​Смогут ли все сгоревшие леса восстановиться? Какие у нас есть технологии восстановления лесного массива? И насколько быстро это можно сделать? Что значит, экономически невыгодно тушить пожары? Эти вопросы ответственный секретарь журнала «Полярная звезда» Ириада Попова задала экспертам. «Иногда я думаю, что мы стремительно приближаемся к той точке невозврата, за которой, возможно, цена бездействия превысит цену действий. Так ли это? Может ли это быть долгосрочным риском?» 

Первый наш эксперт Марина Яковлева @marinaonig, географ, исследователь истории саха в Северной Америке, волонтёр исторического парка Форт-Росс живёт на севере от Сан-Франциско. 

– Марина, Вы называли Калифорнию одним из самых пожароопасных регионов в мире, где полыхают более 560 крупных пожаров на площади свыше 3000 квадратных километров. С чем это связано? 

– Западные штаты США переживают чрезвычайно сильную засуху за последнее столетие. Растения высыхают на корню, превращаясь в готовое вспыхнуть топливо. Экстремальные условия засухи создают риск широкомасштабных пожаров и нехватки продовольствия. Согласно статистике по пожарам, которую ведут с 1932-го года, в Калифорнии 17 из 20-ти крупных и разрушительных пожаров произошли в период с 2000 года. 

– Это ведь опасно не только для лесных жителей, но и для людей. 

– Да, около двух миллионов человек оказались в «красной зоне» лесных пожаров, которые бушуют на территории пяти западных штатов США. Уничтожено более десятка домов. Лесной пожар на Севере Калифорнии привел к эвакуации городов в штате Невада, прилегающих к калифорнийской границе, эвакуации сотен домов и нескольких кемпингов, а также закрытие почти 518 квадратных километров национального леса Плумас. Тушение осложнено засухой и сильными ветрами, а эвакуация – пандемией.  

pozhar v lesu.jpg

– Марина, Вы, как географ, можете предположить, когда все эти леса могут восстановиться? 

– Я не специалист по этому вопросу, может, лучше у учёных спросить. Единственное, что могу сказать – это якутяне могут посмотреть более расширенную информацию на эту тему в @sakhadiaspora.official, где я разместила свою информацию. 

Я подумала, что к этому вопросу нужно мнение авторитетного специалиста и решила задать эти вопросы Алексею Валентовичу Ермакову, Советнику ректора – представителю СВФУ в Санкт-Петербурге, кандидату экономических наук, автору более 30 печатных работ по технике связи, экономике, радиофизике и образованию. 

– В связи с сильнейшими пожарами и торнадо в Калифорнии в этом году и Австралии в прошлые годы часто говорят об ущербе мировой экономики. Каковы могут быть экономические прогнозы в связи с этими пожарами у нас? 

– Сразу хочу предупредить: я не климатолог, и, возможно, просто выражу свое субъективное мнение. Есть два аспекта. Во-первых, невозможно перевести всю энергетику на экологическую, «зеленую». К сожалению, на сегодняшний день надежность «зеленой энергетики» серьезно уступает традиционным видам получения энергии. В настоящее время, по моему мнению, при существующих технологиях с обеспечением надежного функционирования энергетических систем доля «зеленой энергетики», в зависимости от региона мира, не может быть пока выше 20–30 процентов. 

Во-вторых, у нас разные подходы работы к пиковым нагрузкам, в том числе энергетическим. У них происходят всевозможные бури, торнадо, которые сносят все дома, разрушают буквально все, что попадается на пути. В России при подобных силах природных воздействий таких разрушительных последствий не наблюдается. Это следствие того, что в России жестче требования строительных норм. Кроме того, сказывается и различие экономических моделей. В Калифорнии же просто другая ситуация, другие подходы к надежности систем и конструкций, которая в том числе определяется и применяемыми ограничениями экономического плана. 

– Смогут ли все эти разрушения восстановиться? Какие у нас есть технологии восстановления урона? И насколько быстро это можно сделать? Имеет ли отношение климатическое условие? 

– Пожары и наводнения – это обычные природные явления. Ни в коем случае я не обесцениваю тот урон, который они приносят народному хозяйству. Но это происходит всегда с определенной периодичностью. Есть даже выражение, что «лес – это различные стадии пожаров и постпожарного восстановления». 

От людей, я считаю, мало что зависит. Человечество на данном этапе имеет слишком мало информации, чтобы однозначно ответить на этот вопрос. Стихия не поддается тем действиям, которые пытается сделать сегодняшний человек. Если нет пожаров и наводнений, то просыпаются вулканы. 

Когда ожил вулкан в Исландии, то единственное, что можно было сделать – это не рисковать людьми и прекратить всякие полеты. Только потому, что просто невозможно или небезопасно летать. Поэтому это никак не относится к потеплению или похолоданию. Это просто обыкновенная жизнедеятельность планеты. 

Думаю, что стоит остановиться на одном моменте: мы можем сказать про погоду во всем мире, как она менялась, какие были градусы, катаклизмы, скорость ветра, атмосферное давление только в течение около ста-двухсот лет. И с каждым годом увеличиваем объем знаний. Чтобы понять, как и когда происходят периоды потепления и похолодания, потребуется более тысячи лет! Может, даже интервал в 2–3 тысячи лет. 

И тогда еще можно что-то сказать, например, предположить, в какие годы пойдет режим похолодания, а в другие – потепления. Какие факторы влияют на это? Жизнедеятельность человека? Периодические циклы потепления и похолодания? И не для того, чтобы как-то это изменить, а, чтобы быть просто готовыми. 

globalnoe poteplenie-1.jpg

Вот сейчас часто в СМИ говорят, что наступило глобальное потепление. Да, летом жара в Центральной Якутии зашкаливает за +450С! А зимой-то вспомните, какие были температуры? И какое же это потепление, скажет обычный житель и будет прав! Это нужно иметь несколько подтверждающих факторов, что, когда во всем мире происходит потепление, то в Якутии должно произойти похолодание. Может, это, наоборот, похолодание. 

Уменьшение экологических выбросов, бережное отношение к природе, «зеленые технологии» естественно благотворно влияют на общую экологическую обстановку, на здоровье людей. Но все эти мероприятия должны проводиться комплексно, с учетом приоритетных задач нашего региона. 

В основе своей жизнедеятельности человек добывает энергию, адаптирует, хранит, использует, и это надо провести как можно экономически выгодно, безопасно для человека и окружающей среды.  

posadki lesa.jpg

– Часто слышим по телевизору, что тушение пожара в нашем регионе экономически невыгодно. Что вы можете сказать по этому поводу? 

Тушение пожаров в Якутии или в любом другом регионе ни в коем случае не может быть государству и республике экономически невыгодно. Влияние пожаров на жизнь и здоровье людей, на общую экологическую обстановку, уничтожение лесов – «легких Земли» – при возрастающем во всем мире тренде на «климатическую политику» не может быть экономически не оправдано. 

Решение задачи многочисленных пожаров в Якутии требует создания специальной программы, рассчитанной на достаточно долгий срок и привлекающей не только республиканские, но и федеральные ресурсы, а также научные и инновационные решения, имеющиеся в региональных научных заведениях. 

Существуют ряд факторов, затрудняющих быстрое решение проблемы пожаров в Якутии. Малонаселенность, отсутствие мониторинга, труднодоступность очагов возгорания, и, как следствие, невозможность быстро и эффективно среагировать. Второе – это недостаточность финансирования, технического обеспечения и людских ресурсов для решения этой проблемы. Третье – увеличение влияния человеческого фактора. По статистике, большая часть пожаров происходит по вине людей – брошенная спичка, открытый огонь. Устранить этот фактор возможно только с усилением ответственности и социальной пропаганды бережного, ответственного отношения человека и природы. 

Так что, если высказаться очень кратко, то, пожалуй, рассказал обо всем, что хотел сказать по этому поводу. Единственное, хотелось бы попросить жителей республики соблюдать рекомендованные специалистами Мединститута СВФУ правила безопасности в период задымления. Не выходите на улицу без крайней необходимости, а если пришлось это сделать, обязательно надевайте смоченную водой пятислойную марлевую повязку. Когда вернетесь домой, промойте слизистые солевым раствором. Старайтесь принимать душ чаще, пейте много воды, отложите активные тренировки. Не забывайте проводить влажную уборку в помещениях, а если очень душно и придется открыть окна, вывесите на них влажные простыни. 

– Спасибо, Алексей Валентович, за беседу, значит, просто живём дальше. 

Я предполагаю, что если не спрошу о пожарах у человека, чья работа связана с лесной растительностью Якутии, а также динамики лесной растительности в условиях близкого залегания Вечной мерзлоты, то материала как такового не получится. Это Александр Петрович Исаев, лесовед, заведующий лабораторией мерзлотного лесоведения, доктор биологических наук. Занимается изучением разнообразия лесной растительности и биоразнообразия в лесах Якутии, особенностей естественной и постантропогенной динамики лесной растительности в условиях близкого залегания многолетнемерзлых пород, лесных ресурсов, разработка основ лесоводственных мер повышения устойчивости лесов мерзлотного региона. 

– Наши якутские леса являются частью одной большой Восточно-Сибирской тайги, которая растет сплошным массивом. Но также известно, что Якутия отличается особыми климатическими особенностями. Расскажите, пожалуйста, о наших климатических особенностях, трудностях работ лесных хозяйств в наших условиях по сравнению с другими регионами. И какие факторы являются причиной пожара? 

– Вы совершенно правы, тайга произрастает сплошным массивом. Мало того, тайга опоясывает всю макушку Земного Шара, как корона только по определенным широтам. Но, как Вы сами заметили, у нас есть свои отличительные климатические условия. Это, например, экстраконтинентальный, наиболее засушливый в Северном Полушарии климат. Особенно это касается Центральной Якутии. Если здесь в среднем в году выпадает 200–250 миллиметров осадков в год, то это примерно в полтора раза ниже, чем, скажем, в Волгограде. 

– Я помню те времена, когда задымленности в Якутске не было. 

– Это объясняется периодичностью. Особо засушливые времена наступают спустя какое-то время. И потом, отсутствие задымленности в Якутске еще не говорит о том, что пожаров не было. История пожаров зафиксирована только с 1950-ых годов. Да и то нельзя думать, что тогдашние данные были совершенно точными, методика мониторинга и технические возможности в то время были совсем другими. 

– В далеком 2002-ом году я неожиданно осталась без работы и чуть не устроилась работать чертежником в Якутское лесничество на Дежнева. Там мне показали множество карт, которые надо было откорректировать через кальку. Работник, который объяснял мне фронт работы, вздыхал, что качество леса год от года падает, что местами остался только лес III класса, и то хорошо, остальное – молодые поросли. В наших лесах когда-нибудь произрастали деревья II или I класса? 

– Это называется бонитет. Это такая таксационная характеристика лесного насаждения, которая определяет потенциальную продуктивность леса и скорость роста деревьев. Он определяется по таблице Орлова в зависимости от среднего возраста и средней высоты древостоя в насаждении и его происхождения – семенное или порослевое. Чем выше класс бонитета у насаждения, тем при рассматриваемом возрасте у насаждения больше высота и ценность. Так вот, на юго-западе Якутии, в Ленском районе бывают деревья II или I бонитетного класса, но это всегда было очень большой редкостью. У нас в Центральной Якутии обычно V, даже Vа и Vб, то есть непродуктивные, не промышленные деревья, на этот счет можно только порадоваться – меньше соблазнов человека вырубать наши леса. 

Они нам нужны для разнообразия биологических видов, предотвращают таяние Вечной Мерзлоты. Эта же Вечная Мерзлота не дает нашим деревьям разрастаться, получать достаточное количество питательных веществ, поэтому они не могут получиться крупными. Чем лучше условия, тем быстрее и выше разрастается дерево, но тем быстрее оно стареет и дряхлеет, тем сильнее становится подверженным действия грибка и других микроорганизмов. Взять хотя бы чокурдаахскую лиственницу. Лиственница Каяндера там может проживать до 1000 лет, там много таких особей, а в Центральной Якутии есть только единичные экземпляры 350–400 лет, и то это особо почитаемые деревья. Также нужно отметить, что чем выше на горе растет дерево, тем оно сильнее приближено к северным условиям, поэтому настолько чахлые деревья растут в Алданском, Мирнинском, Верхоянском районах. 

– А по какой же причине всё-таки горят леса? 

– Есть мнение, что из-за глобального потепления, но это спорный вопрос, не исключается человеческий фактор, засушливые годы, к тому же в лесах сейчас много валежника, сухостоя. Это всё равно, что обложить ветки костра бумагой, чтобы огонь сразу схватился и заполыхал. 

– Наверное, уже не столь важно, «ПОЧЕМУ?» произошли пожары, мне кажется, что могло случиться, то уже случилось, теперь самым актуальным вопросом может быть «КАК?» И шелкопряд подпортил наш лес, и пожары в этом году как никогда сильно свирепствовали, что теперь нам предстоит делать, как восстанавливаться? И главное, как предотвратить в последующие годы возгорание? 

– Нам в этом плане опять же повезло с деревьями. Береза, сосна и лиственница – это так называемые пионеры зарастания. От них начинается любой лес. В 90% случаев самовосстановление проходит естественно и успешно, в местах гари начнут расти маленькие березки, сосенки, лиственнички, а остальные 10% – могут остаться так называемым «мертвым лесом». Например, в Усть-Янском улусе на границе леса и тундры есть такие места. Там получается как бы наступление кочкарной тундры. Ничего хорошего в этом нет. Леса целесообразно вернуть на прежнюю границу для сохранения биоразнообразия, сохранения сельхозугодий. То есть надо элементарно сажать деревья семенами – шишечками.  

les posle pozhara.jpeg

В местах, где очень большая гарь, тоже может быть такое «слепое место», на месте которого могут произойти термокарстовые просадки, образуется сначала небольшое заболоченное озеро – марь, потом озеро без береговой полосы, а далее это всё превращается в алаас. К счастью наши леса выгорают не подряд, а в каком-то мозаичном порядке, оставляя нетронутые участки.
И тем не менее нельзя сказать, что ничего страшного не произошло. Пожар – это огромный урон. Чтобы вы почувствовали себя находящимся более или менее в лесу, чтобы только некое такое ощущение было, потребуется 60–80 лет. 

– Боже мой, это же целая человеческая жизнь! Есть над чем задуматься… 

– Именно! А если говорить о возрастной спелости деревьев – 120 лет! Не меньше. Поэтому природу надо беречь, составлять определенные правила нахождения в лесу, может быть, принимать какие-то законы. Человек должен взять на себя некие обязанности по сохранению окружающей среды. Иначе будем жить в сплошной болотистой тундре. 

– Что делать, чтобы не было пожаров? 

– Есть определенные мероприятия, которые надо постоянно соблюдать: Профессионально убирать горючий материал – сухостой, валежник, хворост и тому подобные вещи, в том числе андрогенный мусор; Качественное прогнозирование. Учитывать природные условия; Там, где необходимо, сажать деревья. В заключение я хочу сказать, что на самом деле живые растения очень устойчивы, трудно загораются. Они ведь наполнены живой влагой, соками. Так что не всё так печально. 

– Спасибо, Александр Петрович за интересный разговор. Вы на многое пролили свет в моих пробелах о знании леса. 

У меня оставались еще вопросы, поэтому далее я поговорила с доктором биологических наук, заведующим лабораторий Института биологических проблем криолитозоны СО РАН, заведующим кафедрой Института естественных наук СВФУ им. М.К. Аммосова, исполнительным секретарём Совета программы для молодёжи и школьников «Шаг в будущее» РФ по РС (Я), Председателем Наблюдательного Совета Малой Академии наук РС (Я), лауреатом государственной премии РС (Я) в области науки и техники среди молодых ученых и специалистов, отличником образования РС (Я), отличником профобразования РС (Я) Михаилом Михайловичем Черосовым. 

– Леса, которые выгорели, как-то несут свою экологическую роль или они бесполезны, пока не взойдёт новая поросль? Как сгоревшие деревья влияют на экосистему? Не грозит ли это исчезновением видов животных и птиц? 

– Нужно отметить, что леса после пожаров не сгорают на 100%. Где-то около 70% деревьев, казалось бы, с выгоревшей корой и листвой, черных, страшных оживут следующей весной, пустят листья и зацветут и дадут семена. Наверное, другие специалисты уже сказали о том, что за последний период не выпала средняя норма осадков, говоря человеческим языком, дождей было очень мало, и они были кратковременными. 

У нас почти все деревья листопадные, хвоя, мелкие веточки – всё падает вниз, утрамбовывается, и не дает прорастать новым растениям. Поэтому пирофильные пробки органики массово выгорают, превращаются в зольные элементы, которые являются прекрасным удобрением для новой поросли. То есть низовой пожар может быть в какой-то степени полезен, он обновляет виды.
Конечно, как мы можем говорить, что пожары полезны? Так тоже нельзя говорить: «А, пускай горит, потом отрастёт!» Это не тот подход. Есть редкие виды растений, которые не выдерживают огня. Лес – это всегда проблема, надо тушить пожары. Лес – это наша среда, наши условия проживания. Но отвечая на Ваш вопрос, я утверждаю, что выгоревшие леса не бесполезны, там появляются новые деревья, которые являются прекрасной кормовой базой для копытных: лосей, косуль. Когда деревья большие, копытные не могут дотянуться до питательной кроны. Когда долго не бывает пожара, то эти животные переходят на другой вид питания, например, шиповник и другие кустарниковые. Так что с одной стороны плохо для деревьев, с другой – лучше для животных. Когда появляется новая поросль, улучшается биоразнообразие, появляются новые насекомые, птицы, прибегают животные из других ареалов. 

Если же выгорание было очень сильным, то остовы деревьев падают, разрушаются, в этом конкретном локальном месте может произойти потепление, таяние мерзлоты, аласообразование. Хорошо это или плохо? Я считаю, что в природе нет ничего «хорошего» и ничего «плохого», это просто данность, которую человек может использовать в своих нуждах. Да, для лесного хозяйства алаасы – это плохо, а для сельского – хорошо, ведь это кормовая база для домашних животных. 

Надо еще учитывать, что с тех пор, как в Девонском периоде – почти 400 лет назад появились леса, могли происходить пожары. Я не могу это утверждать, а вот в Карбоне – каменно-угольном периоде, да, происходили, и мы этим пользуемся как каменным углем, добывая в качестве топлива из недр Земли. И с тех пор все деревья прекрасно приспособились противостоять пожарам. 

В общем, если лес так уж сильно выгорел, то на этом месте начинает произрастать иван-чай, потом различные злаковые, затем кустарники. Понадобится около сорока лет для восстановления леса. А у нас лес восстанавливается неплохо. Экосистема постоянно меняется, трансформируется, и это нормально для природы. 

– Хочу спросить про лесных паразитов. Я слышала, что после пожаров появляются некие паразиты, которые портят деревья? Это миф или правда? 

– Ну, это слово – миф – вы, журналисты, любите употреблять, а я вам скажу простым языком, а дальше уж сами как решите. Скажу только одно – насекомое – это живой организм, ему нужна качественная еда. Насекомые лучше существуют на живом организме, им нужна органика. Я не думаю, что какому-то виду насекомых было бы лучше на выгоревшей поверхности. Чем он там питаться будет? Вообще паразиты обычно не убивают хозяина. 

– Что Вы можете рассказать о шелкопряде? Разве он не убивает носителя? 

– Шелкопряд наносит урон сродни пожарам. Это в какой-то мере даже можно назвать биологическим пожаром. Этот вид насекомого имеет периодичность появления. Многое зависит, какие были температуры зимой, как выживали куколки. В этом году был очаг с большой численностью. Это тоже такая стихия. Если шелкопряд появится на одном месте и исчезнет, то большой опасности нет. Проблема, если он появляется ежегодно 2–3 раза подряд.  

shelkopryad-priroda.jpg

– А почему же все-таки так много пожаров в этом году? 

– Факторов очень много. Во-первых, это большая зона контроля. Методики тушения не меняются с допотопных времен. В основном, это добровольцы. Не следует сбрасывать со счетов, что климат у нас резко-континентальный, экстремальный. Большой барьер горы, сибирский циклон, который отгоняет тучи. 

Когда я узнал нормативно-материальную обеспеченность Якутии при пожарах, то был просто поражён. По сути мы и ранее не обеспечивались. И сколько Вы думаете, у нас нормативка? 6 рублей 10 копеек за гектар, тогда как я Европейской части России может доходить до ста. Почему так насчитывается? Численность у нас маленькая, расселенная далеко друг от друга. Зона контроля – огромная. 

– Михаил Михайлович, спасибо за освещение проблемы и ценную информацию. 

Я подумала, что материал не будет полным, если я не спрошу мнение культуролога, человека, который является носителем культуры, преподает детям якутскую национальную культуру и является известным народным лекарем. Это Елизавета Петровна Гуляева. 

– Елизавета Петровна, как по Вашему мнению, Якутия связана со всем миром? 

– Я считаю, что человечество должно бережно относиться в природе. Ведь мы все являемся детьми планеты Земля: она нас кормит, заботится о нас, она дает нам топливо, тепло и свет в наши дома. Весь мир взаимосвязан, думать, что у нас какие-то отдельные катаклизмы и бедствия – это по крайней мере неправильно. 

По всему миру горят леса, это наши легкие, происходят наводнения – это наши сосуды, через которые мы получаем воду и еду, не зря наши предки уважительно называли реки матушкой и бабушкой. Это большая стихийная сила. Есть такое понятие – «Норуот күүһэ – көмүөл күүһэ» («Сила народа – сила ледохода»), стихию невозможно остановить, да и не надо, мы должны учиться с этим жить. 

– Что предпринимали наши предки для того, чтобы предотвратить лесные пожары? 

– Лес – это тоже стихия, тоже имеет свою определенную силу. В лесу надо находиться так, чтобы не побеспокоить лесных жителей. Наши предки благодарили духов, не делали никаких злодеяний. Всё делали с благословением и благодарностью. Это не из страха, что духи обидятся и накажут, это был такой духовный уровень народа, который со временем стирается. 

berezoviy les.jpg
 
Кроме того, были и практические противопожарные действия – люди собирали хворост, шишки, валежник, чтобы отапливать жилище, использовали для самоваров, поэтому леса в окрестностях, где проживали люди, были очень чистыми, нечему было гореть. Сейчас никто не собирает по большому счёту. Весной, когда сходил снег, под присмотром жгли прошлогоднюю траву. 

– Что Вы посоветуете, как народный лекарь, современным якутянам во время сильного задымления? 

– Пожилым и болезненным людям лучше не усугублять своё состояние и лучше не покидать дома. Закрыть все окна, двери. Помнить, что клин клином вышибают, развесить по дому мокрые полотенца, разбрызгивать пульверизатором воду. Кому нужно выйти на улицу, не рассчитывать на «авось», на свою молодость и здоровье – надо носить марлевые маски в пять слоев. Нужно думать о хорошем. Всё проходит, и это тоже пройдет. 

В особо жаркие дни можно носить смоченные в воде косынки, чаще пить воду. Вода очищает организм от токсинов. 

– Спасибо, Елизавета Петровна за практические советы. 

– На здоровье! Берегите себя и своих близких! Пусть всё будет благополучно! 

Тема о пожарах и катаклизмах оказалась не из легких. Единственное, что я поняла – это надежда есть, лес имеет свойство восстанавливаться, но долгосрочные проблемы от последствий пожаров всё же обеспечены.  

Автор: Ириада Попова . 

​Источник: www.олекма.рф

Похожие новости

  • 07/09/2021

    Биолог Иннокентий Охлопков рассказал, что происходит с животным миром после пожаров

     Эволюцией и инстинктами заложено, что в самом начале лесного пожара животные сразу же покидают опасную территорию. В основном погибают мелкие зверьки, но их популяции быстро восстанавливаются. При этом для животного мира, особенно хищников, после пожаров возникает другая угроза — борьба за территорию, рассказал ЯкутияDaily кандидат биологических наук, директор Института биологических проблем криолитозоны СО РАН Иннокентий Охлопков.
    187
  • 03/08/2021

    Учёный Александр Исаев: В Якутии леса формировались в условиях периодических лесных пожаров

    Леса Якутии формировались в условиях периодически возникающих лесных пожаров и всегда существовали в условиях их постоянного воздействия. Это способствовало появлению древесных пород устойчивых к огненной стихии.
    1234
  • 29/07/2021

    Михаил Железняк: Над решением проблемы лесных пожаров надо работать на системном уровне

    Второй месяц полыхают леса в Якутии. Власти региона на тушение пожаров не жалеют ни средств, ни сил - за сутки удается ликвидировать десятки возгораний. Но регион по-прежнему остается главной «горячей точкой» страны по лесным пожарам.
    3492
  • 25/05/2021

    Ученые КНЦ СО РАН изучат выбросы метана в Арктике и Антарктике

    Тема реакции северных экосистем на глобальное изменение климата является одной из приоритетных для ученых ФИЦ «Красноярский научный центр СО РАН». Новый грант Российского научного фонда поддержит проведение фундаментальных научных исследований отдельной научной группой красноярских ученых по теме «Отклик эмиссионных потоков метана из тундровых ландшафтов на увеличение количества осадков: полевые биполярные исследования в Арктике и Антарктике».
    711
  • 13/08/2021

    Дым от пожаров снижает количество поступающей на землю солнечной радиации

    Научными исследованиями прозрачности атмосферы в весенне-осенний период в центральной части Якутии, связанной с лесопожарной активностью на территории республики, занимаются в Институте космофизических исследований и аэрономии имени Ю.
    1066
  • 07/06/2021

    Учёный Якутского научного центра СО РАН Михаил Черосов — о ключевых экологических проблемах республики, кадровом вопросе и юной смене

    ​​​​Нет в республике человека, которого бы не волновали экологические проблемы. Но есть люди, занимающиеся ими практически всё свободное от основной работы время. А иногда и не совсем свободное. Доктор биологических наук, руководитель группы геоботаники отдела ботанических исследований Института биологических проблем криолитозоны СО РАН – обособленного подразделения федерального исследовательского центра «Якутский научный центр СО РАН» Михаил Михайлович Черосов – один из них.
    440
  • 12/08/2021

    Ученые: Якутские леса обречены на регулярные пожары

    Третий месяц в Республике Саха (Якутия) полыхают природные пожары. Их тушат более 3,5 тысячи человек - парашютисты-десантники авиалесоохраны, работники лесных пожарных станций и лесничеств, добровольцы, сотрудники пожарной охраны и даже армейские инженерные части вкупе с военно-транспортной авиацией.
    1269
  • 22/07/2021

    Мнение: Пожары способствуют обновлению лесов

     В эти дни самая «горячая» тема – лесные пожары. Об этом говорят все и везде. Кажется, что каждый знает, как справиться с бедой, что нужно было сделать до наступления пожароопасного периода и какие последствия нас ждут.
    1800
  • 22/03/2021

    «Вечная мерзлота – это целый мир»

    Зачем нужна вечная мерзлота и чем опасно её таяние, рассказывает Александр Николаевич Федоров, заместитель директора по научной работе Института мерзлотоведения имени П.И. Мельникова СО РАН. ​– Александр Николаевич, вы находитесь в Якутии, как раз в тех местах, где и существует вечная мерзлота, изучению которой вы посвятили свою научную жизнь.
    1048
  • 07/07/2021

    Биолог Иннокентий Охлопков: «Крупные животные успевают покинуть территорию в самом начале пожара»

    ​В Якутии соцсети буквально взорвались из-за ситуации с лесными пожарами в республике: блогеры пишут о полыхающих лесах, художники рисуют арты с горящими стерхами и животными и создается впечатление ужасающей катастрофы.
    924