Как биологические курсы определили будущую карьеру в науке, почему в науку стоит идти каждому, кому она интересна и как совместить хобби с работой, рассказала в интервью Indicator.Ru кандидат биологических наук, лауреат премии президента РФ для молодых ученых и премии Л’Ореаль — ЮНЕСКО «Для женщин в науке» Анна Кудрявцева.

— Анна, расскажите, как вы пришли в науку, почему вы решили стать ученым и что именно повлияло на ваше решение?

— Еще в школе во втором классе я мечтала стать врачом. С огромным интересом изучала медицинские атласы, то, как называются различные структуры тела, кости, сосуды. Но чтобы попасть в медицинский институт, нужно было сдавать биологию. Ну и поскольку в 1990-е годы у нашей семьи не было достаточного количества средств, надо было искать какие-то возможности учить биологию самостоятельно, с помощью курсов. И я пошла на биологический факультет Санкт-Петербургского университета. Там была потрясающая структура — Малый биологический факультет. Туда принимали школьников и совершенно бесплатно учили их биологии. Преподаватели университета рассказывали про самые разные области биологии, читали лекции. А потом уже студенты на практических занятиях разбирали материал более подробно.

Именно там я впервые услышала лекцию, посвященную зоологии — лекция была о простейших организмах, одноклеточных. И мне настолько понравилась эта тема, настолько затянула, закружила, что желание стать врачом отошло на второй план, и я поступила на биологический факультет. Началась регулярная научная работа, и в результате я поступила в аспирантуру в Москву. Но судьба, как всегда, с нами немножко шутит, и в итоге я все равно занимаюсь теми вещами, которые очень близки к медицине.

— Насколько ваша жизнь насыщена международными или российскими конференциями, другими научными событиями?

— Да, я очень часто езжу на конференции. Что касается молекулярной биологии, генетики — такие конференции, конечно, стоит посещать за границей. В России тоже много хороших конференций, в основном они ориентированы на врачей и связаны с медицинскими приложениями генетических исследований. Это очень важная и неотъемлемая часть жизнь любого ученого, поскольку именно на конференциях рождаются новые научные коллаборации. Мероприятия помогают понять вещи, которые ты не до конца понимал, потому что, только читая статьи, это не всегда можно сделать. Несмотря на развитие технологий, ученые не перешли полностью на вебинары, и я думаю, что конференции будут важны и в будущем.

— Чем вы увлекаетесь, откуда черпаете силы для работы? Может быть, у вас есть какие-то необычные хобби?

— Для меня работа это, по сути, и есть вся моя жизнь. Все свои хобби я так или иначе привязываю к работе. Например, мне всю жизнь хотелось заниматься аквариумными рыбками. И теперь я начала заниматься темой, которая объединяет и мою текущую работу, и это хобби, и я изучаю эволюцию, адаптацию и некоторые аспекты процесса старения на аквариумных рыбках из рода Nothobranchius.

— В прошлом году вы получили стипендию L’Oréal-UNESCO для женщин в науке за расшифровку новых механизмов, которые лежат в основе возникновения и развития специфического метаболизма злокачественных эпителиальных опухолей. Можете простыми словами объяснить суть этой работы?

— Раковые клетки обладают довольно специфическими свойствами, которые и делают их такими агрессивными. Прежде всего, они изменяют свой обмен веществ. Одним из ключевых моментов этого процесса является изменение того, как они получают энергию — энергетический метаболизм. Если мы будем знать детали этого механизма, мы в ряде случаев сможем повлиять на процесс. Например, если какого-то белка становится очень много, можно будет добавить специфическое вещество, которое уменьшит его количество и остановит процесс злокачественной трансформации: клетки будут реже делиться, то есть опухоль перестанет так быстро расти. Особенно важны такие исследования для редких опухолей, потому что широко распространенными видами рака занимается больше людей, мы можем получить больше образцов, проверить на большем количестве пациентов. А редкими опухолями и занимаются очень редко, так как это намного сложнее. И как раз моя работа, за которую я получила стипендию L’Oréal, связана с изучением редких опухолей, называемых параганглиомы.

— Как повлияло получение этой стипендии на ваше продвижение и развитие вашей работы?

— Получение стипендии L’Oréal стало очень важным событием, я получила не только национальную стипендию, которую вручают в России, но и международную стипендию «Восходящие таланты». На вручении международной премии были организованы тренинги, где девушкам показывали механизмы, которые можно использовать, чтобы сделать свою карьеру более успешной, чтобы лучше реализовать себя как, например, руководителя, объясняли, как грамотно наладить контакт, скажем, с иностранными коллегами. Но на меня повлияла не только премия L’Oréal, но и премия Президента для молодых ученых в области науки и инноваций. После таких наград на тебя обращают внимание, ты становишься более известным: например, когда рецензируют твои гранты, твоя фамилия начинает для рецензентов что-то означать. Они знают, что, если человек получил премию, значит, скорее всего, его работа высокого уровня и стоит обратить на нее более пристальное внимание.

— Какие другие свои достижения в науке вы можете отметить? Если что-то такое, чем вы гордитесь?

— Я очень горжусь достижением своей сотрудницы. Наталья Мельникова работает в моей лаборатории, с первого дня открытия лаборатории она была со мной. Она изучила механизм определения пола у тополя. Как известно, пух образуют только женские деревья, но при этом, когда они находятся на стадии маленьких саженцев, пол определить невозможно, вплоть до того момента, пока дерево, собственно, не начинает образовывать пух. И если научиться определять пол тополя у маленьких саженцев, то можно будет использовать для озеленения только мужские особи, и в городах не будет пуха. Мы разработали такой способ. Если его внедрить в практику, то можно действительно избавить и Москву, и другие мегаполисы от тополиного пуха, и сотни людей, которые страдают аллергией, не будут мучиться. Кроме того, пух — это и забитые водостоки, и пожароопасность.

— Есть ли у вас какая-то глобальная научная цель, научная мечта?

— Мечта любого ученого — это увидеть результаты своих трудов реализованными. Но сложно заранее понять, представить и увидеть тот самый конечный результат, который у вас действительно получится. Поскольку в науке все неочевидно, каждый твой шаг может привести к массе возможных вариантов, и результат — это та вещь, которую нельзя строго запланировать. Но самое главное — это понимание того, что твоя разработка используется другими людьми и помогает им.

— Поддерживает ли государство ваши исследования, и если да, то как именно? Есть мнение, что наука в России финансируется недостаточно.

— Для молодых ученых эта поддержка просто беспрецедентная. Люди, которые вышли из категории молодых ученых (например, кандидаты наук после 35 лет, доктора наук после 40 лет), уже, можно сказать, плачут, потому что их ученики могут получать более существенную поддержку, чем они сами. У моей лаборатории есть два гранта Российского научного фонда для молодых ученых — то есть уже наше подрастающее поколение начинает работать самостоятельно. Я тоже только что получила грант Российского научного фонда. Нас также поддерживает Российский фонд фундаментальных исследований, другие фонды. Но конечно, всегда хочется иметь больше денег на исследования — много не бывает.

— То есть молодым людям стоит идти в науку?

— Я считаю, что в науку нужно и можно идти каждому, кому она интересна. В этой сфере множество вариантов применения своих способностей, которые подходят людям совершенно разных складов личности, характера. Если человек мечтатель и ему нравится изобретать, придумывать — такие люди в науке очень нужны. Но нужны также и те, кто педантично и грамотно проводит эксперименты и проверяет все идеи мечтателей, помогает реализовать эти идеи, привести их к результату. Даже если человек не чувствует себя очень умным, но знает, что он при этом очень внимательный и аккуратный — он нужен! Я могу сказать по своему опыту, что такой сотрудник, который просто очень четко раскапывает по пробиркам нужные растворы, — это огромная ценность. И получается, что практически любой человек может найти себя в науке.

— Дайте, пожалуйста, совет студентам: как добиться успехов в науке и исследованиях?

— Чтобы добиться успеха, нужно не ставить самому себе барьеров. Если ты не боишься получить ответ, непохожий на то, как люди привыкли думать, ты действительно можешь совершить открытие. То есть важно не бояться, много работать и искренне хотеть получить новый классный результат.

— Можете ли вы дать совет школьникам, которые выбирают будущую профессию: как для себя решить, стоить ли идти в науку? Может быть, нужно посещать лекции известных ученых или побывать на днях открытых дверей? Как выбрать научную сферу и как переубедить родителей, если им не нравится идея научной карьеры для ребенка?

— Основной совет, который я хотела бы дать школьникам при выборе направления — не ориентироваться только на день открытых дверей в вузе! Главное — попытаться понять, в какой области вы могли бы работать после вуза, когда это реально станет вашей работой. Сейчас очень многие лаборатории готовы с радостью принять школьников на какую-то проектную деятельность. Можно попытаться сделать в лаборатории — в настоящей лаборатории, с настоящими научными сотрудниками — целый проект. И это в последнее время очень распространено.

Я так говорю, потому что знаю: многие идут на день открытых дверей в вузе, им рассказывают, как и чему их будут обучать, а потом выясняется, что реально их работа очень сильно отличается от картинки, сложившейся в голове. Еще раз: самое важное — понять, кем ты видишь себя после вуза, в какой области. И проработать все детали этого образа, потому что, например, кто-то любит придумывать, а кто-то — работать руками, то есть делать совершенно разные вещи.

— А как можно переубедить родителей? Что бы вы посоветовали детям, которым не хотят разрешать заниматься физикой или химией?

— Честно говоря, мне сложно представить родителей, которые были бы сильно против увидеть своего ребенка в науке. Сейчас наука — это опять модно. Сейчас уже абсолютно понятно, что без науки будущего не может быть. Прогресс идет настолько быстро, что его невозможно представить без научных исследований. И именно поэтому сейчас так поддерживают молодежь в науке: чтобы объяснить детям, что это наше будущее, это то, как мы будем жить в завтрашнем дне. И родители, которые в 1990-е годы, может быть, утратили веру в это направление… Я думаю, они скоро сами поймут, что на самом деле стоит стимулировать детей идти в эту область.

— Расскажите о каком-нибудь забавном случае из вашей карьеры.

— Смешной случай случился со мной на Фестивале молодежи и студентов, который был в Сочи (на самом деле смешным он стал буквально на прошлой неделе). Когда я была на этом фестивале, мне очень хотелось рассказать всему миру о том, что мы научились определять пол тополя, и мне хотелось это опубликовать. Так получилось, что я была на одной секции с девушкой, которая работает в СМИ, и я предложила ей подготовить материал про наши исследования, ведь, если определять пол у тополя, это существенно может помочь городам. Однако она мне ответила: «Ну, понимаете, если бы вы другими "тополями" занимались, то, конечно, это было бы интересно людям», — она подразумевала оружие. И буквально совсем недавно из этого же издания звонит девушка, которая говорит: «Я обнаружила заметку о ваших исследованиях. Не могли бы вы дать более развернутое интервью по этому вопросу, он нас очень интересует». И выясняется, что эта девушка работает как раз у той, которая мне сказала про «другие тополя». Так что рано или поздно все сбывается.

Похожие новости

  • 08/07/2019

    Жизнь моря говорит о себе светом: интервью с академиком Иосифом Гительзоном

    ​Общее собрание Российской академии наук, которое состоялось в конце апреля этого года, ознаменовалось важным событием: в торжественной обстановке была вручена высшая награда РАН — Большая золотая медаль имени Ломоносова — академику Иосифу Исаевичу Гительзону за обоснование и развитие экологического направления в биофизике.
    268
  • 05/02/2019

    «Гениями становятся»: генетик Светлана Боринская — о старых и новых предрассудках и их влиянии на науку

    Заявление нобелевского лауреата Джеймса Уотсона о генетически обусловленной разнице в уровнях IQ между представителями разных рас вызвало дискуссию, которая выплеснулась далеко за пределы научного сообщества.
    435
  • 03/08/2017

    Андрей Федотов о проблемах численности байкльского омуля

    ​Федеральное агентство по рыболовству (Росрыболовство) планирует запретить промышленный вылов омуля в акватории озера Байкал на три года с 2018 года для сохранения ценного вида рыбы. Ведомство буквально бьёт в набат, утверждая, что популяция омуля опускается до рекордно низких за последние годы отметок.
    1049
  • 29/11/2017

    Андрей Крючков: в проблемах Байкала отражаются проблемы экологии нашей планеты

    ​Международный экологический водный форум прошел в середине сентября в Иркутске. Его девизом стали слова "Мировой стандарт чистоты - озеро Байкал", в мероприятии приняли участие около 800 человек из 20 стран.
    913
  • 03/08/2018

    Академик Андрей Адрианов о прорыве в глубины океана

    ​"Чаепития в Академии" — постоянная рубрика Pravda. Ru. Писатель Владимир Губарев беседует с выдающимися учеными. Сегодняшний гость проекта "Чаепития в Академии" — российский зоолог, вице-президент РАН, директор Национального научного центра морской биологии Дальневосточного отделения РАН, заместитель председателя Дальневосточного отделения РАН, академик РАН Андрей Адрианов.
    712
  • 12/11/2015

    Как предугадать нобелевский результат

    ​Можно ли определять научные приоритеты страны на десятки лет вперед без относительно достоверного прогноза? И кто, если не сами ученые, способны решить эту задачу? Недавно состоялся конкурс прогностических проектов, одним из победителей которого стал Федеральный исследовательский центр "Институт цитологии и генетики СО РАН".
    2171
  • 27/12/2018

    Михаил Гельфанд: наши знания о биологии прирастают нечеловеческими темпами

    ​Сегодняшний гость рубрики «Мозг месяца» — Михаил Гельфанд. Биоинформатик, профессор, популяризатор науки, один из основателей сети «Диссернет», разоблачающей жуликов от науки. Как мы могли не попытаться с ним поговорить? Хотя поначалу нас очень напугала его борода, но мы сумели взять себя в руки! Биоинформатика - некоторые люди не очень понимают, что это такое.
    780
  • 18/01/2019

    Академик Леонид Ильин: с разработками у нас все в порядке, а вот с внедрением – беда

    В свои 90 лет академик РАН Леонид Андреевич Ильин сохраняет отличную трудоспособность, память, интерес к жизни. Он до сих пор активно работает и продолжает развивать отечественную биофизику, радиационную медицину и противорадиационную защиту.
    1049
  • 23/03/2018

    Анна Кудрявцева: иммунотерапия — главный прорыв в лечении рака

    ​Какие новые методики помогают побороть онкологию? Как родить здорового ребенка, если у вас плохая наследственность? Почему до сих пор не придумали лекарство от старости? На эти и другие вопросы отвечает кандидат биологических наук, заведующий лабораторией постгеномных исследований института молекулярной биологии имени Энгельгардта, руководитель ЦКП «Геном», сотрудник онкологического института имени Герцена и лауреат Президентской премии в области науки и инноваций для молодых ученых Анна Кудрявцева.
    1413
  • 17/08/2018

    Человек-конструктор: какой будет медицина через двадцать лет

    Бионические органы, редактирование генома, излечивание наследственных заболеваний одной инъекцией и исправление ошибок природы до рождения - такой будет медицина через двадцать лет. Современные медицинские технологии позволяют устанавливать бионические протезы, трансплантировать руки, редактировать мутировавшие гены не только человека, но даже яйцеклетки перед оплодотворением.
    474