События 1920–1921 годов, отметившие начало нового этапа в российско-монгольских отношениях, не раз становились объектом исследовательского интереса, однако одно из важнейших действующих лиц того времени до недавних пор выпадало из поля зрения историков. 

Забытый дипломат

Это дипломат Отто Иванович Макстенек, многое сделавший для укрепления основ дружбы между Советской Россией и Монголией.

Плацдарм революции в Азии

Герои Монгольской революции 1921 года — они на слуху. Прежде всего, это знаменитая «монгольская семёрка»: С. Данзан, Х. Чойбалсан, Д. Бодоо, Д. Чагдаржав, Д. Сухэ-Батор,Д. Догсом и Д. Лосол, стоявшие у её истоков. Их жизнь и вклад в революцию, национально-государственное и партийное строительство Монголии получили достойное освещение. Деятельность российских партийных функционеров, коминтерновцев, дипломатов и бурятских национальных демократов, сыгравших большую роль в осуществлении Монгольской революции, также широко описана в российской и монгольской историографии. Особенно выделяется деятельность первого председателя Центросибири, председателя Совмина и министра иностранных дел ДВР, заместителя председателя Сибревкома Б.З. Шумяцкого, награждённого монгольским орденом Красного Знамени № 1, и первого председателя Бурятского национального комитета, руководителя Монголо-Тибетского отдела Секции восточных народов Коминтерна, будущего председателя Реввоенсовета МНР Э.-Д. Ринчино.

Однако об Отто Ивановиче Макстенеке — первом уполномоченном Народного комиссариата иностранных дел РСФСР в Монголии, который внёс существенный вклад в укрепление дружбы между Советской Россией и Монголией, разгром Азиатской дивизии барона Унгерна и победу Монгольской революции 1921 года, мы не находим ни строчки ни в трёхтомном «Дипломатическом словаре», ни в энциклопедиях по истории Октябрьской революции и Гражданской войны в СССР. О нём имеются лишь скудные сведения, помещённые в «Мартирологе жертв политических репрессий, расстрелянных и захороненных в Москве и Московской области в 1918–1953 г.», где ни единым словом не упомянута его работа на поприще дипломата (см. таблицу).

В деле по обвинению Макстенека в контрреволюционной националистической деятельности группы латышей по ст. 58–10–11 УК РСФСР также нет ни слова о его пребывании на посту уполномоченного Советской России в Монголии.

maksten.jpg 
Фото из личного дела О.И. Макстенека

Описание внешности О.И. Макстенека встречается в воспоминаниях видного советского дипломата-китаиста М.И. Казанина1 и в работе крупного государственного деятеля и военачальника Монголии Х. Чойбалсана2. Лишь год назад появилась первая публикация о деятельности О.И. Макстенека на посту уполномоченного НКИД РСФСР в Монголии3.

docum.jpg 
​​​

В свою очередь, интерес РСФСР к установлению связей с Монголией был обусловлен не только географической близостью. Он имел более глубокие причины. Во-первых, советские руководители осознавали стратегическое значение Монголии: в деле распространения коммунистических идей ей отводилась роль плацдарма революции в Азии. Во-вторых, интерес к этой стране подогревался стремлением к возмещению огромных потерь в Гражданской войне за счёт монгольских ресурсов. Партийные и государственные органы РСФСР и ДВР*, на территории которой происходила значительная часть описываемых событий, стремились содействовать монголам в борьбе с китайскими захватчиками, а в более широком плане — в утверждении в государстве революционных начал.

choybals.jpg 

Х. Чойбалсан, 1934 год​

«…В борьбе за освобождение»

В марте 1918 года Советская Россия сообщила правительству Монголии о том, что отказывается от всех прежних договоров царского времени и готова к равноправным отношениям. В августе 1919 года с советской стороны поступило новое обращение к правительству и народу Монголии, в котором за последним признавалось право самостоятельно устраивать государственную жизнь и предлагалось установить дипломатические отношения.

В марте 1920 года в Ургу прибыл сотрудник Сибирского бюро ЦК РКП(б) Н.Г. Буртман, который разъяснил монгольским революционерам суть политики большевистской партии. А в мае 1920 года в Ургу приехали советские представители во главе с сотрудником Сибирского бюро РКП(б) С.С. Борисовым. Тогда же у монгольских революционеров возникает мысль направить делегацию в Россию для переговоров. 25 июня того же года на Учредительном собрании МНП такое решение было принято: сначала планировалось отправить С. Данзана и Х. Чойбалсана, за ними — Д. Бодоо и Д. Чагдаржава, а чуть позднее — Д. Сухэ-Батора, Д. Догсома и Д. Лосола.

suhe.png 
* Прим. ред.: Дальневосточная республика (ДВР) – де-юре независимое демократическое государство на территории российского Дальнего Востока и Забайкалья, была создана решением ЦК РКП(б) и провозглашена 6 апреля 1920 года Учредительным съездом трудящихся Прибайкалья (столица – Верхнеудинск). Создание ДВР помогло предотвратить прямой военный конфликт между Советской Россией и Японией и способствовало выводу иностранных войск с территории Дальневосточного края. В октябре-ноябре 1920 года представители ряда областных правительств законодательно оформили объединение в Дальневосточную республику, с перенесением столицы в Читу. 27 апреля 1921 года на части территорий Забайкальской и Прибайкальской области была создана Бурят-Монгольская автономная область. 15 ноября 1922 года ДВР пополнила состав РСФСР (Дальневосточная область), все составлявшие ДВР области (кроме БМAO) получили статус губерний.

В июне 1920 года в пограничном городе Троицкосавске начало работать представительство Народного комиссариата иностранных дел (НКИД) Советской России в Монголии. Уполномоченным НКИД РСФСР в Монголии был назначен Отто Иванович Макстенек. Однако он не был пропущен китайскими оккупационными властями в Ургу и был вынужден остановиться на границе, в Троицкосавске. Обосновавшись здесь, он приступил к налаживанию контактов с монгольскими революционерами и организации их связи с представителями советской власти и Коминтерна в Сибири.

Макстенек был первым официальным лицом, принимавшим монгольских делегатов. О его работе с монголами можно узнать из доклада «Итоги деятельности уполномоченного Наркоминдел в Монголии О.И. Макстенека за время с 1-го июня 1920 года по март 1921 года», заверенная копия которого хранится в Центральном архиве внешних сношений Монголии4. В докладе говорилось, что организационная работа дипломата началась со знакомства с С. Данзаном и Х. Чойбалсаном, прибывшими к нему с письмом от создателя в Урге нелегальной большевистской организации М.И. Кучеренко в середине 1920 года.

inspect-kav.jpg 
Инспектор кавалерии Рабоче-крестьянской Красной армии и член Реввоенсовета СССР Семён Будённый (справа) в своём кабинете с Хорлогийном Чойбалсаном (слева) во время его пребывания в Москве. 1926 год. Фото РИА Новости

Именно О.И. Макстенеку было озвучено обращение делегации представителей монгольского народа и МНП с просьбой «начать переговоры с правительством Советской России для оказания помощи Монголии в её борьбе за освобождение».

В ответ О.И. Макстенек выразил уверенность, что монгольский народ обретёт независимость. При этом он извинился за то, что не может принять делегацию официально — как представителей монгольского народа — ввиду нелегальности положения МНП «при теперешних обстоятельствах международной политики». Тем самым уполномоченный подчеркнул: международное положение РСФСР таково, что она не может напрямую контактировать с представителями нелегальной монгольской партии, поскольку эти действия могут вызвать нежелательную реакцию со стороны Китая, США и Японии.

Так ДВР приобретала статус не только «буфера», но и «конспиративной квартиры», Троицкосавск становился форпостом будущей монгольской революции, а самому Макстенеку отводилась особая роль. В «Краткой истории возникновения национальной революции монгольского народа» подчёркивается, что С. Данзану и Х. Чойбалсану было поручено «…встретиться с консулом Макстенеком, получить указание о дальнейшем пути, по пребыванию на отправленное им место ставить его в известность о своих делах с дальнейшей передачей в Ургу».

«Делегация от всего монгольского народа»

Уполномоченный НКИД РСФСР был осведомлён о делах монголов, знал о цели приехавших и собирался отправить их в столицу ДВР Верхнеудинск. В ожидании парохода из Верхнеудинска С. Данзан и Х. Чойбалсан провели ещё несколько дней в Троицкосавске, ежедневно они бывали у О.И. Макстенека и осуществляли приготовления к дальнейшей поездке. В свою очередь, уполномоченный вплотную занимался вопросами отправки С. Данзана и Х. Чойбалсана, находясь в прямой связи с председателем Совета министров ДВР Б.З. Шумяцким. Поэтому О.И. Макстенек отправил монголов без сопроводительного письма, указав лишь адрес, по которому им следовало прийти.

Вторая группа делегатов — Д. Бодоо и Д. Чагдаржав — прибыла в Троицкосавск в начале августа. Вместе с ними ехали С.С. Борисов и Ц.И. Дашепылов. При встрече с О.И. Макстенеком Д. Бодоо и Д. Чагдаржав вручили ему «Обращение от представителей монгольского народа и Народнореволюционной партии Внешней Монголии». В документе, датированном 2 августа 1920 года, говорилось: «…в результате соглашения в Советскую Россию отправляется правомочная делегация от всего монгольского народа с целью установления прочной связи между революционным народом Российской Республики и Монголией, выяснения отношения Советской власти к Монголии в её борьбе за освобождение».

togtoh.jpg 
Стоят (слева направо): С. Тогтох, неизвестное лицо, Э.-Д. Ринчино, С. Данзан, Д. Сухэ-Батор, А. Данзан, Б.З. Шумяцкий, неизвестное лицо, Д. Бодоо,
Н. Дамдин, Д. Цэдэн-Иш (Дашепылов); Сидят (слева направо): Доржпалам, Баваасан, Г. Гүрсэд, М. Бат-Очир, Н. Жадамба, Д. Баодандорж, Аюушбал (Аюуш Балыков). Фотография сделана перед отъездом делегации Монгольского Народного Правительства во главе с С. Данзаном в Москву для переговоров с Правительством РСФСР. Урга. 28 сентября 1921 года

Третья группа монгольских делегатов — Д. Сухэ-Батор, Д. Догсом и Д. Лосол — прибыла в Троицкосавск 8августа 1920года. Их встретили О.И. Макстенек и представитель Дальневосточного секретариата Коминтерна И.А. Сороковиков. Делегация привезла «Письмо князей и лам Внешней Монголии». С этим документом Д. Сухэ-Батор, Д. Догсом и Д. Лосол, прибыв в Иркутск, обратились к Сибирской миссии ЦК РКП(б) и Советскому правительству.

Таким образом, с 4 июля по 10 августа 1920 года Троицкосавск был местом приёма трёх групп монгольских делегатов, где они отрабатывали все организационные вопросы с уполномоченным НКИД РСФСР О.И. Макстенеком, а затем с его помощью направлялись в Верхнеудинск для встречи с руководством ДВР.

«С просьбой о помощи…»

Даже эти отрывочные сведения свидетельствуют, что О.И. Макстенек плотно занимался вопросами отправки монгольской делегации в столицу ДВР. Он находился в прямой связи с председателем Совета министров Дальневосточной республики Б.З. Шумяцким, осуществляя экономическое, финансовое, политическое и оперативное обеспечение пребывания монгольской делегации на территории ДВР и переезда в Иркутск. Именно поэтому в целях конспирации он отправил монголов без сопроводительного письма, дав лишь адрес, по которому они должны были обратиться.

2 ноября 1920 года на востоке, в местности Гилбэр, монгольскую границу пересекла Азиатская конная дивизия барона Унгерна, который при помощи монголов 4 февраля 1921 года освободил Ургу от китайских войск. Победа Унгерна над китайцами во многом была обеспечена монгольскими войсками, мобилизованными по указу Богдо-хана. В результате был освобождён и вновь возведён на трон Богдэ-гэгэн, восстановлена монгольская автономия, а барон на короткое время превратился в национального героя Монголии. К нему стремились разрозненные белогвардейские части, отошедшие на территорию Монголии, а на севере сконцентрировались китайские войска. Сложившаяся ситуация в Монголии вынудила оставшихся в Иркутске делегатов МНП обратиться 2 ноября 1920 года в Секцию восточных народов Коминтерна и через неё к российским властям с просьбой о введении советских войск в Монголию для борьбы против оккупантов, хотя председатель Сибревкома И.Н. Смирнов был против ввода частей Красной армии и ДВР в Монголию.

s-len.jpg 
Сухэ-Батор встречается с Лениным

17 ноября 1920 года в Иркутске состоялось совместное совещание советских и монгольских революционеров. На нём было принято решение о подготовке вооружённой борьбы против китайских войск в Монголии. Перед революционерами были поставлены задачи: провести разведку мест дислокации китайских войск ибелогвардейских отрядов, организовать пропаганду среди монгольского населения о необходимости вооружённой борьбы против иноземных захватчиков, проводить работу по объединению сил национально-освободительного движения, создать народно-революционную армию. А уже 7 декабря 1920 года в Сибирскую миссию НКИД РСФСР ушла телеграмма О.И. Макстенека о воззвании Богдо-хана, запрещающем монголам присоединяться к белым.

В конце 1920 года Макстенек отправляет в Сибирскую миссию поступившее на его имя «Обращение князя Туше-гуна Бейсе Цахарского хошуна Тушетухановского аймака Внешней Монголии к уполномоченному НКИД РСФСР с просьбой о защите и покровительстве»: «Командированный китайским правительством для управления делами Внешней Монголии сановник Чой-си-чан и другие подчинённые ему развращённые чиновники нарушили исконные религиозные и национальные обычаи, с которыми монголы сроднились, производили аресты и притеснения более честных князей, чиновников и лам, противозаконным образом отбирали имущество у монгольского населения. Монголы, не в силах вынести создавшегося положения, организовали в Урге народную партию для объединения и отправили уполномоченных к Российскому Советскому Правительству с просьбой о помощи».

Революция —  путь к независимости

1–3 марта 1921 года в Троицкосавске, на квартире О.И. Макстенека, прошёл первый съезд Монгольской народной партии. Съезд избрал ЦК партии, принял политическую платформу и поставил задачи предстоящей революции: ликвидация империалистического гнёта, завоевание национальной независимости, установление народной власти, демократизация общественной жизни страны. Вскоре МНП вошла в Коминтерн в качестве сочувствующей партии.

Тогда же начали формироваться первые четыре полка, положившие начало созданию вооружённых сил Монголии, вопросами вооружения и военного обучения которых занимался О.И. Макстенек.

Так, 1 марта 1921 года член РВС 5-й армии К.И. Грюнштейн отдаёт приказ сотруднику РВС 5-й армии Морголину:

«Предлагаю Вам немедленно выехать [в] Троицкосавск, где, не теряя ни минуты, приступить к вооружению монгольских революционеров по указанию т. Макстенека, а также приведению их в наикратчайший срок в боевой порядок. Дальнейшие указания вы получите через т. Макстенека. Мною в Троицкосавск срочно отправлен транспорт с оружием. Желательно, чтобы Вы захватили с собой 500 винтовок и 5 пулемётов, которые мною будут возмещены немедленно в Чите».

А 14 апреля 1921 года в адрес заведующего отделом Востока НКИД РСФСР Я.Д. Янсона уже была направлена телеграмма О.И. Макстенека о плане наступления на Ургу и первых успехах красномонгольских частей.

chasti.jpg 
Все это свидетельствует о том, что Отто Иванович держал в руках все нити информационной, финансовой, идеологической и военно-боевой составляющих национально-освободительной борьбы монгольского народа и осуществления революции 1921 года. Оего заслугах свидетельствует следующий драматический факт: из протокола обыска за № 10828 от 19 февраля 1938 года следует, что у О.И. Макстенека был конфискован орден Красного Знамени МНР, выданный ему с грамотой…5

В октябре-ноябре 1921 года в Москве состоялись переговоры правительственных делегаций Советской России и Монголии, на которых монгольская сторона объявила о своих претензиях на статус Монголии как независимого государства.

5 ноября 1921 года в Москве были подписаны Соглашение между правительством РСФСР и правительством Народной Монголии об установлении дружественных отношений, протоколы об отказе России от концессий и экономических привилегий царского правительства в Монголии и о сотрудничестве в области судопроизводства. Стороны договорились обменяться дипломатическими и консульскими представителями. 31мая первый монгольский посланник вМоскве Даваа-гун вручил верительные грамоты председателю ВЦИК РСФСР М.И. Калинину.

Первым послом Советского государства в Монголии стал Николай Маркович Любарский.

Леонид Курас, доктор исторических наук, профессор, Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН
Базар Цыбенов, кандидат исторических наук, доцент, Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН​










Источники

К 100-летию установления дипломатических отношений между Россией и Монголией
Российское историческое общество (historyrussia.org), 15/09/2021

Похожие новости

  • 11/01/2021

    Доктор исторических наук Фирс Болонев: к 85-летию выдающегося этнографа

    ​В вышедшем недавно сборнике международной научной конференции Баландинские чтения, партнёром который выступил ИАЭТ СО РАН, опубликована статья Е.Ф. Фурсовой и А.И. Голомянова «Труды Ф.Ф. Болонева о традиционном жилище русских Забайкалья».
    453
  • 07/10/2017

    Институту монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН исполнилось 95 лет

    5-6 октября в рамках празднования юбилейной даты в стенах БНЦ СО РАН прошла международная научная конференция «Мир Центральной Азии». 5 октября состоялось торжественное совещание, где были награждены сотрудники института.
    3239
  • 30/06/2017

    Календарь памятных дат СО РАН. Июль 2017

    «Календарь памятных дат Сибирского отделения Российской академии наук» создается Отделением ГПНТБ СО РАН. В нем отражаются наиболее значительные события из истории Сибирского отделения РАН.
    2536
  • 04/05/2017

    Календарь памятных дат СО РАН. Май 2017

    ​«Календарь памятных дат Сибирского отделения Российской академии наук» создается Отделением ГПНТБ СО РАН. В нем отражаются наиболее значительные события из истории Сибирского отделения РАН.
    2567
  • 27/12/2016

    Институту истории, филологии и философии СО РАН - 50 лет

    ​В составе научно-исследовательских институтов, организованных в новосибирском Академгородке в 1957-1958 гг., поначалу не было гуманитарного учреждения.  Однако потребность в исследовании истории и культуры Сибири поставила на повестку дня вопрос о создании такого подразделения.
    2905
  • 02/06/2017

    Календарь памятных дат СО РАН. Июнь 2017

    «Календарь памятных дат Сибирского отделения Российской академии наук» создается Отделением ГПНТБ СО РАН. В нем отражаются наиболее значительные события из истории Сибирского отделения РАН.
    2629
  • 03/10/2018

    Алексей Павлович Окладников: 110 лет со дня рождения

    3 октября исполняется 110 лет со дня рождения известного ученого-археолога, доктора исторических наук, Героя Социалистического Труда Алексея Павловича Окладникова. Он родился в семье учителя, в деревне Констатиновка Жигаловского района.
    3829
  • 05/10/2016

    Главная библиотека Сибири: полвека работы в Новосибирске

    ​В честь 50-летия со дня открытия здания на улице Восход в ГПНТБ СО РАН проходит научно-практическая конференция "Библиотека традиционная и электронная: смыслы и ценности". Директор Государственной публичной научно-технической библиотеки СО РАН кандидат технических наук Андрей Евгеньевич Гуськов напомнил, что она имеет две даты рождения.
    4371
  • 01/11/2016

    Календарь памятных дат СО РАН. Ноябрь 2016

    ​«Календарь памятных дат Сибирского отделения Российской академии наук» создается Отделением ГПНТБ СО РАН. В нем отражаются наиболее значительные события из истории Сибирского отделения РАН.
    2724
  • 21/06/2017

    Новосибирск отметит 120-летие со дня рождения Юрия Васильевича Кондратюка

    ​​21 июня в 12.00 на площадке перед ГПНТБ СО РАН состоится открытие уличной выставки «Дотянуться до Луны» и презентация редкого экземпляра книги Юрия Кондратюка «Завоевание межпланетных пространств».
    2650