​В свежем выпуске «Вестника НГУ» (серия «История, филология») вышел обзор интересного комплекса артефактов (т.н. Пышминская коллекция), найденных на территории Тюменской области, причем, интересных сразу в нескольких аспектах. Подробности - в интервью с одним из авторов, профессором НГПУ, д.и.н., ведущим научным сотрудником ИАЭТ СО РАН Андреем Бородовским

Справка. Пышминская коллекция - комплекс бронзовых предметов (копья, ножи, топоры-кельты, пешня и личина), недавно обнаруженных на территории Тюменской области в нижнем течении р. Пышма. В настоящее время эти артефакты находятся в частной коллекции, но ученым была предоставлена возможность их изучить. 

– Андрей Павлович, в статье говорится, что предметы из Пышминской коллекции относятся к сейминско-турбинскому феномену. Расскажите, пожалуйста, что это за феномен? 

– Этот культурный и технологический феномен сложился на рубеже III и II тысячелетий до нашей эры и просуществовал вплоть до середины II тысячелетия до нашей эры. За эти несколько столетий на огромном пространстве от Молдавии до Северного Китая распространились однотипные изделия из бронзы – копья с характерным вильчатым очертанием пера, клиновидные топоры-кельты, ножи. Изучая такие находки, археологи пришли к выводу, что имела место крупная миграция, но не какого-то отдельного народа, а мастеров-литейщиков, носителей определенной технологии производства бронзового инвентаря. Интересные вещи удалось установить при анализе самой бронзы: изделия из металла происхождением с Рудного Алтая встречаются на территории Зауралья. Вы представляете, какие расстояния были охвачены коммуникацией в рамках этого феномена. 

И, конечно, это происходило не случайным образом. Мы имеем дело с некой культурной надстройкой, представлявшей собой пик бронзолитейного производства, в которую, видимо, входили не только мастера-литейщики, но и, возможно, какая-то группа жрецов. 

– Это предположение подкрепляется какими-то археологическими находками? 

– Во-первых, среди находок, отнесенных к данному феномену, много статусных и ритуальных предметов. Более того, мы обнаружили ряд погребений, условно говоря, «литейщиков», в которых нашли инструменты для полного цикла литейного производства. Но это не означает, что покойный сам был мастером литья, есть версия, что это – статусные захоронения представителей элиты, а наличие в них набора разных инструментов – символ контроля над этой технологией. Возможно, согласно их верованиям, это было нужно для подтверждения своего высокого социального статуса в загробном мире (довольно частая практика в древних погребальных обрядах). 

пышм1.jpg ​​ 

– А есть понимание того, как шло распространение этой технологии и ее обладателей по Евразии? 

– На сегодня выявлено сразу несколько путей распространения, один из них – Западносибирская лесостепь, которая стала своего рода «мостом» между Уралом и Северным Китаем. В результате на территории Западной Сибири сформировалось несколько центров, мест стабилизации этой традиции. Одним из них стала территория реки Пышма, протекающей с юга Урала в Притоболье, где и были найдены предметы, о которых говорилось в статье. Второй крупный центр находился в районе современного Омска, третий – на северо-западе Горного Алтая. В этих районах также отмечается большое количество и разнообразие артефактов сейминско-турбинского периода. 

– Как именно была найдена Пышминская коллекция и как она оказалась доступна ученым? 

– Точно сказать, кто именно и при каких обстоятельствах нашел эти предметы я не могу. Все, что нам известно, они найдены в нижнем течении реки Пышма не ранее 2017 года и в настоящее время находятся в одной частной коллекции. Ее владелец согласился предоставить археологам возможность обследовать эти предметы. Я бы никогда не взялся за ее атрибуцию, если бы не ее уникальность. 

– Какова была цель Вашей работы? 

– Мне надо было описать элементы коллекции и доказать, что это не случайно подобранные предметы, а именно целый комплекс. И, по результатам анализа, это было подтверждено. 

пышм2.jpg 

– Расскажите о наиболее интересных предметах коллекции. 

– Вообще, такого рода комплекты предметов (копья, кельты, топоры) находят во многих кладах, относящихся к этому феномену. Но в Пышминскую коллекцию входит еще и бронзовая маска-личина, а такие находки можно пересчитать на пальцах одной руки. И сам факт ее наличия (равно как и большое количество предметов в комплексе) говорит о том, что коллекция происходит не из какого-то разграбленного могильника, а, скорее всего, из некоего культового места, святилища, где совершались какие-то обряды. Вообще, с металлическими масками существует одна интересная история: они появляются еще в микенской Греции, а затем проявляются в разное время в разных локациях на территории Евразии. Наиболее близкая к Пышме локация находится в Центральной Азии. Но там маски более поздние, пышминский образец был изготовлен намного раньше. И, возможно, он является одним из предшественников масок, которые получили распространение среди народов Сибири. Возможно, эта маска была личиной идола, которому поклонялись, а возможно – ее надевал жрец для проведения каких-то ритуальных действий. В пользу второго предположения говорит ее точное совпадение с пропорциями человеческого лица по целому ряду параметров, таких как расстояние между глазами и т.п. 

– А кроме маски, чем интересна коллекция? 

–  Можно выделить набор копий. Они дополнены трехреберчатым вильчатым стержнем, переходящим во втулку изделия с одним боковым ушком. Внешне – напоминают навершия древков знамен. И это не случайное совпадение, такие копья были не просто боевыми, ушко позволяло использовать копье еще и как навершие «штандарта» с определенной ритуальной символикой. Кстати, некоторое время назад в Сузунском районе такое же копье было найдено… в местной пионерской организации. Пионеры, видимо, случайно откопали его, почистили и надели на свое знамя. Причем, оно там смотрелось довольно органично. Ну а наличие нескольких таких копий в Пышминской коллекции также говорит в пользу ее происхождения из какого-то культового места той эпохи. Что и делает этот набор артефактов уникальным и интересным для изучения. 

Сергей Исаев 

Источники

"Литейщики" бронзового века
Академгородок (academcity.org), 16/07/2020

Похожие новости

  • 15/08/2019

    Прошлое «на расстоянии вытянутой руки»

    У​мревинский острог — первый оплот российской государственности на территории современной Новосибирской области — продолжает раскрывать ученым свои тайны. Исследователи памятника утверждают, что прошедший археологический сезон стал самым богатым по количеству находок на квадратный метр.
    650
  • 07/08/2020

    Новосибирские археологи повторили маршрут экспедиции начала XVIII века

    Летом 1715 года из Тобольска вверх по Иртышу отплыл караван из нескольких десятков судов. Так началась экспедиция Бухгольцам – официально, для поисков месторождений золота на юге Сибири. Фактически, для закрепления власти Москвы на новых сибирских территориях.
    398
  • 19/06/2017

    К юбилею Новосибирской области издадут учебник по истории региона

    ​​В год празднования 80-летнего юбилея Новосибирской области во все региональные школы поступит новый уникальный учебник «История Новосибирской области». 16 июня Губернатор Новосибирской области Владимир Городецкий провел рабочую встречу с авторами учебника истории и рабочей группой по его подготовке.
    2153
  • 03/11/2017

    Большой этнографический диктант пройдет в Новосибирске на 10 площадках

    ​​3 ноября 2017 года – единый день проведения Всероссийской просветительской акции «Большой этнографический диктант». Диктант пройдет на десяти площадках г. Новосибирска и области:  1.
    3221
  • 23/12/2016

    Студенты-археологи НГУ подвели итоги полевой практики

    Студенты Гуманитарного института НГУ подвели итоги летней полевой практики. В этом году 11 групп студентов искали, раскапывали и изучали отголоски прошлого. Студенты группы 14803 под руководством директора Института археологии и этнографии СО РАН, член-корреспондента РАН Михаила Шунькова проходили практику на базе Алтайского отряда института на многослойных палеолитических стоянках Денисова пещера и Карама.
    4688
  • 28/01/2020

    Академический час для школьников, лекция «Эпоха перемен. Бронзовый век на территории Новосибирской области»

    ​29 января 2020 года в 15:00 в Выставочном центре СО РАН состоится лекция кандидата исторических наук Дмитрия Вадимовича Селина «Эпоха перемен. Бронзовый век на территории Новосибирской области». ​Дмитрий Вадимович Селин — российский ученый-археолог, младший научный сотрудник Института археологии и этнографии СО РАН, кандидат исторических наук, специалист в области археологии эпохи палеометалла и технологии изготовления древней керамики.
    589
  • 27/11/2018

    Академический час для школьников: лекция «Древнейшая история Алтая: кто такие денисовцы»

     28 ноября 2018 г. в 15:00 в малом зале Дома ученых СО РАН состоится лекция члена-корреспондента РАН Михаила Васильевича Шунькова «Древнейшая история Алтая: кто такие денисовцы».
    2216
  • 22/07/2019

    Археолог из Новосибирска получила грант исследовательских проектов РНФ

    ​Заместитель директора научно-образовательного центра «Новая археология» Гуманитарного института НГУ, кандидат исторических наук Светлана Шнайдер победила в конкурсе на получение грантов РФН по мероприятию «Проведение исследований научными группами под руководством молодых ученых» Президентской программы исследовательских проектов.
    987
  • 28/10/2016

    Археология как основа партнерских отношений

    ​Профессор Китайского университета Гонконга Тан Чун, возглавляющий Центр археологии и искусства Китая, выступил перед студентами НГУ с лекциями, посвященными исследованию нефритовой культуры Китая и созданию ткани из луба в регионе Юго-Восточной Азии.
    2859
  • 18/05/2020

    Андрей Гуськов: «Главные достижения ещё впереди»

    Государственная публичная научно-техническая библиотека Сибирского отделения Российской академии наук (ГПНТБ СО РАН) — один из ведущих научно-исследовательских центров страны, крупнейшая библиотека в России и за Уралом, государственный универсальный депозитарий Сибири, координационный и методический центр информационно- библиотечной системы РАН.
    456