1 марта 2021 года на сайте Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) появилось короткое объявление о неожиданной отмене конкурса «а». Это самый массовый в стране конкурс грантов, с помощью которых финансируются научные исследования. Реформа, связанная с передачей функций РФФИ Российскому научному фонду (РНФ), началась еще ​в 2019 году и тогда вызвала активное противодействие самих исследователей. Но власти фактически проигнорировали мнение научного сообщества. Почему многие ученые были против реформы, чем был РФФИ для российской науки и что с ним произошло, специально для «Медузы» объясняет заместитель председателя Профсоюза работников РАН Евгений Онищенко. 

Информация о планах фактически ликвидировать Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ) впервые появилась в начале осени 2019 года: фонду предлагалось оставить в основном мониторингово-аналитические функции, а большую часть его бюджета передать Российскому научном фонду (РНФ). Эти планы вызвали серьезную обеспокоенность научной общественности. В пользу сохранения РФФИ высказались Российская академия наук, Профсоюз работников Российской академии наук, Клуб 1 июля (объединяет несколько десятков членов Академии), Общество научных работников и ряд других организаций. Было направлено несколько массовых, а также множество индивидуальных обращений к руководству страны на сей счет. 

Тем не менее в конце ноября 2020 года премьер-министр Михаил Мишустин объявил о реформе «институтов развития», в том числе о планах присоединить РФФИ к РНФ. Недовольство общественности проигнорировали вновь, а 1 марта 2021 года на сайте РФФИ появилось короткое объявление: «В соответствии с решением Правительства РФ от 12 февраля 2021 года конкурс проектов фундаментальных научных исследований („а“) отменен. На основании этого решения дальнейший прием заявок на конкурс прекращен. Поступившие заявки останутся без рассмотрения».  

Так в истории РФФИ как фонда массовой поддержки фундаментальных научных исследований была фактически поставлена точка.
Что такое РФФИ? Чем он занимался? 

Чтобы понять недовольство ученых, нужно углубиться в историю. В начале 1990-х, в эпоху, когда денег на науку практически не было, в России по образцу американского Национального научного фонда (NSF) государство создало РФФИ. Любая группа ученых численностью до 10 человек могла подать в этот фонд проект, предусматривающий проведение исследовательских работ по определенному направлению науки. На основании многоступенчатой экспертной оценки отбирались лучшие проекты, которые получали финансовую поддержку от фонда — грант РФФИ

Эти гранты в то время дали возможность тысячам и тысячам научных групп по всей стране проводить исследовательские работы. Многие считают, что именно создание РФФИ в значительной степени позволило сохраниться российской фундаментальной науке. В самые тяжелые времена они предоставляли пусть и небольшие, но деньги на закупку самого необходимого для исследований и выплаты каких-то надбавок к нищенским окладам. 

Хотя в дальнейшем возможностей получить финансирование стало больше, чем в 90-е годы прошлого века, гранты научных фондов остались важны для исследователей. Научные организации, например академические институты, получают в настоящее время финансирование на проведение исследовательских работ в формате государственного задания. Формально этих денег должно хватать на проведение работ по определенной тематике, однако в реальности полноценное материально-техническое обеспечение исследовательских работ за счет средств государственного задания невозможно: чтобы иметь возможность приобретать оборудование и комплектующие, программное обеспечение и реактивы, ездить на научные конференции и в экспедиции, необходимо иметь дополнительное финансирование. Для большинства ученых, занимающихся фундаментальными исследованиями, это гранты научных фондов.  

На бумаге тематика работ по грантам и по государственному заданию должна отличаться. Но в реальности одну и ту же работу неизбежно финансируют разные источники. Даже если формально исследователь работает столько-то часов над одной темой и столько-то над другой, заниматься экспериментальными исследованиями, имея деньги только на зарплату для исполнителей госзадания, невозможно. Нужны и реактивы, и новое оборудование, и возможность побывать на конференции. 

А зачем нужен второй фонд — РНФ? В чем его отличие от РФФИ

К 2020 году ситуация с государственным финансированием фундаментальных исследований сложилась следующая. Грантовую поддержку проводили два крупных фонда: РФФИ и РНФ. Между ними сложилось определенное «разделение обязанностей». 

Упрощенно можно представить ситуацию примерно так: РНФ проводил грантовую поддержку исследований наиболее высокого научного уровня, выдавая гранты более крупного размера (типичный размер гранта РНФ для научной группы — пять миллионов рублей в год, для ведущей лаборатории — порядка 30 миллионов рублей в год). РФФИ же занимался действительно массовой поддержкой активно работающих научных групп, выдавая достаточно небольшие по размеру гранты. Этот фонд фактически выполнял важнейшую функцию культивирования научной среды, оставаясь для многих научных групп единственным реальным источником денег на исследовательские работы. 

Важнейшим и наиболее массовым конкурсом РФФИ традиционно был упомянутый выше конкурс «а», называвшийся в разное время по-разному (конкурс по математике, по химии, физике и т. д.). В последние годы размер таких грантов составлял примерно один миллион рублей в год. 

В 2008 году председателем совета РФФИ был назначен академик Владислав Панченко, близкий к руководителю Курчатовского института Михаилу Ковальчуку. Доля конкурса «а» в бюджете фонда начала постепенно снижаться. Все больше стало появляться различных конкурсов с непрозрачно формируемой, часто очень узкой тематикой и повышенным размером финансирования (порядка пяти миллионов рублей в год), а число победителей в таких конкурсах было очень небольшим по сравнению с массовым конкурсом «а». Многочисленные обращения научной общественности о необходимости выделять больше денег на самый важный конкурс руководство фонда игнорировало. Тем не менее он все-таки сохранялся и давал возможность проводить исследования тысячам научных групп в академических институтах и вузах, в столицах и регионах. 

В 2020 году РФФИ долго тянул с объявлением конкурса «а», а ответом на все вопросы о его судьбе долго были слова про необходимость «актуализации условий конкурса». В конце сентября 2020 года конкурс был объявлен — с изменившимися в худшую сторону условиями, — а 1 марта 2021 года неожиданно отменен.  

Уже 2 марта 2021 года на сайте РНФ появилась новость о том, что РНФ «подтверждает свою позицию о сохранении преемственности видов грантовой поддержки научных исследований и объемов грантового финансирования». Объявление новых конкурсов РНФ анонсировано на апрель текущего года, а финансирование победителей начнется в 2022 году. 

Значит, ученые просто получат деньги из другого источника? 

Действительно, может показаться, что все не так уж и плохо: да, РФФИ свернул важнейшую грантовую программу, но эстафету у него как бы перехватил РНФ. Этот фонд планирует объявить конкурс проектов для малых научных групп (до четырех человек) со сроком выполнения один или два года «в целях создания научных заделов по новым для научных коллективов тематикам и формирования исследовательских команд». Ежегодное финансирование — до полутора миллионов рублей. Фонд обещает, что финансовое обеспечение конкурсов будет соответствовать объемам средств, направляемым РФФИ на этот вид конкурсов.  

Но тут же возникает несколько вопросов. 

Во-первых, в результате всех пертурбаций три с лишним тысячи научных групп, у которых в 2020 году закончились гранты «а», не смогут получить финансирование на проведение исследовательских работ в 2021 году. Никто не потрудился объяснить, почему в результате обсуждавшейся больше года реформы происходит такой сбой. 

Во-вторых, традиционные гранты «а» давались научным группам численностью до 10 человек на три года, в то время как гранты РНФ будут даваться совсем малым группам на один или два года. Если говорить как минимум об экспериментальных исследованиях, то не ясно, насколько серьезный задел по действительно новой тематике реально создать за столь короткий срок столь скромными силами. Да еще и, согласно правилам РНФ, выдать на выходе публикации в ведущих научных журналах. Разумно было бы сохранить трехлетний срок выполнения гранта и смягчить ограничения на размер группы. 

В-третьих, из-за ликвидации РФФИ при существующих правилах РНФ (ограничение на число проектов, в которых может участвовать человек) исследователи будут вынуждены отказываться от участия в потенциально интересных для них проектах. 

В-четвертых, гранты РФФИ были очень нетипичны для наших бюрократических реалий, но удобны для ученых: за исключением 20% от суммы гранта, которые забирала организация на накладные расходы, остальные деньги (по большинству видов конкурсов) предоставлялись напрямую физическим лицам. Те могли получать вознаграждение, не платя налоги, и тратить деньги на закупки необходимого для исследовательских работ самостоятельно. Все это проходило без громоздких бюрократических процедур, предусмотренных законодательством о закупках: очевидно, если человек при желании имеет законное право положить деньги себе в карман, ему нет никакого смысла пытаться злоупотреблять при проведении закупок. 

Весь контроль был сосредоточен на содержательной стороне: итоги работы группы должны ежегодно получать положительную оценку со стороны экспертов РФФИ, а также внешних экспертов — рецензентов научных журналов, в которых ученые публикуют свои статьи. Соответственно, даже в 2022 году реальные (доходящие до ученых) объемы грантового финансирования науки в рамках нового конкурса РНФ — «правопреемника» конкурса «а» РФФИ — уменьшатся на размер страховых взносов при выплате зарплат исполнителям грантов РНФ. Закупки по грантам станут менее оперативными и потребуют дополнительных затрат времени от ученых. Если кому-то от этого и будет какая-то польза, то только бюджету в широком смысле, но не науке. 

Наконец, создание «суперфонда» вряд ли будет способствовать здоровой конкуренции за бюджетные ресурсы и отбору действительно лучших проектов: монополизация в науке ведет к застою. Ситуация, когда существует несколько научных фондов с определенным разделением функций, несколько отличающихся спецификой деятельности, когда и фонды вынуждены бороться за бюджетные ресурсы, и у исследователя есть выбор, представляется более благоприятной для развития науки. 

К чему это все приведет? 

Подведем краткий итог сказанного выше. Минусы произошедшего для российской науки очевидны: объемы грантового финансирования фундаментальных исследований в 2021 году заметно снизятся, о чем свидетельствует закон о федеральном бюджете на 2021 год и плановый период 2022 и 2023 годов. Если годом ранее закон о бюджете устанавливал на 2021 год бюджетное финансирование РФФИ в объеме 26 миллиардов рублей, РНФ — 21,8 миллиарда рублей, то принятый в конце прошлого года закон о бюджете устанавливает бюджетное финансирование РФФИ в объеме 21,4 миллиарда рублей, РНФ — 13,8 миллиарда рублей (закон был внесен в Думу до официального принятия решения о слиянии фондов, хотя оно определенно планировалось). 

Возможно, РНФ будет выделено дополнительное финансирование от принадлежащих государству структур, но оно наверняка не покроет выпадающие бюджетные суммы. Да и в дальнейшем как минимум доходящий до ученых объем грантового финансирования исследовательских работ снизится. 

Тысячи научных групп в 2021 году в любом случае останутся без средств на проведение исследовательских работ. И совершенно не ясно, насколько адекватной заменой конкурсу «а» РФФИ станет новый конкурс РНФ.

Отдельный вопрос — отношение правительства к ученым. Важный для российской науки вопрос о реформировании системы научных фондов решался чиновниками в ходе кулуарных дискуссий, без внятного объяснения целей и задач реформы научному сообществу. Мнение последнего было проигнорировано. Ни на один довод о нерациональности объединения фондов не было дано аргументированного ответа, если не считать дежурных слов про сокращение аппарата, устранение дублирующих функций, сохранение всего лучшего и т. д. Никаких оценок влияния присоединения РФФИ к РНФ на результативность работы фундаментальной науки даже с точки зрения формальных показателей, фигурирующих в указах президента России и национальном проекте «Наука» (таких, как число публикаций в ведущих мировых научных журналах), похоже, никто в правительстве не проводил. 

Последней в защиту РФФИ непосредственно перед Владимиром Путиным 8 февраля 2021 года РНФ: «[В РФФИ] выделяемое финансирование соответствует требуемым показателям, что не скажешь о РНФ, где требуется порядка восьми публикаций за три года. Как научный сотрудник скажу, что хорошие публикации, восемь штук для нас нереально написать за это время, даже есть мы все усилия бросим на какую-то тематику. Это выжимание из пальца, разбивание на маленькие подразделы совершенно бессмысленно, на мой взгляд».</p>">выступила лауреат президентской премии для молодых ученых Анастасия Проскурина. Но и эмоциональное обращение к президенту страны тоже не помогло. 

В довершение ко всему конкурс «а» РФФИ отменили за месяц до срока окончания приема заявок, когда многие научные коллективы готовили или уже подали их. У нас объявлен Год науки, нам нужно провести его достойно — повторяют чиновники. Нам неинтересно ваше мнение, нам не жалко вашего времени — одновременно дают понять они. Вряд ли, однако, ученые именно так представляют себе удачное начало Года науки. 

Автор: Евгений Онищенко.

Похожие новости

  • 06/09/2017

    Как быть молодым учёным и не стать нищим молодым учёным

    ​О жизни молодых учёных можно услышать разные истории, зачастую противоположные. Например, что им тяжело выживать на маленькую зарплату и они никому не нужны или что они живут неплохо, ездят в командировки в разные страны, выступают на международных конференциях.
    2444
  • 06/08/2021

    Александр Макаров и Анна Кудрявцева об экспериментах с участием животных и биоэтических принципах

    Российский научный фонд выступил с инициативой об исследовательской биоэтике, и руководитель рабочей группы РНФ Наталия Шок подготовила серию экспертных интервью с ведущими российс​​кими учеными: обсуждаются принципы работы с лабораторными животными.
    2084
  • 11/03/2019

    Главные новости сибирской науки в феврале 2019 года

    В результате анализа данных информационного портала ГПНТБ СО РАН «Новости сибирской науки» за февраль 2019 г. выявлены самые рейтинговые сообщения по различным категориям. В разделе «Новости СО РАН» наибольшее количество просмотров у статей: 12 февраля – Кому достанется имущество СО РАН? 13 февраля – Заседание Президиума СО РАН 14 февраля 2019 года.
    4163
  • 08/02/2021

    С чего должна начинаться цифровизация российской науки?

    ​Почему существующая инфраструктура метаданных мешает развитию науки в нашей стране, какими должны быть для нее единые цифровые платформы и кто их должен выстраивать, в своем программном тексте специально для Indicator.
    643
  • 24/12/2020

    Юбилей академика Николая Александровича Ратахина

    ​Николай Александрович Ратахин родился 24 декабря 1950 года в селе Ново-Троицк Тулунского района Иркутской области, у его родителей было пять и семь классов образования. В 1973 году окончил физический факультет Новосибирского государственного университета, в 1978 — аспирантуру Томского института автоматизированных систем управления и радиоэлектроники.
    586
  • 13/07/2020

    Интервью с директором ИНГГ СО РАН И.Н. Ельцовым

    ​​​​​​​​​Директор ИНГГ СО РАН И.Н. Ельцов: «Все необходимое для успеха у нас есть!» В большом интервью директор ИНГГ СО РАН д.т.н, профессор Игорь Николаевич Ельцов​ рассказал о ключевых событиях и проектах Института в первом полугодии 2020-го года.
    1440
  • 25/10/2019

    ИНИОН РАН настроен строиться и развиваться

    ​Институт научной информации по общественным наукам РАН отмечает свой 50-летний юбилей в непростой обстановке. Общие для всех академических исследовательских институтов реформенные коллизии усугубились случившимся в начале 2015 года пожаром и связанной с ним потерей здания и части библиотечных фондов.
    1329
  • 08/06/2018

    Дмитрий Новиков: стратегическая задача - восстанавление отраслевой науки

    ​На Всероссийской междисциплинарной конференции «Социофизика и социоинженерия», прошедшей в конце мая, выступал членкор Российской академии наук, директор ИПУ РАН Дмитрий Новиков. Мы поговорили с ним после конференции об управлении как области научных исследований, итогах пяти лет существования ФАНО и системе управления наукой в России.
    1354
  • 14/11/2016

    Борис Кершенгольц: без науки ничего не получится

    ​Весной этого года обозреватель Якутия.Инфо Иван Барков сделал интервью с академиком РАН Гермогеном Крымским, вызвавшее достаточно большой резонанс в научной среде. Оно было перепечатано на сайте Российской Академии наук, также на него ссылались и в "Независимой газете".
    4411
  • 24/11/2020

    Академик РАН А. Аветисян: Академия наук в IT-сфере - реальность!

    ​Национальная программа «Цифровая экономика Российской Федерации» охватывает период с 2019 до 2024 гг. В эру высоких технологий главный стратегический ресурс страны определяется ее инновационным потенциалом.
    678