В Иркутской области уже несколько лет решается спорный вопрос – Прибайкальский национальный парк и люди, живущие или владеющие недвижимостью на его территории, не могут договориться о праве собственности и режиме землепользования. Работа по формированию границ этой ООПТ длилась последние несколько лет, ее завершение несколько раз откладывалось.

Все о «заповедной амнистии»

Сейчас, как сообщил директор «Заповедного Прибайкалья» Умар Рамазанов, проект схемы границ, наконец, сформирован и направлен в Москву на согласование. Но то, на чем настаивали многие заинтересованные лица, а также общественники и депутаты – исключение из границ нацпарка существующих там поселений – не сделано. По словам Умара Рамазанова, сейчас нет нормативно-правовых оснований для этого. Но если будет принято решение о «заповедной амнистии», то вопрос будет пересмотрен.

Так что такое «заповедная амнистия»? Это комплект поправок к Земельному кодексу РФ и федеральному закону об особо охраняемых природных территориях, разработанный по инициативе Совета Федерации ФС РФ и поддержанный и расширенный министерством природных ресурсов РФ.

Как сообщают СМИ, сенаторы предложили снять запрет на приобретение участков в населенных пунктах в границах ООПТ, закрепить за дирекциями нацпарков полномочия оформлять разрешения на строительство, а также разрешить людям, проживающим вблизи границ нацпарков, пользоваться лесными «и иными ресурсами» природоохранных территорий. МПР сочло, что изменения должны затронуть не только нацпарки, но и заповедники. В частности, предложено разрешить «на специальных участках» возводить капитальные объекты, «перечень которых устанавливается правительством для каждого природного заповедника». Постройки должны быть «направлены на обеспечение функционирования государственного природного заповедника, жизнедеятельности граждан, проживающих на его территории». Также документ снимает запрет на нахождение в заповедниках участков «иных пользователей и собственников». Напомним, сегодня территория заповедника может быть только федеральной.

Помимо этого, поправками предлагается в нацпарках разрешить строить «объекты спорта» «в специально предусмотренных для этого местах» и передавать некоторые участки из федеральной в региональную и муниципальную собственность.

Пока неизвестно, будут ли такие корректировки одобрены, поскольку это далеко не первая попытка смягчить режим пользования в ООПТ. Но уже сейчас эксперты выражают обеспокоенность внесением излишнего либерализма в законодательство о заповедных землях. При этом практически все специалисты согласны с тем, что границы исторически сложившихся населенных пунктов следует исключить из заповедных территорий, но вот дальнейшие послабления вызывают большие вопросы.

Экологическая бомба для будущих поколений

Свое мнение на этот счет высказал советник мэра Иркутска, заместитель председателя Общественной палаты Иркутска, помощник ректора ИГУ, кандидат биологических наук Виктор Кузеванов:

– Затрагивать любые особо охраняемые природные территории (ООПТ), особенно их статус, их целостность – это всегда чревато серьезными последствиями изменения режима природопользования. Формат, в котором это сейчас пытаются закладывать под ООПТ, как мне кажется, является дополнительной экологической бомбой под Российскую Федерацию, которая, несомненно, «взорвется» если не сейчас, то при следующих поколениях.

Он отметил, что ООПТ в России и мире имеют священное, сакральное значение для населения, ведь это источник мощных экологических услуг, которые ничем и никак не заменить для поддержания жизни людей и цивилизации. Существование таких земель возможно только тогда, когда есть люди, их сберегающие.

– Только в этом случае такие земли имеют смысл, – говорит эксперт. – Если нет правильных природопользователей – то ради кого эти земли существуют? Поэтому с точки зрения идей устойчивого развития затрагивание или расчленение любых ООПТ, а также участков мирового природного и культурного наследия дурно сказывается на физическом и нравственном здоровье общества. Опыт показал, что озеру Байкал – объекту всемирного наследия – правдами и неправдами, втихаря наносился ущерб неправедными бюрократическими решениями, принимаемыми зачастую в тиши чиновничьих кабинетов. А заканчивались такие решения и разрешения на истощающее природопользование вокруг Байкала обычно вкрадчивыми вторжениями в природу, ее разрушением, на что люди всегда с запозданием откликались массовыми протестами. А что ожидать, если сейчас Байкал может получить токсичный статус «объекта всемирного наследия под угрозой»?

По его словам, главная трагедия наших отечественных природных ресурсов – это «самозахваты земли и неправедные занятия земли рядом с Байкалом».

– И я обеспокоен тем, что непродуманные решения могут открыть шлюз для этой классической трагедии – захватов новых территорий для их ускоренной застройки для перепродажи, – отмечает эколог. – Исследования показывают, что достаточно провести через лес или особо охраняемую природную территорию дорогу, которая рассечет ее пополам, и там через несколько лет биоразнообразие растений и животных уменьшается вдвое. Если еще одну дорогу провести – упадет уже в четыре раза и так далее. Если разрешить сейчас проводить по ООПТ много новых дорог, а любая инфраструктура, любое строительство – это всегда дороги, то мы придем к противоположному результату – ООПТ будут рассматриваться как некие свободные зеленые пространства, на которых могут «пастись» нувориши, захватчики земли.

Исключение границ, а не ослабление режима

Орнитолог, эколог, специалист в области биоразнообразия, кандидат биологических наук Виталий Рябцев отмечает, что действительно есть проблемы в законодательстве об ООПТ, которые следовало бы решить. По его словам, некоторые существующие сложности ничего не дают для охраны природы, но мешают местным жителям.

– Это касается, прежде всего, социальных объектов, – отмечает эксперт. – Но я опасаюсь, что предлагаемые изменения, в конечном счете, вызовут спрос на земельные участки, расположенные в нацпарках. Больше всего я беспокоюсь за Прибайкальский национальный парк. Потому что уже сейчас в Ольхонском районе – и на острове, и на материковой части – в границах нацпарка произошел резкий скачок цен на землю, а также резкий рост застройки. Я бы сказал, незастроенные столетиями территории превратились в сплошную зону застройки. И этот процесс продолжается – с каждым годом все новые и новые строения появляются. Думаю, что все их владельцы очень заинтересованы в ослаблении природоохранных законов. Когда эти законы слабеют, возрастает цена их земельных участков и строений на них.

Решительно против предложенных поправок выступает и научный сотрудник лаборатории физической географии и ландшафтного картографирования Института географии имени Сочавы СО РАН, кандидат географических наук Татьяна Калихман.

– Я всегда была категорически против послабления природоохранного режима на ООПТ, – говорит она. – С другой стороны, мы сейчас видим ситуацию, когда особо охраняемым территориям навязывается включение населенных пунктов в их границы. Хотелось бы это исправить, потому что это неверно. Ни ООПТ населенные пункты в качестве лишней нагрузки, не свойственной природоохранной деятельности, не нужны, и для населенных пунктов, которые должны развиваться, это включение выглядит очень странно. Но при этом сам режим трогать не нужно. Не знаю, откуда постоянно эти поползновения возникают по ослаблению режима особо охраняемых территорий.

По мнению эксперта, последствием корректировки законодательства станет несанкционированная застройка заповедных территорий.

– Так и сейчас иногда происходит, а теперь это будет продавливаться какими-то разрешениями, – отмечает она. – Будут осваиваться зоны, не предназначенные для такой застройки. Мы знаем, как любое послабление в результате практической реализации нового закона в жизни оказывается в сто раз хуже, чем заявлялось изначально.

Байкальский «перевертыш»

Председатель комитета по предпринимательству в сфере туристской, курортно-рекреационной и гостиничной деятельности ТПП Восточной Сибири, генеральный директор ООО «БайкалСтройИнвест» (Гостиный двор Баяр) Марина Григорьева отмечает, что эти поправки сейчас обсуждаются очень активно.

– Но я думаю, что в таком варианте, как они сейчас представлены, их принимать нельзя, – говорит она. – При их разработке не были учтены особенности, как минимум, ООПТ вокруг Байкала, а также остальное законодательство. Те поправки, которые сейчас предлагают внести только в 33-й ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» и 95 и 96 статьи Земельного кодекса, упускают, например, существующее постановление о запрещенных видах деятельности в центральной экологической зоне озера Байкал.

По мнению эксперта, если поправки принять в нынешнем варианте, «то на озере будет следующая ситуация: абсолютно все можно будет только в национальных парках, абсолютно все будет нельзя вне их границ».

– То есть мы можем получить перевертыш – застроим все в национальном парке и полностью блокируем всю жизнь вне его границ, – поясняет Марина Григорьева. – Это противоречит самой идее и принципам создания и существования ООПТ. Сейчас МПР совместно с Росводресурсами по просьбе врио главы региона готовит в ближайшее время вояж в Иркутскую область, наверное, это позволит расставить точки над i в этом вопросе. Потому что в такой редакции – это убийственно для Байкала. И при этом никак не решает вопросы жизни здесь людей и социально-экономического развития территории, о чем уже много говорили, и никакой охраной природы здесь даже не пахнет.

По мнению эксперта, в оптимальном варианте в национальных парках вообще не должно быть населенных пунктов.

– Но с учетом того, как сегодня в комплексе построено законодательство, сложно эти дырки в нем заделать, – отмечает она. – Я считаю, что нужны не поправки, а кардинально новый закон, чтобы изменить подход к самому существованию ООПТ в России. Он значительно отличается от международного подхода к жизни и развитию ООПТ. Также нужен полностью новый закон «Об охране озера Байкал».

Виталий Рябцев отмечает, что принятие предложенных поправок приведет, прежде всего, к скупке земли на Байкале китайскими предпринимателями:

– Именно китайские бизнесмены в последнее время особенно сильно разогрели земельный рынок, вызвали рост цен. Особенно это заметно в Листвянке на землях первой береговой линии. Цены немыслимо выросли, и все говорят, что эти миллионы платят китайцы, поскольку никто иной такими деньгами не располагает и покупать не будет. Боюсь, что если будут приняты предложенные изменения, то в результате платить за все будет природа – новыми участками, которые будут выводиться разными путями по разным схемам.

Он также говорит, что передача дирекциям нацпарков права выдачи разрешений на строительство – это огромный коррупционный риск.

В поиске статус-кво

Виктор Кузеванов отмечает, что ни в коем случае нельзя ослаблять природоохранный режим. При этом он подчеркивает, что прежде, чем принимать какие-либо решения о любых изменениях режима природопользования на берегах Байкала, стоит сначала ознакомиться с исследованиями ученых.

– В этом плане в Иркутске достаточно богатый опыт изучения и планирования режимов природопользования на основе солидных научных разработок, – говорит эксперт. – Здесь есть, например, Институт географии СО РАН, который проводил очень глубокие исследования, связанные с использованием земли вокруг озера Байкал, где подготовили книги и рекомендации по допустимым нагрузкам на землях поселений и на ООПТ, но, к сожалению, чиновники просто игнорируют или не знают об этих исследованиях, а узнают, когда уже становится совсем поздно.

При этом он подчеркивает, что решить вопрос с поселениями, оказавшимися в границах ООПТ, все же необходимо:

– У нас много таких поселений, в них исторически сложился определенный режим сбалансированного и устойчивого природопользования. Несомненно, следует не отчуждать людей от земли у Байкала, а наоборот – позволить им как главным «интерсантам» использовать свою землю для их устойчивого и здорового жизнеобеспечения, чтобы поддерживались исторически сложившиеся неистощающие режимы природопользования вокруг поселений и на сопряженных с ними буферных зонах ООПТ. Следует, наконец, провести красную черту или красные границы на основе консенсуса между жителями поселениями-заинтересантами и руководителями ООПТ о буферных зонах рядом с поселениями, зафиксировать статус-кво. При этом интересы проживающих здесь людей должны быть приоритетными. Если люди не видят выгоды от правильного использования природной территории, то они перестают ее ценить и перестают ее защищать со всеми вытекающими из этого последствиями для природы и самих людей. Иначе, раньше или позже, байкальская система ООПТ может просто рассыпаться без поддержки жителей-соседей. Если же они будут ценить ООПТ, то будут ее оберегать и спасать, не допускать захватов.

Эксперт отметил, что таких примеров уже много в Иркутске, где сейчас есть несколько муниципальных и региональных ООПТ:

– Любой захват или вторжение на них обычно сразу получает большой публичный резонанс и отпор. Хотя, зачастую, захватчики все же ухитряются отхватить кусочек втихаря, пока никто не заметил или заметил поздно. Но это уже вопрос к юристам, правовой и природоохранной системе. К сожалению, министерство природных ресурсов пока делает такую работу с жителями и с ООПТ плохо. Наступило время для «нового мышления в природопользовании» и для понятной даже детям «новой политики природопользования», а для этого следует активно просвещать, обучать и мотивировать людей правильно строить свою жизнь рядом с ООПТ и с Байкалом как объектом природного наследия.

Тем временем в Москве еще решается вопрос дальнейшей судьбы предложенных поправок. Принятие их или отклонение может решить дальнейшую судьбу заповедных территорий как на берегах Байкала, так и по всей стране.

Елена Петрова

Источники

Эксперты: чем грозит Байкалу "заповедная амнистия"
Иркутская торговая газета (irktorgnews.ru), 20/02/2020

Похожие новости

  • 29/06/2019

    Больше, чем море: почему преждевременно говорить о токсичности Байкала

    ​«Вода в Байкале оказалась токсичной», «В Байкале нашли токсины, пить воду из него уже нельзя», «в Байкале до предельных значений выросли концентрации бактерий, продуцирующих ядовитые вещества» — эти и подобные им сенсационные сообщения заполнили российскую прессу после Всероссийского водного конгресса.
    946
  • 13/03/2017

    Академик Михаил Грачев: если Байкалу не возвращать долги, долго ли еще он протянет

    Традиции - это не подражание ветхозаветному. Традиции - это всегда великолепие и блеск современности, впитавшие в себя мудрость и красоту веков, и устремленное в будущее. Как русская литература, вобравшая в себя благоухание пушкинского слова, дала миру Лермонтова, Гоголя, Достоевского, Островского, Толстого, Чехова, Горького, Есенина, Маяковского, Шолохова.
    2634
  • 15/09/2017

    Как спасти байкальского омуля, не лишив работы рыбаков

    ​Запрет на вылов уникального байкальского омуля, по мнению ученых, на сегодняшний день является единственной возможной мерой для его сохранения. Как сообщил глава Росрыболовства Илья Шестаков, ведомство уже подготовило все необходимые документы, и запрет будет введен в течение ближайшего месяца.
    1359
  • 13/05/2019

    Летопись байкальских тревог

    ​Озеро Байкал — всеобщее достояние, одна из самых известных мировых «природных лабораторий», однако оно постоянно находится в центре экологических проблем. 1. Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат (БЦБК)Самая известная и долгоиграющая история, подробно описанная мною в научно-популярной книге «Эхо эколого-экономических скандалов», изданной в 2011 году.
    919
  • 05/04/2019

    Академик Михаил Грачев: существующие очистные сооружения не могут справиться со сбросами в Байкал

    ​Существующие очистные сооружения не способны решить проблему сброса отходов в Байкал. Для этого требуется строить новые, что невозможно сделать без изменения предельно допустимых нормативов влияния на экосистему водоема, считает ученый-биохимик, академик и бывший директор Лимнологического института Сибирского отделения (СО) РАН Михаил Грачев.
    1071
  • 06/03/2019

    «За» или «против» строительства завода на Байкале: мнение бурятских ученых

    ​Проблема воды не горячей, а из священного озера не сходит с первых полос. У завода по розливу байкальской воды в поселке Култук каждый день появляются новые противники и сторонники, добавляются и проверяющие.
    940
  • 19/05/2017

    По мнению ученых, ГЭС в Монголии изменят состояние водных стоков Селенги

    ​Строительство Монгольских ГЭС понесет за собой изменение водных стоков впадающей в озеро Байкал реки Селенги, заявила старший научный сотрудник лаборатории гидроэнергетических и водохозяйственных систем Института систем энергетики имени Л.
    1279
  • 05/03/2019

    Добыча нефти на Байкале может представлять огромную угрозу для озера

    ​Учёные считают, что добыча нефти на Байкале может представлять огромный риск для него. О существовании чёрного золота на дне озера рассказал недавно ведущий сотрудник института нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН Валерий Москвин.
    1061
  • 29/01/2019

    Кто и как завел проблему Байкала в тупик?

    ​Загрязнения от стационарных источников, расположенных на Байкальской природной территории, увеличились в 2017 году по сравнению с предыдущим годом на 7,3 процента, а с 2012 годом - на 45 процентов и составили 701,5 тысячи тонн в год.
    1217
  • 14/12/2017

    Данные о впадающих в Байкал реках нуждаются в обновлении

    ​Данные о том, что озеро Байкал питают более 300 рек, устарели, их нужно обновить, с устаревшими данными сложно изучать озеро и в том числе причины его обмеления, заявил в среду директор Байкальского института природопользования Сибирского отделения РАН, доктор географических наук, профессор РАН Ендон Гармаев.
    1476