​Усиление парникового эффекта, обмеление рек, зеленые пустыни вместо лесов на многие десятки лет и онкологические заболевания у населения. Это неполный перечень последствий от сибирских пожаров, которые прогнозируют уже сейчас российские ученые. То, что губернатор Красноярского края Усс назвал «обычным явлением» для тайги, не происходило никогда в таком масштабе. Ни лес, ни люди, увы, теперь быстро не восстановятся.

По словам директора красноярского Института леса им. Сукачева СО РАН Александра Онучина, пожар — это стихийное явление, обусловленное природными факторами, такими, как аномальная жара, грозы, реже — человеческим фактором. Проблема в другом. Принятые правительством РФ законы, в частности Лесной кодекс от 2007 года, разрушили выстроенную в советские годы систему мониторинга лесов с целью предотвращения пожаров.

– По данным метеостанций мы получали информацию - пространственно распределенную картину созревания биомов для пожара, - рассказывает Онучин.- К примеру, где-то долго не было осадков, где-то сумма температур накопилась критическая. Значит, сухостой может загореться. В таких случаях мы просчитываем, сколько понадобится сил и средств, и рекомендуем всем силам МЧС и пожарным бросить все на предупреждение сильного возгорания в такой-то зоне (даем точные координаты). Дальше к ней вылетают самолеты и барражируют над лесом каждые 5-6 часов. Так пожар можно легко обнаружить и вовремя погасить очаг. Кроме самолетов были пожарные вышки, расположенные на расстоянии 10 км друг от друга, с которых егери могли заметить дымок и вовремя запустить механизм тушения.

Теперь, когда егерей в результате принятия нового Лесного кодекса не стало (они стали «нерентабельны»), на вышках дежурить некому, а космические снимки, увы не всегда получаются с хорошим разрешением. Если очаг не потушили через 4,6,.. 20 часов, и кромка пожара растянулась на десятки километров, тушить огонь уже поздно. Надежда только на дожди.

– Как же можно было принять такой кодекс?

– Бывший директор нашего института, а позже - Глава лесного ведомства СССР Александр Исаев (скоро будет год, как его похоронили), увидев новый кодекс, сказал: «Если бы меня попросили нарочно придумать, как развалить систему лесоуправления, то я бы не мог это сделать лучше, чем сделали эти реформаторы».

– Как вы относитесь к решению не тушить лесные массивы вдали от экономически важных или населенных объектов?

– Это странное решение. Конечно, тушить лес надо всегда на всех участках. При слаженно работающей системе отслеживать опасные участки вполне возможно. Но уж если разгорелось сильно, тут уже ничем не поможешь.

– Губернатор Красноярского края сказал, что пожар в лесу может быть иногда полезен...

– Пожар пожару рознь. Если идет верховой пожар, как сейчас, это беда для экосистемы.

Пожар может быть безвредным и даже полезным только когда он беглый, низовой, возникший в весенний период на севере, когда почва мерзлая, когда огонь не в состоянии даже прожечь застывшую кору деревьев. Такой пожар выжигает, как правило, только горючие материалы — сухие сучки, траву. Выгорев весной, они уже не станут причиной сильного верхового пожара летом.

– Как такие обширные пожары повлияют на зверей? Ведь сейчас горит их большой дом.

– Это однозначно приведет к смене биоразнообразия, часть животных погибнет, часть мигрирует в несвойственные для них места проживания. Вряд ли они смогут там прижиться из-за перенаселенности, конфликтов за корм. Но хуже всего то, что уничтожается среда их обитания. Сейчас люди рассказывают, что к ним на садовые участки прилетают орлы, косули бросаются в руки. У животных сильная паника. К чему это в итоге приведет, сложно представить.

– Пожары могут повлиять на погоду, климат Сибири?

– В каком-то смысле они уже влияют на погоду. Тот жар, который исходит от сильных пожаров, не могут потушить подошедшие к месту катастрофы циклоны. Их не пускает возникшая горячая конвективная «колонка», в которой воздух поднимается на большую высоту вверх. Такая искусственная блокировка циклонов.

В более долгосрочной перспективе нынешнее бедствие может привести к уменьшению наполнения сибирских рек. Если не будет леса, который удерживал снег, на открытых участках его выдует сильный ветер, часть испарится, и весной это приведет к уменьшению речных стоков.

– А еще сибирские леса — это один из основных производителей кислорода на планете....

– Из-за выгорания определенной их части, мы, конечно, сразу не начнем задыхаться от нехватки кислорода, но можно сказать с уверенностью, что объемы СО2 на планете увеличатся и еще больше усилят парниковый эффект.

– Как быстро может восстановиться лес?

Лес до уровня молодняка восстановится после пожара максимально быстро - через 15-20 лет - только в том случае, если в его почве останутся так называемые семенники — запас семян.

В любом случае, даже при сохранившихся семенниках полноценного молодняка хвойного леса мы не получим даже через 20 лет. Учеными замечено, что пожары и вырубки приводят к смене пород — после них хвойные леса сменяются лиственными и наоборот. То есть вместо елей и кедра на выгоревших местах хвойные восстановятся только на 30%, их место в основном займут береза и осина. А в некоторых местах, где деревья выгорели на большой территории, и в земле не осталось семенников, увы, лес не вырастет очень долго. Там сформируется так называемая зеленая пустыня, плотное травяное сообщество, которое не позволит после вырасти даже случайно залетевшему семени.

О том, как пожары могут отразиться на здоровье человека, мы спросили академика РАН, руководителя Научного центра проблем здоровья семьи и репродукции человека Сергея Колесникова.

– Сейчас все в основном говорят о влиянии дыма. Это окись углерода, взвешенные частицы, которые, конечно, могут влиять на чувствительных людей, с предрасположенностью к респираторным и легочным заболеваниям. Но мало кто учитывает, что при горении образуется масса других, более опасных компонентов, которые могут вызывать рак. Бензапирен, диоксины, которые образуются при горении хвойных пород. В природе они, как правило, долго не разрушаются и обладают сильным канцерогенным, опухолегенным эффектом. Из организма он не выводится, оседает в жировой ткани. Это проблема почему-то недооценивается местными властями, население не предупреждено о риске вдыхания диоксинов. Хорошо бы жителям попавшим в дымовое кольцо районов по крайне мере носить плотные маски, чтобы не вдыхать частицы горения (на них оседают диоксины). И еще совет: поменьше выходить на улицу. Не соблюдать привычное требование побольше бывать на свежем воздухе, потому что его нет...

Наталья Веденеева

Похожие новости

  • 15/12/2017

    Академик Андрей Дегерменджи: жизнь в астероиде позволит снять целый комплекс проблем

    ​Андрей Георгиевич Дегерменджи - советский и российский ученый-биофизик, академик РАН (2011). Директор Института биофизики СО РАН с 1996 года - об исследованиях красноярских ученых  и системе жизнеобеспечения в экстремальных условиях .
    984
  • 21/05/2018

    Журнал о российских технологиях начали издавать в Японии

    В Японии начал издаваться первый специализированный журнал, посвященный современным российским научным разработкам и технологиям. Первый номер издания Russian Science and Technologies Review (RSTR) на японском и русском языках был опубликован 21 мая.
    482
  • 28/05/2018

    Интервью с заведующим лабораторией в Красноярском научном центре СО РАН Георгом Гуггенбергером

    ​Проект «Будущее углерода природных экосистем на вечной мерзлоте в Сибири: анализ процессов и уязвимости» под руководством немецкого исследователя Георга Гуггенбергера был поддержан мегагрантом Правительства РФ в 2013 году.
    509
  • 14/08/2019

    Компьютер прогнозирует возникновение пожара

    Систему прогнозирования и развития пожаров разработали ученые Института леса Красноярского научного центра СО РАН. О ее сути корреспонденту "РГ" рассказал директор института Александр Онучин.
    83
  • 03/11/2018

    Эра антропогенеза. Биофизик — об экологии, климате, появлении новых видов

    Насколько перенаселена наша планета, придут ли нам на смену более совершенные существа, можно ли восстановить климат, «АиФ-Красноярск» рассказал ведущий научный сотрудник ФИЦ Красноярский научный центр СО РАН, кандидат биологических наук Егор Задереев.
    455
  • 10/10/2016

    Соленые озера - фабрики и экосистемы. Интервью с Егором Задереевым​

    ​​​В 1986 году в Камеруне, в районе озера Ниос, произошла лимнологическая катастрофа. На поверхность озера вышло большое количество углекислого газа; около 1,7 тыс. жителей умерли от отравления, потери среди домашнего скота составили 3,5 тыс.
    2119
  • 30/07/2019

    Мнение ученого: пожары в Сибири - проблема планетарного масштаба

    ​Смог от лесных пожаров накрыл огромную территорию Сибири и Дальнего Востока, задымление достигло Урала, а сейчас местная пресса уже пишет о том, что запах гари ощущается за Уралом, например в Татарстане.
    581
  • 28/05/2017

    Иосиф Гительзон: возможность иметь учеников это преодоление смертности

    ​Наука, как и сама жизнь, меняется стремительно. То, о чем мечталось, становится реальностью - иногда превосходя надежды, а иногда и наоборот. О том, каким видели Сибирское отделение РАН люди, стоявшие у его истоков, "Наука в Сибири" поговорила с академиком Иосифом Гительзоном.
    1094
  • 08/07/2019

    Жизнь моря говорит о себе светом: интервью с академиком Иосифом Гительзоном

    ​Общее собрание Российской академии наук, которое состоялось в конце апреля этого года, ознаменовалось важным событием: в торжественной обстановке была вручена высшая награда РАН — Большая золотая медаль имени Ломоносова — академику Иосифу Исаевичу Гительзону за обоснование и развитие экологического направления в биофизике.
    268
  • 28/01/2017

    Андрей Дегерменджи: мы предложили посмотреть на экосистемы по-новому

    ​Исследования Института биофизики ФИЦ Красноярского научного центра СО РАН охватывают не только три стихии биосферы — воду, землю и воздух — но и двигаются выше и выше: в космос.  Как выжить в перелетах к другим планетам? Сможем ли мы предотвратить глобальное потепление? Как станет выглядеть Земля через сотни лет? Андрей Георгиевич Дегерменджи, доктор физико-математических наук, академик РАН, с 1996 года руководит Институтом биофизики СО РАН (Красноярск).
    1428