​Недра Сибири наряду со стратегически важными для развития экономики страны сырьевыми ресурсами таят в себе еще и потенциальную угрозу, которая может обратиться реальной опасностью для здоровья людей при недостаточно продуманном и организованном обращении с промышленными отходами. Ученые считают, что эту проблему необходимо начинать кардинально решать уже в ближайшее время.

Проведенные в 1970-х годах в ФРГ исследования показали, что ухудшение здоровья жителей некоторых регионов связано с высоким содержанием тяжелых металлов в воде. До этого считалось, что так называемые "хвосты" после извлечения полезных компонентов из сырья не наносят особого ущерба окружающей среде, но выяснилось: они могут быть очень опасными, поскольку "обогащают" подповерхностные недра и подземные воды крайне вредными химическими элементами, в том числе мышьяком - канцерогеном первого класса опасности.
В ряде западных стран, таких как Германия и Швеция, уже с 70-х годов прошлого столетия стали массово сворачивать добычу руды у себя и развивать ее в других частях земного шара.

В России, в том числе на территории Сибири, разработка месторождений полезных ископаемых идет полным ходом, а значит, появляются все новые и новые отвалы переработанных пород. Опасные компоненты, которые они содержат, уже в ближайшем будущем могут угрожать здоровью людей, живущих в окрестностях мест складирования этих "хвостов". Кроме того, некоторая часть вредных веществ способна мигрировать на большие расстояния.

Относительное содержание полезных компонентов в рудах, будь то свинец, медь, цинк или другие металлы, обычно не превышает двух-пяти процентов. Для золота эта цифра существенно меньше. После обогащения и извлечения целевых компонентов остальная масса в измельченном виде складируется на специально выбранных местах. Обычно это овраги, долины, русла небольших рек - в Сибири множество таких хранилищ.

- В измельченной и отработанной руде химические процессы протекают гораздо быстрее, особенно при взаимодействии с воздухом, водой, катализаторами, которые используются в процессе обогащения, - поясняет доктор геолого-минералогических наук, заведующая лабораторией геоэлектрохимии Института нефтегазовой геологии и геофизики (ИНГГ) СО РАН Светлана Бортникова.

В качестве реагентов, которые применяют при обогащении руды, могут использоваться, например, цианиды. Впрочем, по мнению ученого, это еще не самый опасный процесс, ведь цианиды легко разлагаются на воздухе. Другое дело, что, попадая в подземные воды, они сохраняются без доступа кислорода и могут "всплыть" в местах, казалось бы, несвязанных с источником их появления. Но даже цианиды не столь опасны, как, например, мышьяк.

Этот элемент, по словам Светланы Бортниковой, присутствует практические во всех рудах, особенно в золотосодержащих и полиметаллических. Мышьяк и "презренный металл" почти всегда сопутствуют друг другу. Мизерная доля золота, извлекаемая из руды, идет в дело, а вот сульфиды остаются в отходах. В частности, арсенопирит - сульфид мышьяка, который при окислении разрушается и беспрепятственно попадает в водные растворы.

- Мышьяк негативно влияет на весь человеческий организм, особенно на дыхательные пути и сердечно-сосудистую систему. Кроме того, для элементов первого класса опасности, к которому относят также таллий и бериллий, присутствующие в отходах горнодобывающей промышленности, характерна значительная степень вредного воздействия на окружающую среду.

Отработанные "хвосты", содержащие эти элементы, остаются лежать под открытым небом, окисляясь и разлагаясь. Спустя время может произойти "визуальная рекультивация" таких отвалов: появляются вода, растительность, планктон, даже рыба. А мелкий песок отходов люди воспринимают как пляж, отдыхают на берегу таких "озер", в них купаются дети, рядом пасутся коровы. Эта видимая идиллия таит в себе огромную опасность, - уверена профессор ИНГГ СО РАН.

Подобную картину можно наблюдать, например, на территории Кузнецкого Алатау, где специалисты института проводили исследования. Отдыхающие не задумываются, что содержание мышьяка в воде двадцатикратно превышает предельно допустимые концентрации. Там же, неподалеку с гидроотвалом, расположены "хвосты" давно отработанных рудников, в которых содержание мышьяка также достигает экстремальных значений.
Подземные течения разносят эти компоненты далеко по окрестностям, а через скважины и водонапорные колонки они попадают в человеческий организм.

Дело в том, что на глубине в десятки метров под этими хвосто-хранилищами могут располагаться природные разломы, через которые вредные компоненты попадают в подземные воды.

Приблизительно те же процессы можно наблюдать в районах угольных карьеров, ведь этот вид топлива содержит пирит, галенит, сфалерит - те же самые опасные сульфиды. 

Уголь, прежде чем попасть к потребителям, подвергается обогащению на специальных фабриках, где его отчищают от пустой породы, песка, глины и других примесей. Они, в свою очередь, опять же идут в "хвосты", образуя свои полигоны хранения, еще обширнее рудных. Опасны и огромные терриконы отвальных пород - поверхностного слоя, который вскрывают при разработке карьеров.

- Пласты угля, как правило, не выходят на земную поверхность, и потому необходимо удалять верхние слои породы. В этой так называемой вскрыше тоже есть уголь, но не в промышленных масштабах, и добывать его невыгодно. Он ложится мертвым грузом и становится гораздо опаснее для окружающей среды, ведь в раздробленном, измельченном состоянии в этих терриконах быстро начинают протекать химические процессы, - поясняет заместитель председателя Президиума СО РАН, академик Михаил Эпов​.

Природа Кузбасса больше, чем в других сибирских регионах страдает от отвалов вскрышных пород, однако локальная добыча угля ведется практически во всех регионах Сибири. Например, в Новосибирской области это два разреза компании "Сибирский антрацит" в Искитимском районе. Здесь же работают две углеобогатительные фабрики, принадлежащие добывающей компании. Процесс добычи, конечно же, не обходится без создания отвалов отработанных пород, а чем это может обернуться для здоровья местных жителей, пока сложно представить. Михаил Эпов полагает: последствия того, что опасные компоненты, вероятно, попадают в воду, которой снабжаются целые поселения, могут обнаружить себя и через десятилетия.

- Объемы накопленного экологического ущерба растут, - уверен ученый. - Когда была плановая экономика, хвостохранилища строили так, как это представлялось тогда правильным, оборудовали их дренажными системами.

Сейчас этого практически нет. У частных компаний складирование "хвостов" идет с учетом уменьшения затрат.

Ученые регулярно предлагают способы решения проблемы горнорудных и угольных отвалов: строить специальные хранилища, оснащенные противофильтрационными экранами, "остеклить" отходы (то есть сплавить в нерастворимые соединения). Но бизнес не стремится применять новые разработки, развивать технологии складирования - это требует существенных вложений. Экологические риски в проектной документации, как правило, занижаются.

- Нас спасают большие пространства. Во всяком случае, пока, - подчеркивает Светлана Бортникова. - Если бы территория страны была меньше, мы давно бы уже "захлебнулись" во вредных веществах. Да, сегодня экологии уделяют все больше внимания, и остается надеяться, что в вопросе безопасного захоронения "хвостов" рано или поздно мы перейдем от слов к делу.

***

Редакция "РГ" в Новосибирске предложила оценить ситуацию с промышленными отходами на территории Сибири специалистам контролирующей организации - департаменту Росприроднадзора по СФО. Однако вместо интервью нам пришлось довольствоваться письменным ответом, который не содержит конкретных фактов и начинается с фразы "Департамент не располагает информацией об образования промышленных отходов на территории субъектов РФ Сибирского федерального округа".

Оказывается, эта информация - в ведении центрального аппарата Росприроднадзора. Кроме этого, в ведомстве сообщили, что в Сибири образуются промышленные отходы I-V классов опасности, а одно из основных нарушений природоохранного законодательства - нарушение требований при осуществлении деятельности в области обращения с отходами.

Никита Зайков

Похожие новости

  • 08/06/2016

    Академик Эпов: «В Новосибирской области есть районы, где питьевой воды недостаточно!»

    В Институте нефтегазовой геологии и геофизики им. А. А. Трофимука СО РАН прошел круглый стол, посвященный гидрогеологии и качеству питьевой воды в Новосибирской области. Проблемы, встающие перед буквально каждым жителем НСО, обсудили ученые-геофизики, эксперты в области медицины и экологии, а также представители региональных и федеральных властей.
    679
  • 25/10/2016

    Журнал «Геология и геофизика» выбрал новую статью месяца

    ​Журнал «Геология и геофизика» выбрал новую статью месяца. Ей стала работа «Геологическое строение, рельеф и неотектоника Чулышманского нагорья (Горный Алтай)». Материал опубликован в разделе «Тектоника и геодинамика».
    665
  • 20/05/2016

    Академический час для школьников: о природных битумах Сибирской платформы

    ​17 мая Выставочный центр СО РАН в рамках празднования Городского дня науки распахнул двери для очередного научного мероприятия, предназначенного самой юной и любопытной аудитории. На этот раз лекцию главного научного сотрудника лаборатории геохимии нефти и газа Института нефтегазовой геологии и геофизики им.
    641
  • 29/11/2016

    СО РАН: курс на четверть века

    ​Холдинг "Росгеология" обратился в институты Сибирского и Дальневосточного отделений РАН за содействием в создании Стратегии развития минерально-сырьевой базы РФ до 2030 года. Как рассказал директор Института геологии и минералогии им.
    527
  • 08/09/2016

    Академик Михаил Эпов позвал малый бизнес в нефтяную отрасль

    ​​Академик РАН, директор Института нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН, заведующий кафедрой геофизики Новосибирского государственного университета Михаил Эпов считает, что нефть перестанет играть важную роль раньше, чем кончатся ее запасы.
    765
  • 24/03/2017

    Специальный выпуск журнала «Геология и геофизика» посвящен фундаментальным и прикладным проблемам геологии нефти и газа

    Специальный сдвоенный апрельский  номер журнала «Фундаментальные и прикладные проблемы геологии нефти и газа» посвящен двум памятным датам в истории советской и российской геологии нефти и газа. 145-ти летию со дня рождения основателя российской геологии нефти и газа, выдающегося ученого и организатора нефтяной промышленности нашей страны, крупного государственного и общественного деятеля, академика И.
    565
  • 30/05/2017

    Инновационные технологии помогут геологоразведке

    ​Растущая зависимость человечества от энергоносителей, потребности в других видах сырья и исчерпание традиционных месторождений предъявляют повышенные требования к геологоразведке. Справиться с задачей позволит развитие инновационных технологий.
    168
  • 14/03/2016

    Карьера начинается с Арктики

    ​Магистрант геолого-геофизического факультета НГУ Андрей Картозия уверен, что прошедший Молодежный форум «Арктика. Сделано в России» станет трамплином для его профессиональной карьеры. Андрей работает инженером в лаборатории геоинформационных технологий и дистанционного зондирования Института геологии и минералогии В.
    1366
  • 09/06/2016

    Академик Конторович призывает начать развивать в России добычу сланцевой нефти

    Научный руководитель Института нефтегазовой геологии и геофизики Сибирского отделения РАН  Алексей Конторович считает, что на территории России необходимо развивать направление добычи сланцевой нефти, так как уже через 25-30 лет добыча традиционной нефти упадет вдвое.
    679
  • 03/01/2017

    В 2016 году рубрику «Статья месяца» журнала «Геология и геофизика» завершает статья академика Алексея Конторовича и соавторов

    2016 год отмечен двумя важными датами в истории нефтяной геологии и промышленности России. В этом году исполнилось 145 лет со дня рождения академика И.М. Губкина и 105 лет со дня рождения академика А.
    682