В конце июня на Иркутскую область обрушился мощный паводок. Частично или полностью под воду ушли десятки населенных пунктов, не обошлось без человеческих жертв. Почему сообщения о подобных катастрофах в последние годы становятся уже привычными и как можно минимизировать их последствия, «Ъ-Наука» разбиралась вместе с экспертами.

Словарь английских фразеологизмов описывает выражение perfect storm как ситуацию, в которой наложение неблагоприятных факторов вызывает эффект, превышающий суммарное воздействие этих факторов, взятых по отдельности. Именно таким «идеальным штормом» стало иркутское наводнение 2019 года. Природные и антропогенные факторы сошлись, превратив не такое уж редкое для тех мест сильное наводнение в катастрофическое.

Хроника бешеной воды

Прежде всего для наводнения нужна вода. Ее в регион принесли затяжные дожди. Редчайшая синоптическая циркуляционная ситуация — соединение над хребтами Восточного Саяна не только западных и арктических, но и насыщенных влагой восточных тихоокеанских воздушных масс — привела к тому, что сформировавшийся циклон был «зажат» между антициклонами. На протяжении трех с половиной суток на огромной территории (более 150 тыс. кв. км) шли проливные дожди. Плюс ко всему циклон пришел раньше обычного — не в июле, а в июне, когда в высокогорной зоне еще сохраняются остатки сезонного снегового покрова. По словам сотрудников Института географии СО РАН, к которым «Ъ-Наука» обратилась за комментариями, с большой вероятностью мощные осадки привели к его ускоренному таянию, что еще больше усилило паводковоформирующий эффект.

В течение нескольких дней ситуация из чрезвычайной стала катастрофической.

25 июня. Началось повышение уровня воды в притоках реки Ангары.

26 июня. Уровень воды в реках:

река Уда — при критических 320 см к семи утра составил 310 см (за сутки поднялся на 168 см), к десяти утра — 340 см;

река Бирюса — при критических 400 см на утро 26 июня достиг 390 см.

МЧС предупреждает об угрозе подтопления пяти районов Иркутской области — Нижнеудинского, Тулунского, Зиминского, Шелеховского, Тайшетского.

27 июня. Затоплены шесть населенных пунктов: город Нижнеудинск, поселки Шумский и Алыгджер Нижнеудинского района, поселки Соляная и Талая в Тайшетском районе. К вечеру в Тулунском районе подтоплено более 190 домов в девяти населенных пунктах.

28 июня. По данным МЧС, в 20 населенных пунктах частично или полностью затоплено 2392 жилых дома и 2521 приусадебный участок. ГУ МЧС России по Иркутской области на 28–30 июня прогнозирует поднятие воды в реке Ие у города Тулуна до 9,5–10,5 м при критических 7 м.

29 июня. Паводком затронут уже 31 населенный пункт в четырех муниципальных районах — Нижнеудинском, Тайшетском, Тулунском и Чунском.

На спад вода пошла только 1–2 июля. В пик паводка максимальный уровень реки Ия в городе Тулуне поднимался до отметки почти 14 м, реки Оки в селе Ухтуй — 10 м, реки Уды в Нижнеудинске — 2,5−3 м, реки Белой в поселке Мишелевка — 2,5 м. На гидрологическом посту реки Ии в Тулуне сети «Росгидромет» подъем уровня был самым высоким за весь период наблюдений, которые ведутся там с 1936 года.

Полный размер ущерба еще предстоит оценить, говорят эксперты. Пострадало восемь районов Иркутской области. Пока известно о 25 погибших и 6 пропавших без вести (скорее всего, тоже погибших). Более 100 населенных пунктов частично или полностью затоплено, разрушено и повреждено около 11 тыс. жилых домов и общественных зданий, сотни километров автодорог, более 20 мостов. На огромной площади погибли посевы. «Ясно, что прямой ущерб составляет миллиарды рублей, а косвенный, связанный с моральными потерями населения и расходами на восстановление,— на порядок больше»,— говорит старший научный сотрудник Института географии СО РАН Наталья Кичигина.

Кто виноват

Как рассказали «Ъ-Науке» в Институте географии СО РАН, западные районы Иркутской области, включающие хребты и предгорья Восточного Саяна в бассейнах правых притоков Ангары Оки, Ии, Уды и Бирюсы, относятся к самым паводковоопасным территориям области. Только в последние 50 лет здесь прошли четыре высочайших паводка:

катастрофическое наводнение летом 1971 года, когда только на реках Иркутской области было затоплено 33 населенных пункта, 82 промышленных предприятия, около 700 км автодорог. Уровень воды поднялся до 887 см, затопление начинается уже при 600 см;

наводнение в июле 1984 года в Тулунском районе, когда уровень воды достиг 1133 см (при 610 см уже начинается затопление, опасным считается уровень 850 см). В бассейне реки Ии затоплено 12 населенных пунктов, в том числе треть площади города Тулуна, 5,5 тыс. га пастбищ, около 800 га посевов;

паводок в июле 1996 года на реке Уде. Вода поднялась до 485 см при критическом уровне 334 см. На 60–65% был затоплен город Нижнеудинск, частично — еще 18 населенных пунктов, расположенных в пойме реки, повреждено 14 мостов, водозаборные сооружения. В бассейне реки Уды площадь затопленных населенных пунктов и сельхозугодий составила 23 кв. км, только в Нижнеудинском районе в зону затопления попали 1,2 тыс. человек;

особенно большим ущербом отличался паводок 7–12 июля 2001 года. От разлива рек Китоя, Иркута, Белой, Ии, Оки и их притоков пострадали многие районы Иркутской области. Тогда в бассейне Ангары было частично или полностью затоплено более 150 населенных пунктов с общей численностью населения 460 тыс. человек, в том числе семь городов, погибли 11 человек, эвакуировано 12 тыс. человек. Ущерб от наводнения был оценен в 1,75 млрд руб. Первопричиной, как и сейчас, стали дожди, обрушившиеся на Прибайкалье: за несколько дней выпало больше месячной нормы осадков.

Однако даже массивные осадки сами по себе не должны были привести к столь катастрофическим последствиям. Тем более что точный заблаговременный прогноз Иркутского УГМС давал возможность подготовиться к неблагоприятному развитию событий.

По словам экспертов, в большой степени в случившемся виноваты сами жители, традиционно пренебрегающие запретом селиться в долинах и особенно в поймах паводковоопасных рек. На это накладывается столь же традиционное пренебрежение предупреждениями об опасности наводнения — люди до последнего надеются, что пронесет, не желая бросать свои дома.

В сети, например, выложено видео разговора двух эмчеэсников. Один рассказывает: «Пятница, вечер. Идем по домам, все пьяные… Говорим: "Идет вода, надо уходить, эвакуация". В ответ слышим: "Какая … эвакуация?"». Ночью, когда действительно пошла большая вода, многим пришлось бежать из домов, бросив все, даже документы.

«Можно сказать почти наверняка, что в этих районах никаких учений по массовой эвакуации людей никогда не проводилось»,— уверен заведующий лабораторией изучения цунами Института вычислительной математики и математической геофизики СО РАН Вячеслав Гусяков. Опыт стран, имеющих развитые службы оповещения о цунами, тайфунах, извержениях вулканов показывает, что без этого любые срочные мероприятия по противодействию стихийным бедствиям оказываются малоэффективными и неизбежно сопровождаются потерями, в том числе и людскими, рассказывает ученый.

«Говоря о последствиях, следует также отметить неспособность МЧС оказывать действенную реальную помощь при таких масштабных природных бедствиях. У них для этого просто не хватает сил и материальных ресурсов»,— добавил Вячеслав Гусяков.

В затоплении Тулуна двоякую роль сыграли дамбы, особенно правобережная, говорят специалисты ИГ СО РАН. Сначала они притормозили волну паводка, что давало возможность организовать спасательные работы, но затем перелив через дамбу с ее частичным повреждением усилил катастрофические последствия. «Инженерные защитные сооружения вообще всегда палка о двух концах: они могут помочь в решении многих проблем, но при этом создают ложное впечатление защищенности, что в данном случае сыграло большую отрицательную роль»,— отмечает главный научный сотрудник Института географии СО РАН Леонид Корытный. Хотя предвидеть такую высоту паводка было трудно, добавил он. Дальнейшая судьба дамб еще не решена, но уже есть предложения о ликвидации правобережной дамбы, вопрос о целесообразности строительства которой остается открытым.

А вот китайцы, которых в связи с наводнением не упомянул только ленивый («вырубили весь лес, который мог бы сдержать стихию»), как выясняется, ни при чем. «В принципе фактор сведения лесов значим — на безлесных склонах максимальный паводковый сток действительно больше,— объясняют эксперты.— Но в данном случае он не сработал, поскольку основная часть паводка формировалась в высокогорье и среднегорье — в гольцовом поясе и кедрово-лиственничных лесах, почти не затронутых рубками».

Что делать

Прежде всего готовиться к тому, что события, подобные иркутскому наводнению, будут повторяться все чаще и чаще. В последние десятилетия изменения климата, прежде всего глобальное потепление, привели к перестройке системы атмосферной циркуляции, что, в свою очередь, вызвало резкое увеличение повторяемости опасных и даже катастрофических гидрометеорологических процессов и явлений, отмечают специалисты ИГ СО РАН. Наводнения занимают среди них первое место, причем происходит это повсеместно и постоянно. Например, только 21 июля СМИ сообщили о 60 погибших от паводка в Индии и 110 тыс. эвакуированных в зоне паводка в Японии.

По мнению экспертов, целесообразно использовать ситуацию, чтобы максимально обезопасить население от повторения катастроф, которые будут неизбежно повторяться. Речь идет о переселении жителей речных долин в места, которые паводки не затрагивают. Такие возможности властями предоставляются. Правда, жизнь в Сибири традиционно строится вокруг рек, так что непонятно, какая часть жителей согласится на такое переселение.

Помимо радикального решения — убрать людей из опасных мест — есть и менее суровые меры в диапазоне от увеличения плотности гидрометеорологической сети и надежности прогнозов до улучшения системы предупреждения и эвакуации, разъяснительной работы среди населения, различных инженерно-водохозяйственных мероприятий (берегоукрепление, расчистка и спрямление русел и т. п.), говорят эксперты.

Главная проблема — как населению и властям относиться к возможности возникновения таких редких событий, период повторяемости которых выходит далеко за пределы любого, даже перспективного планирования, отмечает Вячеслав Гусяков. Кстати, обращает внимание ученый, недавно построенный автомобильный мост через реку Тулун на федеральной трассе М28 сильно пострадал и был закрыт почти на неделю, а находящийся чуть ниже по течению железнодорожный мост, построенный более 100 лет назад, выдержал наводнение, работа Транссибирской магистрали не прерывалась. Это значит, что изыскатели и проектировщики Транссиба принимали во внимание возможность такого экстремального поводка, а проектировщики автомагистрали о нем просто не думали.

P. S. Когда статья готовилась к публикации, из Иркутской области снова поступило предупреждение о предстоящих массивных осадках.

Редакция «Ъ» благодарит за помощь в подготовке статьи: Леонида Маркусовича Корытного, д. г. н., профессора, главного научного сотрудника Института географии им. В. Б. Сочавы СО РАН, заслуженного эколога РФ; Наталью Витальевну Кичигину, к. г. н., старшего научного сотрудника Института географии им. В. Б. Сочавы СО РАН; Вячеслава Константиновича Гусякова, д. ф.-м. н, заведующего лабораторией изучения цунами Института вычислительной математики и математической геофизики СО РАН.

Источники

Идеальное наводнение
Коммерсантъ (kommersant.ru/nauka), 29/08/2019

Похожие новости

  • 05/03/2019

    Добыча нефти на Байкале может представлять огромную угрозу для озера

    ​Учёные считают, что добыча нефти на Байкале может представлять огромный риск для него. О существовании чёрного золота на дне озера рассказал недавно ведущий сотрудник института нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН Валерий Москвин.
    603
  • 21/11/2018

    Валерий Стенников: ГЭС на Селенге не решат проблему будущего энергодефицита в Монголии

    ​Строительство ГЭС на Селенге, которые могут повлиять на экологию Байкала, не способно обеспечить растущее энергопотребление Монголии. Такую оценку ситуации дал в пресс-центре ТАСС Новосибирска директор Института систем энергетики им.
    1293
  • 05/04/2019

    Академик Михаил Грачев: существующие очистные сооружения не могут справиться со сбросами в Байкал

    ​Существующие очистные сооружения не способны решить проблему сброса отходов в Байкал. Для этого требуется строить новые, что невозможно сделать без изменения предельно допустимых нормативов влияния на экосистему водоема, считает ученый-биохимик, академик и бывший директор Лимнологического института Сибирского отделения (СО) РАН Михаил Грачев.
    537
  • 13/03/2017

    Академик Михаил Грачев: если Байкалу не возвращать долги, долго ли еще он протянет

    Традиции - это не подражание ветхозаветному. Традиции - это всегда великолепие и блеск современности, впитавшие в себя мудрость и красоту веков, и устремленное в будущее. Как русская литература, вобравшая в себя благоухание пушкинского слова, дала миру Лермонтова, Гоголя, Достоевского, Островского, Толстого, Чехова, Горького, Есенина, Маяковского, Шолохова.
    2143
  • 14/12/2017

    Данные о впадающих в Байкал реках нуждаются в обновлении

    ​Данные о том, что озеро Байкал питают более 300 рек, устарели, их нужно обновить, с устаревшими данными сложно изучать озеро и в том числе причины его обмеления, заявил в среду директор Байкальского института природопользования Сибирского отделения РАН, доктор географических наук, профессор РАН Ендон Гармаев.
    1049
  • 29/01/2019

    Кто и как завел проблему Байкала в тупик?

    ​Загрязнения от стационарных источников, расположенных на Байкальской природной территории, увеличились в 2017 году по сравнению с предыдущим годом на 7,3 процента, а с 2012 годом - на 45 процентов и составили 701,5 тысячи тонн в год.
    728
  • 25/10/2019

    Валентин Данилов - о Парижском соглашении, красноярском черном небе и прекрасных шансах для России

    ​Разговор с Валентином Даниловым, ученым-физиком, - о Парижском соглашении и прекрасных шансах для России, энергетическом наркотике, мискантусе, Байкале, британских лордах и красноярском черном небеУ Данилова — известная яркая судьба («Новая», № 134 за 2012-й, № 142 за 2013-й), но вопреки ей он смотрит в будущее России с оптимизмом.
    548
  • 30/08/2019

    Иркутские ученые - о причинах аномального паводка в Приангарье

    В Институте географии СО РАН на научной конференции, которая прошла в середине августа, ученые озвучили первые результаты исследований климатических явлений, вызвавших в западных районах Иркутской области масштабное наводнение.
    285
  • 06/03/2019

    «За» или «против» строительства завода на Байкале: мнение бурятских ученых

    ​Проблема воды не горячей, а из священного озера не сходит с первых полос. У завода по розливу байкальской воды в поселке Култук каждый день появляются новые противники и сторонники, добавляются и проверяющие.
    648
  • 29/06/2019

    Больше, чем море: почему преждевременно говорить о токсичности Байкала

    ​«Вода в Байкале оказалась токсичной», «В Байкале нашли токсины, пить воду из него уже нельзя», «в Байкале до предельных значений выросли концентрации бактерий, продуцирующих ядовитые вещества» — эти и подобные им сенсационные сообщения заполнили российскую прессу после Всероссийского водного конгресса.
    536