Существующая система национальной безопасности не отвечает современным гибридным угрозам. Об этом заявляют директор Института экономических стратегий (ИНЭС) Александр Агеев и его соавторы на страницах журнала «Экономические стратегии». Подробности – в материале profiok.com.

 
Как утверждал британский историк Арнольд Джозеф Тойнби, большие империи нередко гибли из-за неспособности правящих элит адекватно относиться к реальности. Примеров множество, и наша страна тоже не раз была в шаге от потери суверенитета. В такие моменты Россию выручала мобилизация: как экономики, так и всего общества. Достаточно вспомнить, например, преодоление смуты начала XVII века, когда за «народной» мобилизацией последовали военная и экономическая. Мобилизация советского государства в 1930-1940-х годах дала возможность СССР ускорить развитие индустриализации и одержать победу в Великой Отечественной войне.

 

ts.jpg 

 

По мнению авторов статьи, мобилизация нужна не только в ходе военных конфликтов. Более того, она требуется не только для достижения технологического лидерства в современном многополярном мире. Сегодняшние угрозы многолики и разнообразны, и рассматривать их нужно комплексно, относясь к ним как к гибридным. Эксперты полагают, что отразить эти угрозы без мобилизации усилий не получится.

Итак, мобилизация – это ответная реакция государства на чрезвычайные обстоятельства. В действующем законодательстве мобилизация привязана к военным угрозам: описываются действия властей и организаций в условиях войны. Авторы публикации утверждают, что такой подход существенно снижает возможности государства при ответах на современные вызовы – хотя бы потому, что в наше время конфликты нередко проходят без формального объявления войны.

 
«Наше восприятие войны пока находится в плену индустриальной эпохи, и это блокирует подготовку к отражению новых угроз», – пишут Агеев и его соавторы.

 
Современные конфликты гибридны и ведутся, например, за счёт диверсий, введения экономических санкций, поддержки оппозиции, подрыва культурных и ценностных основ общества. Современные угрозы далеко не всегда носят военный характер. Однако в рамках современного российского правового поля запустить механизм мобилизации невозможно, хотя, перефразируя известную поговорку, креститься неплохо бы начинать ещё до того, как нашу страну в очередной раз клюнет жареный петух.

 
Пример – ситуация с тем же коронавирусом. События в Ухани начали развиваться задолго до того, как вирус дошёл до России, однако в нашей стране никто всерьёз не просчитывал вероятность его распространения и возможные последствия. В конце концов российские власти, конечно, спохватились и перешли в режим мобилизации, однако время во многом было упущено и действовать пришлось не в целях купирования будущих рисков, а ликвидируя последствия реализовавшихся.

 
Следовательно, в системе государственного управления есть очевидные проблемы и в нынешнем виде оперативно реагировать на гибридные вызовы она не позволяет. Одной из причин такой ситуации авторы публикации считают отсутствие централизованной системы прогнозирования угроз. Сейчас каждое ведомство занимается этой деятельностью самостоятельно, а сети «мозговых центров», которая комплексно работала бы для принятия решений в государственном масштабе, пока не существует.

 
Другая проблема – нежелание чиновников принимать на себя ответственность и решать, что спрогнозированная чрезвычайная ситуация уже наступила. Именно поэтому руководители порой медлят с принятием радикальных решений при стихийных или экологических бедствиях: есть немало примеров, когда руководители субъектов РФ не предпринимали никаких действий до получения команды из федерального центра.

 
Если к перечисленным выше сложностям добавить традиционную российскую бюрократию, можно заключить, что в существующей системе реагирования на чрезвычайные ситуации отсутствуют важнейшие параметры: гибкость и маневренность.

 
«Как следствие, мобилизация становится малоэффективной. Более того, она дает ложные надежды безопасности и гарантии позитивного выхода из конфликта», – заключают авторы публикации.

 
ts1.jpg 
Более того, согласно действующему законодательству, информационная основа для реализации стратегии национальной безопасности РФ – это федеральная информационная система стратегического планирования, априори рассчитанная на работу с шагом от года до нескольких. Иными словами, координационной инфраструктуры для национальной системы безопасности фактически нет, несмотря на существующие в ряде ведомств и организаций ситуационные центры.

 
Авторы публикации приходят к выводу, что необходимо трансформировать весь контур обеспечения комплексной национальной безопасности, обеспечить его синхронизацию с различными федеральными программами и межотраслевой характер. По мнению экспертов, система национальной безопасности должна давать возможность прогнозировать широкий спектр угроз и управлять их профилактикой; выявлять события, которые не были спрогнозированы; оперативно реагировать на реализовавшиеся угрозы, формировать мобилизационные сценарии и управлять мобилизацией.

 
Экономику предлагается рассматривать как кибернетическую систему, построенную на базе множества различных моделей, включающих вероятности угроз и рисков. «Тогда компетентные государственные руководители смогут не только принимать ответственные решения относительно ожидаемого или желаемого состояния экономики, но и реагировать на гибридные угрозы в оперативном режиме», – говорится в статье. Таким образом, предлагается соединить регулярное и ситуационное управление в чрезвычайных условиях. При этом управлять предлагается по цифровым активам, то есть перейти к датацентричной парадигме управления, в которой все причастные получают информацию из одного источника. Стало быть, информационные среды различных структур должны быть как минимум совместимы технически и семантически. Что касается аналитиков, которые будут работать с этими данными, то им предстоит использовать все передовые достижения в сфере экономики и математики, в том числе технологии искусственного интеллекта.

 

ts2.jpg 
​Александр Агеев и его соавторы также полагают, что подходы к мобилизации должны быть гибкими, чтобы давать возможность адекватно решать гибридные проблемы. Здесь стоит задуматься и о не самых демократичных методах. Государство должно иметь возможность в чрезвычайной ситуации как можно более оперативно привлечь необходимые ресурсы. Например, государству не мешало бы иметь возможность в особых ситуациях контролировать операционную деятельность предприятий или формировать для них мобилизационные задания. Кроме того, государственным институтам было бы неплохо получать доступу к цифровым активам предприятий. В противном случае переговоры с представителями бизнеса могут затянуться, что может вызвать нестабильность в экономике и обществе. Разумеется, в современном мире, по сути, перманентно существующем в чрезвычайном положении, необходимо предусмотреть механизмы контроля власти, получающей на время ликвидации ЧС особые полномочия: исключение всё-таки не должно становиться правилом.

Резюмируя, авторы напоминают, что вероятность открытых вооружённых конфликтов в наши дни невысока благодаря наличию развитой ядерной триады. В то же время невоенные действия противников нашей страны могут нанести не менее серьёзный урон. Поэтому важно трансформировать систему национальной безопасности, повысить её гибкость и готовность отражать гибридные угрозы, координируя деятельность экономических субъектов и органов государственной власти. И заняться этим стоит именно сейчас, поскольку в ходе цифровой трансформации предприятий и целых отраслей можно своевременно заложить в разрабатываемую инфраструктуру требования, которые обеспечили бы оперативность управления в чрезвычайном режиме и гибкость мобилизации. «Такая проактивная государственная политика, базирующаяся на современных технологиях, позволит нам подготовиться к отражению любых угроз», – заключают эксперты.

Полностью статья А.И. Агеева, М.А. Аверьянова, С.Н. Евтушенко, Е.Ю. Кочетовой, Р.Л. Сивакова опубликована в журнале «Экономические стратегии» № 4 за 2021 год под заголовком «Цифровая трансформация национальной безопасности в контексте глобальных гибридных угроз».
​​​

Источники

Мы не готовы к отражению гибридных угроз - эксперты
ЦЭРС ИНЭС (profiok.com), 06/09/2021

Похожие новости

  • 07/07/2020

    Мнение: Программа стратегического академического лидерства требует открытого широкого обсуждения

    Председатель Сибирского отделения РАН академик Валентин Николаевич Пармон считает, что предложения Минобрнауки РФ по Программе стратегического академического лидерства для вузов содержат ряд неясных и не вполне корректных позиций: требуется широкое открытое обсуждение с участием Академии наук.
    1580
  • 17/02/2021

    Состоялась презентация книги академика РАН Сергея Глазьева

    ​15 февраля 2021 года в Большом зале ВЭО России состоялась презентация книги вице-президента ВЭО России, академика РАН Сергея Глазьева «Управление развитием экономики».  Открывая презентацию, президент ВЭО России и Международного Союза экономистов Сергей Бодрунов отметил актуальность книги, ее особое значение для выработки походов к созданию моделей управления экономикой.
    368
  • 18/02/2021

    Привлекательность научной карьеры в России растёт

    Все больше россиян считают научную карьеру удачным профессиональным выбором.​  Как показал мониторинг инновационного поведения Института статистических исследований и экономики знаний (ИСИЭЗ) НИУ ВШЭ, в последние три года почти вдвое увеличилась доля респондентов, приветствующих выбор научной карьеры своими детьми - с 32 до 62 процентов.
    408
  • 05/03/2021

    Российский нефтесервис: свет в конце тоннеля виден, но дойдут до него не все

    ​Коронавирусный 2020 год разрушительным смерчем прошелся по мировому нефтегазу. По данным Rystad Energy, совокупный долг объявивших о банкротстве североамериканских нефте- и газодобывающих компаний в минувшем году составил $56,2 млрд, почти повторив печальный рекорд 2016-го ($56,8 млрд).
    328
  • 15/03/2021

    Наукометрическая интроспекция: что знают базы данных о самих себе

    ​В любой науке интересно рассмотреть ситуацию, когда инструмент исследования сам становится его объектом. Очень схематично говоря, когда линейкой измеряют линейку или весами взвешивают весы. Усложним: когда проверяют, подчиняется ли учебник физики законам, написанным в нём (почти всегда), или психолог — правилам преподаваемой психологии (редко).
    602
  • 01/03/2021

    Гонка вычислений: почему наши суперкомпьютеры отстают от зарубежных?

    В феврале исполнилось 110 лет со дня рождения академика Мстислава Келдыша — главного теоретика советской космонавтики и выдающегося организатора науки. ​Он руководил работами по созданию ЭВМ для нужд атомной и ракетно-космической отрасли, развивал вычислительную технику и прикладную математику.
    472
  • 27/04/2018

    Кому принадлежат симпатии общества?

    Кого мы любим, а кого ненавидим? ВЦИОМ опубликовал новый рейтинг симпатий и антипатий россиян к общественным институтам.  Он впечатляет противоречивостью. Лидерами симпатий стали Российская армия (86 процентов), РПЦ (68 проц.
    1218
  • 01/02/2021

    Академик Игорь Бычков о проекте цифрового мониторинга Байкала на встрече с президентом РАН

    ​В августе 2020 года Институт динамики систем и теории управления имени В.М. Матросова выиграл грант министерства науки и высшего образования на разработку новых методов и технологий комплексного экологического мониторинга Байкальской природной территории и прогнозирования экологической обстановки.
    658
  • 08/10/2020

    Байкал спасут big data и фундаментальные изменения системы мониторинга

    ​Ученые Сибирского отделения Российской академии наук разработают новые методы мониторинга экологии, что в корне изменит всю систему наблюдений за природой. Пилотным объектом для разработки усовершенствованных исследований станет озеро Байкал, где будут измерять биологические и геологические процессы, что в будущем поможет контролировать экологическую обстановку в регионе.
    1019
  • 19/05/2020

    Мнение: Актуальные научные вызовы эпохи коронавируса

    Обрушившаяся на человеческое сообщество пандемия коронавируса и произошедшие в первые три месяца 2020 года глобальные изменения сложившегося образа жизни в ближайшее время станут (и уже стали) центром мировых дискуссий: философских, политических, исторических, экономических и гуманитарных.
    1780