​В Улан-Удэ проходит конференция, посвященная эпосу «Гэсэр». Он гораздо менее локален, чем знаменитые «Илиада» и «Одиссея», поскольку распространился по всей территории Центральной Азии, бытовал у бурят, монголов, тувинцев, калмыков, алтайцев, у народов Монголии, России и Китая. Его история насчитывает более тысячи лет. О том, почему «Гэсэриада» оказалась столь популярной, и чем она сегодня интересна ученым, мы поговорили с ведущим научным сотрудником отдела фольклористики и литературоведения Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН (Улан-Удэ) доктором филологических наук Баиром Сономовичем Дугаровым.
 
Конференция «Эпос “Гэсэр” — духовное наследие народов Центральной Азии» приурочена к 25-й годовщине празднования тысячелетия этого героического произведения.
 
— О чем повествует эпос «Гэсэр»?
 
— Эпос «Абай Гэсэр» — наиболее популярное и распространенное в многочисленных вариантах произведение народного творчества бурят. В этой эпопее, передававшейся из уст в уста в течение многих сказительских поколений, звучит лейтмотив извечной борьбы добра и зла, которая увенчивается победой светлого, жизнеутверждающего начала, олицетворением которого является воин Гэсэр. Его образу присущи все черты богатыря, характерные для тюрко-монгольской героической эпики. Генезис героя тесно связан с сакральными воззрениями и этнокультурной традицией кочевого Востока. Отличительная особенность этого эпического персонажа — его небесное происхождение. Гэсэр — посланник неба — становится сыном земли, защитником человеческого рода, залогом его процветания и благоденствия. Образ героя, воплотившего мечту о вселенском справедливом правителе, раскрывается во всех национальных версиях «Гэсэриады», бытующих в устной стихотворной и книжной прозаической форме.
 
— Сколько существует вариантов «Гэсэра»? 
 
— Как отмечает востоковед Сергей Юрьевич Неклюдов, «имя Гэсэра известно на столь огромных территориях и такому количеству племен, что, вероятно, никакой другой персонаж мифологии и традиционной словесности не может сравниться с ним». Помимо Тибета, Монголии и Бурятии, он распространен в Непале, Сиккиме, на севере Индии и Пакистана, у тюркоязычных желтых уйгуров, тувинцев, алтайцев, эвенков. У тувинцев «Гэсэриада», несмотря на заимствованный характер сюжетной структуры, приобрела черты национального эпоса. Известен «Гэсэр» и среди калмыков, сменивших джунгарские степи на приволжские, но сохранивших эпические традиции исторической прародины. Пожалуй, «Гэсэриада» — единственное в мире эпическое произведение, бытующее в различных, отдаленных друг от друга регионах Евразии — от Гималаев до Байкала, от Хингана до Волги. 
 
— Чем монгольский, тибетский, бурятский отличаются друг от друга? Какой из них наиболее древний? 
 
— Многочисленные версии «Гэсэриады» бытуют в книжной, прозаической и прозопоэтической форме — у тибетцев и монголов, в устной стихотворной — у бурят. Тибетская версия «Гэсэриады» впоследствии оказала заметное влияние на монгольскую, придав ей буддийскую окраску в ряде ключевых сюжетов. Вероятно, во многом это произошло в результате широкого распространения буддизма на территории Монголии.
 
Выделяют две основных версии бурятской устной «Гэсэриады» — унгинскую и эхирит-булагатскую. Первая из них обнаруживает глубокие совпадения с монгольской, свидетельствующие об общности фольклорно-мифологического фонда. Причем в ее источниках не книжная «Гэсэриада» (пекинское ксилографическое издание 1716 года), а более древние устные версии и варианты эпоса, бытовавшие у монгольских племен. Эхирит-булагатская «Гэсэриада» имеет репутацию совершенно самостоятельной. Она почти целиком состоит из бурятских фольклорных сюжетов, мотивов и образов, причем стадиально ранних, восходящих к эпохе зарождения эпоса (устная традиция тенгрианской эпохи первого тысячелетия). Это обеспечивает ей временной приоритет в сравнении с более поздними книжными версиями Гэсэриады. 
 
Авторство первой письменной «Гэсэриады» принадлежит тибетскому поэту, тантристскому ламе Чойбэбу, жившему в XI веке. Он относился к старейшей тибетской буддийской школе ньингма, приверженцы которой первыми приняли «Сказание о Гэсэре». Литературное произведение Чойбэбу было написано на основе письменно обработанного сказания о Гэсэре, бытовавшего в устной традиции. 
 
— В чем особенности бытования бурятской «Гэсэриады»?
 
— В бурятской этнокультурной традиции эпос «Гэсэр» воспринимался как сказание божественного происхождения, поскольку в нем значительна роль небесных божеств-тенгриев, а сам герой является сыном неба. Поэтому исполняли эпос те, кто знал доподлинно тенгристскую мифологию, генеалогию шаманистских божеств, старинные обряды и сакральные тексты. Шаманская формула избранничества распространялась и на певцов героического эпоса, исполнявших «Гэсэриаду». Примечательно отношение самих сказителей к значимости стихотворного текста. По их понятиям, Гэсэр, его богатыри и другие главные персонажи эпоса могли «обидеться», если в эпическом описании не звучала стихотворная речь. И сам улигер (сказание) в таком случае уже не считался подлинным. Более того, сказитель, пренебрегший поэтической традицией, мог быть «наказан божествами», то есть подвергал себя опасности. Отчасти это объясняет, почему самая старинная эпопея о Гэсэре была записана в среде эхиритских бурят. 
 
Кроме того, бурятский «Гэсэр» — единственный, который сохранил в своих устных версиях наиболее родовые черты изначальной центральноазиатской эпики. По всей видимости, эхирит-булагатский вариант «Абай Гэсэр» восходит своими корнями к первой половине I тысячелетия (именно этот период считается временем появления тюрко-монгольских героических эпосов). Он насчитывает 22 072 стихотворные строки (для сравнения, объем «Илиады» составляет 15 689 стихотворных строк) и был записан в начале прошлого столетия фольклористом-монголоведом Цыбеном Жамцарановичем Жамцарано от сказителя Маншуда Имегенова. По определению лингвиста Николая Николаевича Поппе, который занимался сравнением устной бурятской и письменной монгольской версий «Гэсэриады», именно эхирит-булагатский улигер является «образцом наиболее древнего и архаичного героического эпоса». Он лег в основу идеи о праздновании 1000-летия эпоса «Гэсэр», ставшем ярким событием в культурной жизни Байкальского региона на исходе XX века.

гэсэриады-1.jpg
 



— Имеет ли Гэсэр исторические прототипы и фольклорные аналоги?
 
— Само имя Гэсэр широко бытовало в устной традиции тюрко-монгольских кочевников раннего средневековья (в степных сюжетах о легендарном вожде племен Центральной Азии, герое-правителе небесного происхождения). Гэсэр именуется «царем воинств» и одновременно «владыкой лошадей». Это определение имеет под собой историческое обоснование, так как кочевые империи и государства, сменявшие друг друга на арене Центральной Азии, отличались, прежде всего, своей воинственностью и великолепно организованной боевой конницей, приносившей им славу и богатство. Востоковед Юрий Николаевич Рерих подчеркивает, что отождествление Гэсэра с обобщенным образом вождя северных кочевников сохраняет долгую и прочную традицию в тибетской историографии. 
 
У эхирит-булагатского Гэсэра есть эпический двойник в лице якутского Нюргун Боотура. Последний также представляет собой тип героя, которого божества спускают на землю для спасения всего живого на ней от чудовищ. Оба они сыновья небожителей, имеют двух братьев — старшего и младшего, гнедого богатырского коня. Алтайский герой Когюдэй-Мерген из эпоса «Маадай-Кара» также в некоторых своих чертах схож с Гэсэром (чудесное происхождение, похожие детские подвиги). В перечисленных сказаниях явственно звучит эхо древней гипотетической тюрко-монгольской «Гэсэриады», напоминая о приоритете устной традиции и ее наследниках в сибирско-центральноазиатском ареале. Но это тема требует отдельного комплексного исследования. 
 
— Чем эпос «Гэсэр» интересен ученым сегодня? Остались ли в нем еще какие-то неразгаданные загадки?
 
— В ответе на предыдущий вопрос я уже частично коснулся этой темы. «Гэсэриада» неисчерпаема. Например, есть очень интересный аспект. Гэсэр — герой не только эпических сказаний и поэм, но и этиологических (повествования, в которых в мифологической олицетворенной форме разъясняется происхождение различных природных и культурных особенностей и социальных объектов. — Прим. ред.) преданий и легенд, образующих целые циклы на всем пространстве бытования «Гэсэриады» — в Монголии, Внутренней Монголии (Китай), Бурятии, Тыве. Примечательной особенностью этих фольклорных произведений является их привязанность к местным ландшафтам и природным достопримечательностям, выраженная в местной топонимике. Поэтому эпические тексты разных «Гэсэриад» интересно исследовать в сравнении. Эпос «Гэсэр», будучи полиэтническим эпическим феноменом, ни разу еще не рассматривался в сравнительном плане с точки зрения истории и географии его бытования у монголов, бурят и тувинцев, а также у калмыков и алтайцев, проживающих в разных регионах Монголии, России и Китая.
 
— Говорят, что живописных и скульптурных изображений Гэсэра сохранилось очень мало. С чем это связано?
 
— Живописные изображения Гэсэра встречаются сравнительно редко, что объясняется отношением к «Гэсэриаде» господствующей буддийской школы гелуг-па в Тибете, которая рассматривала этот эпос как пережиток небуддийского прошлого. Тем не менее такие изображения есть в иконографической традиции старой буддийской школы ньинмапа и приверженцев религии бон, а также на свитках странствующих сказителей эпоса. В Монголии и Бурятии также можно встретить живописные изображения Гэсэра в национальном стиле монгол зураг. 
 
Скульптурных же изображений Гэсэра достаточно много, поскольку они представляют Гэсэра как Гуань-ди — охраняющее божество маньчжурской династии. Тогдашними правителями Китая было удобно распространять культ этого божества, сравнивая его с популярным в народе Гэсэром. Так, в Улан-Баторе было два храма Гуань-ди, которые монголы считали храмами Гэсэра. Известны бронзовые статуи Гэсэра, сидящего на троне, — работа долоннорских скульпторов (XVIII в.). В то же время образы Гэсэра и сюжеты из эпоса широко представлены в современном изобразительном искусстве бурят. 
 
Автор: Диана Хомякова.
 
Иллюстрации предоставлены ИМБТ СО РАН

Похожие новости

  • 07/10/2017

    Институту монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН исполнилось 95 лет

    5-6 октября в рамках празднования юбилейной даты в стенах БНЦ СО РАН прошла международная научная конференция «Мир Центральной Азии». 5 октября состоялось торжественное совещание, где были награждены сотрудники института.
    2733
  • 27/08/2019

    На Иволгинском городище в Улан-Удэ нашли остатки конструкций хуннских времен

    ​На Иволгинском городище в Улан-Удэ обнаружены остатки еще нескольких жилищ с частично сохранившимися каменными конструкциями кановой системы отопления. Изыскательские работы на объекте культурного наследия федерального значения, датируемом хуннским временем (с 220 года до н.
    556
  • 23/10/2019

    Обращенные к Солнцу: сибирские ученые установили предназначение необычных каменных конструкций в Бурятии

    ​На территории западного Забайкалья есть необычные каменные конструкции. Их назначение долгое время оставалось загадкой для учёных. Сотрудники Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН (Улан-Удэ) установили, что эти места связаны с астрономическими явлениями.
    579
  • 02/10/2017

    Историки Бурятии опасаются за судьбу остатков Верхнеудинского острога

    Опасения за сохранность уцелевших сооружений Верхнеудинского острога высказал историк, член "Общества русской культуры Республики Бурятия" Леонид Орлов, осматривая места раскопок на Батарейной горе.
    1000
  • 17/01/2020

    В Бурятии профинансируют 8 фундаментальных научных исследований

    ​Российский фонд научных фундаментальных исследований подвел итоги конкурса на лучшие проекты, в которых приняли участие ученые страны. Среди победителей конкурса - 8 проектов научных организаций Сибирского отделения РАН в Бурятии.
    611
  • 16/01/2020

    Издание книги об основании Улан-Удэ произошло с опозданием на 54 года

    ​«Это неопубликованная ранее рукопись учёного востоковеда Г. Н. Румянцева. Издание готовила моя коллега по ИМБТ СО РАН, к.и.н. Цыпилова Снежана», - коротко сообщил о событии на своей странице в Фейсбуке сотрудник института Анатолий Бреславский.
    493
  • 20/05/2020

    Код — Сибирь: Институт филологии СО РАН получил мегагрант на создание междисциплинарной лаборатории

    Институт филологии СО РАН получил мегагрант на создание междисциплинарной лаборатории, сотрудники которой займутся выявлением и изучением культурных универсалий в вербальных традициях народов Сибири и Дальнего Востока в системах фольклора, литературы и языка.
    2467
  • 04/09/2017

    Как добровольность становится проблемой: об изучении бурятского языка

    ​Фраза "при желании родителей..." становится барьером при введении дисциплины "бурятский язык как неродной (государственный)". Сокращается и число изучающих бурятский язык как родной.
    2178
  • 19/12/2019

    Глава Бурятии вручил государственные награды России 17 жителям республики

    19 декабря Глава Бурятии Алексей Цыденов вручил государственные награды Российской Федерации передовикам производства, работникам сферы образования, здравоохранения, социальной сферы, агропромышленного и минерально-сырьевого комплекса, промышленности, государственным и муниципальным служащим.
    712
  • 21/08/2019

    В Бурятии издали монографию к 80-летию Победы в боях на реке Халхин-Гол

    ​В августе 2019 года под руководством академика РАН Бориса Базарова и д.и.н., проф. Леонида Кураса вышла в свет коллективная монография-фотоальбом авторского коллектива Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН «Монголия в борьбе за независимость (1939-1945 гг.
    666