволить до 20% научных сотрудников. Чтобы понять, почему так получилось, редакция обратилась в правительство РФ. Но полученный ответ обескуражил еще больше, поэтому корреспондент издания встретился с директором института академиком Сергеем Гончаровым, чтобы разобраться: кто правильнее считает деньги -- ученые-математики или же чиновники, от решения которых зависит их судьба.

Справка «ЧС»:
Институт математики им. С.Л.Соболева СО РАН (ИМ) является одним из ведущих научных институтов Российской академии наук. Приказом руководителя ФАНО России по результатам оценки и мониторинга результативности научных организаций он отнесён к первой категории. В институте работают шесть академиков РАН, три члена-корреспондента РАН, восемь профессоров РАН и один академик Российской академии образования, а также 118 докторов и 145 кандидатов наук. Здесь ежегодно проводится около десяти международных конференций и издаются всемирно известные научные журналы (Сибирский математический журнал, «Алгебра и логика», Сибирские электронные математические известия и ряд других). ИМ регулярно занимает высокие места в международных рейтингах.
 
Напомним, началось всё с открытого письма директора Института математики им. С.Л. Соболева СО РАН академика Сергея Гончарова в адрес министра науки и высшего образования РФ Михаила Котюкова. В тексте сообщалось, что один из ведущих математических центров фундаментальной и прикладной математики России оказался в критической ситуации. Заполняя планы научно-исследовательских работ по госзаданию в электронной системе ФАНО «Парус», руководство института обнаружило: цифры финансирования, заложенные на 2019 год, предполагают сокращение научных сотрудников почти на 20%. «Запланированный на 2019 год объём финансирования составляет 270 млн рублей. При этом в соответствии с текущими правилами представления планов НИР в системе «Парус» на выполнение госзадания на 2019 год в рамках действующего штатного расписания необходимо, по крайней мере, 330 млн рублей. Таким образом, без финансирования на следующий год остаются 19% наших научных сотрудников», -- сообщается в открытом письме. Заметим, что в 2017 и в 2018 годах институту пока удается успешно выполнять требования по повышению уровня оплаты научных сотрудников даже при минимальных увеличениях финансирования.

 
«Предложенный порядок неявно формирует требование произвести сокращение сотрудников, которого можно добиться переводом некоторых из них на часть ставки либо увольнением. В случае перевода почти 40% сотрудников на часть ставки данная процедура приведёт к тому, что  при небольшом повышении финансирования на 3% будет создана видимость повышения заработной платы», - поясняет Сергей Гончаров. А ведь это, по сути, нарушает указ президента по повышению оплаты научных сотрудников. К тому же непонятно, как в ФАНО представляют себе это сокращение. «Аттестацию мы уже провели, всем, кто не достаточно эффективно работал, мы сократили ставку. Кого-то даже сократили или перевели в инженерный состав. Повторную аттестацию можно будет провести только через два года. Законных способов еще сократить на 20% у меня, как у руководителя, просто нет! Да и какие претензии могут быть к нашим научным сотрудникам, которые удовлетворяют всем предъявляемым нормативам? -- задается вопросом директор Института. -- При этом тех денег, которые нам выделили, на самом деле хватает на оплату труда в размере существующих ставок. Но ФАНО хочет показать двукратное увеличение заработной платы, а добиться этого без реального увеличения финансирования можно лишь за счет уменьшения количества научных сотрудников. А ведь у нас многие работники узкоспециализированы. Есть уникальные ученые, они работают над задачами, с которыми вряд ли кто-то еще сможет справиться».

 
Интересно, что при этом значимость математической науки неоднократно подчеркивалась на самом высоком уровне. Так, в майских указах президента России говорится о необходимости создания научных центров мирового уровня, включая сеть международных математических центров. Да и большинство направлений, на подъеме которых сосредоточена страна, предполагают активное развитие математики. Это касается и перехода к цифровой экономике, и значимости генетических исследований, и развития высокотехнологичного производства, и многого другого.

 
Чтобы понять причины такого противоречия в действиях власти, когда с одной стороны говорится о важности математической науки, а с другой -- урезается финансирование ведущего математического института, редакция «ЧС» обратилась в правительство РФ. Ответ пришел от заместителя директора департамента науки и технологий Министерства образования и науки России Андрея Аникеева. Там подтверждается, что «переход к передовым цифровым, интеллектуальным производственным технологиям <…> и создание систем обработки больших объемов данных является одним из приоритетных направлений научно-технологического развития» страны. А также, что в 2019 году из бюджета институту математики СО РАН выделили 270,4 млн рублей. Это на 8,6 млн рублей больше, чем в прошлом году, но при этом практически равняется финансированию 2013 года (после постоянных снижений в 2014-2016 годах).

 
Минобрнауки объясняет недостаточный объем финансирования тем, что, помимо бюджетных, у Института есть и внебюджетные деньги. «Размер поступлений от оказания услуг на платной основе и от иной приносящей доход деятельности Института в 2018 году составляет 86 271 000 руб, из них гранты -- 83 571 000 руб, что превышает соответствующие поступления за 2017 год на 4 710 200 рублей», -- сказано в отчете. То есть, по мнению министерства, в целом институту должно хватить выделенных средств: ведь есть гранты и другие поступления. Вот только почему-то чиновники забыли учесть одну небольшую, но важную деталь: институт не может тратить эти деньги на заработную плату научных сотрудников для выполнения госзадания. Деньги по грантам выделяются не институту, а руководителю гранта, и он полностью определяет их расходование на выполнение гранта на утвержденный фондом коллектив, а институт получает лишь 10% от суммы гранта на его сопровождение и предоставление условий для работы.

 
Руководитель института Сергей Гончаров объяснил «ЧС», на что расходуются грантовые деньги. Во-первых, часть средств (около 9 млн рублей) -- это целевые гранты на проведение международных конференций, и на зарплату их тратить нельзя. Во-вторых, около половины ученых, работающих над грантовыми проектами, -- это привлеченные сотрудники из других институтов, а также аспиранты и магистранты из университетов, которым тоже надо платить. В-третьих, большая часть грантов РФФИ предусматривает не зарплату, а субсидии, которыми распоряжается руководитель гранта в рамках своего проекта на проведение работ. В большей степени они  используются исполнителями грантов на поездки для участия в международных конференциях. В-четвертых, исследования по грантам выполняются в нерабочее время, вечерами и по выходным, а только 10% от суммы гранта выделяются институту, который сопровождает эти гранты. И было бы несправедливо переводить на часть ставки людей, которые взяли на себя дополнительные обязательства. Такой подход приведет только к тому, что ученые перестанут подавать заявки на гранты через институт, а выберут другие организации для их исполнения, а работа по грантам формирует важный задел для дальнейшего развития института и новых направлений исследований.

 
Сергей Гончаров обозначил также ещё одну очень важную проблему, тесно связанную со сложившейся ситуацией. «Очень жаль, что многие талантливые ребята вынуждены уходить из института. И хорошо еще, если уезжают в Москву или в Санкт-Петербург. Тогда хоть не жалко -- свои же. Но вот когда за границу, то действительно обидно… -- сетует Сергей Гончаров.  -- У меня очень талантливый парень уехал в Новую Зеландию. А что было делать? Закончил университет, поступил в аспирантуру, женился… Жить негде, денег нет. А там ему предложили нормальную зарплату. Сейчас уже защищает докторскую, дети там родились. Он очень хочет обратно, сохранил российское гражданство. Но в таких условиях не сможет вернуться».

 
Проблема «утечки мозгов», которая началась в 90-е годы, все еще актуальна. И беда не только в том, что ученые уезжают за границу. Многих талантливых выпускников забирают в крупные компании, например, финансовыми аналитиками. А для Сибири актуален еще и отток кадров в столицы. «Когда выделялись средства на повышение зарплат научных сотрудников по указу президента, всего четыре процента было выделено для ученых Сибирского отделения. А львиная доля средств на повышение зарплат научных сотрудников  ушла в Москву и Санкт-Петербург. Хотя научных работников в Сибири около 25% от общего числа. Почему такое несоответствие, когда за одинаковую работу в федеральных организациях оплата различается в разы, не ясно, -- удивляется Сергей Гончаров. -- В итоге зарплаты ученых в столицах несопоставимы с нашими. Например, недавно один из перспективных молодых сотрудников ушел в Санкт-Петербург: выиграл конкурс на ставку доцента в 130 тысяч рублей. У нас он бы получал максимум 25».

 
Конечно, необходимость сократить ставку для части сотрудников, которая навязывается институту, отразится на ситуации не лучшим образом. Но больше всего руководство института настораживает тот факт, что уменьшение числа ставок никак не объясняется. «Официально мы не получили никаких разъяснений. Узнали о необходимости сокращений только из электронной системы. Неясно, чем эти цифры обоснованы. К тому же, по закону такие решения принимаются только по согласованию с президиумом РАН. Но они по этому поводу никаких заявлений не делали».

 
Между тем, ИМ СО РАН остается не только крупнейшим математическим центром за Уралом, но и одним из ведущих в России. Заслуги Института признаются во всем мире. Он ведет совместные проекты с США, Китаем, Индией, Бразилией, Японией, Великобританией, странами ЕС и множеством других.
Институт специализируется на фундаментальных проблемах классической математики, в том числе таких как информатика и математическая кибернетика. Если же говорить о наиболее перспективных направлениях в работе ИМ, то среди них, конечно, окажется математическая экономика. Вот только молодых математиков-экономистов быстро «разбирают» в коммерческие компании. Поэтому такое важнейшее направление катастрофически «стареет».

Занимаются в институте и биологическими проблемами:  разрабатывают методы обработки данных для генетики, моделируют работу человеческого мозга и многое другое.

 
Работают математики и совместно с гуманитариями. Например, при изучении естественного языка. Распознавание письменной речи для анализа социальных сетей -- задача не только актуальная, но и сложная, и без фундаментальной математики ее не решить. Это же касается других современных проблем: автоматическое распознавание изображений, голоса и тому подобное, вплоть до создания «искусственного интеллекта». 

 
И, конечно же, без развития математики невозможен переход к цифровой экономике. А ведь именно это считается одной из важнейших задач для России в ближайшее время. «Это только кажется, что всё просто: посадил большое количество людей, и они тебе что-то запрограммируют, -- объясняет Сергей Гончаров. -- Они не запрограммируют! Потому что это требует сначала действительно фундаментальных математических исследований». Такие исследования, по словам академика, касаются обработки данных и моделей прогнозирования и необходимы во всех сферах жизни.

 
Поэтому ИМ тесно сотрудничает с институтами из разных сфер (ИЯФ, ИТПМ, ИАиЭ, ИВМиМГ, ИК, ИЦИГ, ИФПР, ИСИ, ИГИЛ, ИЭ СО РАН и др.) как на основе математических моделей, так и вычислительных методов, разработанных в институте. Сюда за помощью обращаются со всей Сибири и не только. «Математика -- она же для всех наук, -- рассказывает Сергей Гончаров. -- Мы плотно сотрудничаем практически со всеми институтами СО РАН. К нам приезжают со всей страны, чтобы поработать с нашими сотрудниками.

Наши ученые востребованы и в других странах. Например, недавно Светлану Селиванову пригласили в Южную Корею. Там работают над системой для решения дифференциальных уравнений с заданной точностью. Сначала пригласили ее на короткий срок, а теперь уже на год». Другой пример -- доктор физико-математических наук Александр Саханенко, который был приглашен на три месяца поработать по соглашению в Китайском университете над проблемами теории вероятностей и математической статистики. «Наши китайские коллеги честно говорят: «Нам нужны математические модели на базе фундаментальной математики. Модели и  алгоритмы. А запрограммировать у нас есть кому», -- поясняет Сергей Гончаров. -- Но для нас такое сотрудничество тоже интересно. Это новые задачи, и у Китая большой спектр таких задач. Так что это взаимовыгодная работа».

Кстати, возвращаясь к майским указам Путина. Коллектив Института математики предлагал сделать на базе своего учреждения международный математический центр. Этот проект можно было бы реализовать в рамках концепции «Академгородок 2.0», которая сейчас разрабатывается правительством Новосибирской области. Ведь это не требует больших инфраструктурных изменений -- только реконструкция здания и дополнительное финансирование для приглашения зарубежных ученых, которых надо будет обеспечить конкурентоспособной заработной платой. Интересно, что в Казахстане, например, деньги на это предусмотрены, и поэтому там институты могут позволить себе пригласить специалистов из-за рубежа. А в России такие возможности очень ограничены.

 
О сложившейся ситуации с финансированием  руководство и Ученый совет института обратились к министру науки и президенту Академии наук, а также в региональные власти. Пока ответил ученым только полномочный представитель президента в Сибирском Федеральном округе Сергей Меняйло. Конструктивная встреча с представителем аппарата полпреда вселила в математиков надежду, и теперь они ожидают поддержки со стороны власти.

 
Хотелось бы верить, что понимания действительно удастся достичь. Потому что пока создается впечатление, что в ФАНО принимали решения чисто технически, не разобравшись в специфике конкретного учреждения, в его потребностях и проблемах. Как в таких условиях планируется осуществлять экономический прорыв, о котором совсем недавно говорил президент России -- неясно. Поэтому будем надеяться, что все недоразумения удастся разрешить уже в рамках созданного Министерства науки и высшего образования, которое учтет озабоченность ученых, и  Институт сохранит своих сотрудников, а страна -- получит новый потенциал для развития.

Марина Вдовик

Источники

Ученые vs чиновники: кто лучше считает?
Честное слово (chslovo.com), 22/08/2018

Похожие новости

  • 04/04/2018

    Подведены итоги оценки результативности научных организаций

    454 организации разделили по трем категориям. Чем отличились сельскохозяйственные институты, чему Минздраву стоит поучиться у ФАНО и в каком регионе больше всего институтов из третьей категории, читайте в материале Indicator.
    1387
  • 29/10/2016

    Избрание сибирских учёных в Российскую академию наук

    ​​По итогам тайного голосования участников проходящего в Москве Общего собрания РАН учёные Сибирского отделения большинством голосов получили статус членов Академии.   «Эти выборы особенные, ― отметил президент РАН академик Владимир Евгеньевич Фортов.
    3529
  • 02/07/2018

    Проект Сибирского суперкомпьютерного центра представили на президиуме РАН

    ​В Москве обсудили развитие суперкомпьютерных цифровых технологий в Российской Федерации. Научный руководитель Сибирского суперкомпьютерного центра (ССКЦ), директор Института вычислительной математики и математической геофизики СО РАН СО РАН член-корреспондент РАН Сергей Игоревич Кабанихин на заседании президиума РАН отметил, что сегодня суперкомпьютеры представляют собой технологическое оружие.
    397
  • 13/01/2017

    Кто станет преемником Александра Асеева?

    Имя нового председателя Сибирского отделения Российской академии наук станет известно уже в марте этого года. Но предвыборный процесс уже вступил в активную фазу. На текущий момент публично выдвинуты три кандидата.
    2120
  • 24/09/2016

    К юбилею академика Александра Асеева

    ​​24 сентября - юбилей вице-президента Российской академии наук и председателя ее Сибирского отделения академика Александра Леонидовича Асеева. Мы рассказывали, как проходит один его обычный рабочий день.
    1824
  • 01/09/2016

    Сергей Турицин: нам вполне по силам быть среди мировых лидеров

    Фотоника как направление специализации появилось в НГУ относительно недавно - с созданием Лаборатории нелинейной фотоники в 2010 г. в рамках мегагранта Правительства РФ. Возглавил лабораторию выпускник Физического факультета НГУ, профессор Сергей Константинович Турицын, директор Института фотоники Университета Астон (Великобритания), который является международно признанным исследовательским центром в сфере фотонных технологий.
    1994
  • 28/12/2016

    Кто станет председателем СО РАН?

    ​Новый председатель СО РАН будет избран в марте 2017 года. Главными претендентами уже названы 66-летний академик Сергей Алексеенко и 51-летний директор ИЯФ Павел Логачев, невероятно молодой по меркам академии наук.
    1456
  • 30/08/2016

    СО РАН: юбиляры сентября

    В сентябре юбилей отмечают: Пархомчук Василий Васильевич — 01.09 — 70 лет — член-корреспондент РАН, заведующий лабораторией Института ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН. Шиплюк Александр Николаевич — 08.
    1807
  • 21/10/2016

    Сергей Кабанихин: решение обратных задач важно для человечества

    ​Говорят, рассуждение Платона о том, что человечеству в процессе познания порой доступны только тени на стене пещеры и эхо, явилось предвестником решения Аристотелем задачи восстановления формы Земли по ее тени на Луне.
    3105
  • 10/05/2018

    Программа Городских дней науки-2018 в Новосибирске

    ​В мае в Новосибирске проходят традиционные городские дни науки. На самых разных площадках нашего мегаполиса развернутся выставки, пройдут экскурсии во многих научных институтах, сибирские исследователи прочтут лекции для детей и взрослых, и практически каждый житель города сможет подобрать для себя мероприятие по вкусу.
    1545