​21 декабря в эфире радио «Городская волна» (101,4 FM) прозвучал очередной выпуск «Вечернего разговора об истории Новосибирска». В гостях в студии побывал научный сотрудник отдела охранно-спасательной археологии Института археологии и этнографии СО РАН Сергей Колонцов. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Взгляд назад. Исторический календарь

17 декабря 1918 года сформировано Сиббюро ЦК РКП(б) для руководства сибирскими подпольными большевистскими организациями.

18 декабря 1961 года в Новосибирск прибыл второй космонавт планеты Земля Герман Титов. Он встретился со студентами университета, познакомился с Академгородком и посетил институты. После этого он выступил на торжественной встрече в театре оперы и балета.

20 декабря 1914 года городской голова Алексей Беседин обратился к населению Ново-Николаевска с таким воззванием: «Граждане, жертвуйте на помощь раненым воинам русской армии. Каждая лишняя ваша посылка в сегодняшний день, каждый лишний рубль, каждый двугривенный, опущенный в кружку, которыми будут снабжены извозчики, даст возможность приобрести для воинов лишнюю смену белья. Помните, что только дружная поддержка всей страны поможет выйти с честью из ниспосланного родине испытания».

20 декабря 1937 года на территории Ипподромского рынка открыли Государственный цирк Зооцентра. Среди его обитателей были львы, медведи, обезьяны, удавы, страус, крокодил и другие животные и птицы.

22 декабря 1917 года в помещении Дома революции — ныне это здание театра «Красный факел» — состоялось заседание членов гарнизонного и полковых комитетов. Было принято решение — оружие и патроны в распоряжение Совета рабочих и солдатских депутатов отпускать в необходимом количестве.

Ленина 19 Коммерческий клуб 1914-1917.jpg  
Коммерческий клуб/Дом революции/Театр «Красный факел». Фото: kraeved.ngonb.ru

Однажды в Новосибирске. Блуждающая столица

23 декабря 1919 года Ново-Николаевск получает статус административного центра Томской губернии. Это первое столичное назначение по постановлению Сибревкома наш город получил сразу же после того, как в него вошла 27 дивизия 5-ой Красной армии и выбила остатки колчаковских подразделений.

Ново-Николаевск подчиняет себе ещё белогвардейский Томск. Однако с задами губернского города тогда Ново-Николаевск не справился, — просто негде было размещать учреждения и селить людей. Были случаи, что ради размещения приезжих служащих своих же горожан выбрасывали на улицу.

Менее чем через три месяца, — 10 марта 1920 года, — столицу губернии вернули в Томск, а наш город остался центром Ново-Николаевского уезда. Однако через год власти снова вернулись к этому вопросу, и 13 июня 1921 года постановлением Всероссийского центрального исполкома была образована Ново-Николаевская губерния.

Структура момента

Новосибирскую синематеку пополнили уникальные экспонаты. Дому документального кино досталось несколько банок с киноплёнками, которые хранились в архиве Западно-Сибирской киностудии. Как оказалось, в них был фильм, снятый ещё в 1939 году. «Новосибирсккиновидеопрокат» подарил музею киноплёночный вариант первого фильма Андрея Звягинцева «Возвращение».

А завод «Электроагрегат» передал на постоянное хранение найденные на территории предприятия плёнки 1991 года, на них запечатлено 50-летие завода. И это визуальная история Новосибирска. Вот что рассказала руководитель Дома документального кино Музея Новосибирска Элла Давлетшина для телевизионной редакции «Новосибирских новостей».

Элла Давлетшина: «Визуальная история нашего города знаете, чем уникальна? Нет другого такого большого города в стране, а может, и в мире, у которого бы снималась кинохроника почти с самого основания города.

Когда к нам приходят в Музей кино, мы показываем снятый на плёнку пролёт над Новосибирском в 1929 году. Можно увидеть, каким был город, как по Красному проспекту идёт единственная машинка. Одна-единственная! Я даже думаю, что можно узнать, что это была за машина.

А сегодня, когда мы получили эту плёнку, мы всех призываем: посмотрите по заводам, по оставшимся конструкторским бюро, — где-то лежат эти банки с 35-миллиметровой плёнкой, которую у них уже не на чем посмотреть. А мы на своём монтажном столе определяем, что это было. Так было с архивом НГТУ и многими другими архивами, было очень много находок.

Я очень благодарна людям, которые сейчас возглавляют деятельность бывшего завода “Электроагрегат” за внимание к истории, благодарна и ветеранам. Мы эту плёнку, уже оцифрованную, дарим Музею Дзержинского района и наследникам этого завода. И это только начало. Мы же вместе будем показывать молодым, рассказывать. Я думаю, что начало этому положено, не сегодня, конечно. Но сегодня у нас яркое, незабываемое событие».

NET_1937.JPG  
Элла Давлетшина. Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Было — не было. На минус первом этаже

Гость в студии — научный сотрудник отдела охранно-спасательной археологии Института археологии и этнографии СО РАН Сергей Колонцов.

Евгений Ларин: В течение всей минувшей осени — с начала сентября по ноябрь — на территории бывшего старинного села Кривощёкова, что на левом берегу Оби, у дамбы железнодорожного моста, велись археологические раскопки. На эти раскопки возлагали большие надежды, и я так понимаю, что надежды вполне оправдались.

Но начать хотелось бы вот с чего. Как и когда появилась мысль, что там вообще стоит копать и что-то искать? Ведь долгие годы там был даже не пляж, а просто заброшенный пустырь без малейшего намёка на какое-либо архитектурное наследие?

Сергей Колонцов: То, что село Кривощёково было на территории города Новосибирска, собственно, известно по письменным источникам давно. Потому что была Кривощёковская волость, которая включала 34 деревни. По территории это больше, чем современный Новосибирск.

Конечно, письменных источников было много. По этому поводу были публикации разных учёных. Но чтобы детально изучали историю Кривощёкова — таких публикаций не было. Но то, что Кривощёково находилось на берегу реки, а не только, как считали, там, где сейчас жилмассив Горский, — это было известно давно.

Наверху тоже было Кривощёково, но большая часть села была примерно между современным Коммунальным и Железнодорожным мостом. Это связано и с тем, как развивалось Кривощёково. Там занимались перевозами. То есть это были улицы вдоль воды, по нижней части поймы. Там, где сейчас котлован, его раньше не было, там были просто каменные выходы.

Евгений Ларин: То есть котлован искусственный?

Сергей Колонцов: Да, его выбрали на стройку моста, и потом ещё брали оттуда материалы на разные постройки. Гранит выбрали весь. Потом котлован забросили, и там образовался водоём. Ещё в 1993 году была опубликована статья нашего краеведа Зайцева, где был и план Кривощёкова, и его расположение. И о нём было написано, что это первое село на территории Новосибирска.

NET_3002.JPG  
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

В 2012 году краеведы заново открыли это место, они обнаружили фундамент Никольской церкви во имя Святого Николая, постройки 1881 года. Там поставили памятный крест, и начали действия, чтобы это место увековечить.

Евгений Ларин: Но о раскопках тогда речи не шло?

Сергей Колонцов: Нет, тогда речь об этом не шла. Вопросом увековечивания занимались управление по охране историко-культурного наследия, областной департамент культуры, городское управление. Но тогда всё закончилось только разговорами. Но поскольку было принято решение о строительстве моста, то по закону об охране историко-культурного наследия, перед тем, как строить, необходимо было просмотреть территорию — нет ли там археологических объектов.

Евгений Ларин: Этот принцип действует в любом случае, всегда и везде?

Сергей Колонцов: В любом случае, под любое строительство, если действовать по закону. Поэтому в 2015 году в институт археологии поступила заявка от проектировщиков моста — провести археологические обследования территории строительства моста. Там было 24 гектара, то есть вся полоса отвода, которая идёт и под мост, и под насыпь на левом берегу.

В 2015 году был заключён договор на эти обследования, и я получил разрешение из Москвы — «открытый лист» называется — на обследование всей этой территории под строительство моста в полосе отвода земли. Мы просмотрели всё, что там есть, всю территорию. Уже была информация, что есть фундамент церкви, обнаруженный в 2012 году.

Около этой церкви, где стоял памятный крест, который поставили краеведы, мы заложили несколько разведочных шурфов. Заложили у самой церкви, потому что мне хотелось выяснить, нет ли погребений священнослужителей. Это было принято в православии в России: около церкви, в ограде, хоронили священнослужителей, которые служили там, были уважаемыми, либо людей, которые довольно много пожертвовали церкви на её строительство или на другие нужды.

Когда заложили несколько шурфов, выяснилась очень интересная картина, которой я не ожидал. Оказалось, что под церковными фундаментами существует более раннее православное кладбище.

Евгений Ларин: То есть об этом не было известно ранее?

Сергей Колонцов: Конечно не было. Если церковь 1881 года постройки — это конец 19 века — то, поскольку погребения этого кладбища уходили под фундаменты церкви, стало понятно, что они более ранние, 18 века. Эта шурфовка показала, что помимо того, что есть сам фундамент, то по закону уже можно что-то охранять, поскольку прошло более 100 лет.

Когда провели исследования, я написал научный отчёт, написал уведомление в управление по охране историко-культурного наследования. Таким образом был выявлен археологический объект, потому что там только археология осталась, архитектуры практически нет. Он называется «культурный слой села Кривощёкова».

В этот археологический объект входил фундамент церкви, и культурный слой. То, что осталось в земле от жизнедеятельности 18-19 века. Культурный слой даже у вас на даче есть. Если на даче раскопать — то, что вы оставили, это и есть культурный слой. Не просто земля, а то, что человек в земле оставил.

И ещё православное кладбище. То, что оно православное, мы выяснили ещё в 2015 году, потому что мы вскрыли два погребения, которые попали в шурф, и там были православные крестики.

Евгений Ларин: То есть это точно не телеутское кладбище?

Сергей Колонцов: Нет, точно не телеутское. И таким образом распоряжением управления по охране историко-культурного наследования в 2015 году эта никому не известная оставшаяся часть Кривощёкова была поставлена на государственную охрану как археологический объект со своими границами и площадью 4800 кв. м., — это, по крайней мере, то, что уцелело.

Евгений Ларин: И тут возникла перспектива моста. Поэтому раскопки были спасательными. То есть их целью было извлечь из земли, из культурного слоя села Кривощёкова всё ценное? Спасти и сохранить.

Сергей Колонцов: Да, спасти и сохранить то, что принадлежит истории.

Евгений Ларин: Речь идёт о территории, на которую должны будут встать опоры моста?

Сергей Колонцов: В 2018 году, когда уже практически утвердили мост, образовалась организация, которая отвечает за это — ГКУ «Мост». Она обратилась с просьбой раскопать ту часть, на которую попадают две опоры моста, то есть эстакада моста. Там не насыпь будет, а эстакада.

Сначала стоял вопрос раскопать вообще всё, то есть полностью освободить территорию, чтобы мост можно было строить беспрепятственно. Но поскольку было общественное мнение и большое обсуждение, и управление по охране историко-культурного наследия попросило заказчика, — так как это всё-таки изначальная история города, — посмотреть, может быть, можно что-то оставить, чтобы потом показать, а не только сказать, что здесь было, и показать фотографии и какие-то вещи в музее.

ГКУ «Мост» пошёл навстречу, и они поручили своим инженерам проработать тему так, чтобы не всё раскопать, а раскопать только необходимый объём. Это оказалось 2100 кв. м. вместо 4800, которые необходимы под строительство двух опор моста. Эта работа была выполнена, и поэтому мы в этом году приступили к раскопкам не на всей территории археологического объекта, а на 2100 кв. м.

Сама церковь и её окружение не попали в стройку, и теперь есть надежда, что она будет музеефицирована каким-то образом. Сам мост — не железнодорожный, он не режимный. Это как Михайловская набережная под Коммунальным мостом, там можно будет ходить. Сверху будет эстакада моста, а внизу будет запрещено строить большие капитальные строения. А экспозиционное обустройство, где можно показать и археологические объекты, и фундамент церкви, обустроить какие-то стенды, не будет запрещено.

IMG_7856_новый размер.JPG  
Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: А на оставшейся территории потом ещё будут продолжаться раскопки?

Сергей Колонцов: Да, но для того, чтобы на оставшейся территории можно было продолжать раскопки, необходимо будет мэрии, областному управлению по охране историко-культурного наследия, городскому музею на этом настоять.

Идея зреет, её уже выдвигали на серии совещаний — сделать музей под открытым небом, который будет называться «Археологический парк». То есть не только на один фундамент смотреть, а рассказать и об истории Кривощёкова, и о том, что дали археологические раскопки. Для этого нужен проект.

Наши раскопки дали ключ к проектированию. Потому что в том, что эти погребения 18 века есть, я не сомневался ещё в 2015 году. Но что у них такая плотность, мы не ожидали.

Евгений Ларин: Как же всё-таки получилось, что церковь построили на кладбище? Так было принято?

Сергей Колонцов: Я думаю, что само Кривощёково в начале 18 века было по современной географии дальше к Коммунальному мосту и вдоль реки. По-видимому, здесь было кладбище именно этого времени, 18 века. То, что это было именно в это время, археологически уже доказано, потому что у меня есть монеты 1717 года. В этом культурном слое попадались монеты 1739 и 1749 годов. То есть это начало и середина 18 века.

Евгений Ларин: То есть это значит, что в это время всё уже стояло.

Сергей Колонцов: Да, здесь жили в 18 веке, и здесь хоронили. Но по-видимому, уже где-то в середине 19 века забылось, наверное, что здесь было кладбище. Кресты стоят 10-20 лет. Хотя по идее не так уж много времени прошло, какие-то старожилы должны были помнить.

Но получилось так, что ещё до того, как церковь построили в 1881 год и тем более после этого, центр села полностью находился на кладбище, просто сверху. Под фундаментом церкви, под подсобными помещениями везде есть погребения 18 века.

Евгений Ларин: Как это можно объяснить?

Сергей Колонцов: Трудно, сказать, как это объяснить. У нас же позже строили на кладбищах — стадион «Спартак» стоит на кладбище, Берёзовая роща тоже. Раньше, конечно, более уважительно относились к погребальному обряду, к самим умершим. Но я думаю, всё-таки, по-видимому, сыграло роль то, что был некоторый перерыв между тем, как существовало кладбище, и как оно запустело и забылось. Скорее всего, лет 50 прошло.

Евгений Ларин: Появилось какое-то другое кладбище?

Сергей Колонцов: Да, потом появилось другое кладбище, оно и сейчас существует под частным сектором в сторону Димитровского моста. Там дачники, останки, обувь. Я думаю, оно существовало очень долго, почти до конца 19 века. Там кривощёковцы хоронили своих людей. А старое кладбище оказалось таким образом под Соборной площадью. Мы обнаружили могилы людей всех возрастов — от мала до велика, от детей трёх-пяти лет и до взрослых, — всего 400 погребений. Это очень много. Это целая деревня. Материалы очень интересные.

IMG_7817_новый размер.JPG  
Сергей Колонцов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: А где это всё сейчас хранится?

Сергей Колонцов: Это всё сейчас у нас хранится в институте, материал будут обрабатывать антропологи. Из культурного слоя мы извлекли 287 нательных крестов, которые тоже дают информацию, например, о времени захоронения. 28 монет разного времени, начиная от петровских «чешуек» 1717 года, середины 18 века до советских 1924 и 1930 годов. Это всё у нас в институте сейчас на реставрации будет. Антропологи будут работать над материалом.

По крестам тоже будет очень интересная информация. Например, есть такой крест — лепесток, он считается женским и больше старообрядческим. Так что анализ крестов даст информацию об их носителях. Когда будет сделано антропологическое определение самого кладбища, думаю, оно будет очень интересным, даже более информативным, чем монеты и кресты.

Потому что надо не забывать, что Кривощёково образовалось на стыке трёх этнических групп. Русские, чатские татары на правом берегу и начиная от левого берега Оби и до Алтая — это всё было телеутское княжество.

Телеуты здесь жили до половины 18 века, когда их джунгары угнали отсюда, и то не всех. Первое русское поселение существовало среди такого этнического «бульона».

Евгений Ларин: То есть кривощёковцы были одними из первых русских, которые пришли сюда?

Сергей Колонцов: Да, одними из первых. Может быть, русские сюда и заходили, но село было первое. Ещё особенность Кривощёкова в том, в отличие от других сибирских сёл в том, что оно само по себе необычно построено. Это и в документах зафиксировано. Даже самого основателя Фёдора Ильича Креницына по прозвищу Кривощёк в 1708 году — документы нашли исследовательница Миненко — привлекали в качестве свидетеля в разбирательстве по поводу незаконного торга на телеутской меже, то есть какая-то контрабанда там была.

Как обычно Сибирь осваивалась? Строился острог, к нему приписывались крестьяне. Сначала небольшая группа — она была под защитой острога — жила на посаде и кормила острог. Потом понемножку под защитой этого острога расселялись мирные жители. А Кривощёково изначально построено как торговая фактория, для торговли с телеутами и, по-видимому, с чатскими татарами, которые здесь на правобережье были. Они не могли не участвовать в этом процессе. То есть само образование села уникально. Вот вам и логистический центр — Новосибирск.

Евгений Ларин: Ещё с древних времён, оказывается! А Кривощёк — это действительно реальная фигура? Ведь его существование подвергают сомнению.

Сергей Колонцов: Фигура-то совершенно реальная, потому что он проходит по нескольким документам. Мало того, что он здесь образовал Кривощёково, он был такой активный, что и в Алтайском крае недалеко от Бийска основал ещё одно Кривощёково. Но сам он Креницын. Думаю, что он имеет отношение к Кривощёкову как зачинщик.

Мне попались документы — перепись Кривощёкова за 1710 год. Там было 11 дворов, для Сибири это была уже довольно приличная деревня. Но при этом почти треть населения носила фамилию Кривощёковы. У меня есть версия, что Кривощёково назвали не по прозвищу Фёдора Креницына, а по первым дворам, — это сибирская традиция: Огнёва заимка, Морозово, Гусевка, Малышево. 80% сибирских деревень названы по фамилии первых поселенцев. Но то, что Фёдор Креницын-Кривощёк реальное лицо, — есть документы. Есть свидетельство, что он был направлен для организации торга.

Евгений Ларин: Удалось ли найти какие-либо совершенно новые сведения об истории села, о дате его возникновения? Какие-то находки что-то подсказали, либо заставили в чём-то засомневаться, например?

IMG_7841_новый размер.JPG  
Евгений Ларин. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Сергей Колонцов: Находки подтвердили, особенно монеты, то, что село в 18 веке существовало. Теперь это, как говорится, можно потрогать руками. То, что Кривощёково было здесь в 18 веке, и было селом, поскольку кладбище довольно большое, — это уже подтвердилось. То есть раньше это были документы, а теперь это совершенно точные факты.

То, что православные здесь были — тоже точно, потому что они погребены в колодах, ориентация у них была на восток ногами. По православному обряду, когда прозвучит труба Страшного суда, человек встаёт, берёт крест — крест ставили в ногах — и идёт на Страшный суд. Здесь похоронены православные в выдолбленных из цельного куска дерева колодах.

И ещё повторюсь — довольно много в погребениях найдено православных крестов, они говорят о том, что это был человек определённой веры. В основном православные погребения, но, что интересно, около десяти погребений есть католических. Это вещь очень интересная по одной простой причине: католики у нас в Сибири, как правило, были иностранцами. То есть их сюда ссылали и после Шведской войны. И ещё раньше пленных сюда пристраивали. Поскольку они были люди военные и грамотные, они составляли, как правило, руководящую военную касту.

Были даже литовского списка полки, они были и начальниками в казачьих подразделениях. То, что это католики, может показать антропологический анализ. Он даст очень интересные данные, потому что они же будут отличаться от сибирского типа. Поляк отличается от русского антропологически, или швед. То, что это католики, это несомненно, они лежат головой, в отличие от православных, на восток. Хотя они тоже христиане, но обряд другой. Поскольку здесь был стык русских и кочевых этносов — телеутов и чатов — и они между собой общались, то наверняка были личные связи, и значит, скорее всего, на этом кладбище есть и результаты смешанных браков.

Евгений Ларин: Есть какие-то заметные влияния, артефакты?

Сергей Колонцов: Артефакты есть. Один артефакт очень интересный. Есть погребение, которое с нашими христианскими обычаями не вяжется. Пришли на кладбище, убили лошадь, заднюю часть лошади съели, сложили всё в кучку. То, что съедено, это однозначно, потому что колотые берцовые кости. Переднюю часть лошади вместе с головой, с ногами и рёбрами положили как жертву.

Евгений Ларин: Какой-то обряд?

Сергей Колонцов: Да, обряд чисто кочевых народов. У многих кочевых народов, и у скифов, и у тюрков, почти у всех были обряды, связанные с лошадьми. Алтайцы довольно долго снимали лошадиную шкуру. Ноги и голову вешали на шесты. Богатым клали вообще по нескольку лошадей. То есть это такой обряд, который на православном кладбище смотрится странно. Мои студенты выдвигали версию, что был какой-нибудь крещёный телеут. Похоронили его по христианскому обряду уже как новокрещёного, но на всякий случай решили помянуть его как положено у своих предков.

Евгений Ларин: 18 век — это не такая уж и седая древность, и русские сюда пришли, здесь утвердились. А почему кочевники так резко и почти бесследно исчезли из этих мест?

Сергей Колонцов: Телеутов угнали джунгары. Нас сейчас удивляет, как это — народ мог исчезнуть. Я вам приведу пример, как может народ куда-то переселиться. Вот сейчас есть проблема с беженцами. Представляете: люди срываются тысячами, десятками тысяч, и куда-то идут.

Евгений Ларин: Тоже переселение?

Сергей Колонцов: Великое переселение! А кочевым народам без проблем было перекочевать за сотни километров, найти другое место, это была такая традиция. И когда джунгары в 1717 году с российским правительством не поладили, они просто собрали телеутов и угнали вглубь.

net_3000(1).jpg  
Фото: Ростислав Нетисов, nsknews.info

Евгений Ларин: Джунгары — это же монголы?

Сергей Колонцов: Да, одно из монгольских племён. После этого началось сельскохозяйственное освоение этой территории. У нас получилась такая интересная вещь. Построили Томск, Тобольск, с востока шло заселение. А вот на этой территория от Оби и до Алтая вообще русских не было, здесь были телеуты. И они никого не пускали.

Бийкатунский острог построили на слиянии Бии и Катуни в 1708 году, но ведь его сожгли. Потом построили только в 1717 году. Это было отчаянным предприятием Фёдору Ильичу Креницыну-Кривощёку поставить здесь торговую факторию на чужой земле, на левом берегу.

Евгений Ларин: И не военную даже!?

Сергей Колонцов: Она не военная была, здесь не было никогда оборонительных сооружений. На рубеже 17 и 18 веков ближайшая защита была в Томск и Кузнецке, это далеко. Есть мнение — об этом и исследователи писали — что Гагарин, которого повесили потом за растраты и прочее, не такой уж был плохой и втайне строил остроги.

Считается, что острог в Бердске был построен раньше, чем в 1717 году. По-видимому, какая-то защита этой деревни, торговой фактории, и была. Но я думаю, не настолько сильна была эта защита. Умревинский был построен в 1703 году, и Бердский, возможно, в 1710 году, Чаусский в 1713 году. То есть некоторое время село Кривощёково и кривощёковцы жили просто безо всякой защиты.

Евгений Ларин: Но всё-таки, наверное, не всё было так гладко, раз сабельный шрам у Креницына-Кривощёка был на лице?

Сергей Колонцов: Он просто военный был, драгун. И я думаю, что они не сильно опасались, поскольку, скорее всего, были такие же и крестьяне, которые умели обращаться не только с сельскохозяйственным инвентарём, но и с оружием. Поэтому они в случае чего сдачи могли дать.

Но дело в том, что если сравнить небольшое сельцо, в котором 20-30 человек, и большое — от Оби до Алтая — кочевое государство, в котором можно тысячу и больше людей собрать — то стереть это село могли в течение нескольких часов. Причём это не острог, где можно немножко хотя бы обороняться, это просто село.

Когда были обострения в середине 18 века, были наказы поставить какие-то оборонительные сооружения, но вряд ли на самом деле что-то ставили. Нет свидетельств тому, что здесь, в районе Кривощёкова, воевали. Здесь торговали.

IMG_7900_новый размер.JPG  
Сергей Колонцов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: Какие самые неожиданные находки удалось обнаружить на этой территории, то, чего вообще не ожидали найти?

Сергей Колонцов: Например, то, что я про лошадь говорил, это очень интересная была находка, не ожидали, что на православном кладбище может быть такая тризна, — половину лошади съели, половину лошади положили.

Ну и ещё очень интересной находкой было подсобное помещение церкви. Оно сделано прочно, из бутового камня, большая конструкция, с подвальным помещением, там были засеки для хранения разных предметов.

Когда мы зачистили это всё, у нас получился срез, и мы увидели такую картину: наверху фундамент 19 века, ровесник церкви, 1881 год, под этим фундаментом Кривощёковское кладбище — погребение 18 века, а ниже сохранился сосуд от погребения эпохи бронзы, пятый век до нашей эры. Вот, на протяжении полутора метров — такая временная шкала. Она очень интересная, показательная.

Евгений Ларин: Погребения, значит, ещё и ниже можно искать?

Сергей Колонцов: Да, дело в том, что заселение территории города началась в эпоху бронзы, 5000 лет назад. Поселение эпохи поздней бронзы у нас есть в районе жилмассива Весенний, разъезд Иня. Оно ещё не раскопано, там самое интересное осталось, я там два раза копал. Эпоха бронзы — это очень развитая земледельческая культура. У людей были жилища по 100 кв. м., очень много керамики. По-видимому, в районе Кривощёкова здесь было погребение ирменской культуры эпохи бронзы. Само погребение уничтожено, при всём строительстве, которое там было, а сосуд погребальный остался.

Евгений Ларин: А что ещё интересного на всей территории города попадалось? Какие самые удивительные вещи находили?

Сергей Колонцов: Например, на стоянке древнего человека «Турист» найдены эрмитажные предметы искусства. Это чтобы представить уровень. Им пока нет аналогий. Это предметы искусства из камня, есть очень интересные вещи, когда рельефное изображение переходит в плоскостное. Когда всё это дали посмотреть специалистам, они дали оценку, что такого не было ещё найдено. Это искусство очень высокого уровня.

Евгений Ларин: Видимо, здесь была какая-то очень высокоразвитая цивилизация?

Сергей Колонцов: Эпоха бронзы вообще очень развита в духовном плане. Там вся керамика, которая производилась, имела орнамент, он для археолога как паспорт. Она всегда имела смысловое значение. Мы сейчас не придаём этому большого смысла — красивое и красивое. Есть какое-то функциональное назначение. А в древности до средневековья люди, — это везде было так, не только в Сибири — на сосуд наносили как бы информацию о себе.

Есть лесной орнамент, здесь даже прослеживается эволюция рисунка: сначала уточку рисовали в натуре, как видели, потом от неё отпали ножки, потом крылышки, а потом это стал просто зигзаг.

Человек, который находит сосуд, по орнаменту может многое узнать, как и по одежде человека. Только керамика сохраняется намного дольше. Орнаменты ведь и на одежду наносились. И когда люди встречали друг друга, они знали, из какого кто племени, женат или нет, главный, не главный, это всё можно было увидеть по одежде.

Этнографы сейчас говорят: идёшь где-нибудь в Якутии и смотришь — идёт парень, а на нём одежда с орнаментом незамужней девушки. Забывается это всё. Вроде красиво, и всё, а раньше всё это было, знали. Поэтому находка сосуда в Кривощёкове интересна тем, что даёт срез истории освоения территории города Новосибирска.

Ещё одна находка — есть погребение, которое нетрадиционно ориентировано, а ориентации у погребённых придавали очень большое значение, потому что иначе в той жизни не попадёшь, куда надо.

IMG_7931_новый размер.JPG  
Сергей Колонцов. Фото: Павел Комаров, nsknews.info

Евгений Ларин: Как положат — туда и пойдёт.

Сергей Колонцов: Если все православные лежат на восток ногами, то и должно быть на восток. Есть несколько погребений с запада на восток, есть погребения на юг. С чем это связано — сложно сказать. Есть даже одно интересное погребение, которое в археологии называется вторичным.

У северных народов есть такой обычай: когда человек умирает, его заворачивают либо в бересту, либо в кожу, и вешают на дерево. Проходит некоторое время, — это примерно как у нас считается, что душа отлетела, когда уже органики не остаётся, — кости собирают либо в кожаный мешок, либо в холщовый, и потом уже захоранивают в землю.

Такое вторичное погребение найдено в Кривощёкове. То есть человек похоронен как бы в мешке, в сложенном виде, в яме метр на метр примерно. Но удивляет, что сохранилось довольно много мелких костей, то есть полная анатомическая сохранность. Обычно у северных народов в захоронениях такого типа мелкие косточки пропадают — то птички, то мышки таскают, то просто рассыпаются. У нас такое погребение находится в том же слое 18 века.

Непонятно, что это за обряд. Ни у чатских татар, ни у телеутов такого не было. Так что это тоже загадка. Надо посмотреть антропологам, что за человек был, и почему он на православном кладбище. Даже сейчас есть православные, мусульманские, иудейские и так далее кладбища. И чтобы похоронить человека на «чужом» кладбище — для этого надо иметь повод. И то, что есть католические и другие ориентации погребений, про которые мы не знаем, это говорит о нашем менталитете. Думаю, антропологии дадут подтверждение тому, для чего уже сейчас есть предпосылки, — что в Сибири были межэтнические отношения, — и воевали, и дружили.

Евгений Ларин: Ну что ж, давайте, подводя итоги, скажем о том, что ещё предстоит сделать на территории села Кривощёкова, чтобы либо поставить точку в этом деле, либо открыть какие-то новые горизонты для дальнейших исследований.

Сергей Колонцов: Я думаю, что мы дали ключ к музеефикации. Мы теперь примерно знаем плотность погребения, и что там может быть. Остался фундамент церкви, а она же ведь сгорела. А любой пожар для археолога счастье, по той причине, что оттуда не всё выносят. Что не сгорело, то осталось. Я думаю, что надо музеефицировать обязательно.

Если будут раскопки, то это будут раскопки, растянутые на несколько лет, это будут масштабные раскопки. Сами раскопки всегда привлекают людей, можно доверить волонтёрам покопаться. Учитывая то, что у нас грядёт чемпионат по хоккею, и если наши городские отцы не будут долго думать, то к этому времени можно будет уже что-то сделать. По крайней мере, начать раскопки хотя бы фундамента церкви. Она тоже даст очень интересную информацию.

Сам фундамент сложен из бутового камня, от этих камней веет древностью, и они очень хорошо визуально смотрятся. И всё-таки Кривощёково — это изначальная точка роста города. Мои студенты подали очень интересную мысль: ведь там рядом железнодорожный мост, это вторая точка роста. Это очень символично.

Когда построили город, Кривощёково полностью не исчезло, жители частично переселились на Кривощёковский выселок. Село само по себе это требует отдельного хорошего изучения. Согласно исследованиям, в Ново-Николаевске довольно долго жили выходцы из Кривощёкова. Из семечка вырос росточек, он дал новую жизнь, и из этого вырос наш мегаполис.


Евгений Ларин

Источники

Однажды в Новосибирске: сгоревшая церковь, брошенное кладбище и ушедшая орда
Официальный сайт г. Новосибирск (nsknews.info), 26/12/2018
Однажды в Новосибирске: сгоревшая церковь, брошенное кладбище и ушедшая орда
Новосибирские новости (news.novo-sibirsk.ru), 26/12/2018
Пуговицу Наполеона нашли на берегу Оби
Ndn.info, 11/01/2019
Пуговицу Наполеона нашли на берегу Оби
Библиотека сибирского краеведения (bsk.nios.ru), 11/01/2019

Похожие новости

  • 27/12/2018

    Российские генетики назвали самые важные открытия 2018 года

    ​В 2018 году исследования в области генетики потеснили изучение космоса в различных рейтингах научных изданий. Конечно, и черные дыры по-прежнему вызывают интерес, но разгадка всех секретов генома может стать ключом к лечению многих тяжелых заболеваний.
    699
  • 01/09/2016

    Как проводили трепанацию черепа в бронзовом веке?

    ​Трепанация черепа одна из древнейших операций в истории человечества, ее выполняли в разных уголках мира еще в верхнем палеолите.  Количество известных случаев растет, одна из недавних находок, сделанных российскими учеными, череп человека, благополучно перенесшего трепанацию в конце II начале I тысячелетия до нашей эры.
    1484
  • 29/04/2016

    Хирургия древности остается загадкой

    Наши представления об эскулапах древности так малы, что некоторые открывающиеся современному человеку факты, просто повергают в шок. Так, оказывается, хирургия существовала еще в каменном веке! А Древней Греции и Египте целителями выполнялись сложнейшие операции, которые довольно затруднительны и в наше время.
    1349
  • 07/11/2016

    Результаты этнографического диктанта в Новосибирске

    ​Максимальный результат, который набрали новосибирцы за написание Большого этнографического диктанта (БЭД), составил 99 баллов. Об этом сообщила координатор БЭД по Новосибирской области Ирина Октябрьская.
    1382
  • 03/11/2017

    Большой этнографический диктант пройдет в Новосибирске на 10 площадках

    ​​3 ноября 2017 года – единый день проведения Всероссийской просветительской акции «Большой этнографический диктант». Диктант пройдет на десяти площадках г. Новосибирска и области:  1.
    1755
  • 24/10/2016

    По итогам археологического сезона в Сибири: руководство ИАЭТ СО РАН провело пресс-конференцию

    ​Новосибирские археологи провели очередной богатый на открытия год. Они рассказали, как денисовский человек опередил Homo sapiens, почему Алтай нужно считать центром формирования культуры на Востоке, откуда в Сибири взялась скорлупа от яиц страуса и как выглядела средневековая погремушка-медведь.
    1558
  • 26/12/2018

    Ученым впервые попал в руки ген-микс неандерталки и денисовца

    ​Она была прекрасна в своей «продвинутости» по лестнице очеловечивания, а он весьма привлекателен как грубоватый мужлан, встреченный ею в котловине зеленой долины в окрестностях известняковой пещеры. Через сотню тысяч лет пришельцы с запада назовут эту пещеру Денисовой.
    510
  • 09/01/2018

    О главных археологических находках 2017 года

    ​Неизвестные боги и герои, останки античных городов и первые гороскопы - минувший 2017 год оказался богат на археологические находки, способные изменить наши представления об истории человечества. Лайф вспоминает самые интересные находки.
    544
  • 13/09/2016

    Человечество как совокупность видов

    ​Американские генетики подтвердили гипотезу российского ученого Андрея Александровича Тюняева о неандертальском происхождении европейцев. Специалист по палеогеномике из Гарвардской медицинской школы в Бостоне (Массачусетс, США) Цяомэй Фу (Qiaomei Fu) представила на конференции в Колд Спринг Харбор (штат Нью-Йорк, США) результаты секвенирования ДНК из челюсти раннего человека.
    1165
  • 23/12/2016

    Студенты-археологи НГУ подвели итоги полевой практики

    Студенты Гуманитарного института НГУ подвели итоги летней полевой практики. В этом году 11 групп студентов искали, раскапывали и изучали отголоски прошлого. Студенты группы 14803 под руководством директора Института археологии и этнографии СО РАН, член-корреспондента РАН Михаила Шунькова проходили практику на базе Алтайского отряда института на многослойных палеолитических стоянках Денисова пещера и Карама.
    2715