Очередной выпуск программы «Вечерний разговор об истории Новосибирска» вышел в эфир радио «Городская волна» 21 сентября. В студии побывал заведующий музея Октябрьского района «Закаменка», филиала Музея города Новосибирска Иван Ветров. «Новосибирские новости» публикуют полную расшифровку программы.

Взгляд назад. Исторический календарь

17 сентября 1988 года на МЖК «Молодёжный» торжественно открыли улицу имени Владимира Высоцкого. На открытие приехали актёры Московского театра драмы и комедии — Театра на Таганке. Они тогда гастролировали в Новосибирске. После митинга артисты со всеми сажали деревья во дворе дома №11 — первого дома по улице Высоцкого.

18 сентября 1953 года Совет Министров СССР постановил реорганизовать новосибирский филиал НИИ-17 Министерства авиационной промышленности в самостоятельный научно-исследовательский институт автоматических приборов. По своим направлениям работы это было единственное научно-исследовательское учреждение страны.

18 сентября 2009 года в Новосибирске открыли мемориальную доску художественному руководителю и главному дирижёру академического симфонического оркестра Новосибирской государственной филармонии Арнольду Кацу. В день рождения дирижёра мемориальная доска появилась на фасаде дома по ул. Горького, 12, где он жил с 1970-го по 2007 годы.

19 сентября 1965 года было организовано Сибирское отделение издательства «Наука». Одной из первых работ стала многотомная «История Сибири», составлять которую начали в апреле 65-го. А в 1973-ем руководители авторского коллектива Окладников и Шунков получили Государственную премию СССР.

20 сентября 2008 года в Кировском районе открылся самый большой на тот момент детский городок в Новосибирске. Его построили на деньги благотворительного фонда «Обнажённые сердца» и при поддержке новосибирской мэрии.

21 сентября 1961 года правительственная комиссия подписала акт о сдаче в постоянную промышленную эксплуатацию Новосибирской ГЭС.

Однажды в Новосибирске. Расстрелянная подпольщица

21 сентября 1957 года Исполком Новосибирского горсовета решил переименовать некоторые улицы, площади и даже районы города. Так, Кагановический район, названный по имени Народного комиссара путей сообщения Лазаря Кагановича, стал Железнодорожным районом. Каменское шоссе переименовано в проспект Дзержинского. Площадь на пересечении Красного проспекта и улицы Дуси Ковальчук стала площадью Калинина, площади возле здания облисполкома (ныне это Правительство Новосибирской области) присвоили имя председателя ВЦИК Якова Свердлова, а площадь у клуба имени Кирова в Заельцовском районе названа в честь легендарной подпольщицы Дуси Ковальчук. И вот эти два последних переименования — наиболее любопытны.

Дело в том, что площадь Свердлова до этого официально именовалась площадью Роберта Эйхе, орденоносного большевика. Так её назвали в 1936 году. В 1937 году Эйхе стал первым секретарём бюро Новосибирского обкома ВКП(б). Вскоре его вызвали в Москву и назначили наркомом земледелия СССР. А в 1938-м Эйхе обвинили в создании «латышской фашистской организации» и в 1940-м расстреляли. 

Официальное название площади вроде осталось, хотя в народе её именовали не иначе как площадью облисполкома, а то и вовсе Старобазарной, хотя никакой торговлей там давно уже не пахло.

Что же до другой площади — возле клуба Кирова в Заельцовском районе, там, где улица Владимировская переходит в улицу Дуси Ковальчук, — то данное этой площади имя новосибирской революционерки, которая к 1919 году уже сама руководила нелегальной партячейкой, и вовсе не прижилось. А вот место-то кстати, весьма подходящее. Ведь неподалёку от неё, в районе так называемого «Холодильника», муж Евдокии Фёдор Ковальчук пытался разыскать её захоронение. Там, у второй Ельцовки, колчаковцы закапывали тела расстрелянных. Но попытки эти успехом не увенчались. Место, где покоится прах товарища Дуси, до сих пор неизвестно.

Это «Вечерний разговор об истории Новосибирска» на «Городской волне», и настал черёд следующей рубрики.

Структура момента. Кости на речном берегу

На месте бывшего села Кривощёкова на левом берегу у дамбы железнодорожного моста начались раскопки фундамента Никольской церкви и первого на нашей территории православного кладбища.

Археологи называют эти раскопки аварийно-спасательными. И это не удивительно — медлить нельзя. Уже в следующем году на этом месте может появиться стройплощадка четвёртого автомобильного моста. Поэтому всё, что успеют выкопать этой осенью, нужно будет спасти и сохранить, проще говоря — описать и сдать в музей. На поверхность уже извлекают старинные кирпичи, различные предметы и человеческие черепа и кости. Впрочем, специалисты утверждают, что важны не только и не столько находки, сколько геологическое устройство этого места. Сняв один за другим слои земли, можно будет узнать, когда на самом деле возникло село Кривощёково. А значит и дату, которую можно считать датой основания нашего города. Ведь на территории современного Новосибирска Кривощёково — самое старое поселение.

Мои коллеги из телевизионной редакции «Новосибирских новостей» побывали на месте раскопок, которыми руководит археолог из Института археологии и этнографии СО РАН Сергей Колонцов.

Сергей Колонцов: Мы копаем на территории археологического объекта, который называется «Культурный слой села Кривощёкова». Это общее название. В него входит церковь 1881 года постройки и православное кладбище под церковью. И нам ещё интересен культурный слой XIX века, который остался вокруг церкви, находки — например, керамика. Мы нашли бутылочки, кирпичи клеймёные. Это тоже будет являться частью экспозиции. Но наша основная задача — исследовать из 4800 квадратных метров земли 2100 «квадратов», которые пойдут под строительство двух опор моста, чтобы извлечь весь материал, поместить его в музей. А под оставшуюся большую часть будет разработан специальный проект музеефикации. Но это уже не наш вопрос. 

Мы будем копать до конца октября. Когда здесь будет раскопано всё, оставшаяся часть со стороны строительства будет огорожена бетонным забором на всякий случай, чтобы кто-нибудь сюда не заехал и не разрушил. Ну и будем ждать, когда мэрия начнёт разрабатывать проект. Это археологический объект, просто так копать на нём нельзя. Под музеефикацию нужно разработать специальный проект, утвердить его, пройти госэкспертизу. 

Сейчас мы здесь копаем в авральном режиме, лишь бы выкопать. Методика, само собой, не меняется. Мы всё фиксируем, как положено. 

У меня открытый лист, он дан на этот объект, и я должен так его выкопать, чтобы сдать материал в музей, отчёт — в Москву, в отдел полевых исследований. Если я плохо раскопаю, то мне на следующий год разрешения не дадут вообще. Поэтому здесь мы копаем тщательно. А если будут археологические раскопки оставшейся части, нужно чётко понимать, что копать, что оставить, что убрать. Если, например, обнаружится серия погребений, то, может, оставить самые яркие, под стекло, может, куполом накрыть, тот же фундамент церкви. Это будет отдельный проект. 

Самое главное, чтобы большая часть из того, что здесь чудом осталось от села Кривощёкова, а не пошло на насыпь, осталось для музеефикации. Если заказчик не пошёл навстречу, то мы бы всё просто раскопали, и здесь было бы пусто место и травка. Первое, что мы нашли интересного (это для меня было неожиданностью), были кирпичи с именным клеймом. То есть какой-то купец либо свой кирпичный заводик имел, либо у кого-то купил, но эти клеймы, когда специалисты их расшифруют, дадут имя человека. 

На церковь много людей жертвовали: и прихожане, и купцы, и мещане, но имён-то почти нет. Там были несколько купцов, которые дали очень хорошие деньги. А вот это позволит, может, добавить ещё имена людей, которые просто привезли строительный материал и отдали его на строительство храма. Это очень интересно. 

Ну и много ещё находок — пузырьки, чернильницы, детали мещанского быта середины XIX века, которые сейчас из обихода исчезли и их можно увидеть только в музее. Бутылочки, чашечки тоже информативны. Для специалиста, который этим занимается, они могут представлять интерес.

Было — не было. Тайны подземной реки

В гостях в студии «Городской волны» руководитель Музея Октябрьского района «Закаменка», филиала Музея города Новосибирска Иван Ветров.

Евгений Ларин: Не так давно на просторах интернета я наткнулся на электронную версию весьма любопытного издания. Это книга воспоминаний о Новосибирске, сборник небольших рассказов, написанных самими жителями города, старожилами. Так вот, Глафира Кобзева, которая ещё маленькой приехала со своей семьёй в Ново-Николаевск в 1922 году, в числе прочих воспоминаний пишет: «Ещё Новониколаевск славился разными разбойниками...»  

Тут говорится о разных бесчинствах, которые творили лихие люди. И далее: «Вечерами ходить было страшно, а уж по Каменке — упаси Бог! Речку-то эту, Каменку, молодые нынешние и знать не знают. Думают: ручеёк в трубу спрятали. Нет! В мои годы это была полная быстрая река, и на ней стояли даже мельницы-крупчатки, а вода в Каменке была чистая-чистая».

Иван Иванович, из этого фрагмента мы понимаем, что Каменка была когда-то полноводной рекой, и, вероятно, судоходной; стало быть, играла достаточно большую роль в жизни молодого города. Ведь не случайно, наверное, самые ранние источники, которые упоминают наш посёлок, говорят, что он стоит не на Оби, на именно на Каменке?

Иван Ветров: Мне приятно, что вы начали задавать мне вопросы не с первой части этих воспоминаний, где упоминается о неблагополучии Закаменской части города.

Евгений Ларин: В целом там всё было хорошо, но попадались отдельные элементы.

Иван Ветров: Кстати, это довольно полные и интересные воспоминания, которые вы привели. Действительно, Каменка играла большую роль в жизни города. Вообще, думаю, все понимают, что реки в жизни человечества сыграли огромную роль. Поселения возникают, прежде всего, у рек, которые облегчают жизнь человека. И одной из таких рек для нас была Каменка, она значила, наверное, не меньше, чем Обь. Каменка представляла собой довольно серьёзную реку, конечно, это не великая сибирская река Обь, но она была достаточно полноводной, довольно широкой. В черте города в ширину она достигала 20 метров. В некоторых местах ширина была и метр, конечно. Глубина доходила до полутора метров. В Каменку впадало большое количество более мелких речушек, они в том числе и создавали системы оврагов в городе.

Евгений Ларин: В Каменку якобы даже заходили небольшие суда?

Иван Ветров: Действительно, в устье реки могли заходить мелкие суда. Там даже существовала небольшая мастерская, назовём её так, вряд ли это верфь была...

Евгений Ларин: Упоминается как раз судоремонтная верфь.

Иван Ветров: Ну, всё познаётся в сравнении. Да, она занималась ремонтом судов. Это только то, с чего можно начать разговор.

Евгений Ларин: Если там стояли мельница, было производство — значит, объём воды позволял это делать?

Иван Ветров: Реки играли роль в экономическом развитии, становлении производства, и Каменка была в их числе. Она тоже сыграла свою роль. В начале XX века там существовало много небольших предприятий, которые как раз и развивали Закаменскую часть города. Это и многочисленные мельницы, которые мололи муку и соль, а также каменоломни: наш город славился гранитом.

Евгений Ларин: А мукомольная промышленность у нас была фактически ведущей отраслью.

Иван Ветров: Алтай снабжал большим количеством зерна, его обработка начиналась и у нас.

Евгений Ларин: Название Каменки связано именно с каменоломнями?

Иван Ветров: Скорее, с самими крутыми берегами с выступающими наружу гранитными отложениями, которые создавали довольно интересный пейзаж, то есть с природными составляющими.

Евгений Ларин: А чем же так привлекала Каменка разбойников? Что, там было сподручнее грабить — по берегам и оврагам?

Иван Ветров: Всё-таки мы вернулись к этой теме! Да, это довольно интересно. В нашей жизни хватает разных явлений, и это явление тоже существовало в жизни нашего города. Действительно, в воспоминаниях, в мифах и легендах всегда фигурирует Закаменка. С этим связано много факторов, в том числе и знаменитая Нахаловка, которая образовалась на террасе реки Каменки. Она была, мягко говоря, довольно путаным местом. Застройки были хаотичными, соединёнными между собой мелкими переулочками, атмосфера там была не самой лучшей.

А если брать шире — Закаменскую часть города, основу современного Октябрьского района, то она пользовалась разной славой. В воспоминаниях фигурируют целые улицы, где были дворы, в которых жили лихие люди, разбойники. Например, улица Змеиногорская, современная улица Якушева. В районе группировались, как бы сейчас сказали, закаменские пацаны, которые могли сходиться в кулачных боях с представителями других районов. Русский народ любил кулачный бой, иногда нужно было помериться силушкой да удалью. Вспоминали также, что если ты скажешь, что из Закаменки, многим всё сразу становилось понятно.

Евгений Ларин: Что же всё-таки с качеством воды? Многие источники говорят, что Каменка была мутная, и это идёт вразрез с описанием старожила. Или реку загрязнили городские сточные воды?

Иван Ветров: Здесь несколько факторов. Дно Каменки в основном было песчано-илистое и частично песчано-галичное, но есть и гранит. Ил даёт взвесь, придаёт воде определённый цвет. Но и человек, конечно, приложил руку, чтобы загрязнить Каменку. Это и стоки производственных предприятий, которые стояли на Каменке, и бытовые, канализационные стоки. Ведь ещё в 1950-х годах Каменку использовали в качестве источника технической воды, в том числе и для пожарной безопасности. В реке можно было купаться, мальчишки находили места. Вода по своему составу была, конечно, мутной, но не такой уж и грязной. Местами вода была довольно высокой, и пацаны купались. Они пугали друг друга «волосатиком», — таким паразитом, который якобы обитает в воде, впивается в человека и съедает внутренние органы. Рассказывали страшилки, что он впивается в пятки и через всё тело доходит до сердца. Боялись, но всё равно купались.

Евгений Ларин: Город разрастался по обоим берегам Каменки, и довольно активно. По берегам реки дома, судя по всему, были натыканы просто как ласточкины гнёзда. На карте города сохранилась улица под названием Левый берег Каменки. Улочка около ста метров длиной, на ней всего семь домов, но какие у них номера — 1474, 1488! Берега Каменки были густо населены, должна же была быть какая-то переправа? И, наверное, не одна?

Иван Ветров: Существовала и улица Правый берег Каменки. Город растёт, развивается, изменяется, как меняется и долина реки Каменки. Сообщение между берегами долго было проблемой. С основания города через речку перебрасывали небольшие мостки, которые река часто смывала в половодье. Но в 1926 году построили первый железобетонный мост через Каменку, который прочно связал два берега — центр и зарождающийся Октябрьский район. С этого времени коммуникация между двумя ядрами Новосибирска стала постоянной. Правый и левый берега Каменки развивались параллельно, во многом по-своему. По мосту даже планировали пустить трамвай. Но этим планам не суждено было сбыться, хотя автобусное и троллейбусное сообщение существовало долгое время. Этот мост существует и сейчас, сегодня он пешеходный. Он находится в створе улицы Садовая, выходит на улицу Сибревкома, мост назывался Сибвревкомовский, в народе его часто называли просто «бетонный».

Евгений Ларин: Чем же в итоге так помешала Каменка, что её решили упрятать с глаз долой в подземелье?

Иван Ветров: Решение это было принято в 1960 году. Конечно, Каменка создавала большие проблемы для градостроительной сферы, для развития города. Это, в том числе, и проблема той самой Нахаловки: самовольная застройка не украшала город. Городу требовалось дальнейшее развитие. Было принято решение Каменку замыть, а эти территории, долины реки, которая будет течь в трубе, в бетонных оковах, превратить в активный развивающийся общественно-культурный кластер города. В планах было даже перенести центр общественной, политической и культурной жизни в район Каменки, это квартал примерно до улицы Сакко и Ванцетти, даже дальше. Хотели, чтобы там было огромное количество театров, политических учреждений. Как отголосок этих планов — здание Законодательного собрания на улице Кирова. Но не всем планам суждено было сбыться, общественно-политическая жизнь не перетекла в эту часть города.

Евгений Ларин: А почему всё это нельзя было сделать с участием реки? Это же было бы гораздо интереснее по решению. Благоустроить, укрепить берега, чтобы не было такого разрушительного воздействия воды.

Иван Ветров: Вот кстати укрепление берегов — это довольно затратное мероприятие.

Евгений Ларин: То есть это было бы дороже, чем реку закопать?

Иван Ветров: Выходит так. На тот момент посчитали, что так будет легче и проще. К тому же считалось, что Каменка портит вид, плюс что-то нужно было делать с самовольной застройкой, которая мешала бы, в том числе, и укреплению берегов. Есть легенда, основанная на историческом факте, которая объясняет, чем обусловлено избавление от Каменки и Нахаловки. Это знаменитое посещение Новосибирска (на тот момент вице-президента США) Никсона в 1959 году?

Евгений Ларин: Его так поразил этот пейзаж?

Иван Ветров: Цели посмотреть Каменку у него, конечно, не было. Он хотел посмотреть, как строился Академгородок, но мимо Каменки он проезжал. Говорят, что там пытались что-то подкрасить, подшлифовать внешний вид; кстати, многое сделали для украшения Новосибирска. Но с Каменкой нужно было что-то делать, а никуда её деть было нельзя, и решили, что нужно предпринимать радикальные шаги. К тому же жизнь человека сильно изменила реку, изменилась её морфология. Работа мельниц была связана с различными запрудами, они расширяли русло реки, берега подмывало, расползались овраги, которые портили внешний вид города и мешали его развитию.

Евгений Ларин: То есть веками берега стояли, а городское поселение разрушило их стремительно, за короткий промежуток времени.

Иван Ветров: Человек усугубил ситуацию. Люди очень способны.

Евгений Ларин: Когда же начали замывать Каменку?

Иван Ветров: Решение было принято в 1960 году, а с 1967 года начался сам замыв Каменки, и продолжался он до начала 1990-х годов, то есть около 30 лет.

Евгений Ларин: Невероятно долгий срок, и, наверное, очень много сил и денег на это потратили?

Иван Ветров: Бороться с природной стихией, с естественными процессами, всегда сложно.

Евгений Ларин: Вообще, это трудно себе представить — как это так, закопать реку? Это же река!

Иван Ветров: Были учреждения, которые этим занимались. В городе было специализированное управление, которое появилось у нас ещё в конце 1950-х годов. Оно производило до этого ещё определённые операции с рекой Бердь, его привлекли и для замыва Каменки. С помощью земснарядов со дна Оби добывался песок. Из-за этого фарватер Оби стал глубже, и это стало одной из причин того, что наша набережная стала «сухопутной», потому вода уходит. Песок к руслу Каменки поставлялся через трубы, где он выбрасывался на поверхность, потом его уже бульдозерами досыпали в русло реки. Вместе с песком попадала и вода, которая уходила, а песок оставался. По воспоминаниям очевидцев, бывало даже, что бульдозеры тонули в песке.

Евгений Ларин: Каменка, была достаточно полноводной, это не ручеёк, её просто так под землю не упрячешь. Или с рекой что-то случилось, из-за чего она деградировала в момент?

Иван Ветров: Как мы говорили, Каменка изначально представляла собой разной ширины реку, от метра до двадцати. В устье она была пошире, конечно. Кстати, с устья и начали. Сначала замывали участок реки от улицы Большевистской к железнодорожным путям, а потом пошли дальше вверх по течению, до Дзержинского района, до улицы Адриена Лежена. На поверхности в черте города Каменку можно увидеть только там. Её исток — в районе станции Мочище, приблизительно в четырёх километрах от неё. Довольно длинная река, более 30 километров.

Евгений Ларин: Говорят, что подземную реку активно осваивают диггеры. Что же они там ищут? Уж не золото ли Колчака?

Иван Ветров: Это интересный момент из городского мифотворчества. Действительно, ходит легенда о том, что Колчак при отступлении где-то здесь запрятал своё золото или какую-то его часть. Многие, говорят, уже искали этого золото, но, насколько мне и моему окружению известно, таких находок сделано не было.

Евгений Ларин: Но есть какие-то свидетельства, которые говорят, что искать стоит?

Иван Ветров: Насколько я знаю, всё-таки нет. Это интересный миф. У любого города, района или даже местечка должны быть свои мифы, а если их нет, мы их создаём. Один из них — это миф о золоте Колчака. Но действительно говорить, что река Каменка сегодня необитаема, будет преувеличением.

Евгений Ларин: Там чуть ли не рок-концерты проходят! Как такое возможно?

Иван Ветров: В самом деле, на просторах интернета можно поискать и найти видео с таким импровизированным концертом. Каменка же течёт не только в трубе, но и широких, в человеческий рост бетонных коллекторах, это зависит от полноводности и силы течения. Там действительно можно прогуляться.

Евгений Ларин: То есть по Каменке сейчас вот так запросто можно ходить пешком в полный рост?

Иван Ветров: По идее да, но я бы всё-таки посоветовал горожанам позаботиться о своей безопасности. Но есть, конечно, экстремалы.

Евгений Ларин: С Каменкой и с именем сибирского хана Кучума связана ещё одна, более грандиозная легенда.

Иван Ветров: Да, этот сюжет часто упоминается. Чёртово городище, которое так назвали русские поселенцы, существовало в районе современной станции метро «Октябрьская», в районе парка Кирова. Парк был основан на территории реликтового леса, который старше города Новосибирска. На верхних террасах он вплотную подходил к Каменке. В этом месте существовало поселение чатских, или сибирских, татар, которые подчинялись хану Кучуму. И после того, как он был разбит русскими казаками (знаменитый поход Ермака) в конце XVI века, Кучум при отступлении, говоря современным языком, отсиделся у чатских татар.

Евгений Ларин: Это подтверждено, исторический факт?

Иван Ветров: Однозначного точного ответа, наверное, никто вам сейчас не даст. То, что там действительно было поселение, подтверждено археологами, проводились раскопки, находили керамику, другие свидетельства. Говорят, что в начале 20 века следы поселения были видны, открыты. Тоже красивая легенда. Вполне возможно, что так и было, потому что это одно из самых высоких мест на территории современного города, подходящее для крепости. Это во-первых. А во-вторых, русские поселенцы шли с запада, первое поселение на Оби в черте нашего города — это Кривощёково на левом берегу. И долгое время русские не решались перейти на правый берег, потому что постоянно присутствовала угроза со стороны чатских татар. Постепенно их оттеснили, конечно. Но вполне возможно, что Кучум мог транзитом отправиться через эту крепость. Стопроцентно подтверждённых данных вам никто не даст. Но — красивая легенда.

Источники

Однажды в Новосибирске: черепа на песке и тайны подземной реки
Официальный сайт г. Новосибирск (nsknews.info), 25/09/2018
Однажды в Новосибирске: черепа на песке и тайны подземной реки
Новосибирские новости (news.novo-sibirsk.ru), 25/09/2018

Похожие новости

  • 18/01/2017

    Сергей Комиссаров: сибирские археологи очень плодотворно работали на Кубе

    Первого января кубинский народ отмечал очередную годовщину своей революции. В этот день 58 лет назад легендарные «барбудос» (бородачи) вступили во второй по величине город в стране – Сантьяго-де-Куба, а на следующий день заняли столицу.
    1358
  • 02/02/2017

    Невероятные находки академика Молодина

    Российская археология остается в топе мировой науки. Писатель Владимир Губарев, ведущий в Pravda.Ru рубрику "Чаепития в Академии", побеседовал с выдающимся археологом, профессором, академиком РАН Вячеславом Молодиным.
    1356
  • 14/10/2016

    Директор ГПНТБ СО РАН Андрей Гуськов - о своей работе и планах по развитию библиотеки

    Так получилось, что 50-летие открытия в Новосибирске одной из ведущих научных библиотек страны — ГПНТБ СО РАН — оказалось «праздником со слезами на глазах». В конце зимы не стало Бориса Степановича Елепова, бессменно руководившего ГПНТБ СО РАН на протяжении 36 лет.
    3369
  • 03/02/2017

    Новосибирский историк - о самом первом Городском банке

    ​​Сто лет назад (1 февраля 1917 г.) в Новониколаевске открылся Городской общественный банк. О том, как это было, рассказывает новосибирский историк Алексей Кириллов, сотрудник сектора истории конца XVI-начала XX в.
    977
  • 24/09/2015

    Археологи переписывают историю эволюции...

    ​Денисова пещера на Алтае с недавних пор стала центром мировой археологии. Находки, которые сделали там российские ученые, заставляют научное сообщество заново переписывать историю эволюции человека. В 2008 году археологи из Института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук заявили об уникальной находке - они открыли новый подвид человека.
    1220
  • 04/08/2017

    С уважением к выбору предков

    Владимир ЛАМИН — директор Института истории СО РАН, доктор исторических наук, член-корреспондент РАН. Но в начале жизненного пути у него были другие интересы... — Владимир Александрович, в вашей биографии написано, что начинали вы как электросварщик… — Нет, это уже позже было.
    494
  • 29/07/2016

    О мастерах и подмастерьях каменного века. Интервью с Анатолием Деревянко

    ​Почему наши предки, жившие более миллиона лет назад, не были примитивными, для чего важно, что бифасы - двусторонние орудия - были найдены во Вьетнаме и почему неправ профессор Мовиус, рассказал академик Анатолий Деревянко.
    1483
  • 04/04/2017

    Кочующие гены: Александр Пилипенко об изучении генофонда кочевников Евразии

    ​Недавно в Nature Communication были опубликованы результаты масштабной работы по исследованию генофонда древних кочевников Евразии скифской эпохи. Мы поговорили о них с одним из соавторов статьи, руководителем межинститутского сектора молекулярной палеогенетики ФИЦ Институт цитологии и генетики СО РАН, научным сотрудником Института археологии и этнографии СО РАН и Новосибирского государственного университета кандидатом биологических наук Александр Сергеевич Пилипенко.
    3159
  • 05/10/2017

    Анатолий Деревянко: «Денисовский человек известен во всем мире»

    Открытие неизвестного ранее вида человека – Homoaltaiensis (человека алтайского), или денисовского человека, сделанное под руководством академика А.П. Деревянко, стало мировой научной сенсацией, которая, по версии журнала Science, заняла второе место по значимости после обнаружения бозона Хиггса.
    1307
  • 10/06/2017

    Директор НГОНБ Светлана Тарасова о современном романе, читательских «грехах» и оцифровке фондов.

    На траве и в кафе — Светлана Антоновна, когда книга впервые стала для вас открытием? — Детские воспоминания отрывочны, запомнилось, как бабушка на пятнадцатилетие подарила мне книгу Жюль Верна «Пятнадцатилетний капитан».
    731