Заместитель директора крупнейшей в России угледобывающей компании Виталий Латохин рассказал о том, как в "угольном сердце" страны компания строит свою экологическую политику.

— В ближайшие пять лет компания "Кузбассразрезуголь" выделит на выполнение природоохранных мероприятий более 2 млрд рублей. На какие цели направляются эти средства?

— Природоохранные мероприятия формируются из нескольких составляющих. Первое - проектные работы и получение всех разрешительных документов в сфере охраны окружающей среды и природопользования. Второе направление – по порядку, но не по значению – утилизация и обезвреживание отходов. Требования к процессу и к организациям, способным его выполнять, ужесточаются, поэтому мы увеличиваем удельный вес расходов по данной позиции. Далее – собственно производственный экологический контроль. Затем – проектирование, строительство, ввод и сдача в эксплуатацию объектов природоохранного назначения: это - очистные сооружения, шумозащитные экраны, газоочистные установки, внедрение методов пылеподавления - для нас это очень важно, поскольку компания ведет добычу угля открытым способом. А также исследования в области применения взрывных работ по минимизации шумового, пылевого и сейсмического эффектов.

Один из основных аспектов работы – рекультивация земель и сохранение биоразнообразия. В части биологической рекультивации мы изучаем применение новых видов растений, рекультивацию водоемов посредством их зарыбления, а также сохранение редко присутствующих во флоре и фауне Кузбасса видов, численность которых в нашем регионе уменьшается.

Например, в одном из наших филиалов, на территории, которая планируется к подработке и отвалообразованию, мы заключили договор на проведение НИОКР с одним из подразделений СО РАН. Там изучаются уникальные для Кемеровской области эндемические растения, например, флокс сибирский, - подобные растения мы сохраняем несколькими методами.

 Какими?

— Ученые собирают семенной материал этих растений для формирования банка семян. Создаем площадку на базе Кузбасского ботанического сада, куда будут пересажены эти редко встречающиеся в нашей природе растения. Тем самым мы способствуем в том числе решению вопросов биоразнообразия.

— Для открытых горных работ главная проблема – восстановление ранее использованных под горные работы земель. В каких объемах были проведены горнотехническая и био-рекультивация в 2018 и 2019 годах, что предстоит в 2020 году?

— Работа идет на большой территории, с нарастанием объемов. В 2018 году предполагалось провести первый, горнотехнический этап рекультивации (комплекс горнотехнических работ по восстановлению природного ландшафта, измененного в результате открытой разработки месторождений полезных ископаемых. Его задача - подготовка нарушенных земель к мероприятиям по восстановлению плодородия, производству сельхоз- и лесохозяйственных работ, а также работ по освоению водоемов – прим. ТАСС) на площади 72 га, а фактически он был выполнен на 93 га. В 2019 году горнотехнический этап запланирован на 127 га, и мы этот показатель выполняем. В 2020 году планируется увеличение до 176 га.

Говоря о втором этапе - биологической рекультивации (комплекс мелиоративных и агротехнических мероприятий по восстановлению плодородия и хозяйственной ценности земель, осуществляемый после технической рекультивации – прим. ТАСС), здесь мы также ищем новые формы и методы. Традиционно этот этап проводится путем высадки саженцев сосны с открытой корневой системой - в 2018 году их было высажено свыше 108 тыс.

Также мы используем опытные площадки, чтобы затем положительные наработки применять на все объемы рекультивации на территории нашего присутствия. Например, осенью прошлого года мы провели экспериментальную посадку 600 саженцев караганы древовидной (акации) с закрытой корневой системой на общей площади 3 га. Пробные посадки показали их высокую приживаемость – 96%. И в этом нам также помогают ученые СО РАН.

 Серьезная проблема в открытой угледобыче - очистка вод. Сколько очистных сооружений есть на предприятиях компании, насколько они отвечают современным требованиям? Какие планы по развитию этого направления?

— Наша компания – ответственный природопользователь, в том числе в сфере водопользования. У нас всего 26 так называемых выпусков – точек сброса, в основном это карьерные сточные воды (17 точек). В эксплуатации находятся 26 комплексов очистных сооружений, которые обеспечивают достаточно высокую степень очистки (в том числе и по технологическим нормативам НДТ – наилучших доступных технологий – прим. ТАСС). Это пруды-отстойники, фильтрующие массивы, один объект с применением биологической очистки – биоплато, модульные очистные сооружения механической и биологической очистки и пр.

 Расскажите подробнее о биоочистке.

— Очистное сооружение принципиально нового типа – двухступенчатое - мы ввели в 2018 году. Первая ступень – механическая с фильтрующей дамбой, вторая – так называемое биоплато, которое представляет собой высаженные растения (камыш и ряску), проходя через которые вода естественным образом доочищается, и на выходе после двух каскадов она даже лучше той, что мы изначально берем из водного объекта.

 Этого достаточно?

— Это серьезная проблема. В России установлены очень жесткие требования к качеству сбрасываемой воды. Фактически, согласно букве закона, на выходе после производства должна быть практически дистиллированная вода. Вместе с тем не дана оценка качеству воды, которую забирают выше по течению. Подчас мы должны очищать находящуюся в природной среде воду до такой степени, что на выходе она должна быть в два-три раза чище, чем на входе. Другими словами, мы должны сбрасывать воду гораздо более чистую, чем взятую нами из природного водоема.

Мы далеко не одиноки в этом вопросе, об этом говорят многие, в том числе на самых крупных и авторитетных площадках. Думаю, законодатели обратят на эту проблему внимание уже в ближайшее время.

Но и мы не стоим на месте. Привлекаем научные, коммерческие и образовательные организации для проведения поисков и создания технологии доочистки карьерных и сточных вод, что мы максимально можем достичь в рамках наилучших доступных технологий. Например, мы работаем с Уральским государственный горным университетом (Екатеринбург) - ученые изучили наши площадки, взяли образцы, просмотрели технологии доочистки сбрасываемых нами сточных вод, и теперь выдают нам рекомендации по увеличению степени их очистки. Результаты этой работы мы будем внедрять при строительстве новых и реконструкции существующих очистных сооружений.

В этой сфере надо интегрировать усилия самых разных структур. С одной стороны, применять НДТ и, с другой, добиваться устранения правовых коллизий на стыке действующего законодательства и практики его применения. Пример я привел.

 Особенность Кузбасса – ряд угледобывающих предприятий действует в черте городов. Спустя многие десятилетия это стало проблемой и для предприятий, и для населения, которое высказывает недовольство таким соседством. Может ли сегодня угольная отрасль вполне экологично работать в черте населенных пунктов?

— Не только так думаю, но и твердо уверен – да, может.

 Откуда такая уверенность?

— Потому что на эти вопросы уже есть ответы, которые предусмотрены действующим законодательством - по получению разрешения на выбросы, по установлению санитарно-защитных зон для производственных объектов, по обоснованию возможного воздействия на окружающую среду, которое будет безвредно для населения и для угольного предприятия. Наша компания ответственно относится к вопросам природопользования: мы имеем разрешительные документы в сфере природо- и водопользования, атмосферного воздуха, в области обращения с отходами, которые подтверждают достаточность технологий, которые мы применяем. Наши производственные объекты находятся от жилых построек в пределах санитарно-защитных и других зон. Мы это подтверждаем имеющейся документацией, выдаваемой нам уполномоченными государственными органами – Росприроднадзором, Роспотребнадзором, департаментом природных ресурсов и экологии Кемеровской области и другими государственными органами.

Проблема "соседства" имеет давние корни. Когда угольная промышленность в Кузбассе зарождалась, для горняков строилось временное жилье, достаточное для того, чтобы рабочие могли отдохнуть и снова идти на смену. В советском законодательстве не проговаривались такие вещи как санитарные и иные зоны. И эти постройки по-прежнему существуют, там живут люди, определенное недовольство местного населения имеет место. Но еще раз подчеркну, что там, где мы работаем, есть исчерпывающий пакет разрешительных документов, с развитием предприятий они периодически обновляются и пересматриваются.

И второй момент. Где мы только планируем, подчеркну – планируем, осуществлять производственную деятельность, там, действительно, может возникнуть негативное воздействие на жилые здания. Для таких случаев у нас предусмотрены среднесрочные программы по выкупу домов по адекватной рыночной цене и переселению тех жильцов и собственников земельных участков, которые попадают в эту зону воздействия. На эти цели компания выделяет значительные средства.

 Больше всего население, которое проживает вблизи угольных предприятий, беспокоит угольная пыль, взрывные работы на разрезах, шум от работы большегрузного транспорта, качество воды. Что могут сделать угольщики, чтобы исключить эти проблемы?

— Угольщики уже много делают для исключения этих проблем. Естественно, всегда найдется человек, которого уже само по себе даже чисто гипотетическое соседство с угольным предприятием категорически не устраивает. "Я просто не хочу рядом с вами находиться, поэтому прекратите свою деятельность и закройте все это на замок" – говорит он. Очень сложно ему что-то доказать, даже имея все официальные документы. Такой субъективный подход есть во всем мире, и в ведущих промышленных странах мира носителей таких умонастроений нисколько не меньше, чем в Кузбассе.

Ответ "Кузбассразрезугля" - и словом, и делом - применение современных, наиболее возможных технологий, которые в полной мере осуществляют охрану окружающей среды. Не углубляясь в технические аспекты, отмечу следующее. Мы производили опытные взрывы, при этом на площадку приглашали общественность, контролирующие органы, Ростехнадзор и департамент охраны окружающей среды. Все приборы зафиксировали практически нулевую сейсмическую составляющую от взрывов. И в атмосферу были выбросы практически нулевые. Лет десять назад в качестве взрывчатого вещества использовали тротил, а сейчас взрывчатку на основе селитры. Это, образно говоря, все равно что сравнивать счеты и современный калькулятор. Минимальное воздействие на окружающую среду от взрывов подтверждено замерами экспертов и специалистов государственных контролирующих органов.

 А пыль и шум?

— Что касается пылеподавления, то сегодня мы проводим опытные работы, в частности, по тем возможным местам, где будет образовываться пыль. Это технологические дороги, склады угля, отвалы внешних пород. Для полива помимо простой воды мы добавляем безопасные реагенты, которые образуют склеивающую пленку, и пылеподавление поднимается до уровня 99 в периоде процентов, то есть фактически вся пыль остается под пленкой.

Строим шумозащитные экраны от шума работающей техники и другого негативного воздействия там, где есть какое-то соседство с жилыми застройками. Работы ведутся по всем направлениям.

Вы спросили - что еще могут сделать угольщики. Я думаю, немаловажно – следовать принципу информационной открытости. Мы готовы говорить и показывать населению то, что здесь и сейчас делается по каждому направлению, мы готовы ответить на любые вопросы жителей. Но это должно, на мой взгляд, напоминать дорогу с двусторонним движением. Есть люди, кому это интересно, кто действительно имеет активную гражданскую позицию, а есть те, кем движут подчас корыстные интересы. Первые видят и дают объективную оценку, для нас ценную и полезную. Вторые скорее заинтересованы, так сказать, в медийном рэкете.

Считаю, что государственные органы должны видеть этот диалог и выносить суждение, соответствует ли это требованиям действующего законодательства в полной или не в полной мере, и показать, куда нам двигаться дальше.

Позиция наша такова: работать в этом направлении, не снижая темп. И быть более открытыми, более прозрачными быть для любого неравнодушного человека. Что в принципе наша компания и делает.

Мы общаемся с нашими коллегами, с крупнейшими предприятиями в угледобывающей отрасли. На различных платформах мы включены в действующую природоохранную политику государства. Например, я являюсь членом экспертного совета комитета Государственной думы РФ по энергетике, где мы даем оценку законопроектам в области энергетики и, в том числе, в природоохранной сфере, вносим на рассмотрение свои инициативы. И это дает ощутимые результаты. Мы входим и в рабочую группу Минэнерго РФ по вопросам экологизации угольной генерации. И некоторые инициативы, которые заявляются Минэнерго - следствие работы этой группы. Активно участвуем в конференциях и многих других важнейших форумах в этой сфере. В частности, в начале октября в столичном Манеже под эгидой Минэнерго и правительства РФ традиционно, уже в который раз, состоится Российская энергетическая неделя. Это площадка международного уровня. Мы намерены представить свои инициативы по теме рекультивации нарушенных земель на примере Кемеровской области.

Подчеркну - мы открыты в информационном пространстве, в пространстве взаимодействия с государственными и контролирующими органами, с органами государственной власти, региональной власти, с муниципалитетами, с жителями, с активными общественниками. Я думаю, что это - одно из важнейших направлений, без которого трудно представить себе современную компанию, которая позиционирует свою ответственность в области "зеленых" стандартов.

О компании

АО "УК "Кузбассразрезуголь" - предприятие сырьевого комплекса УГМК. В него входят шесть филиалов: разрезы "Кедровский", "Моховский", "Бачатский", "Краснобродский", "Талдинский", "Калтанский", а также шахта "Байкаимская".

УГМК управляет более чем 40 предприятиями различных отраслей промышленности в 14 регионах России и за рубежом. Компания является единственным российским производителем цинка, вторым по величине производителем меди, также выпускает стальной прокат, драгоценные металлы и добывает уголь.

Беседовал Георгий Летов 

Похожие новости

  • 03/06/2016

    Кузбасский робот-геоход: путешествия к центру Земли и Луны

    ​​Фантастика постепенно становится реальностью. 150 лет назад Жюль Верн написал один из знаменитых романов "Путешествие к центру Земли". Его с увлечением читали как современники, так и потомки писателя, убежденные в том, что предсказания великого фантаста никогда не станут реальностью.
    2661
  • 10/10/2017

    Конкурс «Интеллектуальное будущее Кузбасса – 2017»

    ​Федеральный исследовательский центр угля и углехимии СО РАН и Администрация Кемеровской области объявляют очередной конкурс "Интеллектуальное будущее Кузбасса - 2017" по следующим направлениям наук.
    1313
  • 08/08/2019

    Директор астрономической обсерватории ИГУ рассказал, зачем ученые наблюдают затмения

    ​Директор астрономической обсерватории ИГУ Сергей Язев , ученый секретарь научного совета РАН по астрономии Михаил Гаврилов и физик Анатолий Арсентьев в июле 2019 года в Чили наблюдали полное солнечное затмение.
    234
  • 19/06/2019

    Директор Лимнологического института СО РАН Андрей Федотов: слив бытовых стоков напрямую в Байкал должен быть запрещен

    ​Директор Лимнологического института СО РАН Андрей Федотов рассказал в интервью агентству "Интерфакс-Сибирь" о новых нормативах для стоков в Байкал, пролонгированном ущербе от БЦБК и нарушениях, допущенных при попытке строительства завода по розливу воды "АкваСиб".
    445
  • 14/05/2018

    Интервью с начальником управления научно-технического развития дирекции нефтепереработки «Газпром нефти» Андреем Клейменовым

    - Андрей Владимирович, расскажите о приоритетных направлениях НИОКР Газпром нефти. Что стоит на повестке дня в первую очередь?- Как известно, у нас есть утвержденные стратегические ориентиры до 2025 г.
    1100
  • 29/06/2016

    Нина Виниченко: нашим исследованиям сложно найти аналоги

    ​Ароматические углеводороды (АУ), или арены - важные химические соединения, которые производит нефтехимический комплекс России. С каждым годом потребность в аренах не уменьшается, а только возрастает. Аспирант ИППУ СО РАН Нина ВИНИЧЕНКО занимается проблемой получения АУ из метана и более высокомолекулярных углеводородов уже несколько лет.
    1363
  • 15/09/2016

    Валерий Бухтияров: катализ - междисциплинарная область науки

    ​Чаепития в Академии" — постоянная рубрика Pravda.Ru. Писатель Владимир Губарев беседует с выдающимися учеными. Сегодня мы публикуем интервью с членом-корреспондентом РАН, доктором химических наук, специалистом в области физико-химии поверхности, гетерогенного катализа и функциональных наноматериалов Валерием Бухтияровым.
    1836
  • 12/10/2017

    ​​Арктика: что это, где это, много ее или мало?

    Доктор технических наук, профессор, заведующий лабораторией инженерной геокриологии Института мерзлотоведения СО РАН​ Дмитрий Шестернев.​​​​​Резерв нефтегазовой промышленности— Дмитрий Михайлович, и все-таки, насколько огромна эта территория и почему она так притягательна?— На эти вопросы трудно ответить однозначно, поскольку существует много точек зрения.
    894
  • 19/07/2017

    Академик Владимир Мельников: надо заниматься новыми проектами и разработками

    ​​В реализации стратегического проекта Тюменского индустриального университета «Повышение эффективности освоения А​рктической зоны РФ» принимают участие представители профессорско-преподавательского состава, магистранты и аспиранты пяти учебных подразделений ТИУ — ИГиНа, ИМиБа, ИПТИ, ИТ и СТРОИНа.
    1408
  • 14/03/2016

    Карьера начинается с Арктики

    ​Магистрант геолого-геофизического факультета НГУ Андрей Картозия уверен, что прошедший Молодежный форум «Арктика. Сделано в России» станет трамплином для его профессиональной карьеры. Андрей работает инженером в лаборатории геоинформационных технологий и дистанционного зондирования Института геологии и минералогии В.
    3121