Президент РФ Владимир Путин 12 ноября ратифицировал соглашение с Европейской организацией ядерных исследований (ЦЕРН) о научно-техническом сотрудничестве в области физики высоких энергий. О том, что даст это соглашение ЦЕРН, почему отсутствие результата в исследованиях тоже важно для развития науки, какие коллайдеры ЦЕРН хотел бы построить в ближайшее время и на какие российские технологии рассчитывает при обновлении Большого адронного коллайдера (БАК), корреспонденту РИА Новости Елизавете Исаковой рассказала генеральный директор ЦЕРН Фабиола Джанотти.

— Госпожа Джанотти, что, на ваш взгляд, даст ЦЕРН новое соглашение, подписанное с Россией?

— Новое соглашение о международном взаимодействии заменяет то соглашение, которые ЦЕРН и Россия подписали в 1993 году. Оно устанавливает рамки сотрудничества для совместной работы над действующими и будущими проектами. К примеру, по улучшению БАК с тем, чтобы он работал на большей светимости, но также и по будущим проектам, исследованиям для ускорителя, обмену технологиями между ЦЕРН и российскими институтами, такими как Объединенный институт ядерных исследований в Дубне и Институт ядерной физики имени Будкера в Новосибирске, а также многими другими. Так что это новые рамки, которые являются правовой основой для улучшения нашего взаимодействия.

— Россия рассчитывает принять участие в обновлении БАК. Какие конкретно части для коллайдера будут предоставлены РФ и что вы рассчитываете получить от России?

— На данный момент это еще не решено, так что я не могу дать вам никаких деталей. Я могу только сказать, что мы очень ждем российские институты и рассчитываем на их участие в улучшении высокотехнологичных компонентов БАК. Я могу сказать, что российские высокоуровневые знания в области науки и технологии будут очень полезны.

— Я знаю, что Россия предоставляла для БАК специальные магниты, созданные в Новосибирском институте.

— Да. Конечно, будут новые компоненты, потому что при улучшении коллайдера есть различные нужды. Но, безусловно, будет интересное и очень важное участие со стороны института Будкера и других.

— Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев в июне посетил ЦЕРН и выразил пожелание, чтобы Россия стала полноправным членом организации. Может ли это произойти в ближайшее время или это сложный процесс?

— В настоящий момент размышления на эту тему идут в России, возможность этого обсуждается внутри научного сообщества, среди различных лабораторий. Я не знаю, какой результат у этих дискуссий, но они идут.

— Считаете ли вы, что участие России в качестве полноправного члена будет полезным для ЦЕРН?

— Всегда хорошо, когда мы можем увеличить взаимодействие со странами, у которых есть высокий уровень знаний в области науки и технологии. Необязательно, чтобы такое сотрудничество было через прямое членство, оно может идти в других формах. Но также очень хорошо, если подобные связи можно укрепить.

— Когда завершится первая фаза обновления БАК?

— Мы сейчас проводим второе долгое отключение БАК. И когда мы возобновим работу БАК в 2021 году, он уже пройдет первую стадию обновления, которая коснется в основном сети инжекторов. Другое долгое отключение произойдет с 2024 по 2026 год, после чего БАК начнет работать на своей максимальной мощности, это так называемая фаза высокого свечения.

— Я знаю, что очень много российских ученых работает над экспериментами в ЦЕРН…

— Свыше 1000 человек.

— Можете ли вы рассказать об эксперименте SHiP и российском участии в нем?

— Эксперимент SHiP еще не получил согласования. В данный момент Европейское сообщество физики частиц обновляет Европейскую стратегию физики частиц. Мы проходим через этот процесс каждые 5-6 лет. Последний раз это было в 2013 году. То, что происходит сейчас, укажет на то, какими проектами надо заниматься в будущем. Решение по итогам этого обсуждения будет известно в первой половине 2020 года. Эксперимент SHiP это один из проектов, который был предложен, но еще не согласован.

— Ожидаете ли вы, что по нему будет получено согласование?

— Я не знаю. Мы должны подождать, что будет сказано в Европейской стратегии. И тогда, конечно, проект будет реализован, если у нас будут на это финансовые средства. Но сначала надо посмотреть, поддержит ли его Европейская стратегия физики частиц.

— А что вы можете рассказать про эксперимент AWAKE?

— AWAKE – это больше проект по исследованию и развитию. Он нацелен на выработку новой техники ускорения частиц, основанной на кильватерном ускорении протонов в плазме. Мы только что согласовали и профинансировали вторую фазу проекта, которая начнется в 2020-2021 годах. У них большой прогресс. И в этом году они продемонстрировали кильватерное ускорение электронов в плазме, возмущенной первичным пучком протонов.

— То есть, по сути, они работают с новыми технологиями?

— AWAKE – это средство протестировать и продемонстрировать новые технологии ускорения электронов. В будущем мы могли бы использовать подобные технологии для ускорения электронов в экспериментах, касающихся новой физики.

— Когда могут начаться реальные эксперименты с использованием данной технологии?

— Мы все еще на стадии исследований и разработки. Так что мне пока сложно что-то предсказывать.

— Вернемся вновь к бозону Хиггса. Кроме открытия этой частицы, каких еще результатов ЦЕРН добился за последние, скажем, пять лет?

— Конечно, открытие бозона Хиггса – это фантастическое достижение. Но изменение его качеств и взаимодействия с другими частицами столь же важно для лучшего понимания этой все еще новой и загадочной частицы.

Эксперименты БАК ATLAS, CMS LHCb и ALICE также провели широкий спектр измерений, которые повлияли на наше понимание фундаментальной физики. Они позволили нам понять феномены, которые не были установлены до начала работы БАК.

Мы также ищем новую физику в других различных сценариях. На данный момент мы не нашли таковой, но очень важно сократить количество возможных сценариев и теорий. Это может перенаправить нашу теоретическую работу и экспериментальные исследования. Таким образом, важны не только открытия, но и точные изменения известных феноменов, потому что из них мы многое можем узнать.

— ЦЕРН готовится создать Будущий циклический коллайдер…

— На данный момент мы рассматриваем два проекта помимо БАК. Оба они на уровне проектных исследований. Один называется CLIC. Это линейный электронно-позитронный коллайдер изначально от 11 до 50 километров в длину. Другой – это Будущий циклический коллайдер, который в окружности будет порядка 100 километров, что почти в три раза больше, чем у БАК. CLIC и БЦК не просто больше, в них заложены гораздо более сложные и мощные технологии, которые позволят нам сделать большой шаг в изучении энергии и интенсивности пучков частиц по сравнению с предыдущими линейными и циклическими коллайдерами. Оба проекта обеспечат чувствительность к новой физике частиц вплоть до самых высокий уровней энергии.

На данный момент еще не принято решение, какой проект будет первым. Европейская стратегия обсуждает оба. Посмотрим, порекомендует ли она один из них. Новая стратегия будет сформулирована в январе, а затем согласована советом ЦЕРН в мае. Скоро мы увидим, будут ли какие-то четкие рекомендации.

— Какой из этих проектов наиболее интересен для ЦЕРН?

— У них обоих хорошая мотивация с научной точки зрения, они оба технологически сложны. И также хорошо развивать новые технологии. Таким образом, они оба представляют интерес, но мы посмотрим на результаты дискуссий в рамках новой Европейской стратегии физики частиц.

 

Похожие новости

  • 31/01/2018

    Зачем Россия вкладывается в научные мегапроекты

    ​Научный директор Европейского рентгеновского лазера на свободных электронах European XFEL, профессор Университета ИТМО Сергей Львович Молодцов рассказал РИА Новости, зачем Россия вложила огромные средства в эту установку, и объяснил, почему она способна совершить революцию в биологии, химии и других областях науки и техники уже в ближайшие месяцы и годы.
    894
  • 30/08/2017

    Михаил Рычев: самый большой в мире лазер совершит прорыв в науке

    ​Первого сентября под Гамбургом состоится открытие самого мощного в мире лазера на свободных электронах. О сути уникального проекта корреспонденту "РГ" рассказывает спецпредставитель НИЦ "Курчатовский институт" в европейских исследовательских организациях Михаил Рычев.
    1112
  • 24/10/2019

    Сергей Ревякин: эффективность в цифрах

    Исследовательская работа — часть любого бизнеса, и на каждом этапе исследования различаются и масштабами, и задачами. Но как вычислить эффект, который они производят? О разных видах исследований, типичных проблемах при их проведении и специфике Росатома рассказывает президент корпоративного и правительственного сектора аналитической компании Elsevier в России Сергей Ревякин.
    204
  • 16/04/2019

    Как синхротронное излучение помогает науке

    ​Половина Нобелевских премий в молекулярной биологии за последние 20 лет отдана синхротронному излучению (СИ). Ученый Анатолий Снигирев рассказал, как получают рентгеновские лучи необходимых параметров и в чем преимущество проектов источников СИ четвертого поколения, реализуемых в России.
    538
  • 11/05/2017

    Курчатовский институт выделит средства на постройку рентгеновского лазера

    Курчатовский институт выделит 700 млн. руб. на постройку Европейского рентгеновского лазера на свободных электронах (XFEL).  "В целях выполнения международных обязательств Российской Федерации в связи с ее участием в конвенции от 30 ноября 2009 года о строительстве и эксплуатации установки Европейского рентгеновского лазера на свободных электронах, федеральному государственному бюджетному учреждению Национальный исследовательский центр "Курчатовский институт" в 2017 году обеспечить частичное финансирование оставшейся части целевого взноса Российской Федерации на строительство установки Европейского рентгеновского лазера на свободных электронах.
    1076
  • 10/10/2017

    В ИЯФ СО РАН прошли научные советы РАН и «Росатома»

    С 4 по 6 октября в Институте ядерной физики им. Г. И. Будкера (ИЯФ СО РАН) прошли научные советы РАН и государственной корпорации «Росатом». В ходе этих мероприятий, участники (руководители и ведущие сотрудники крупнейших институтов и организаций отрасли) обсудили состояние работ по крупным международным проектам в области управляемого термоядерного синтеза и физики плазмы.
    857
  • 20/03/2019

    Время научной дерзости: зачем ученые ищут Новую физику

    В конце февраля этого года мир узнал, что коллаборация LHCb (CERN), в которую входит более десяти российских научных организаций, в том числе Институт теоретической и экспериментальной физики имени А.
    412
  • 15/05/2018

    Новый российский гибридный реактор соберут в Курчатовском институте к концу года

    ​Гибридный реактор, который может в перспективе заменить АЭС, ученые научно-исследовательского центра Курчатовский институт соберут к концу 2018 года, физический пуск установки запланирован на 2020 год.
    870
  • 26/11/2018

    Академик Валерий Рубаков: эпоха запланированных открытий кончилась

    Наука подошла к своему пределу: что за ним, ученые не знают. По крайней мере, в области физики элементарных частиц. О темной энергии, о бесконечном пространстве и о том, как сказываются на научном сообществе политические санкции, "Огоньку" рассказал академик РАН Валерий Рубаков.
    1139
  • 02/03/2018

    Первые испытания начались на коллайдере NICA в Дубне

    ​Ученые из США, Тель-Авива, Германии, Франции и России два дня назад начали эксперименты на коллайдере тяжелых ионов NICA в Дубне Московской области. Об этом на пресс-конференции в Новосибирске рассказал директор лаборатории физики высоких энергий Владимир Кекелидзе.
    885