Влияние пандемии на оказание онкологической помощи в России, можно ли вакцинироваться от COVID-19 пациентам с онкологическими заболеваниями, какие научные тренды и приоритетные разработки в этой отрасли медицины – в интервью заместителя генерального директора по науке ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России Петра Викторовича Шегая. 

- Пандемия коронавируса стала вызовом для врачей всех специальностей. Как последние полтора года сказались на онкологической помощи в России?

- Начну с юбилейной даты: в прошлом году онкологической службе в России исполнилось 75 лет: в 1945-м году была создана онкологическая служба Советского Союза. Отчасти именно эта историческая дата положительно повлияла на работу онкологической службы в условиях пандемии COVID-19. Слабым местом наших зарубежных коллег стали многопрофильные клиники, в которых работают специализированные онкологические подразделения, отделения и службы. В России со времен Советского Союза была сформирована отдельная система диспансеров и крупных исследовательских онкологических центров. В условиях пандемии эта структура стала определенной крепостью для онкобольных: эти учреждения практически не перепрофилировали под борьбу с COVID-19.

Онкологическая служба осталась в полном боевом порядке. Единственно, было необходимо использовать правила и рекомендации Министерства здравоохранения по соблюдению эпидемиологических мер, которые позволили выстроить барьер для защиты онкологических пациентов от вирусной инфекции.

– Можно ли сказать, что пандемия привнесла какие-то новые подходы к работе онкологической службы или укрепила старые методы? В частности, речь идет о телемедицине…

- Благодаря дальновидности Министерства здравоохранения, еще в 2018-2019 годах начались первые мероприятия по организации телемедицины в России. Были заложены и сформированы референсные центры. Основную силу они набрали в условиях пандемии и показали себя как инструмент, который помогает как  пациентам, так и врачам. 

Референсные центры - это хорошо обеспеченные отделения, которые могут консультировать региональных коллег или дают возможность участвовать в дистанционных консилиумах сложных пациентов перед формированием стратегии лечения. То есть пациенту не обязательно из Хабаровска приезжать в Москву, чтобы получить мнение специалистов Национальных медицинских исследовательских центров.

Телемедицина позволяет нам обмениваться снимками компьютерной томографии или магнитно-резонансной томографии. Мы используем гистосканеры: нарезается биопсийный материал, готовятся стеклопрепараты, которые мы сканируем, и морфологи практически в режиме реального времени получают доступ к изображению, анализируют и дают экспертное заключение. Подготовительные мероприятия, которые Минздрав провел в предыдущие годы стали хорошей базой для того, чтобы телемедицинские технологии и система референсных центров стартовала и показала себя с хорошей стороны.

Сегодня в России 89 диспансеров и 18 референсных центров по молекулярной генетике, патоморфологии и рентген-диагностике. Это абсолютно самостоятельные экспертные единицы, которые функционировали все время и помогали регионам.

interv.jpg 
interv1.jpg

– Химиотерапия, лучевая терапия, лекарственная: есть ли приоритетный способ лечения онкологических заболеваний? Какой-то метод выглядит более перспективным?

- Сейчас нельзя говорить о монотерапии. Наиболее эффективный подход - это мультидисциплинарность. Не может быть только хирургия, химиотерапия или лучевая терапия: самые эффективные и безопасные для пациента решения лежат на стыке дисциплин. Это неоадъювантная химиотерапия, которая проводится перед хирургическим лечением. Это лучевая терапия, которую добавляют после того, как убирается определенный объем опухоли. То есть на стыке этих дисциплин находится золотая середина, то золотое сечение, которое позволит нам наиболее эффективно лечить пациентов.

Если говорить о научных трендах в онкологии я бы выделил радионуклидную терапию, то, что сейчас называют ядерной медициной, и тераностику.

Ядерная медицина - это коллективная работа. Работают химики-синтетики, радиохимики и врачи-онкологи. Тогда и создается продукт, который позволяет нам прецизионно подойти к каждому пациенту.

А тераностика позволяет нам использовать носители радионуклидов с разными целями. Ракета-носитель, которая позволяет преодолеть земное притяжение и выйти на орбиту может вынести как спутник связи, так и какую-то боевую единицу. Также и в тераностике: один и тот же носитель доставляет или диагностический радионуклид, который позволяет зафиксировать болезнь и определить ее  распространенность, или с той же эффективностью доносит до очагов уже «боевой заряд» - тот радионуклид, который убивает опухоль.

– Последние годы появляются сообщения о вакцине против разных видов рака. В частности, была информация о клинических испытаниях вакцины от рака головного мозга. Стоит ли ждать и рассчитывать на вакцину от рака?

- Эти работы давно ведутся во всем мире. Над этим вопросом работают лучшие умы в мире и в России: такие усилия не могли не принести определенных результатов. Поэтому есть надежды на то, что разработанные технологии позволят нам получить такой интересный лечебный агент для клинической практики.

 – А что насчет других методов профилактики? Что надо сделать, чтобы не допустить развитие рака?

- Главный внештатный онколог Минздрава России Андрей Каприн  считает, что предрасположенность к раку заложена в человеке только в 30% случаев. Остальные 70% - это образ жизни и социальное поведение. 

Первое, чем мы можем помочь сами себе – это правильный образ жизни, в том числе активная позиция в части наблюдения: надо проходить профилактические осмотры. Это дает нам возможность сократить те 70%. Ну и конечно есть технологии по ранней диагностике, по подбору терапии, редактированию генома: они активно внедряются и ищут свою нишу в онкологической практике.

Самое основное в ранней диагностике - это самодисциплина. Пока мы не убедим человека проходить  скрининговое обследование, наблюдать за своим организмом и прислушиваться к нему, не будет универсального метода ранней диагностики.

Как правило, положительный результат ранней диагностики - это сознательность пациента, его активная позиция в плане профилактического обследования и прохождение тех скрининговых программ, которые заложило нам Министерство здравоохранения.

- В онкологическом сообществе наблюдается определенная нехватка кадров. Около 15% врачей не хватает в онкологии и в радиологии. Нам не хватает этих 15%, это много?

- Когда программа по борьбе с онкологическими заболеваниями начала активно внедряться в России, начало увеличиваться количество рабочих мест. С расширением диспансерной помощи и появлением Центров амбулаторной онкологической помощи, с расширением количества должностей в онкологии, этот дефицит стал чувствоваться.

Но нельзя забывать, что в 2019 году были запущены программы по аккредитации онкологов – ординаторов и по перепрофилированию специалистов. То есть, например, врач занимается торакальной хирургией, получает дополнительные знания, перепрофилируется и становится квалифицированным хирургом-онкологом. Используя знания, которые он уже имел, и получив новые, он становится грамотным врачом-онкологом по торакальной хирургии.

Дефицит, который сформировался за счет модернизации и нового подхода, в ближайшее время будет перекрыт за счет тех усилий, которые принимают министерства образования и здравоохранения.

– То есть онкология это та отрасль, которая не сокращается, а становится только шире…

- Она становится эффективнее. Любой подход должен складываться на доступности: мы не можем говорить, что у нас хорошая онкологическая служба только подразумевая крупные Национальные медицинские исследовательские центры, но они играют ключевую роль в подготовке кадров. В НМИЦ радиологии каждый год формируется определенный кадровый резерв из молодых специалистов и переквалифицированных специалистов.

– Разные регионы России одинаково развиты в области онкологии или одни помогают другим?

- Как говорит главный внештатный онколог Минздрава России Андрей Каприн, в стране нужен регион-специфичный подход. Он подразумевает, что к каждому региону мы должны подходить с пониманием его слабых и сильных мест. Это было сделано: сформированы паспорта онкологической службы каждого региона, которые позволили определить требования к каждому региону и помочь им в выполнении функционала.

Те регионы, где больше развита инфраструктурная доступность, больше помогают соседям. Определенная логистика пациентов происходит между регионами и Центрами. Например, если пациенту со сложной опухолью головного мозга в регионе невозможно оказать адекватную помощь, он консультируется с НМИЦ, получает рекомендации и может быть направлен в другой регион для получения высокоспециализированной медицинской помощи. Он не теряет лишнее время.

– Как на разработках в области онкологии сказался Год науки и технологий?

- Разработки в области онкологии никогда не останавливались, они шли «у постели больного». Ученые, получая медицинский заказ и понимая потребности онкологов, всегда идут с нами рядом: разрабатывают технологии, которые приблизят нас к выздоровлению пациента.

Благодаря тому, что государство уделяет большое внимание онкологическому профилю, мы видим, насколько интенсивнее идут разработки, насколько быстрее мы получаем их результат.

Говоря о технологиях последних лет: в филиале НМИЦ радиологии в Обнинске будет создан первый в мире комплекс нейтронной терапии внутриклинического размещения. Нейтронная терапия позволяет нам преодолеть защитные свойства опухоли, так называемую резистентность. Мы рассчитываем, что использование нейтронной терапии, как бустер, например, для дальнейшей протонной терапии, позволит улучшить результаты лечения. Это совместный продукт с Госкорпорацией «Росатом».

Также идут разработки препаратов для ядерной медицины и тераностики, идут клинические исследования тех радиофармпрепаратов, которые позволяют проводить радиоэмболизацию. И эти разработки живут рядом с «постелью пациента», потому что технологии,  разработанные отдельно, не учитывают всех тонкостей и нюансов.


Александр Бурмистров 
Видео Александр Козлов и Дмитрий Самсонов 
Фото Андрей Луфт


​​

Похожие новости

  • 06/08/2021

    Александр Макаров и Анна Кудрявцева об экспериментах с участием животных и биоэтических принципах

    Российский научный фонд выступил с инициативой об исследовательской биоэтике, и руководитель рабочей группы РНФ Наталия Шок подготовила серию экспертных интервью с ведущими российс​​кими учеными: обсуждаются принципы работы с лабораторными животными.
    2043
  • 15/12/2017

    Академик Андрей Дегерменджи: жизнь в астероиде позволит снять целый комплекс проблем

    ​Андрей Георгиевич Дегерменджи - советский и российский ученый-биофизик, академик РАН (2011). Директор Института биофизики СО РАН с 1996 года - об исследованиях красноярских ученых  и системе жизнеобеспечения в экстремальных условиях .
    1975
  • 01/06/2020

    Коронавирус обладает защитой от иммунитета человека

    Несмотря на то, что пандемия коронавируса нового типа постепенно сдает свои позиции, загадок вокруг этого возбудителя не становится меньше.  Откуда он взялся, уйдет ли в небытие или останется с нами надолго, чем вызваны его поражающие даже ученых свойства? Обо всем этом "РГ" беседует с научным руководителем Института фундаментальной и клинической иммунологии Сибирского отделения РАН, академиком Владимиром Козловым.
    1946
  • 15/11/2019

    Александр Чернявский: сильным и энергичным людям не всегда получается найти общий язык друг с другом

    ​АЛЕКСАНДР ЧЕРНЯВСКИЙ, хирург с 35-летним стажем, в этом году начал исполнять обязанности руководителя клиники Мешалкина. В интервью «Континенту Сибирь» он рассказал о том, как клиника сумела преодолеть проблемы, с которыми столкнулась в этом году, и как планирует работать дальше.
    1223
  • 19/09/2018

    Академик Маркс Штарк: мы изучаем препараты, способные спасти мозг

    ​Сосудистые патологии головного мозга находятся на втором месте среди всех причин смерти, уступая лишь заболеваниям сердечно-сосудистой системы. По прогнозам, к 2030 году заболевания мозга могут возглавить эту печальную статистику.
    1210
  • 15/03/2021

    Академик Абел Аганбегян: «Миф о том, что мы прошли пандемию легче других, – это популизм»

    ​Уровень жизни «доковидного» периода Россия сможет восстановить в лучшем случае в 2025 году. Самое страшное, что произошло в России, — резкий рост смертности, говорит академик Аганбегян.
    850
  • 14/04/2020

    Академик Валерий Черешнев: Как подготовить организм к встрече с вирусом

    ​Когда в России закончится эпидемия COVID-19? Есть ли способы укрепить иммунную систему, когда все вокруг болеют? Или заранее подготовить организм к вероятному контакту с вирусом? С этими вопросами "РГ" обратилась к академику РАН, ученому-иммунологу Валерию Черешневу.
    1158
  • 31/01/2019

    1 февраля Иркутский научный центр начинает социальный проект, аналогов которому нет в России

    ​1 февраля Иркутский научный центр (ИНЦ СО РАН) начинает социальный эксперимент, аналогов которому нет в России. В этот день откроет свои двери Центр клинических исследований «Старшее поколение». В число его задач входит не только оценка качества жизни людей почтенного возраста и разработка рекомендаций по подержанию их здоровья, но и их социализацию и адаптацию в современном мире.
    1496
  • 03/08/2018

    Академик Андрей Адрианов о прорыве в глубины океана

    ​"Чаепития в Академии" — постоянная рубрика Pravda. Ru. Писатель Владимир Губарев беседует с выдающимися учеными. Сегодняшний гость проекта "Чаепития в Академии" — российский зоолог, вице-президент РАН, директор Национального научного центра морской биологии Дальневосточного отделения РАН, заместитель председателя Дальневосточного отделения РАН, академик РАН Андрей Адрианов.
    1815
  • 20/12/2017

    Александр Мартынюк: ведем исследования на перспективу с учетом приоритетов сегодняшнего дня

    На протяжении многих десятилетий Всероссийский (ранее – Всесоюзный) научно-исследовательский институт лесоводства и механизации лесного хозяйства (ВНИИЛМ) являлся головным НИИ по многим направлениям научных исследований и прикладных научных разработок в сфере лесного хозяйства.
    1366