"Сколько ни говори: "халва", во рту слаще не станет" - сегодня эта поговорка невольно слетает с уст наших разработчиков после каждого официального мероприятия, посвященного инновациям. Как мы знаем, на официальном уровне много говорится о необходимости инновационного развития, хотя в стране фактически не работают соответствующие институты, без которых невозможно вести серьезный разговор о внедрении чего-то принципиально нового.

Этот вопрос неоднократно обсуждался в экспертном сообществе, что нет даже смысла перечислять все факторы, влияющие на отставание нашей страны от передовых государств. Можно сослаться и на несовершенство законодательства, и на нехватку финансирования, и на дефицит грамотных специалистов. Но есть еще одно обстоятельство, вынуждающее руководителей разных уровней поддерживать модернизацию лишь на словах, но не на деле. Это обстоятельство - реальная угроза массовой безработицы в традиционных секторах производства.

Многие, наверное, помнят занятный случай, когда в июне 2009 года Владимир Путин (занимавший в то время должность премьера) предотвратил закрытие градообразующего предприятия в г. Пикалево Ленинградской области. В городе назревал настоящий социальный взрыв. Работники предприятия, лишившись заработка, вышли на улицы и перекрыли федеральную трассу "Вологда - Новая Ладога", требуя выплатить им зарплаты. Вмешательство премьера погасило конфликт и продлило жизнь предприятию, на котором собственник собирался поставить крест ввиду неподъемной себестоимости производства. Премьер сумел "разрулить" конфликт с поставщиками. Как мы помним, "на орехи" досталось всем: и собственнику, и поставщику, и руководителям Ленинградской области, не сумевшим грамотно повлиять на ситуацию. Впрочем, нельзя считать, будто вопрос решился исключительно благодаря премьерскому напутствию. Государству, в конечном итоге, пришлось раскошелиться и выделить по линии ВТБ необходимую сумму для возобновления производства.

Пикалевский инцидент наглядно отражает сложившуюся в стране систему отношений между государством и базовыми отраслями экономики.

"Шоковая терапия" 1990-х, когда многие предприятия без сожаления бросались на произвол судьбы, сменилась политикой опеки и покровительства над теми, кому удалось выжить и худо-бедно вписаться в рыночные отношения. Если в 1990-е рост безработицы воспринимался как необходимое условие для формирования веских стимулов к эффективной трудовой деятельности у тех, кто сохранил рабочие места, то теперь на безработицу принято смотреть как на запал социального взрыва. Иными словами, государство теперь заинтересовано в сохранении хоть какого-то статус-кво, и в этих условиях прямая финансовая поддержка (путь и не очень объемная) отнюдь не воспринимается как поощрение иждивенчества. Главное, не допустить социального напряжения. Вот, собственно, основное содержание экономической политики на текущий момент. О программах модернизации и финансовой поддержке реального перехода на рельсы инновационного развития речь, по существу, не идет (если не считать деклараций, мало к чему обязывающих).

Возьмем пример Новосибирской области. Во время кризиса 2008 - 2009 годов миллиардные суммы из регионального бюджета были направлены на поддержку предприятий строительной индустрии, созданных еще в советские годы. Красноречивым фактом является здесь то, что массовое жилищное строительство в нашей стране, по замечанию некоторых экспертов, до сих пор находится в "каменном веке". То есть наши строители до сих пор массово применяют те технологии, где по максимуму задействован потенциал старых заводов ЖБИ и ориентированных на них предприятий-поставщиков (цементные заводы, песчаные карьеры и т.д.). Правительство НСО давно уже намеренно поддерживает эту линию, никак не содействуя технологической революции в сфере строительства (как, впрочем, и правительства других регионов). В этой связи парадоксальной выглядит судьба нового завода "Бетолекс", введенного в эксплуатацию в 2012 году и недавно объявленного банкротом из-за отсутствия высокого спроса на продукцию.

Напомню, что на этом предприятии установлена немецкая линия по выпуску изделий из автоклавного газобетона, обладающая фантастической производительностью - 300 тысяч кв. метров жилья в год! Это примерно в четыре раза больше, чем на традиционных заводах ЖБИ. При этом трудозатраты здесь ниже в четыре раза, энергозатраты - в три раза. Однако недостаточный спрос на такую продукцию поставил предприятие на грань выживания.

То есть высокая производительность и низкие трудозатраты не дали ему никаких преимуществ перед старыми заводами ЖБИ. Парадокс? Нисколько. Проблема в том, что в нашей области (как и в стране в целом) в строительной сфере не произошло никаких революционных перемен, которые бы поспособствовали массовому спросу на такую продукцию.

У нас нет ни одного серьезного проекта комплексной застройки, где бы массово использовались ячеистые бетоны. Подчеркиваю - ни одного. Фактически, руководителям необходимо было в корне пересмотреть подходы к организации жилой среды. Например, развивать малоэтажное строительство, создавать современные "одноэтажные" поселения возле больших городов, массово застраивать "малоэтажкой" пустующие территории возле оживленных трасс и т.д. В общем, брать пример с развитых стран. Именно в таких условиях становятся востребованными новые предприятия, ориентированные на передовые технологии строительства.

Однако в нашей стране против изменения подходов к жилой застройке дружно выступили представители старой строительной индустрии, которым на руку массовое строительство как раз высотных железобетонных "муравейников". Государство заняло их сторону. В итоге мы имеем морально устаревшую стройиндустрию, уродливые высотные микрорайоны и сумасшедшую стоимость квадратного метра жилья, не снившуюся даже американцам. Зато работники старых предприятий имеют свой кусок и не устраивают демонстраций. Если бы государство поддерживало модернизацию в этом секторе, то при тех же объемах производства количество работающих пришлось бы сокращать как минимум в четыре раза. Вот вам и почва для социальной напряженности. Поэтому из двух зол руководители выбрали меньшее (с их позиции). То есть поддерживают старые предприятия ради сохранения упомянутого статус-кво.

Возьмем пример с энергетикой. Конкретно - с угольной генерацией. Мы уже писали о том, что российские угольные ТЭС давно уже устарели и по своему КПД не идут ни в какое сравнение с новыми западными станциями. Об угольных котельных вообще говорить нечего. То есть, уголь в нашей стране сжигается неэффективно. Об этом известно всем, но все предложения по повышению эффективности (например, разработки Института теплофизики СО РАН) Минэнерго не принимает в расчет. По крайней мере, никаких вложений в коренную модернизацию угольных станций (как это было недавно на том же Западе) государство не планирует. С чем это связано?

Судя по всему, государство в большей степени озабочено состоянием нашей угольной промышленности, чем состоянием угольной генерации. Напомню, что угольные шахты в течение всех 1990-х были для правительства сплошной "головной болью". Давайте хотя бы вспомним пикеты шахтеров на "горбатом мосту" в Москве. Вспомним, как министры пытались вступить с ними в диалог, как разъясняли им особенности экономической ситуации. До 2002 года угольная промышленность дотировалась государством напрямую. В новой программе, принятой правительством в 2014 году, предусмотрено бюджетное финансирование отрасли в объеме 200 миллиардов рублей. В этом плане правительство очень трепетно относится к вопросам сбыта отечественного угля. Обращу внимание, что важнейшие угольные предприятия в нашей стране находятся на значительном удалении от морских портов, что затрудняет экспорт продукции. Перевозка же угля по железным дорогам на большие расстояния влетает в копеечку и считается экономически неоправданной.

Тем не менее, в российских железнодорожных перевозках на уголь приходится почти треть всех подвижных составов, а расстояние очень часто измеряется тысячами километров! Почему такое становится возможным? Только потому, что тариф на перевозку угля держится у нас на очень низком уровне, а что касается РЖД, то она, судя по всему, получает от государства определенные материальные компенсации. То есть угольная отрасль просто-напросто продолжает скрыто дотироваться. В свете сказанного становится понятным прохладное отношение правительства к модернизации угольных ТЭС. Ведь это угрожает сокращением продаж угля (ввиду его более эффективного использования). Таким образом, правительству важнее сохранить статус-кво с шахтерами, чем ввязываться в техническую модернизацию генерирующих предприятий.

Мы взяли только небольшой срез экономики, хотя он очень показателен. А ведь еще есть машиностроение, металлургия, нефтедобыча. Кроме того, не будем забывать, что цифровая революция сама по себе обещает сокращение не только физического, но также и умственного труда. В глазах чиновников, отвечающих за экономику, повсеместная автоматизация и роботизация наверняка воспринимаются как кошмарное "восстание машин".

Отметим, что революционные изменения в технологиях вызывают серьезную озабоченность даже на Западе. Так, эксперты предрекают существенное увеличение доли электромобилей, что грозит разорению целых отраслей. Дело в том, что производство электродвигателей не требует такого числа рабочих и поставщиков, какое сейчас имеет место на автомобильных предприятиях. Следовательно, электромобили грозят массовыми сокращениями на заводах. В свете указанных тенденций будущее российского "Автоваза" также вызывает вопросы. А государство, напомню, вложило немало средств в его поддержку. Что будет завтра, сказать сложно. Понятно только одно: прием обезболивающих лекарств не есть исцеление. Рано или поздно нашему "больному" придется решиться на операцию.

Олег Носков

Источники

Пугающая сторона технической модернизации
Академгородок (academcity.org), 07/12/2017

Похожие новости

  • 08/06/2017

    Энергосберегающая «экзотика» Сибири

    ​Как вы знаете, в нашей стране очень широко используется один "убойный аргумент" против использования целого ряда технических инноваций, активно распространяющихся в других странах. Речь идет о постоянных ссылках на наши "особые" климатические условия, якобы не позволяющие нам развиваться в русле мировых трендов.
    322
  • 20/01/2016

    Ученые поставят детонацию на службу человеку

    Детонация - один из главных кошмаров любого автовладельца. Она заявляет о себе характерным хлопком в двигателе, заявляет совершенно непредсказуемо, угрожая неприятностями вплоть до разрушени​я конструкции.
    1283
  • 10/07/2017

    Можно ли сделать тепло даровым?

    ​Кажется немыслимым, чтобы в Сибири можно было создать систему дарового теплоснабжения, да еще с условием соблюдения экологических норм. Мы уже привыкли к тому, что за тепло надо обязательно платить, и платить прилично.
    306
  • 12/09/2016

    В Новосибирске научились промышленно производить уникальную нанодобавку

    ​Есть технологии, которые обрушивают рынки и в конечном итоге меняют мир, - взять хотя бы сотовую связь и цифровую фотографию. В 2014 году новое слово в материаловедении сказала новосибирская компания OCSiAL - именно здесь была разработана первая в мире промышленная технология синтеза одностенных углеродных нанотрубок.
    1136
  • 06/09/2017

    В Новосибирске расмотрели альтернативы «мусорному» концессионеру

    ​Альтернативные предложения по сбору и утилизации отходов были рассмотрены в рамках "Городской ассамблеи" в Новосибирске. Местные разработчики предложили новые современные технологии переработки ТКО.
    233
  • 26/06/2017

    На пути к «здоровой» энергетике

    ​Экологические требования вынуждают разработчиков предлагать различные варианты "всеядных" энергоустановок, способных работать не только на традиционном топливе, но и сжигать самую разную "некондиционную" органику.
    245
  • 19/09/2016

    Как рождаются новые научные подходы

    ​В конце 1980-х годов директор Института теплофизики СО РАН академик Владимир Накоряков организовал три молодежные лаборатории, завлабами в которых стали свежеиспеченные кандидаты наук в возрасте до 32 лет.
    840
  • 12/09/2017

    Как ученые создают мировой рынок для внедрения своих открытий

    Новосибирский ученый Михаил Предтеченский разработал экономически эффективную технологию, позволяющую сворачивать в нанотрубки графен - углеродный лист толщиной в один атом. Теперь нанотрубки можно производить в неограниченном количестве и добавлять в другие материалы, создавая композиты с небывалыми свойствами.
    223
  • 20/05/2016

    О демонстрационной площадке и роли Академгородка в продвижении инноваций

    ​Тема демонстрационной площадки активно обсуждалась год назад в одном из департаментов мэрии Новосибирска. Суть предложений заключалась в следующем: показывать инновационные разработки институтов СО РАН, пригодные для коммерциализации и использования в городском хозяйстве.
    932
  • 10/05/2017

    Ученые ИТ СО РАН предлагают использовать угольную пыль для растопки угольных энергетических котлов

    Ученые из Института теплофизики СО РАН предлагают для растопки угольных энергетических котлов использовать не мазут, а механоактивированную угольную пыль, которая обходится втрое дешевле и имеет ряд других преимуществ.
    325