Директор Института нейробиологии при "Шарите" в Берлине, профессор Виктор Тарабыкин работает как в Германии, так и в России и каждый день сравнивает науку на родине и на Западе. "Новые Известия" поговорили с ученым о его научном пути и жизненном выборе, а также о том, почему уехавшим ученым трудно вернуться на родину. 

- Как получилось так, что Вы стали работать в Германии? 

- Я закончил Второй Мед (РНИМУ им. Н.И. Пирогова- "НИ"), но не лечебный, а медико-биологический факультет. Это факультет, который готовит научных сотрудников. После института закончил аспирантуру НИИ биоорганической химии, а после этого и уехал в Германию. 

- Не жалеете, что писали диссертацию в России? Говорят, что для карьеры намного лучше сразу идти в западную аспирантуру. 

- Ту аспирантуру, которую я заканчивал – это был один из лучших академических институтов в то время. Он по-прежнему остается одним из лучших. Не могу сказать, что это мне как-то усложнило жизнь. Качество выпускников за последние 30 лет стало хуже во многих вузах. После окончания аспирантуры я искал работу на Западе – в Европе или Америке в тот момент. 
 
- Уезжали из-за зарплаты? 

- В решении об отъезде экономическая ситуация тоже сыграла какую-то роль. Но скажем так: если даже экономическая ситуация была бы лучше в тот момент, я бы все равно уехал, может быть, ненадолго, года на 3-4, но та наука, которой мне на тот момент хотелось заниматься на тот момент, ее просто не было. Мне хотелось получить доступ к более современным технологиям, попасть на передовой край науки. Ну, и охота к перемене мест, посмотреть другие страны – все это все тоже присутствовало.
Работу я нашел сразу. У меня был довольно большой выбор. Я написал в несколько мест, и на тот момент я выбирал из 9 лабораторий примерно. Все лаборатории были очень хорошие, но там была сумма критериев, по которым я решил, что я поеду в Германию. Но ехал я не в Германию как страну, а в лабораторию, в которую я ехал.
С тех пор я сменил три места работы. На Западе вообще так не принято работать в одной и той же лаборатории всю жизнь. Ты можешь работать в лаборатории, если ты ею руководишь. Если ты не руководитель, ты меняешь лаборатории раз в несколько лет. 

- Как строится научная карьера на Западе? 

- Стандартный путь на Западе такой: человек защищает диссертацию в одной лаборатории, потом переходит в другую и делает там стажировку, постдок (после защиты докторской диссертации). Потом он делает еще один постдок, и после этого считается, что он может получить свою лабораторию и контракт. Сейчас я уже давно профессор, лет 12 примерно. У меня своя лаборатория и свой институт. Но это небольшой институт. В Германии институтами называют то, что у нас называют отделами или департаментами, кафедрами. 

- Вы могли бы вернуться работать в Россию? 

- Конкурентноспособных лабораторий очень мало в России. Конкурентноспособных лабораторий по биомедицине по всей России столько же, сколько их в одном Берлине. Мне пытались делать разные предложения в России. У меня в России есть две лаборатории, и я приезжаю сюда регулярно, каждый месяц. Я получаю российские гранты и довольно активно работаю в России. У меня были предложения переехать в Россию, закончить все, что у меня есть там и переехать туда. Решение переезжать или не переезжать зависит от того, что у человека есть там и что может быть здесь. 

- Какие есть аргументы за и против? 

- Давайте начнем с "против". Против говорит отсутствие большой критической массы, которая, например, есть в Берлине. Нет большого количества лабораторий очень хорошего уровня, которые делают мировую науку на переднем фронте. Когда ты сам в таком месте находишься, это влияет на твой собственный уровень, потому что в такие места автоматически приезжают лучшие студенты, лучшие постдоки.
Второе: всегда есть в твоем окружении, на соседней улице, на соседнем этаже, в получасе езды кто-то, кто владеет самыми современными технологиями в соседних областях. И третье, это то, что всегда идут какие-то семинары, любят приезжать ученые из других стран. Это держит тебя в тонусе. Вокруг очень много амбициозных коллег, и с ними приятно сотрудничать. Если ты работаешь в междисциплинарной отрасли, но науку хорошо делать там, где есть много представителей из разных областей.
В России таких мест нет. Надо сказать, что и на Западе они не в каждом городе, в Германии их несколько, в Америке их несколько.
Проблема в том, что в России делать биомедицину очень трудно, потому что заказ реактивов занимает по нескольку месяцев, и стоят они существенно дороже. Бюрократия безумная, жуткая, которой нет на Западе, по заказу реактивов, по заказу оборудования, по другим вещам.
И важная причина – отсутствие стабильности и жестких гарантий. Например, в Германии я профессор и государственный чиновник. Когда я получаю позицию профессора, ее не так легко получить, но когда я ее получаю, мне государство гарантирует пожизненную работу. Оно гарантирует, что со мной ничего не случится. Гарантии очень жесткие. Правила игры известны, и они очень четкие. Ни декан, ни президент факультета меня так просто уволить не может. А в России никто никому таких гарантий дать не может. Даже если мне приходят люди и говорят, что мы хотим, чтобы ты стал проректором или ректором какого-то университета, никаких гарантий никто никогда не даст. Я должен буду бросить все, что я годами наработал и создал, инфраструктуру, большой коллектив и так далее, и приехать в Россию с абсолютным отсутствием гарантий. И на это очень трудно пойти. Все зависит от того, что у тебя есть, и что ты теряешь и что приобретаешь. 

- Какие есть положительные моменты? 

- Есть и свои плюсы – проще работать с животными. На Западе, в Германии очень трудно стало делать эксперименты с животными, нужно получать бесконечные лицензии, ждать их месяцами. В России гораздо меньше в этом смысле формальностей. Если мы хочешь работать с животными, ты получаешь лицензию, можешь с ней работать. И как это ни парадоксально звучит, в лучших вузах России больше хороших студентов, хотя я могу быть не прав, потому что я вижу лучших студентов. У меня такое ощущение, что сейчас на биологических факультетах мотивированных умных студентов в среднем больше, чем на Западе на биологических факультетах. У меня никакой статистики нет, это мое предположение, оно может быть очень субъективным. Экономику и политику я не обсуждаю, я говорю с точки зрения науки. 

- Как Вы оцениваете возможности финансирования науки в России? Все-таки с грантами стало намного лучше. 

- В России сейчас лучше стало с финансированием. Это одна из причин, почему я 6 лет назад создал лабораторию в Нижнем Новгороде. Сейчас начали что-то финансировать. Это не очень большие деньги, но есть масса ограничений по получению грантов, но, в принципе, возможности есть, но они не очень устойчивые. И есть ряд проблем с финансированием – оно более бюрократизировано, чем на Западе. На Западе если я получаю грант, не очень большой, примерно, эквивалентный гранту Российского научного фонда здесь, чтобы отчитаться по такому гранту, у меня нет никаких обязательств по количеству публикаций. Я должен что-то опубликовать, может быть, всего одну статью даже, и справился ли я с грантом или нет, будут судить мои же коллеги. И дальше они решат, хватит ли им одной статьи, или нужно было 10 по этому поводу написать. В Российском научном фонде есть жесткие параметры. Я должен опубликовать какое-то жестко-минимальное количество статей, и это сказывается на качестве. Я могу за 3 года сделать очень хорошую работу и опубликовать всего одну статью, а по требованиям Российского научного фонда, я должен сделать 8. Вы сами понимаете, если я разобью одну статью на 8, получаются мелкие не очень интересные работы. 

Фото: ion.unn.ru

Похожие новости

  • 30/03/2021

    Газовые гидраты: наука и применение

    ​Почему важно изучать гидраты, каким может быть их практическое применение и как они влияют на потепление климата Земли, «Ъ-Науке» рассказывает доктор химических наук, главный научный сотрудник Института неорганической химии Сибирского отделения РАН Андрей Манаков.
    356
  • 12/02/2021

    Эксперты выделили точки роста для сотрудничества РФ и КНР в инновациях

    ​Лидеры России и Китая приняли решение о проведении Годов российско-китайского научно-технического и инновационного сотрудничества в 2020-2021 годах. Церемония их открытия в прошлом году прошла в видеоформате, была подписана дорожная карта российско-китайского сотрудничества в области науки, технологий и инноваций на 2020-2025 годы.
    473
  • 08/04/2021

    «Хочу разобраться, как все устроено»

    ​​Считается, что сегодня, в эпоху все более узкой специализации,  быть ученым-энциклопедистом невозможно. Однако молодой красноярский ученый Роман Морячков опровергает это досужее мнение. Спектр интересов младшего научного сотрудника института физики имени Л.
    157
  • 11/02/2021

    И женское дело тоже: три истории новосибирских женщин-учёных

    ​​Возможность получать такое же образование, какое получают мужчины, у женщин появилась относительно недавно. В России, например, всего 103 года назад — после революции. Тем не менее женщины наукой всегда не просто интересовались, а двигали прогресс вперёд и совершали настоящие открытия.
    509
  • 30/10/2020

    В Якутии создали устройство, которое в два раза сокращает число вирусов в общественном транспорте

    ​Резидент технопарка "Якутия" компания Jera Ai разработала и установила в маршрутном автобусе рециркулятор, созданный специально для обеззараживания воздуха в автотранспорте. Тестирование воздуха показало, что устройство снижает число бактерий и микробов в 2 раза.
    603
  • 26/10/2020

    Изучен комплекс лактатдегидрогеназы с оксидом железа

    ​Учёные исследовали свойства соединения фермента лактатдегидрогеназы с наночастицами оксидов металлов. Оказалось, что добавление металла делает белок устойчивее к повышенной температуре. Эти результаты важны для решения широкого спектра биохимических, биологических, фармакологических или клинических задач.
    380
  • 16/02/2021

    Ученые Красноярского научного центра стали победителями конкурса РНФ по поддержке исследований на базе существующей научной инфраструктуры

    Два проекта ученых ФИЦ «Красноярский научный центр СО РАН» стали победителями конкурса Российского научного фонда по поддержке исследований на базе существующей научной инфраструктуры мирового уровня.
    332
  • 08/04/2021

    Ученые Красноярского научного центра СО РАН расскажут школьникам про профессии будущего и первые шаги в науку

    Краевой фонд науки подвел итоги конкурса по организации проведения мероприятий по профессиональной ориентации молодежи. Два проекта ученых КНЦ СО РАН, нацеленных на привлечение школьников в науку, получили поддержку фонда.
    193
  • 16/02/2021

    День российской науки — 2021

    Традиционно в честь Дня российской науки сибирские институты проводят просветительские мероприятия для студентов, школьников и всех, кто желает узнать чуть больше о большой науке. ​«Этот год был объявлен годом науки и технологий.
    752
  • 14/12/2020

    Онлайн-семинар ИВМиМГ СО РАН по численному моделированию природных процессов

    ​​15 декабря 2020 года в 16.00 онлайн состоится заседание семинара ИВМиМГ СО РАН "Численные методы прямого и обратного моделирования природных процессов", д.ф.-м.н. Иван Гаврилович Казанцев сделает доклад "Прямое и обратное моделирование в задачах эмиссионной томографии и трансмиссионной электронной микроскопии".
    816