Не так давно президент США Дональд Трамп заявил о том, что намерен увеличить добычу и экспорт углеводородного сырья, используя данный шаг в противостоянии с Россией. Как мы знаем, большие надежды американское руководство возлагает на сланцевую добычу, поскольку именно благодаря «сланцевой революции» на мировом рынке увеличилось предложение нефти и газа, что существенным образом отразилось на ценах. Так, в прошлом году заработал первый американский терминал для экспорта сжиженного газа. За первые четыре месяца 2017 года американский экспорт СПГ  составил более 5 млрд. кубометров, восьмикратно превысив показатели аналогичного периода прошлого года. И хотя в мировых масштабах это совсем незначительная доля, она в определенной степени вынуждает российских экспортеров вести более гибкую политику в отношении европейских покупателей углеводородов. Например, России пришлось снизить цены на газ и заняться собственными проектами по сжиженному газу.

По нефти – схожая ситуация. Отмена конгрессом США сорокалетнего запрета на экспорт нефти привела к серьезному росту поставок нефти из этой страны, которые в текущем году приближались к миллиону баррелей в день.

Откровенно говоря, в России длительное время довольно скептически относились к «сланцевой революции». Во всяком случае, руководство ведущих российских нефтегазовых компаний еще три-четыре года назад не испытывали какого-либо беспокойства по поводу американских конкурентов, рассчитывая на длительное сохранение относительно высоких цен на углеводороды (именно так следует из открытых заявлений со стороны главы «Роснефти» и главы «Газпрома»). Российские эксперты, со своей стороны, сосредотачивали внимание на высокой себестоимости сланцевой добычи, что – на их взгляд – не давало американцам каких-то особых преимуществ по отношению к странам с развитой традиционной добычей (включая, конечно же, и Россию).

В свете сказанного остается выяснить, насколько серьезен для отечественных производителей нефти и газа «американский фактор». Можно ли считать данную тенденцию долгосрочной и не окажутся ли американцы мировыми лидерами в области прогрессивных технологий добычи нефти и газа, «застолбив» себе место и в нашей стране? Напомню, что для освоения арктического побережья с российской стороны уже привлекалась американская компания Exxon Mobil Corporation, пробурившая разведочную скважину в Карском море. Из-за санкций сотрудничество прекратилось, хотя в будущем отношения с Западом вполне могут вернуться в прежнее русло. Не случится ли так, что российские нефтяные и газовые гиганты и в дальнейшем будут полагаться на западные технологии и на западных специалистов, игнорируя отечественных разработчиков? Такие опасения есть.

Ситуацию разъяснил академик Алексей Конторович, выступая на недавней пресс-конференции в Институте нефтегазовой геологии и геофизики им. А.А. Трофимука СО РАН. На его взгляд, недавнее сотрудничество с американской компанией имело чисто рыночную подоплеку. Иначе говоря, американцы бурили скважину не потому, что у нас в стране напрочь отсутствуют соответствующие технологии и оборудование, а потому, что те предложили российским партнерам достаточно выгодные условия.  Как правило, они осуществляют подобные услуги за свой счет, рассчитывая на участие в последующем «дележе добычи». Наших производителей, очевидно,  такие условия нисколько не смущают. Судя по всему, у новоявленных «эффективных менеджеров», взявших в свои руки сервисный блок, существуют какие-то свои представления о выгоде. По словам Алексея Конторовича, руководство «Сургутнефтегаза», например, на такие условия не пошло, прекрасно осознавая, что «скупой платит дважды».

Для освоения арктического побережья с российской стороны уже привлекалась американская компания Exxon Mobil Corporation, пробурившая разведочную скважину в Карском море 

В общем, всё зависит от политики конкретной компании. Тем более, объективные обстоятельства вынуждают теперь наших производителей пересматривать устоявшиеся подходы к делу. В настоящее время, отмечает ученый, и «Роснефть», и «Газпром» стали уделять более серьезное внимание развитию технологий, чем было раньше. Так что нельзя уверенно говорить об их  готовности полностью «лечь» под американцев.

Что касается влияния американского экспорта на мировые цены, то в данном случае ситуацию необходимо рассматривать в историческом срезе. Рынок сегодня, действительно, волатилен.  И на то есть веские причины, полагает Алексей Конторович.

«Понимаете, - разъясняет он, - Соединенные Штаты с 1970-х годов наращивали импорт нефти. А затем – раз! - и в один год от этого отказались. И этот момент проглядели все – и мы, и арабы. В итоге на рынке оказались избытки нефти, которые и ударили по ценам».

Сейчас, в сложившейся ситуации, уже принимаются определенные «ответные» меры. Однако, по мнению Алексея Конторовича, ресурсы сланцевой нефти не бесконечны. «Добыча в сланцевых скважинах, - говорит он, - падает очень быстро. Поддерживать ее теми методами, которые используются при традиционной добыче, пока не удается. Поэтому я думаю, что это – рывок пятнадцати–двадцати лет. За это время американцы снимут «сливки», а дальше всё вернется на круги своя».

Алексей Конторович уверен, что и российская, и арабская традиционная нефть никуда не денутся, и будут устойчиво поставляться на рынки. Хотя, считает он, не учитывать «сиюминутные» ситуации мы не имеем права. Так, мы долгое время поставляли газ в Европу и были, фактически, монополистами. Кроме Норвегии с Россией никто соревноваться не мог. А затем на европейские рынки пришел сжиженный газ. Почему? Потому что с Ближнего Востока газ невозможно было поставлять в Европу обычным путем. В результате, благодаря новому технологическому решению, у России появился на Ближнем Востоке очень сильный конкурент в лице Катара и Ирана. Катар и Иран, по словам ученого, имеют вместе газа столько же, сколько имеет Россия. «Они вполне могут с нами конкурировать. И - к сожалению для нашего «Газпрома» - свою политику по газу они местами строят гораздо умнее», - отметил Алексей Конторович. В частности, он обратил внимание на то, что в Катаре и в Иране не сжигают (как это принято на наших месторождениях) жирный газ – пропан и бутан. В Катаре, например, специально построили газоперерабатывающие заводы, стали сжижать эти газы, создали для них специальную газохимию, выстроили всю технологическую цепочку. В общем, очень грамотно поставили всё дело. Теперь, по сути, россиянам приходится учиться у них. «Китайцы, - заметил Алексей Конторович, - покупают у них этот газ и строят на своем побережье предприятия по его переработке».

В России можно без проблем отправлять такой газ на переработку в Татарстан, где есть соответствующие производственные мощности. Однако в «Газпроме» считают, что им это не выгодно. Поэтому жирный газ банально сжигается на месте.

«Надо не только иметь ресурсы – надо их использовать так, чтобы приносить максимальную пользу экономике страны. У каждой компании, помимо корпоративных интересов, должны быть еще и государственные интересы. А если их не хватает, то государство должно это регулировать. Если государство потребует от компаний выделять этан, пропан, бутан и отправлять на переработку, то они никуда не денутся, и будут исполнять», - подытожил Алексей Конторович.

Таким образом, чтобы не проиграть в конкурентной борьбе, в вопросах недропользования необходимо наводить порядок. Государственные требования, по идее, должны быть выстроены так, чтобы стимулировать технологическое развитие отрасли. В противном случае Россия начнет стремительно терять свою долю в экспорте.

Та же «сланцевая революция» показала, что новейшие технологии способны оказывать сильное влияние на ситуацию на мировом рынке. А развитие технологий, в свою очередь, требует более внимательного отношения к науке, в том числе и с точки зрения финансирования перспективных разработок. Пока же общественность с увлечением обсуждает фантастическую зарплату главы «Роснефти» и стоимость его шикарной яхты. Полагаю, было бы намного лучше, если бы упомянутая компания прославилась столь же фантастическими вложениями в НИОКР.

Олег Носков

Источники

Когда Америка "наступает на пятки"
Академгородок (academcity.org), 13/10/2017

Похожие новости

  • 28/04/2016

    Россия обеспечена углеводородами на 57 лет

    ​Извлекаемые запасы нефти по категориям ABC1+C2 в России составляют около 29 млрд тонн. Об этом сообщил на заседании коллегии Министерства природных ресурсов и экологии РФ его глава Сергей Донской. "Извлекаемые запасы нефти по категориям ABC1+C2, по последним данным Государственной комиссии по запасам, составляют около 29 миллиардов тонн, обеспеченность России углеводородами составляет 57 лет", - сказал он.
    632
  • 24/04/2017

    Алексей Конторович: для развития нефтегазовой отрасли необходимы новые технологии

    ​Новых уникальных крупных месторождений нефти, подобные тем, которые в изобилии открывали в СССР во второй половине двадцатого века, на территории России нет. Для дальнейшего существования отрасли необходимо изменить парадигму развития.
    370
  • 30/08/2016

    Технологию добычи сланцевой нефти разработали благодаря санкциям

    ​В России сделан еще один важный технологический прорыв: созданы собственные технологии для разработки труднодоступной сланцевой нефти. Этот шаг имеет большое значение именно потому, что западные санкции закрыли для российской нефтянки доступ к соответствующей иностранной продукции.
    750
  • 19/06/2017

    В нефтехимической отрасли Россия значительно уступает ведущим мировым игрокам

    ​Если по добыче и переработке нефти Россия находится на уровне мировых лидеров, то в нефтехимической отрасли значительно уступает ведущим игрокам. Идеи и потенциал для роста есть.В 25 раз российский нефтегазохимический форум и международная выставка "Газ.
    425
  • 20/04/2016

    К 2040 году Россия сможет добывать до 650 млн тонн нефти в год

    Это станет возможным при условии освоения добычи сланцевой нефти. Россия также откроет новые месторождения и усовершенствует технологии нефтедобывающей отрасли. Об этом сообщил во вторник в ходе научной конференции в Новосибирске научный руководитель Института нефтегазовой геологиии геофизики СО РАН, председатель Научного совета РАН по проблемам геологии и разработки месторождений нефти и газа, академик РАН Алексей Конторович.
    1111
  • 01/02/2017

    Алексей Конторович: угленаукоград объективно нужен для развития угольного комплекса России

    ​Федеральный исследовательский центр угля и углехимии в Кемерове конституирован де-юре. Его научным руководителем по предложению губернатора Кемеровской области А.Г. Тулеева и руководителя Федерального агентства научных организаций (ФАНО) России стал академик Алексей Эмильевич Конторович, хорошо известный кузбассовцам по работе председателем Кемеровского научного центра.
    476
  • 30/09/2015

    Алексей Конторович: угленаукоград объективно нужен для развития угольного комплекса России

    ​Федеральный исследовательский центр угля и углехимии в Кемерове конституирован де-юре. Его научным руководителем по предложению губернатора Кемеровской области А.Г. Тулеева и руководителя Федерального агентства научных организаций (ФАНО) России стал академик Алексей Эмильевич Конторович, хорошо известный кузбассовцам по работе председателем Кемеровского научного центра.
    358
  • 09/06/2016

    Академик Конторович призывает начать развивать в России добычу сланцевой нефти

    Научный руководитель Института нефтегазовой геологии и геофизики Сибирского отделения РАН  Алексей Конторович считает, что на территории России необходимо развивать направление добычи сланцевой нефти, так как уже через 25-30 лет добыча традиционной нефти упадет вдвое.
    761
  • 14/02/2017

    Ученые ИНГГ СО РАН предложили использовать дрейфующую станцию для нефтеразведки

    ​Ученые Института нефтегазовой геологии и геофизики (ИНГГ) СО РАН предложили использовать для нефтеразведки в Арктике дрейфующую на льдине станцию. Опробовать технологию частично планируется в 2018 году на льду Обского водохранилища в Новосибирской области, сообщил ТАСС главный научный сотрудник лаборатории геоэлектрики ИНГГ Владимир Могилатов.
    504
  • 21/06/2017

    Диверсификация приходит на смену конверсии

    ​Участники Международного форума технологического развития «Технопром-2017» обсудили меры, которые позволят предприятиям оборонно-промышленного комплекса (ОПК) диверсифицировать производство и выпускать высокотехнологичную продукцию гражданского назначения.
    338