Институты Иркутского научного центра СО РАН в сентябре 2020 года запустили масштабный проект по комплексному мониторингу Байкальской природной территории, который позволяет обрабатывать огромный массив данных и продвигает науку вперёд. С первыми результатами работы учёные поделились 29 января на пресс-конференции. 

Как отметил научный руководитель ИНЦ СО РАН и директор Иркутского филиала СО РАН Игорь Бычков, работа по созданию проекта комплексного мониторинга Байкальской природной территории была активизирована в 2018 году, в том числе после того, как на берега Байкала массового стали выбрасываться туши мёртвых нерп. В тот момент стало ясно, что учёные не имеют информационной базы, чтобы точно определить, что произошло. Например, исследователи не успевали поймать изменения состава воды. Внедряемая система позволяет быстро и точно собирать информацию о состоянии экологии природных территорий. 

– Комплексность заключается в том, что здесь рассматривается все среды – и земля, и вода, и воздух. Если брать атмосферу, то это верхние слои. По земле – не только почвы, но и глубоко вниз вплоть до перемещений плит. В воде – биологические компоненты. Это огромный спектр всех возможных изучений. Ещё хочу добавить, что большое направление связано с лесами, растениями и здоровьем населения, – говорит Игорь Бычков.​​ 

Так, в рамках этого проекта Институт земной коры СО РАН в 2020 году установил три комплексных пункта мониторинга опасных геологических процессов – в Приольхонье, в посёлке Бугульдейка Ольхонского района и Листвянка Иркутского района, в планах на 2021 год – ещё два. Один появится в посёлке Хужир на острове Ольхон, второй, возможно, установят в посёлке Култук Слюдянского района. Первые три пункта появились ещё до сентябрьского землетрясения, которое разбудило иркутян. Это дало возможность уже сейчас иметь некоторые новые данные, позволяющие делать научные выводы. 

–  Те результаты, которые были получены уже, позволяют говорить о том, что сентябрьское землетрясение спровоцировало два последующих землетрясения в Байкальской рифтовой зоне. Данные есть, они нарабатываются, и первые научные результаты опубликованы, они показывают необходимость проведения мониторинга и дальше, – говорит директор института Дмитрий Гладкочуб.​ 

По его словам, эти исследования качественно отличаются от тех, что ведёт Байкальский филиал Единой геофизической службы РАН. Это не фиксация сейсмособытия постфактум и уточнение его параметров, а возможно, шаг, который позволит прогнозировать подземные толчки хотя бы в среднесрочной перспективе. 

– Смысл проведения этих работ – в измерении параметров природной среды, которые могут изменяться на стадии подготовки крупных землетрясений. В качестве таких критериев мы наблюдаем за режимом подземных вод, радоновой активностью, деформациями земной коры, за современными движениями литосферных плит, геофизическими полями. Эти параметры раньше комплексно не изучались, теперь мы попытаемся выявить их сочетания, которые отражают процессы подготовки землетрясений, – поясняет учёный. 

Однако на то, что геофизики смогут прогнозировать сейсмическую активность краткосрочно, рассчитывать пока не приходится. Это недоступно в принципе мировой науке, даже самым продвинутым в этом вопросе японцам. 

– Очаги землетрясений у нас находятся на глубинах от 10 до 30 километров, последние – 18 и 20 км. Чтобы предсказать, надо определить очаг. Но как можно предсказать, например, землетрясение на Хубсугуле, который находится на расстоянии 350 километров от Иркутска и на глубине 20 километров? Но мы пытаемся выискивать предвестники, изыскивать различные параметры, хотя это не так просто, – говорит Дмитрий Гладкочуб. 

Первые практические выводы уже сделали и лимнологи. Как отметил Игорь Бычков, сотрудники Лимнологического института СО РАН выявили значительное расхождение в данных об уровне воды в озере Байкал: в сравнении со сведениями государственного мониторинга оно составляет от 9 до 17 см. При этом уровень регулирования на Байкале постановлением правительства России измеряется в одном сантиметре. Это, по мнению учёного, говорит о том, что не федеральном уровне необходимо проводить корректировки. 

Также в рамках комплексного мониторинга Байкальской природной территории лимнологи намерены установить датчики, которые позволят оценивать базовые параметры в толще воды со дна до поверхности. Оценка изменениям даётся и в рамках отдельных экспедиций, но этого недостаточно. Необходимо, говорит замдиректора Лимнологического института Вадим Анненков, чтобы в некоторых ключевых точках велись постоянные наблюдения. 

Вместе с тем, отмечает он, проблема в том, что результаты наблюдений, которые ведут научные сотрудники, не интегрированы в государственный мониторинг, они учитываются госструктурами в необязательном порядке. При этом учёные, очевидно, обладают большим потенциалом для сбора и анализа различных сведений. 

– То, что касается Байкала, то, например, в ЛИН СО РАН существует четыре научно-исследовательских корабля, в Институте земной коры есть свои, в Байкальском музее, в ИГУ, а также на бурятской стороне. То есть около восьми кораблей. У Росгидромета был единственный корабль, причём на момент спуска на воду он не был толком оборудован для научных исследований. Получается парадоксальная ситуация, что учёные имеют большой флот на Байкале, но он почти не используется в плане государственного мониторинга, – говорит Вадим Анненков. 

Так, например, только у лимнологов есть корабль с эхолотом, которые позволят провести гидроакустический учёт рыбных запасов. Оборудование может фактически поштучно высчитать, сколько в Байкале есть рыбы. У государственных структур такого оборудования нет, они анализируют лишь косвенные данные: выход рыбы на нерест и объёмы улова. 

По словам Игоря Бычкова, некоторые институты ИНЦ СО РАН готовы интегрироваться в систему государственного мониторинга и получать на исследования госзадания. Есть даже конкретные предложения. Например, создать точный, динамичный и постоянно обновляемый ресурс по измерению толщины льда на Байкале. С одной стороны, это касается безопасности ледовых переправ, с другой – даёт широкие возможности для биологов оценивать процессы, которые начинаются весной или осенью. 

Также в рамках комплексного мониторинга выделены исследования, касающиеся лесов и растений, а ещё – здоровья населения. В частности, речь идёт о влиянии на организм природных пожаров.

– Мы всё время смотрели на них с точки зрения, сколько леса сгорело, сколько мы не напилили дров. Но есть очень важные данные, подтверждённые экспериментально, по влиянию продуктов горения на состояние белых крыс, которые в специальных установках проходили исследования. Потому, на мой взгляд, выход этого проекта на реальность нашего бытия просто очевидна, – говорит Игорь Бычков. 

Проект рассчитан на три года с возможностью продления ещё на два. Но есть вероятность, что он будет действовать долго. 

Похожие новости

  • 22/10/2018

    Что изменилось на Байкале после запрета на вылов омуля

    Год назад, в октябре 2017-го, на Байкале был введен практически полный запрет на вылов омуля - второй раз за всю современную историю озера. Специалисты говорят, что подводить итоги слишком рано (запрет продолжает действовать), однако вопросы к действенности и обоснованности настолько строгих ограничений уже ставятся, причем не только местными жителями, но и представителями научного сообщества.
    1646
  • 04/12/2019

    Ликвидация последствий негативного воздействия на экосистему Байкала зашла в тупик

    Пока Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат работал, об отходах, их накоплении мало кто вспоминал. Нынче - почти каждый день. В последние годы перед кончиной он их отрыгивал в таких количествах: в 2004 году - 129 853 тонны, в 2005-м - 121 586 тонн, в 2006-м - 145 582 тонны, в 2007-м - 150 057 тонн, в 2008-м - 136 685 тонн, в 2009-м - 15 746 тонн (не работал).
    661
  • 06/10/2020

    ИФМ СО РАН и БИП СО РАН вошли в консорциум федерального научного проекта

    В него вошли 13 институтов СО РАН. Тема проекта - «Фундаментальные основы, методы и технологии цифрового мониторинга и прогнозирования экологической обстановки Байкальской природной территории». На конкурс Минобрнауки России по проведению крупных научных проектов было допущено 367 заявок.
    763
  • 18/06/2020

    Научный флот ЛИН СО РАН исследует Байкал

    ​​Начал работу научно-исследовательский флот Лимнологического института СО РАН. Каждый год четыре теплохода с установленным на них специальным оборудованием ходят по маршрутам, пролегающим по всей акватории Байкала.
    567
  • 06/08/2020

    Искусственный интеллект поможет наблюдать за экосистемой Байкала

    ​​Институт динамики систем и теории управления имени В. М. Матросова СО РАН (ИДСТУ СО РАН) получил грант Министерства науки и высшего образования РФ для реализации проекта «Фундаментальные основы, методы и технологии цифрового мониторинга и прогнозирования экологической обстановки Байкальской природной территории».
    1331
  • 29/01/2019

    Кто и как завел проблему Байкала в тупик?

    ​Загрязнения от стационарных источников, расположенных на Байкальской природной территории, увеличились в 2017 году по сравнению с предыдущим годом на 7,3 процента, а с 2012 годом - на 45 процентов и составили 701,5 тысячи тонн в год.
    1565
  • 30/01/2018

    При обсуждении проблем Байкала эмоции не должны превалировать над фактами

    ​О Байкале сказано и написано немало. Начиная от восторженных публикаций о том, что Байкал – кладовая природных ресурсов (с чем не поспоришь) и колодец планеты (к этому образу тоже, как говорится, не придерешься) до грустных сентенций на тему «великое море уже обмелело» (полная чушь).
    1948
  • 11/08/2020

    Байкал оценят «цифрой»: о создании системы мониторинга экологии озера

    ​​Учёные из Сибири получили грант Министерства науки и высшего образования России в размере 300 млн рублей на создание фундаментальной основы и разработку технологий цифрового мониторинга и прогнозирования экологической обстановки на Байкале.
    854
  • 06/04/2019

    Академик Игорь Бычков о проекте изменений приказа №63 Минприроды РФ

    ​Поправки в приказ Минприроды РФ, меняющие допустимые объемы и концентрации веществ, сбрасываемых со сточными водами в озеро Байкал, вступают в конфликт с федеральным законодательством, заявил РИА Новости руководитель Иркутского научного центра СО РАН, заместитель председателя Научного совета СО РАН по проблемам озера Байкал, академик Игорь Бычков.
    1229
  • 03/11/2018

    Чем чревато многоводье на Байкале?

    Маловодье Байкала – плохо, но и многоводье грозит неприятностями для экологии и людей. Маловодный период на Байкале, который длился с 1996 года, закончился. По данным на 26 октября, уровень воды в озере составил 456,92 метра по тихоокеанской системе высот.
    1891