Институт катализа СО РАН недавно отметил свое 60-летие. В научных кругах институт известен как одна из лучших научных организаций химической отрасли. Директор Института катализа СО РАН академик ВАЛЕРИЙ БУХТИЯРОВ в интервью «Континенту Сибирь» рассказал о «Технопроме», проекте «Академгородок 2.0» и финансировании институтов в Сибири.

— Валерий Иванович, на грядущем «Технопроме» Сибирское отделение РАН впервые будет представлено настолько широко. Это связано с анонсированным обсуждением проекта «Академгородок 2.0»?

— Я не соглашусь, что Сибирское отделение в первый раз представлено столь широко. Скорее дело в том, что к участию СО РАН привлечено большее внимание. Это связано с тем, что во время форума планируется обсуждение проекта развития Новосибирского научного центра «Академгородок 2.0». Обычно же ситуация была такой: организация форума начиналась, появлялся организационный комитет, а Сибирское отделение в момент формирования и обсуждения программы оставалось в стороне. Организаторы форума обычно работали с областной властью. Но в последний момент приходило понимание, что без Сибирского отделения, без институтов Академгородка эффективное проведение форума невозможно организовать. Действительно, одной из целей СО РАН всегда было проведение исследований в интересах обороны и обеспечения безопасности страны и на его полноценном представительстве всегда настаивал Дмитрий Рогозин, который долгое время курировал как организацию «Технопрома», так и вопросы оборонно-промышленного комплекса. СО РАН всегда участвовало в выставке форума, на которой мы старались представить не плакаты, а реальные образцы продукции. А в пленарных заседаниях принимал активное участие предыдущий председатель СО РАН  Александр Асеев.

— В этом году Институт катализа намерен представлять какие-то проекты на «Технопроме»?

— Напомню, что отличие нынешнего «Технопрома» от прошлых в том, что на нем будет представлен проект «Академгородок 2.0». Кстати, «Академгородок 2.0» — неформальное название проекта, которое в документах не значится. В поручении президента РФ есть два пункта: один из них касается Сибирского отделения в целом, а второй — Новосибирского научного центра. И работа ведется по обоим пунктам. В рамках работы по первому пункту председатель СО РАН Валентин Пармон участвует во всех совещаниях с полпредом в СФО Сергеем Меняйло. И на этих совещаниях представлялись проекты всех крупных городов Сибири, где представлена академическая наука — Красноярска, Томска, Иркутска. Но при этом не забыты и остальные региональные центры. По второму пункту следует отметить, что под ННЦ понимается не только Академгородок, но и территории Краснообска, Кольцово и Нижней Ельцовки. Поэтому «Академгородок 2.0» — не только Академгородок. В рамках этой программы и будут детально представлены проекты, финансирование на которые институты Новосибирска хотели бы найти. Таких проектов сейчас подготовлено около 30, в том числе проект Института катализа СО РАН — Центр коллективного пользования «Опытное производство катализаторов». Но речь идет не только и не столько о конкретных проектах, которые, на мой взгляд, вряд ли будут профинансированы все. Но поскольку к делу подошли концептуально, хорошо сработала команда областного правительства, академических и бизнес-кругов, появилась концепция развития программы. Она получилась очень стройной и уже была представлена министру науки и высшего образования РФ Михаилу Котюкову. В свою очередь, в концепцию встраиваются проекты, которые проходят рейтингование. И затем надо постепенно выходить в правительство страны с первой, возможно,  второй очередью реализации проектов. Ведь если попросить всю сумму, которую заложили институты под свои проекты, она получается несоразмеримой с возможностями бюджета в настоящий момент. Либо должны появиться инвесторы, но они вряд ли пойдут в сферу финансирования академической науки.

— Не станет ли проблемой модель управления «Академгородком 2.0»? Ведь речь идет о создании некоего акционерного общества или фонда.

— Насколько я знаю, Михаил Михайлович Котюков сказал, что модель управления еще предстоит создать, и на это может уйти не один год. Поэтому он подчеркнул, что следует начать запускать проекты и вести работу по системе управления параллельно. В принципе, работа любой структуры во многом зависит от человека, который ее возглавит. И я пока не вижу такого человека.

— На совещании с Михаилом Котюковым было представлено четыре проекта. Значит ли это, что  проекты приоритетные?

— Это основные, «вытягивающие» проекты. Но по каждому проекту все равно должно приниматься отдельное решение, несмотря на концепцию. Есть «СКИФ» — междисциплинарный проект, в котором заинтересованы в первую очередь пользователи из академических институтов и бизнеса. Этот проект уже существует в поручении президента вместе с ИССИ–4 в Протвино. И я могу сказать, что проект по Сибирскому синхротрону, хотя и существует в концепции развития Новосибирского научного центра, уже подан в Министерство науки и высшего образования в оформленном виде. Он будет вноситься в правительство с целью поддержки его через национальный проект «Наука». Поэтому да, эти проекты можно назвать приоритетными. Остальные же проекты, мы надеемся, также будут поддержаны, пусть и в 2019 году или позже. Для этого мы постараемся представить их на «Технопроме» как цельную площадку для развития Академгородка. Но я сразу отмечу, что развитием инфраструктурных возможностей науки дело не может обойтись. Ведь наша цель не в том, чтобы дать дополнительные технические возможности для институтов. Она в том, чтобы привлечь молодежь. А ей нужна и социальная инфраструктура, включая жилье. Рывок в экономике может быть сделан только благодаря экономике знаний. Экономика ресурсов изживает себя. И неслучайно Владимир Путин называет Академию наук штабом выполнения Стратегии научно-технологического развития страны.

— Получается, что проекты развития СО РАН и Новосибирского научного центра включены в финансирование национального проекта «Наука»?

— Финансирование на развитие Академгородка никуда не включено. Есть национальные проекты, и я думаю, что часть проектов «Академгородка 2.0» должна быть внедрена в национальные проекты. «СКИФ» включен в национальный проект «Наука». Но я честно скажу, что в национальный проект «Наука» ни один другой проект «Академгородка 2.0» пока не вошел. Мы должны убедить правительство РФ, что эти проекты должны быть поддержаны.

— В научной среде часто говорят, что Институт катализа — один из лидеров в вопросах взаимодействия с промышленным сектором. Действительно ли это так?

— Могу сказать, что наше базовое финансирование на госзадание составляет 35%. Все остальное мы зарабатываем сами, в том числе благодаря контрактам с предприятиями реального сектора. И мне кажется, что это правильно, поскольку ожидать, что государство найдет достаточно денег на финансирование госзаданий академических институтов, вряд ли стоит. Поэтому мы должны привлекать дополнительные средства и из государственных фондов, министерств, которые разыгрываются на конкурсной основе. Ну и конечно, в этой связи прямые договоры с компаниями — тоже выход. Сейчас мы готовим генеральное соглашение с СКТБ «Катализатор». Предполагалось, что оно будет подписано на «Технопроме», но, к сожалению, по техническим причинам придется перенести публичное подписание. Также обсуждалось торжественное подписание соглашения с нефтехимической компанией «СИБУР» в рамках «Технопрома» но, к сожалению, заместитель председателя правления «СИБУРа» Владимир Разумов не сможет присутствовать на форуме, поэтому и это подписание мы перенесли.

— Недавно появилась информация о проблемах с финансированием Института математики. Не станет ли это тенденцией в сибирской науке?

— На самом деле бюджет всех институтов дефицитен. Мы говорим о том, что финансирование госзадания должно быть увеличено. Возможно, правильнее было бы перейти к сметному финансированию госзадания, а не субсидиям. Мы говорим об Институте математики, а между тем в области химии, биологии, физики нужны серьезные деньги на материальное обеспечение: на оборудование, расходные материалы, сырье. Денег на это в госзадании нет. Поэтому приходится заботиться даже не о развитии, а о поддержании уровня.

— В интервью «КС» директор Института ядерной физики Павел Логачев сказал, что ИЯФ как коммерческое предприятие не выдерживает никакой критики. Действительно ли это так?

— Конечно. Тот же Виталий Хан (генеральный директор СКТБ «Катализатор») говорил мне о том, что если вы не видите рынка сбыта, возможности реализовать свою разработку, ни один бизнесмен за нее не возьмется. Но мы действительно не коммерческое предприятие, мы научный институт. Но, повторюсь, денег на госзадание не хватает, чтобы обеспечивать исследования передового уровня. Под передовым уровнем я понимаю то, что мы оставляем специалистов у себя и поддерживаем уровень технического обеспечения. А в нашей области передовые исследования очень сильно зависят от оборудования. Во всем мире оборудование старше 10 лет отправляется на выброс, а у нас есть такое, которому и 20, и 30 лет, и мы умеем на нем работать, поддерживать и модернизировать. Однако в борьбе за кадры мы проигрываем в борьбе не только с коммерческими предприятиями, но и, например, со Сколтехом (Сколковский институт науки и технологий). Несколько наших научных сотрудников, на которых мы собирались делать ставку, были просто-напросто перекуплены. Старший научный сотрудник у нас получает из базового бюджета 24 тысячи рублей. Остальная часть его зарплаты обеспечивается из внебюджетного финансирования. Молодые кадры очень тяжело удержать, когда постоянный доход не высокий, а будет или не будет реальный уровень дохода больше, не ясно  и  зависит от множества причин.

— Касаясь кадровой темы, в последнее время часто приходится слышать о дефиците кадров в институтах СО РАН. Это действительно так?

— Как я уже сказал, за кадры сейчас идет борьба. Мы нуждаемся в них. Совместными усилиями с НГУ мы учим студентов, бакалавров и специалистов, а потом магистрантов и аспирантов. Мы доводим их до защиты диссертации, а потом их просто забирают. И мы ничего не получаем за свои старания. Уверяю вас, такая проблема действительно есть. Я как заведующий кафедрой получаю две десятых ставки, это очень небольшая сумма. Но я осознаю, зачем я это делаю. В институте нам нужны кадры, а НГУ их главный поставщик. Но НГУ здесь отнюдь не панацея,  мы готовы работать и с другими университетами, особенно технологическими. Появились серьезные технические проблемы, когда директор института утвержден, голосование прошло, но нет человека, который поставит последнюю подпись. Из-за этого работа института могла полностью встать

— В связи с очередным изменением структуры управления наукой в стране  (ликвидацией ФАНО) появилась следующая проблема: ликвидация агентства продолжается до конца года. А это создает сложности для отдельных институтов: где-то не могут утвердить директора, где-то решить проблемы с финансированием. Не преувеличен ли масштаб этих проблем?

— Да, появились серьезные технические проблемы, когда директор института утвержден, голосование прошло, но нет человека, который поставит последнюю подпись, и директор не назначен. Между тем, из-за этого работа института могла полностью встать. На самом деле, такое недопустимо. Но сейчас формируется новая структура, а это всегда долгий и сложный процесс. Как гласит китайская мудрость: «не дай бог жить в эпоху перемен». Хорошо, что Михаил Котюков и нынешний первый заместитель министра науки и высшего образования и науки РФ Григорий Трубников остались в новом министерстве. Это два здравомыслящих и опытных человека, которые погружены в проблемы науки. Здесь, как и с реформой 2013 года, дороги назад нет. Можно долго возмущаться, но указ уже подписан. Вообще, выскажу провокационное мнение (это моя позиция) — научный сотрудник должен меньше думать о том, что происходит наверху. Это задача директора и дирекции. А сотрудник должен работать на интересы науки и на благо государства. Если сотрудники института работают хорошо и дают научный результат, а может, еще и экономический эффект, и их при этом большинство — с институтом ничего плохого не произойдет, несмотря на любые реформы. Такой институт нужен всегда, и неважно, кто находится сверху: РАН, ФАНО или министерство.

Похожие новости

  • 13/01/2017

    Кто станет преемником Александра Асеева?

    Имя нового председателя Сибирского отделения Российской академии наук станет известно уже в марте этого года. Но предвыборный процесс уже вступил в активную фазу. На текущий момент публично выдвинуты три кандидата.
    2130
  • 20/04/2018

    Академик Николай Добрецов: сейчас появляется серьезная ставка на науку

    ​Академик Николай Добрецов занимал пост председателя Сибирского отделения РАН с 1997 года по 2008 год. Наследник Валентина Коптюга активно занимался развитием отечественной науки с 50-х годов XX века.
    675
  • 22/09/2016

    Будущее Академии наук зависит от нее самой

    ​В ходе общего собрания Сибирского отделения РАН в середине сентября состоялась дискуссия о положении дел в науке и ее отдельных направлениях. Академики и члены-корреспонденты РАН обсудили широкий круг вопросов, начиная от постановки целей в научной сфере и заканчивая сотрудничеством в рамках конкретных проектов.
    1495
  • 23/08/2018

    Кто лучше считает - ученые или чиновники?

     ​«ЧС» уже писало о том, что Институт математики СО РАН неожиданно оказался перед необходимостью уволить до 20% научных сотрудников. Чтобы понять, почему так получилось, редакция обратилась в правительство РФ.
    307
  • 11/01/2018

    Академик Валентин Пармон о будущем сибирской науки

    ​Врио губернатора Новосибирской области поддержал инициативу руководства Сибирского отделения РАН по созданию в Новосибирске мощного межведомственного центра науки, образования и инноваций федерального уровня.
    919
  • 14/08/2018

    Академик Юрий Ершов: цифровой экономике без математиков не обойтись

    Академик РАН Юрий Леонидович Ершов известен далеко за пределами Академгородка. Руководитель сибирской школы алгебры и логики, директор Института математики СО РАН (2002-2011 гг.), ректор НГУ (1985-1993 гг.
    410
  • 02/07/2016

    Академик Михаил Эпов: «Сейчас никто не будет вкладывать деньги, чтобы что-то получить через 30 лет»

    ​Как известно, у большой науки две составляющие — явление природы, подлежащее исследованию, и человек, который этим занимается. С академиком Михаилом Ивановичем Эповым мы говорили и об освоении Арктики, и о работе геофизиков, и о поисках новых месторождений.
    1890
  • 29/10/2016

    Избрание сибирских учёных в Российскую академию наук

    ​​По итогам тайного голосования участников проходящего в Москве Общего собрания РАН учёные Сибирского отделения большинством голосов получили статус членов Академии.   «Эти выборы особенные, ― отметил президент РАН академик Владимир Евгеньевич Фортов.
    3542
  • 04/04/2018

    Подведены итоги оценки результативности научных организаций

    454 организации разделили по трем категориям. Чем отличились сельскохозяйственные институты, чему Минздраву стоит поучиться у ФАНО и в каком регионе больше всего институтов из третьей категории, читайте в материале Indicator.
    1407
  • 26/12/2016

    Академик Александр Асеев: «За 300-летнюю историю РАН бывали времена и более тяжелые, чем сейчас»

    ​23 декабря в новосибирском Академгородке состоялась научная сессия Общего собрания Сибирского отделения РАН, на которой выступили с докладами ученые, пополнившие ряды Академии в 2016 году. Сообщения были посвящены персонализированной медицине, освоению запасов углеводородов на Крайнем Севере, визуализации нервной системы, информационным технологиям агропромышленного комплекса, а также работе Новосибирского государственного университета в рамках стратегических академических единиц.
    1808