​Предлагаем вашему вниманию интервью с вице-директором ОИЯИ членом-корреспондентом РАН Владимиром Кекелидзе, выпущенное научно-популярным электронным журналом «Научная Россия» к 65-летию ОИЯИ. В юбилейный цикл также вошли интервью с научным руководителем ОИЯИ академиком РАН Виктором Матвеевым, опубликованное 25 марта, и интервью директора ОИЯИ академика РАН Григория Трубникова, вышедшее 27 марта.  

В Объединенном институте ядерных исследований в Дубне продолжаются работы в здании, где устанавливают Multi-Purpose Detector, или, сокращенно – MPD. В желтом саркофаге остается важный элемент будущего детектора — катушка сверхпроводящего соленоидального магнит​а. Ее привезли из Италии в конце прошлого года, сейчас ученые Дубны ждут специалистов от производителя, чтобы провести испытания до ее установки в магнитопровод. 

А непосредственно на участке, где позже будет стоять детектор, сейчас собран магнитопровод: своего рода металлический кожух, в который поместят катушку . Подготовили и рельсы для перемещения и точной отстройки MDP, относительно которого будут сталкиваться частицы. 

В год 65-летия института руководитель проекта Владимир Кекелидзе рассказал о проекте NICA в рамках международного сотрудничества.
Устройство MDP. Изображение с сайта проекта NICA 

— В то время, когда институт был основан, 65 лет назад, могли ли ученые подумать, что на этой площадке будет развиваться настолько масштабный проект? 

— Через год после образования института запустили знаменитый синхрофазотрон. Он уже готовился на этой площадке, в соседнем здании. Там, где недавно запустили бустер. Это был величайший успех советской и мировой науки, потому что впервые была достигнута энергия 10 гигаэлектронвольт. Тогда этого в мире еще никто не достиг, мы были лидерами в области ускорительной техники. 65 лет назад мы уже были на достаточно хорошем счету, и мировая наука отдавала должное успехам института и лабораторий. 

В 90-е был тяжелый период. Сейчас институт возрождается, он на большом подъеме. К этому привели такие крупные флагманские проекты в институте как NICA, Фабрика сверхтяжелых элементов и Байкальский телескоп. Есть и ряд других проектов, немного меньших по масштабу. 

— Сейчас, вспоминая Объединенный институт ядерных исследований, вспоминают и проект NICA. Как это говорит об институте? 

— Мы находимся на достаточно высоком мировом уровне. Те научные задачи, которые будут здесь решать, не могут быть решены ни на одной другой мировой установке. Только создавая такие установки, которые решают уникальные задачи, которые являются лидерами, мы можем привлечь большую интернациональную команду ярких талантливых физиков. 

Без такой команды подобные задачи не решить, поэтому мы создаем не просто установку. Это интеллектуальный магнит, который позволит собрать лучшие умы со всего мира, которые хотят решить вместе с нами эту амбициозную задачу. Эти умы уже собираются: у нас три установки, вокруг которых организуются международные коллаборации. 

Вокруг установки MPD, уже более 500 участников из 11 стран мира. Более 40 научных центров. Вторая установка поменьше и уже запущена, там получают научные данные. Она называется «Барионная материя на нуклотроне» (BM@N) – там больше 250 участников из десяти стран и 20 научных центров. И третья установка, которая будет в другой точке пересечения пучков коллайдера – это Spin Physics Detector, SPD. Там будет решаться совсем другая задача, и физика там будет совсем другая. Эта коллаборация еще не сформирована, нет управляющих органов, но заявились уже больше трехсот ученых. Всего мы ожидаем более 2000 ученых, работающих на этих трех установках. 

— Подобные проекты, как их еще называют «мегапроекты» – это определенный статус для принимающей стороны? 

— «Мегапроектами» их называют потому, что это несколько отдельных проектов. Каждая из этих установок это проект. Это ряд проектов, объединённых в одну задачу. Это и международный статус, это и большой интернациональный коллектив участников проекта. Все это в комплексе и есть мегапроект. 

Чтобы приступить к такому проекту, необходима не просто идея, необходима очень глубокая экспертиза. Прежде, чем расходовать такие человеческие и финансовые ресурсы, надо рассчитать, что поставленные задачи этого стоят. Поэтому, прежде чем наш проект получил «зеленый свет», мы прошли не только внутренние экспертизы, но и международные. Проект докладывался на десятках международных престижнейших конференциях, даже правительство России организовало такую экспертизу через представителей крупнейших европейских центров чтобы получить и оценку того, что мы делаем. 

Европейская комиссия, рассмотрев наш проект, включила комплекс NICA как элемент европейской научной инфраструктуры. Это важно, потому что европейские ученые могут обращаться за грантами в Европейский союз для того, чтобы участвовать в наших исследованиях. 

— 65-летие института в этом году совпало с Годом науки и технологий. Какие проекты, связанные с проектом NICA, готовятся? 

— Один из проектов NICA, который включили в Год науки, это интеграция бустера в систему ускорительного комплекса и проведение пучка до уже действующей установки. Над ней работает международный коллектив ученых. Это ожидается в конце декабря. 

Видео: Научная Россия.

Фото: Владимир Димитриевич Кекелидзе, член-корреспондент РАН, исполняющий обязанности вице-директора ОИЯИ по мега-сайенс проекту NICA. Фото: Николай Малахин

Похожие новости

  • 30/03/2021

    Фундаментальное сотрудничество: 65 лет Объединенному институту ядерных исследований

    ​Научно-популярный электронный журнал «Научная Россия», выпустил к 65-летию ОИЯИ цикл интервью с руководителями Объединенного института. Первым вышло интервью с научным руководителем ОИЯИ академиком РАН Виктором Матвеевым.
    395
  • 18/01/2019

    Какое место отведено России в большой «лунной гонке»?

    ​В конце 2018 г. глава "Роскосмоса" Дмитрий Рогозин сообщил о новой концепции освоения Луны. По его словам, перед РФ стоит задача более масштабная, чем стояла перед США в 1970-е годы. По силам ли нам это? Легенда о "Барминграде".
    1556
  • 24/03/2021

    Ловушка для призраков: астрофизики черпают нейтрино из Байкала

     Дмитрий Наумов (на снимке) недавно вернулся с Байкала, где в торжественной обстановке открыли один из крупнейших в мире глубоководных нейтринных телескопов. Дмитрий Вадимович – заместитель директора лаборатории ядерных проблем им.
    570
  • 20/04/2021

    Как ловят нейтрино на дне Байкала

    ​Пока вы читаете эти строки, сквозь вас "пролетают" миллиарды нейтрино. Некоторые из них родились в недрах Солнца, другие образовались в атмосфере, третьи проделали невероятный путь из самых отдаленных уголков Вселенной.
    436
  • 11/11/2020

    Математика мирового уровня, информационные технологии, подводные роботы, исследования космоса и Байкала

    ​Институт динамики систем и теории управления имени В. М. Матросова СО РАН (Иркутск) — один из самых молодых в плеяде академических учреждений Приангарья. Создание в Иркутске вычислительного центра планировалось еще в 1960-е годы академиком Львом Александровичем Мелентьевым, но по ряду причин его создание началось позже.
    496
  • 16/11/2020

    Физика прекрасна своей непредсказуемостью

    ​​От ядерной энергетики мы сможем отказаться, когда освоим термоядерную. Научный руководитель Объединенного института высоких температур РАН академик Владимир Евгеньевич Фортов уверен, что нам поможет в этом «Росатом».
    553
  • 30/10/2019

    Как возглавить научную группу: инструкция к применению

    ​В начале октября в Сочи прошла организованная центром фотоники и двумерных материалов МФТИ конференция 2D Materials, одним из докладчиков которой стал руководитель научной группы в Технологическом университете Чалмерса Тимур Шегай.
    762
  • 29/10/2019

    Новосибирский ученый – автор новаторских работ в области лазеров на свободных электронах

    Американское физическое общество (APS) избрало своим почетным членом заведующего лабораторией Института ядерной физики (ИЯФ) им. Г. И. Будкера СО РАН, члена-корреспондента РАН Николая Винокурова — за новаторскую теоретическую и экспериментальную работу в области лазеров на свободных электронах.
    1071
  • 29/06/2021

    Физика высоких энергий: от атома к просторам Вселенной

    Физика высоких энергий и элементарных частиц исследует свойства и поведение фундаментальных составляющих материи. Для изучения микромира необходимо использовать высокоэнергетичные ускорители, в которых заряженные частицы разгоняются до скоростей, близких к скорости света, а затем сталкиваются друг с другом как встречные пучки или с неподвижной плотной мишенью.
    185
  • 16/10/2018

    Профессор Ильдар Габитов: электроника зашла в тупик

    ​Фотонный компьютер, Wi-Fi из лампочки, материалы-невидимки, боевые лазеры и сверхчувствительные сенсоры... Все это плоды одной и той же науки - фотоники. О том, почему именно свет сегодня стал объектом изучения чуть ли не для половины физиков во всем мире, "Огоньку" рассказал профессор Сколтеха Ильдар Габитов.
    1743