​20 октября всемирный день остеопороза, который называют «тихой эпидемией XXI века». В настоящее время свыше 200 млн человек в мире страдают таким заболеванием, и поскольку в основном это пожилые люди, то его распространенность растет вместе с продолжительностью жизни.

Исследователи НИИ клинической и экспериментальной лимфологии (филиал ФИЦ «Институт цитологии и генетики СО РАН») занимаются созданием новых методов диагностики остеопороза. 

 
«По мере накопления информации об этом недуге, стало ясно, что остеопороз — более серьезная проблема, чем казалось раньше, — рассказывает заместитель руководителя НИИ клинической и экспериментальной лимфологии кандидат медицинских наук Максим Александрович Королёв. — Во-первых, он часто приводит к серьезным травмам, таким как переломы шейки бедра или компрессионный перелом позвоночника. Во-вторых, неправильно считать его исключительно болезнью пожилых людей, остеопороз вполне может развиваться у разных возрастных групп, лишая людей трудоспособности и возможности вести полноценную жизнь».
 
По словам ученого, надо отличать первичную и вторичную формы остеопороза, последняя возникает как осложнение при других заболеваниях — ревматоидном артрите, сахарный диабет, болезни Бехтерева — и может проявиться у пациентов среднего и даже молодого возраста. Как раз у этой категории больных возникают проблемы с своевременной диагностикой. 
 
Наиболее распространенные и достоверные способы выявления остеопороза на ранних стадиях — рентгеновская костная денситометрия и специальный опросник, шкала FRAX©, — рассчитаны на пожилых людей. С пациентами моложе 45 лет опросники не работают, а для обработки результатов денситометрии нужны специальные критерии, которые на сегодня еще плохо валидированы. В результате, часто о заболевании становится известно только когда оно вступает в завершающую стадию, ведущую к тяжелым травмам. 
 
Очевидно, что нужны новые, специфические методы диагностирования остеопороза, подходящие для всех возрастных групп. Решением этой проблемы и занимаются сотрудники НИИ клинической и экспериментальной лимфологии. Работа поддержана Министерством науки и высшего образования РФ в рамках программы поисковых научных исследований.
 
«Наш подход укладывается в рамки стратегии персонифицированной медицины, — отмечает Максим Королев. — Анализируя иммуногенетические биомаркеры пациента (гены, вовлеченные в процесс возникновения и развития остеопороза), мы создаем диагностический алгоритм, который с большой долей уверенности позволяет прогнозировать риск развития остеопороза, в том числе, вторичного».
 
Эта информация, в свою очередь, позволяет выбрать верную стратегию лечения первичного заболевания, к примеру, ревматоидного артрита, когда одним пациентам будет показано дополнительное лечение для снижения риска развития остеопороза, а для других подобная угроза будет в принципе исключена по генетическим причинам.
 
Подробнее о результатах этой работы будет рассказано в ходе III Академического саммита с международным участием «Актуальные проблемы ревматологии»-2018, организованном НИИКЭЛ, который пройдет в Новосибирске 8—9 ноября 2018 года.
 
Пресс-служба ФИЦ ИЦиГ СО РАН
 
 
Интервью с ответственным секретарем оргкомитета саммита «Актуальные проблемы ревматологии», зам. руководителя НИИ клинической и экспериментальной лимфологии (филиал ФИЦ «ИЦиГ СО РАН»), к.м.н. Максимом Королевым.
 

– Максим Александрович, как проявляется остеопороз и почему его считают настолько серьезной проблемой, что даже отмечают Всемирный день борьбы с этим заболеванием?

– Остеопороз – метаболическое заболевание скелета, характеризующееся нарушением прочности кости, ведущее к высокому риску переломов. Собственно, само название берёт начало от двух греческих слов: «кость» и «рыхлый». Долгое время его считали несерьезным. Но, с одной стороны, увеличение продолжительности жизни ведет к его распространению. А с другой, по мере накопления данных об этой болезни и ее последствиях, стало понятно, что ее нельзя недооценивать. Приведу лишь один пример: значительную часть патологических переломов, вызванных остеопорозом, составляют переломы шейки бедра. Речь идет о пациентах разных возрастов, и начиная с 55-60 лет такая травма встречается достаточно часто.

Чем грозит человеку такая ситуация. Для успешного лечения перелома шейки бедра в результате остеопороза пациент должен быть прооперирован в первые два дня. Иначе высока вероятность последующей инвалидности, а 20 % тех, кто не получил специального лечения, умрут через год из-за последствий травмы – застойных пневмоний, тромбоэмболии и т.д.

И уже этот факт делает остеопороз ургентной (требующей безотлагательной медицинской помощи) болезнью. По данным ВОЗ, в Европе летальность, связанная с остеопоротическими переломами, превышает онкологическую (за исключением смертности от рака легкого). А женщины старше 45 лет проводят больше времени в больнице с остеопорозом, чем по поводу сахарного диабета, инфаркта миокарда и рака молочной железы.

Зам. руководителя НИИ клинической и экспериментальной лимфологии (филиал ФИЦ «<a class=ИЦиГ СО РАН»), к.м.н. Максим Королев" src="https://academcity.org/sites/default/files/styles/inline/public/docs/images/2210_2018_2.jpg?itok=ZivTun21" style="margin:5px;width:300px;" /> 

 

– Остеопороз называют «тихой эпидемией», его действительно так трудно выявить?

– Согласно официальной статистике, в наши дни уже свыше 200 млн человек в мире страдают от остеопороза. Но это те, кому поставлен такой диагноз, и чаще всего это происходит, когда уже произошел первый патологический перелом, который, по сути, является даже не признаком заболевания, а его осложнением.

– Что такое патологический перелом?

– Это травма, которая возникает в условиях, когда ее по идее быть не должно. Классический пример – перелом вследствие падения с высоты собственного роста. Или резкого наклона, кашля, несильного удара о край стола. У человека с нормальным состоянием скелета все это перелома вызывать не должно, а вот если кости поражены остеопорозом, они вполне могут сломаться.

– Получается, до момента перелома каких-то явных признаков возникновения заболевания нет?

– Остеопороз проявляется в том, что кости начинают быстро терять кальций и другие элементы прочности. Но при этом уровень кальция в крови пациента остается нормальным. Поэтому заболевание можно обнаружить с помощью специальных методов диагностики, главным из которых является рентгеновская костная денситометрия. Но установок для проведения такого обследования не так уж и много, например, в Новосибирске их несколько, одна имеется в клинике нашего института. Есть также специально разработанный опросник – шкала FRAX (Fracture Risk Assessment Tool) ©, но ее применяют тоже не повсеместно. Еще один признак связан с вызываемыми остеопорозом компрессионными переломами позвонков, которые вызывают снижение роста. Если человек в течение года потерял в росте четыре сантиметра и более – можно практически со стопроцентной уверенностью говорить о наличии у него остеопороза.

– Можно ли выделить какие-то группы риска или сюда относятся все люди старше определенного возраста?

– Что касается первичного остеопороза, то, согласно данным ВОЗ, помимо собственно старения организма, развитию остеопороза могут способствовать нарушение и несбалансированность питания, курение, злоупотребление алкоголем, дефицит витамина Д, недостаточное потребление кальция, недостаточная физическая активность и еще ряд факторов. Но важно не забывать, что есть еще и т.н. вторичная форма заболевания, когда остеопороз выступает как осложнение при развитии других заболеваний. Как раз ее изучением и занимаются в НИИКЭЛ.

– О каких именно заболеваниях идет речь? И почему вы сосредоточились на этой форме остеопороза?

– Это ревматологические заболевания – например, ревматоидный артрит, болезнь Бехтерева и эндокринные: сахарный диабет, болезнь Иценко-Кушинга и др. И с этим связана одна важная проблема. На фоне этих заболеваний остеопороз развивается у людей среднего возраста и даже у молодых. Болезнь Бехтерева, к примеру, развивается преимущественно в возрасте 20-30 лет, пик возникновения ревматоидного артрита приходится на 40 лет.

Это тот возраст, когда физиологически остеопороз развиваться не должен. Поэтому методы диагностики, о которых я говорил ранее, таким пациентам подходят плохо: шкала FRAX© рассчитана на людей старше 40 лет, а для обработки результатов денситометрии у молодых нужны не классические, а специальные критерии, которые на сегодня еще плохо валидированы.

Очевидно, что для своевременной диагностики вторичной формы заболевания нужны новые методы. Решением этой задачи и занимаются в настоящий момент наши сотрудники. Эта работа поддержана Министерством науки и высшего образования РФ в рамках программы поисковых научных исследований.

– Можете рассказать об этой работе подробнее?

– Мы поставили себе задачу понять на момент постановки первичного диагноза, а угрожает ли вторичный остеопороз в принципе пациенту. Поскольку возникает он не всегда, а профилактика остеопороза стоит достаточно дорого и имеет свои побочные эффекты. И применять ее надо лишь в случае, когда это действительно необходимо. Такой подход укладывается в рамки персонифицированной медицины, определяя индивидуальную стратегию лечения для каждого конкретного пациента.

– И каким образом можно этого достичь?

– Мы взяли за основу метод диагностики с помощью иммунно-генетических маркеров. Биомаркеры имеют ряд очевидных преимуществ: они не меняются в течение жизни, не зависят от уровня активности заболевания, в то же время провести такой анализ не сложно с технологической точки зрения, и он достаточно дешев, чтобы его проведение было оправданным. Речь идет в основном о генах цитокинов, мы обследуем их полиморфизм (речь идет о 14-16 точках) и на основе полученной информации создаем сложный диагностический алгоритм, который с большой долей вероятности позволяет прогнозировать риск развития остеопороза, в том числе, вторичного. Располагая такой информацией, врач в дальнейшем может делать осознанный выбор стратегии лечения, добавляя в нее профилактику остеопороза или нет. Этот метод очень сильно отличается от классических подходов популяционной генетики, когда обследуется большая группа людей, пять-десять тысяч человек, и выводы делаются для некой популяции. Но проблема в том, что эти выводы практически невозможно применить к конкретному пациенту. Наш же метод напротив нацелен на отдельного пациента и в этом его главное достоинство с прикладной медицинской точки зрения.

Георгий Батухтин

Источники

Сибирские ученые разрабатывают новые системы диагностики остеопороза
Наука в Сибири (sbras.info), 19/10/2018
Хрупкость костей не связана с возрастом
Медицинская газета (mgzt.ru), 19/10/2018
Новосибирские ученые диагностируют остеопороз с помощью маркеров
Официальный сайт г. Новосибирск (nsknews.info), 21/10/2018
Новосибирские ученые диагностируют остеопороз с помощью маркеров
Новосибирские новости (news.novo-sibirsk.ru), 21/10/2018
"Хватит одного перелома!"
Академгородок (academcity.org), 22/10/2018
Новые системы диагностики остеопороза разрабатывают в Новосибирске
Институт цитологии и генетики Сибирского отделения Российской академии наук (bionet.nsc.ru), 22/10/2018

Похожие новости

  • 25/09/2018

    Омиксные технологии - инструменты медицины будущего

    Продолжается тема постгеномной медицины, начатая в интервью с одним из участников симпозиума «Системная биология и медицина» (SBioMed-2018) – доцентом Государственного университета Уэйн (Wayne State University, Detroit, USA)  Леонардом Липовичем.
    194
  • 22/12/2015

    Ученые из Института химической биологии и фундаментальной медицины создают "антибиотики будущего"

    ​К окончанию мегагранта, направленного на создание лаборатории под руководством нобелевского лауреата Сиднея Альтмана, ИХБФМ СО РАН подходит с набором перспективных для дальнейших исследований агентов - олигонуклеотидов.
    2034
  • 04/10/2018

    Дела хозяйские

    Существует стереотип, что паразитарные заболевания – удел стран «третьего мира», сохранивших черты доиндустриальной эпохи. Но так ли это на самом деле? Насколько реальна угроза описторхоза для жителей вполне современных сибирских мегаполисов? И почему большое количество западных ученых занимаются исследованиями в области паразитологии.
    187
  • 25/08/2016

    Новосибирские генетики создали маркер для обнаружения раковых клеток

    ​В Новосибирске научились определять среди клеток рака "ключевых убийц", виновных в возникновении опухолей. Однако без господдержки маркер не сможет послужить людям.Ученые всего мира ищут способ победить рак, пытаясь создать препарат, с помощью которого можно отслеживать и помечать опасные клетки.
    1628
  • 22/01/2018

    Ученые ИЦиГ СО РАН рассказали о депрессивном геноме

    Аcademcity.org уже рассказывал, что ученые Института цитологии и генетики СО РАН и Института клинической и экспериментальной лимфологии СО РАМН провели комплексное исследование влияния хронического социального стресса на организм.
    578
  • 06/06/2016

    Юрий Литвинов: «звери готовы к встрече с человеком, внимание им не вредит»

    ​Зоолог Юрий Литвинов - о том, как помогают животным в зоопарках, где в Сибири не хватает заповедников и кого трудно приручить. Вмешательство человека в условия обитания диких животных приводит к изменениям поведения зверей, а некоторые виды, например, кошачьи, находятся под угрозой исчезновения.
    1452
  • 08/02/2016

    Сибирские ученые создадут поисковые системы с аналитическим функционалом

    ​Проникновением компьютерного анализа в галактики Интернета сегодня никого не удивишь. Любой поисковик быстро отыщет имя, отчество, место работы и ученую степень кандидата биологических наук Владимира Александровича Иванисенко, заведующего лабораторией ФИЦ "Институт цитологии и генетики СО РАН".
    1839
  • 18/08/2017

    Эксперимент длиной в шестьдесят лет продолжает давать результаты

    ​Профессор Анатолий Рувинский – признанный во всем мире специалист в области общей и популяционной генетики. А в 1969-1992 гг. работал в Институте цитологии и генетики, причем первые шаги делал как аспирант под руководством Дмитрия Беляева.
    602
  • 20/06/2018

    От стресса до аутизма - один шаг?

    В секторе нейрогенетики социального поведения ФИЦ «Институт цитологии и генетики СО РАН» под руководством д.б.н. Наталии Кудрявцевой разработали уникальную методику, позволяющую моделировать механизмы формирования неврологических расстройств.
    309
  • 05/04/2017

    Что ген грядущий нам готовит?

    Основные черты и особенности человека формируются буквально с момента зачатия. Гены мамы и папы закладывают в нас множество информации, в том числе и возможную предрасположенность к тем или иным заболеваниям.
    899