​Два российских астрофизика - главный научный сотрудник САО РАН, доктор физико-математических наук Игорь Караченцев и заведующий лабораторией внегалактической астрофизики и космологии, доктор физико-математических наук Дмитрий Макаров - в 2017 году удостоены международной премии Web of Science Awards за выдающийся вклад в развитие науки. Оба работают в Специальной астрофизической обсерватории РАН (САО РАН). На вопросы корреспондента “Поиска” отвечает Дмитрий МАКАРОВ.  


- Дмитрий Игоревич, премия Web of Science Awards вручается за высокий уровень цитирования научных работ. Следовательно, они очень актуальны для научного сообщества? 
- Видимо так, раз эксперты компании отобрали их. Хотя я отношусь к подобного рода измерениям с некоторым юмором. Далеко не все хорошие работы оказываются высокоцитируемыми. Однако цитируемость, несомненно, отражает востребованность тех или иных работ. Отмеченные исследования проводились как вместе с моим учителем Игорем Дмит­риевичем Караченцевым, так и мною самостоятельно. Один из таких проектов, удостоенных внимания, -  база наблюдательных данных о внегалактических объектах. Таких универсальных баз данных в мире несколько. Одна из них - старейший каталог галактик HyperLeda, в команде которого я работаю. Еще одна развивается при поддержке NASA. Они дополняют друг друга и в то же время конкурируют между собой. На первый взгляд, работа носит рутинный характер. Собираем данные наблюдений, обрабатываем, сводим в единую систему, предоставляя ученым наборы хорошо обработанных и гомогенизированных величин.

- Вас интересуют все объекты за пределами Млечного пути или конкретные?
- HyperLeda концентрируется на галактиках, но в базу данных попадают и звезды (как нашей Галактики, так и других), и звездные скопления, и туманности. Связано это с тем, что изначально бывает невозможно классифицировать природу наблюдаемого объекта только по фотометрическим данным. С получением новых фактов конечные данные могут пересматриваться. Скажем, первоначально обнаружилось скопление звезд. Но дальнейшие исследования показали, что это - галактика. Приходится отсеивать много “наблюдательного мусора”. База данных постоянно пополняется, меняется, уточняется.

- А результаты столь кропотливой работы становятся важными помощниками ученых во всем мире, изучающих различные космические объекты как внутри нашей Галактики, так, в первую очередь, за ее пределами? Они ведь постоянно обращаются к этим базам данных. 
- Совершенно верно. Причем научные интересы у коллег разные. Мы подчас не знаем, каким исследованиям помогла наша работа. Востребованы результаты и другого большого проекта, в котором я участвую. По инициативе И.Караченцева мы активно изучаем близкие к нам галактики, то есть находящиеся на расстояниях порядка 10 мегапарсек (33 миллиона световых лет). В ходе исследований мы получили порядка 400 их изображений на космическом телескопе “Хаббл”. В результате создана база данных, содержащая всю имеющуюся на сегодняшний день информацию об этих галактиках. Но основной целью было определение расстояний до близких галактик и изучение кинематики расширения близкой Вселенной. Как правило, основным “инструментом” для измерения высокоточных расстояний являются цефеиды (класс пульсирующих переменных звезд).

Это, образно выражаясь, звездные “маяки” Вселенной. Точность измерений достаточно высока, однако метод очень трудоемкий. Например, только на одну галактику нужно потратить месяцы наблюдений. Мы же использовали другие маяки - ярчайшие красные гиганты. Их светимость была принята за стандартную. Этот метод основывается на анализе звездных популяций и позволяет за 20-40 минут, то есть за один оборот хаббловского телескопа вокруг Земли, получить глубокое изображение галактики, увидеть “слабые” красные гиганты и оценить расстояние до них. Как показали наши исследования, метод оказался очень эффективным. Правда, у него есть одно ограничение: мы не можем далеко “уходить” во Вселенную. Зато в ближайшем окружении удалось измерить расстояния до 400 с лишним галактик. Для сравнения: с помощью цефеид на сегодня определены расстояния примерно до полусотни галактик. Иными словами, мы исследовали примерно в 10 раз больше объектов.

- Каким оборудованием вы пользовались, выполняя эту работу? 
- Программа начиналась в конце 90-х годов прошлого века на нашем шестиметровом телескопе (Большой телескоп азимутальный - БТА САО РАН - Прим. ред.). Однако хорошо известно, что на оптические наблюдения серьезные ограничения налагает атмосфера, какой бы прозрачной она ни была. С появлением современных космических аппаратов, прежде всего телескопа “Хаббл”, мы начали обрабатывать и его данные. Эта программа исследований международная, и за время ее существования получено много очень интересных данных, а порой и неожиданных результатов. Например, согласно современным представлениям, наблюдать хаббловское расширение Вселенной можно только на больших расстояниях. Этот процесс - следствие ее однородности и изотропности. А мы обнаружили его буквально за “порогом” нашего “звездного дома”, за пределами местной группы галактик. На расстоянии в один мегапарсек. Другой неожиданный результат тоже связан с расширением Вселенной. Считалось, что гравитационное воздействие галактик друг на друга приводит к большому разбросу в скорости и направлении их движений. Однако наши исследования показали, что в реальности все отнюдь не так: разброс невелик. Эти результаты оказались весьма востребованы и вызвали серьезную дискуссию в среде ученых, которая продолжается по сей день.

- Найдены ли объяснения полученным данным? 
- Одним из интересных объяснений такого поведения Вселенной в окрестностях нашей Галактики является наличие так называемой темной энергии. Эта загадочная материя работает подобно силам антигравитации, вызывая ускоренное расширение Вселенной, которое было экспериментально обнаружено на рубеже веков. Она оказывает “успокаивающее” действие и должна приводить к уменьшению разброса скоростей разбегающихся галактик. Кроме того, важную роль играет окружение, в котором мы живем. Учет влияния соседей позволяет воспроизвести многие наблюдаемые свойства Вселенной в моделировании.

- В прошлом году вы и ваши коллеги открыли карликовый спутник у карликовой же галактики. Можно несколько слов об этом? 
- Классический случай везения. Мы наблюдали один объект, а рядом с ним обнаружилась ранее неизвестная галактика. Однако,  чтобы так везло, нужно понимать, на что обращать внимание. Так что случайным это открытие назвать нельзя. Вообще обнаружить новую галактику легко. Достаточно взять телескоп покрупнее и сигнал подлительнее. На изображениях обнаружится огромное количество ранее неизвестных галактик, удаленных от нас на гигантские расстояния. Другое дело - найти что-то необычное. Последнее время большое внимание уделяется изучению небольших, так называемых карликовых галактик. Несмотря на свою “карликовость”, они играют важную роль в эволюции вещества во Вселенной и нашего понимания ее строения.

Оказывается, что современная теория дает “сбой” в предсказаниях, связанных именно с карликовыми системами. Хорошо известна проблема “потерянных” спутников гигантских галактик, когда теория предсказывает на два порядка больше спутников, чем их наблюдается в реальности. Мы же обнаружили спутник крайне малой светимости у другой карликовой галактики. Это показывает, что процессы формирования структур во Вселенной везде - от гигантских галактик до самых слабых карликов - идут независимо от их масс. 

Беседовал Станислав ФИОЛЕТОВ

Похожие новости

  • 19/01/2018

    В России создаются двигатели для гиперзвуковых ракет будущего

    ​Прошли успешные испытания так называемых детонационных ракетных двигателей, давшие очень интересные результаты. Опытно-конструкторские работы в этом направлении будут продолжены. Детонация - это взрыв.
    816
  • 05/12/2015

    Лауреаты научных премий по физике за ... 2016 год

    ​Объявлены лауреаты научных премий за 2016 год, учрежденных Американским физическим обществом. Да-да, именно за 2016-й - эти заокеанские физики немножко живут в будущем. Премию Роберта Вильсона за выдающиеся достижения в физике ускорителей заряженных частиц получит новосибирский ученый, заведующий лабораторией Института ядерной физики СО РАН Василий Пархомчук.
    1667
  • 07/09/2016

    Дмитрий Маркович: будущее Института теплофизики СО РАН вижу весьма востребованным

    ​Без теплофизики не построить электростанцию и не отправить спутник на орбиту. Член-корр. РАН Дмитрий Маркович, замдиректора по науке Института теплофизики СО РАН, готов доказать государству и бизнесу - без науки ничего не получитсяБез знаний, которые дает теплофизика, нельзя построить электростанцию или отправить на орбиту космический аппарат.
    2583
  • 24/01/2018

    Академик Сергей Алексеенко: надо повышать эффективность использования и переработки органического сырья

    ​Будущее человечества — в развитии экологически чистых и эффективных технологий переработки органического сырья, использовании возобновляемых источников энергии. Насколько мировая, в том числе и сибирская, наука продвинулась вперед в этих вопросах? На этот и другие вопросы отвечает научный руководитель Института теплофизики СО РАН Сергей Владимирович Алексеенко.
    521
  • 16/10/2018

    Профессор Ильдар Габитов: электроника зашла в тупик

    ​Фотонный компьютер, Wi-Fi из лампочки, материалы-невидимки, боевые лазеры и сверхчувствительные сенсоры... Все это плоды одной и той же науки - фотоники. О том, почему именно свет сегодня стал объектом изучения чуть ли не для половины физиков во всем мире, "Огоньку" рассказал профессор Сколтеха Ильдар Габитов.
    85
  • 24/08/2018

    Академик Лев Зеленый об исследователях космоса

    ​Застать в Институте космических исследований РАН академика Льва Зеленого - задача непростая. Только что он выступал на конференции в Нидерландах и чуть ли не сразу полетел в Канаду. Вернулся в ИКИ, а через несколько дней отправляется в США.
    214
  • 22/08/2018

    Как устроен конкурс Up Great: о водородной энергетике, молодых ученых и самом состязании

    ​Как получить миллионы рублей за водородную установку, где грань между экспертной помощью и соавторством и что мешает развернуть в России сеть водородных заправок, в интервью Indicator.Ru рассказал эксперт технологического конкурса Up Great «Первый элемент», руководитель лаборатории ионики твердого тела Института проблем химической физики РАН Юрий Добровольский.
    220
  • 30/03/2018

    Почему мегапроекты в ядерных исследованиях невозможны без России?

    Глава НИЦ "Курчатовский институт" Михаил Ковальчук, директор ИФВЭ НИЦ КИ Сергей Иванов и научный руководитель этого Института Николай Тюрин побеседовали об элементарных частицах, международной коллаборации ученых и возрождении отечественной меганауки.
    428
  • 16/03/2018

    Григорий Трубников о прошлом и будущем сотрудничестве России и CERN

    ​Когда будет подписано новое соглашение России с CERN, сколько денег наша страна платит за сотрудничество с Европейской организацией по ядерным исследованиям и помешает ли всему этому начинающаяся конфронтация с Великобританией? Об этом в интервью Indicator.
    479
  • 16/10/2018

    Академик Борис Патон: Эверест в науке. Часть 2

    ​"Чаепития в Академии" — постоянная рубрика Pravda.Ru. Писатель Владимир Степанович Губарев беседует с выдающимися учеными. Сегодняшним гостем проекта "Чаепития в Академии" можно назвать и великого русского ученого академика АН СССР и РАН, президента Академии наук Украины Бориса Евгеньевича Патона.
    92