​Про таких, как врач Владимир Зельман, говорят "живая легенда". Действительно - очень живая. Каждое слово - с чувством, тут же - россыпь шуток, анекдотов, комплиментов, и это - после ночного перелета и целого дня встреч и переговоров.

Хотя что там переговоры и перелеты: его обычный рабочий день начинается в пять утра и длится двенадцать часов. Ему 82 года. Он родился в украинском городке и полжизни прожил в США. Но многие годы профессор Зельман платит трогательный моральный долг Новосибирску - потому что "за добро нужно быть благодарным". 

Владимир Лазаревич, вас называют пионером нейроанестезиологии. Вы - один из лучших анестезиологов Америки. Руководите сотней реаниматологов в госпитале. Участвуете в международных проектах по изучению мозга. Живете на берегу океана, наконец. Зачем вам эти поездки в Сибирь? Чего вы хотите добиться?

Владимир Зельман: Мой приезд - это часть большой работы над важным проектом. Мы создали первую в России зеркальную кафедру анестезиологии и реаниматологии - она будет одновременно работать в Институте медицины и психологии НГУ и университете Южной Калифорнии, где я работаю. Организован дистанционный курс лекций для студентов НГУ - их будут читать ведущие ученые университета из США. Заведующий кафедрой - мой друг, профессор Сергей Астраков, главврач новосибирской больницы N 25, которая станет клинической базой проекта.

Зеркальная кафедра - это объединение двух учреждений, которые "отражаясь" друг в друге, умножают собственные преимущества. Это отражение точек зрения, обсуждение новых путей решения задач современной, сложной молекулярной медицины. Университет в новосибирском Академгородке и его факультет, ставший институтом, имеет особую миссию.

Я поездил по миру, но нигде не видел такого уникального научного конгломерата, как Академгородок - здесь более тридцати исследовательских институтов, это комплекс lifesciences, и здесь особая атмосфера творчества. Новосибирску, безусловно, нужен второй мединститут - именно в Академгородке, для подготовки врачей-исследователей, врачей-инноваторов. И ректор НГУ Михаил Федорук, и директор Института медицины и психологии Андрей Покровский - энтузиасты создания этой программы. И мы надеемся, что, окончив обучение, выпускники будут получать здесь не только диплом врача, но и степень "doctor of philosophy" - в России это соответствует кандидату наук.

Я горжусь тем, что судьба связала меня с Новосибирском. Шестьдесят четыре года назад я приехал сюда из Украины и до сих пор считаю, что мне очень повезло. Поэтому я стараюсь быть полезным этому городу.

Как вы оказались в Сибири?

Владимир Зельман: Я родился в маленьком городе Сквира, мой отец был извозчиком. Почти все наши родственники погибли во время фашистского холокоста, а мы случайно спаслись. И, пережив это, я, окончив школу, уехал за пять тысяч километров от дома, хотя до Киева - всего сто километров и столько же до Винницы. Но путь туда мне был закрыт. "Ваша ридна мова - не украинска", - говорили мне и отказывались принимать в институт. Сейчас там происходит то же самое.

А почему выбрали именно Новосибирск, а не Москву, например?

Владимир Зельман: Это случай. Мой брат служил здесь в армии. И моя двоюродная сестра написала ему в письме, что Володя мечтает стать врачом, но его мечта, к сожалению, не осуществится. И он пошел к замполиту. А тот повел его к ректору Новосибирского мединститута - Григорию Залесскому. Конечно, они не сказали ему, почему просят за меня - тогда о "пятом пункте" молчали. Сказали так: мол, вот этот парень хочет остаться здесь на сверхсрочную, а у него есть брат, который окончил школу с медалью (мне дали серебряную медаль, а не золотую, все из-за той же "мовы"). Ректор ответил: "Вообще-то мы медалистов берем без экзаменов. Пусть присылает документы".

Получив диплом, я работал анестезиологом в институте Мешалкина. Здесь действовала очень интересная, уникальная - и не только для СССР - программа. Я бы даже сказал, что она во многом опередила то, о чем сейчас говорят в Америке, и о чем читают лекции американские врачи. Евгений Николаевич Мешалкин придумал декадники сердечной хирургии. То есть, как сейчас говорят, "вынос передовых технологий за пределы учреждения". Операции на сердце, диагностика, выхаживание - опыт, который был у хирургов института, передавался другим врачам страны.

Мы выезжали бригадами в разные города. В составе одной из таких бригад я приехал в Тюмень, где в то время начали создавать медицинский институт. Тогда анестезиология была новой специальностью, меня пригласили, и я организовал курс анестезиологии в Тюменском меде, стал доцентом. Работая там, я также был врачом санитарной авиации - на Ан-2 мы летали из Тюмени до Тобольска, Ханты-Мансийска, Уренгоя. Кстати, в тюменском университете до сих пор хранится "сумка Зельмана": набор анестезиолога, который мы брали на борт. Кстати, там мы впервые использовали вертолет в санитарной авиации - в экстренной ситуации нам помогли геологи.

Об организации работы в условиях Крайнего Севера я доложил на первой в СССР конференции анестезиологов в июне 1965 года в Москве. И мне предложили остаться в столице. Устроили на работу, дали квартиру и прописку. Я работал в институте усовершенствования врачей, в институте имени Бурденко и был также консультантом так называемого "кремлевского" медицинского управления. На одной из консультаций пациентом оказался доктор Арманд Хаммер - знаменитый миллиардер и большой друг Советского Союза. И он пригласил меня работать у него личным врачом.

Как вы отнеслись к такому предложению? В СССР у кого были личные врачи - только у Ленина и Сталина, наверное?

Владимир Зельман: Все главы государств имеют личных докторов, это требование протокола. А Арманд Хаммер был фигурой уникальной. В 1920-е годы он приехал в Россию в качестве врача-инфекциониста. У него, конечно, было желание посмотреть, что такое революция, ведь отец Хаммера был коммунистом. Здесь он понял, что в качестве врача вряд ли сможет принести большую пользу стране, где не хватает не то что лекарств, даже хлеба. Он организовал поставки зерна в Россию, познакомился с Лениным, который называл его товарищ Хаммер.

Как вы решились на переезд в США?

Владимир Зельман: Хаммер спросил: "Чем я могу вас отблагодарить?" Я сказал, что хотел бы посмотреть, как в Америке организована медицина. Через некоторое время Хаммер приехал к нам домой, на Алтайскую улицу, на лимузине - его тогда называли "членовоз", ЗИЛ-110. Смотреть сбежались все соседи - думали, это какой-то катафалк. Хаммер выходит и очень осторожно спрашивает: "А кто с вами поедет?" - "Я один". - "Хорошо. Билет я вам выписываю в одну сторону". Я почти взмолился: "Доктор Хаммер, у меня нет денег на обратную дорогу!" И тогда он на ломаном русском говорит: "Я не думал, что вы такой дурак! Я вас приглашаю на работу!"

Жена просила меня "не поддаваться на провокацию". Но я спросил совета у друзей - академика Святослава Федорова и нейрохирурга Эдуарда Канделя. Они сказали: "Если Хаммер приглашает, опасно ему отказывать..."

Почему опасно?

Владимир Зельман: Когда я уезжал, люди в штатском сказали мне на прощанье: "Только товарищу Хаммеру мы подарим вас". Он имел тогда очень большой вес в СССР. А 1929-м году Сталин планировал убить Хаммера, но у него были связи в НКВД, и его предупредили, что надо уезжать. Он сбежал и до середины 1950-х не появлялся в СССР. У него были личные письма от Ленина, и однажды он сделал с них копии и передал послу СССР в Америке. Сказал: "Может быть, пригодятся". Когда их показали Суслову, который был секретарем ЦК по идеологии, он воскликнул "Это же уникально! Где товарищ Хаммер?" - "В Америке". - "Пусть приезжает".

Арманд Хаммер использовал свое влияние для организации встреч на высшем уровне - Хрущева с Кеннеди, Картера с Брежневым. И до самой смерти (в 1990 году, в 92-летнем возрасте) играл большую роль в политике.

Вы много лет занимаетесь медициной. Что вы считаете самым важным событием в ней за этот период?

Владимир Зельман: Самым крупным рывком за время моей деятельности был проект "Геном человека". В 2000 году у меня была лекция "Человеческий геном и здоровье человека": я предвидел, что произойдут потрясающие революционные сдвиги в понятии патологии уже на молекулярном, а не на клеточном уровне. И это даст врачам ключ к диагностике, особенно ранней, и к тому, как использовать это при влиянии на генетические мутации. Новые методы ранней диагностики и прерывания или коррекции патологического процесса нужно искать на генетическом уровне.

Сегодня уж есть технологии, которые позволяют на уровне зарождающихся клеток после оплодотворения, если у родителей есть передающаяся по наследству патология, просто вынуть эти "поврежденные" части и избавить все последующие поколения от этой проблемы. Однако мы только в начале пути: сейчас технология на молекулярном уровне может дать сбой и привести к новой патологии, поэтому их пока не разрешено использовать. Но через несколько лет выбор мутирующих "кусочков" станет более точным.

Совершенствование таких технологий - как и раз и есть задача врачей-инноваторов, о необходимости воспитания которых я уже говорил.

Нина Рузанова

Похожие новости

  • 20/06/2018

    Возможные перспективы Академгородка 2.0

    ​Ведущие ученые СО РАН продолжили обсуждение проектов развития научной инфраструктуры Новосибирского научного центра. Новосибирский институт органической химии им. Н.Н. Ворожцова СО РАН выступил инициатором проекта «Сибирский центр малотоннажной химии».
    517
  • 06/09/2016

    Бельгийский ученый выступит в Новосибирске с лекцией о вкладе геномных технологий в селекцию животных

    ​Приглашаем на лекцию ученого мирового уровня, профессора генетики и геномики факультета ветеринарной медицины университета г. Льеж, Бельгия, Мишеля Жоржа The impact of genomics in animal breeding (Вклад геномных технологий в селекцию животных).
    1545
  • 13/07/2018

    Новосибирские ученые предложили создать Национальный центр генетических технологий

    ​ФИЦ «Институт цитологии и генетики СО РАН» выступил с инициативой создания Национального центра генетических технологий. Как рассказал избранный директор ФИЦ ИЦиГ СО РАН член-корреспондент РАН Алексей Владимирович Кочетов, проект ЦГТ нацелен на решение сразу нескольких стратегических задач: «Прежде всего, мы хотим на одной площадке получить полный набор современных исследовательских технологий, обеспечивающий возможность фундаментального изучения генетических систем и процессов человека, животных, растений и микроорганизмов на базовых иерархических уровнях организации живых систем: молекулярно-генетическом, клеточном, тканевом, организменном, популяционном, экосистемном».
    600
  • 28/07/2018

    В Новосибирске планируют открыть Центр генетических технологий

    ​Институт цитологии и генетики (ИЦиГ, Новосибирск) разработал проект создания к 2026 году центра компетенций "Генетические технологии" (ЦГТ). Об этом сообщил научный руководитель ИЦиГ СО РАН академик Николай Колчанов 27 июля во время совещания с министром науки и высшего образования РФ Михаилом Котюковым.
    382
  • 10/03/2017

    Российские ученые разработали новое вещество против вируса гриппа на основе природных соединений

    ​Ученые из Новосибирского института органической химии имени Н.Н. Ворожцова Сибирского отделения Российской академии наук, Новосибирского государственного университета и Научно-исследовательского института гриппа в Санкт-Петербурге разработали новый продукт широкого спектра противовирусной активности, в основе которого лежат природные соединения: терпены и терпеноиды.
    2003
  • 09/10/2018

    Что и как будут лечить в кластере ядерной медицины в Новосибирске

    ​В Советском районе Новосибирска до 2025 года должен появиться радиологический кластер — три центра для диагностики и лечения рака. Соглашение об этом 27 августа на выставке «Технопром-2018» подписали ректор Новосибирского госуниверситета Михаил Федорук, врио губернатора Андрей Травников и замгендиректора холдинга «Швабе» Сергей Попов.
    291
  • 09/06/2018

    ИЯФ СО РАН предоставит площадку для лечения

    ​Институт ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН готов предоставить на своей территории площадку для лечения методом бор-нейтронозахватной терапии онкобольных, которым не помогают другие методы. Это должно быть временным решением до появления специализированной клиники, проект которой разрабатывается в Новосибирском государственном университете.
    688
  • 10/10/2018

    Генетики расшифруют молекулярные основы болезней сердца

    ​Ученые из новосибирского Академгородка и Эдинбурга (Великобритания) планируют найти новые биомаркеры и мишени для лекарств при сердечно-сосудистых заболеваниях, а также разработать методы прогнозирования риска болезни.
    256
  • 10/08/2018

    Ученые установили, что боли в спине связаны с генами и депрессией

    Коллектив ученых из России (Институт цитологии и генетики СО РАН и Новосибирский государственный университет), Великобритании, США и Нидерландов провел масштабное полногеномное исследование ассоциаций болей в пояснице и различных других состояний.
    354
  • 19/09/2016

    Михаил Федорук: наше сотрудничество с Таиландом развивается с хорошей динамикой

    ​Исследовательский центр продовольственной безопасности (НГУ) и Школа биоресурсов и технологий Технологического университета им. Короля Монгкута Тонбури (Таиланд) уже осуществляют ряд совместных проектов.
    1560