Доктор Мартин Зэндхоп (ускорительный центр DESY и CREMLINplus) рассказал о сотрудничестве с российскими коллегами и поделился впечатлением от музыки Рахманинова и изучения русского языка.

– Мартин, расскажите немного о своей работе. В чем она заключается?

– Я вместе со своей небольшой командой из Отдела международных отношений отвечаю за международные связи и стратегическое партнерство в DESY. Международные контакты и взаимодействия так или иначе происходят внутри различных подразделений, непосредственно между учеными разных стран. Моя же работа заключается в том, чтобы поддерживать стратегические международные отношения с нашими партнерами. Например, есть лаборатории, с которыми мы связаны уже несколько десятков лет, к ним относятся КЕК в Японии, SLAС в США, ЦЕРН в Швейцарии. Это наши стратегические партнеры, с которыми у нас очень близкие отношения.

Кроме того, мы поддерживаем тесные отношения и с другими нашими партнерами, в том числе из России. Хорошим примером близкого и стратегического партнерства является Будкеровский институт (Институт ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН, Новосибирск – прим. ред), с которым мы сотрудничаем как в области физики ускорителей и создания установок, так и в области физики элементарных частиц. На самом деле, до пандемии коронавируса в наших планах был визит директората и ведущих ученых DESY в российские организации-партнеры, в том числе и в Будкеровский институт. Но сейчас мы, конечно, не можем передвигаться по миру, поэтому стараемся перевести эти встречи в цифровой формат. В этом заключается часть моей работы, так же, как и управление CREMLINplus.

– Как продвигается работа в CREMLINplus? Какие возможности программа дает своим участникам?

– CREMLINplus – это проект ЕС, в котором участвует большое сообщество из 35 организаций из стран-участниц ЕС, а также из России. Среди прочего члены этого сообщества работают над пятью из шести российскими мегасайенс проектами. Эти проекты («рабочие пакеты») «тяжелые» не только с точки зрения науки, но и с точки зрения ресурсов – каждый оценивается в сумму от 2 до 4 миллионов евро на четыре года реализации. Одно из основных преимуществ, которые дает наша программа – работать вместе над этими проектами. Все участники знают друг друга, могут обмениваться компетенциями, кадрами, работать с наставниками. Участникам предоставляется много различных возможностей, например, у нас есть специальная программа, которая посвящена вопросам организации доступа к существующим объектам исследовательской инфраструктуры в России, а не только проектам в области мегасайенс. Результатом работы этой программы станет упрощение доступа к этим объектам, в том числе для ученых из стран ЕС.

– Расскажите об историях успеха программы?

– Если говорить об историях успеха, можно привести в пример проект НИЦ «Курчатовский институт», который называется USSR (Ultimate Source Synchrotron Radiation). Это проект источника синхротронного излучения на 6 ГэВ.

Все вместе мы, партнеры из НИЦ «Курчатовский институт», ускорительного центра ESRF (Франция), Национального института ядерной физики (Италия), Европейского рентгеновского лазера Xfel и исследовательского центра по физике частиц DESY (Германия), достаточно успешно работаем над этим проектом. Например, партнеры по этому конкретному рабочему пакету подготовили концептуальный дизайн главного кольца, проработали детали накопительного кольца. Итогом этой работы стал огромный документ на 70 страниц. Кроме того, в течение первого года реализации проекта был разработан концептуальный проект одного из предполагаемых каналов пучка, канала рассеяния/дифракции.

– Спасибо за этот пример! Вообще-то вы работаете в одном из лучших ускорительных центров мира. Расскажите немного о DESY. Чем знаменит этот центр?

– DESY – это самый большой ускорительный центр в Германии, а также член Ассоциации немецких исследовательских центров им. Гельмгольца. Он тесно интегрирован в мировой научный ландшафт. DESY – это исследовательский центр с интересными научными установками, среди которых, например, PETRA III, один из самых ярких в мире источников рентгеновского излучения на основе накопительного кольца. Ежегодно более 3 000 пользователей, включая международных, приезжает на наши установки. Обычно пользователи приезжают лично, но сейчас из-за коронавируса мы предлагаем им удаленный формат работы, при котором исследователи присылают нам свои образцы, а мы анализируем их. Сейчас мы готовимся к апгрейду PETRA III: проекту PETRA IV, который станет лучшим трехмерным рентгеновским микроскопом.

– Расскажите подробнее об этих планах?

– PETRA IV – это наш магистральный проект. В данный момент мы прорабатываем технический дизайн, и эта фаза будет длиться три года, до 2022 года. После этого мы надеемся перейти к следующей стадии – конструирования. Вместе с тем, мы развиваем и другие направления. Например, готовимся основать Центр молекулярной науки о воде (Centre for Molecular Water Science, CMWS). CMWS станет объединением международных исследователей из разных областей науки, которые все вместе должны будут более детально изучить воду на молекулярном уровне, используя такие научные установки, как DESY, PETRA III, Лазер на свободных электронах в мягком рентгеновском диапазоне FLASH и European XFEL. Эти установки будут использоваться, например, для изучения в рамках CMWS фундаментальных свойств воды, воды в геофизике, климатологии и науках об окружающей среде, энергетике, в технологиях.

– В конце марта завершилось ежегодное совещание CREMLINplus. Как оно прошло, успешно?

– Короткий ответ – да. Это были два очень эффективных дня. Мы изменили очный формат на удаленный из-за коронавируса. Изначально мы планировали провести эту встречу в Москве. Потом началась пандемия, и стало ясно, что ситуация с коронавирусом затягивается, и мы решили провести эту масштабную европейско-российскую встречу онлайн. В ней приняли участие около 200 человек, и это был интересный опыт – организация и участие такого крупного онлайн-мероприятия. Это была успешная встреча благодаря ряду факторов. Во-первых, за год под знаком коронавируса все привыкли к удаленному формату общения и научились эффективно его использовать. Во-вторых, мне кажется, мы выбрали удачную схему работы. Мы понимаем, что общаться весь день подряд сложно. Человеческий мозг устроен так, что после часа-двух напряженной работы ему нужен перерыв. Поэтому мы решили сначала проводить двухчасовую интенсивную сессию с презентациями рабочих пакетов, а затем делать двухчасовой перерыв на ланч и кофе-брейк. Остальную программу мы также сопровождали интерактивными элементами. Например, мы использовали специальные электронные инструменты, которые позволяют общаться билатерально – как группой, так и тет-а-тет. Это очень удобно, потому что имитирует общение на конференциях оффлайн.

Справка. В 2011 году Правительственная комиссия отобрала шесть проектов класса мегасайенс для реализации на территории Российской Федерации, среди которых был электрон-позитронный коллайдер Супер С-тау фабрика. В 2017 году проект Супер С-Тау фабрики был включен в План реализации Стратегии научно-технологического развития России, а в 2018 году он вошел в число проектов, планируемых к реализации в рамках программы развития Академгородок 2.0. Основная цель экспериментов на Супер С-тау фабрике — изучение частиц, содержащих очарованные кварки, а также – тау-лептонов, поиск новых физических эффектов, не описываемых Стандартной моделью.

– Один из проектов CREMLINplus связан с проектом Супер С-тау фабрика. Как вы оцениваете его?

– Супер С-тау фабрика – это перспективный проект Будкеровского института. Европейско-российское сотрудничество вокруг этого проекта было также предметом предыдущей программы CREMLIN (2015-2018 гг.). После этого, вместе с рекомендациями по дальнейшему развитию, он успешно перешел в CREMLINplus. Сейчас вокруг Супер С-тау фабрики сложилась хорошая коллаборация, которая включает в себя европейских партеров. В первую очередь это ЦЕРН, а также Университет Гиссена (Германия), Ускорительная лаборатория Национального института ядерной физики (CNRS-LAL, Франция), Национальный институт ядерной физики (INFN, Италия). Супер С-тау фабрика – это интересный проект для европейского и международного сообщества физики частиц, особенно той ее части, которая занимается flavor physics. Знания в этой области существенно расширились благодаря работе Будкеровского института, а также нашей общей работе в рамках CREMLIN и CREMLINplus. Обе эти программы помогают продвигать вперед эту область науки. Я считаю, Супер С-тау фабрика – очень интересный проект для определенной области физики, и это уже признано европейским и международным сообществом.

– Мартин, мой следующий вопрос не о физике. Я слышала, вы изучали русский язык. Это правда?

– Почти. Я познакомился с русским языком, когда учился в Гейдельбергском университете имени Рупрехта и Карла (нем. Ruprecht-Karls-Universität Heidelberg) в 1980-х гг, и я был очарован им. Гейдельбергский университет, в котором я учился, хорошо известен в Германии и является самым старейшим университетом в стране. Как вы знаете, в то время Германия была разделена на Западную и Восточную часть. В Восточной части русский язык был обязательным, а я жил в Западной, и для нас это была экзотика. Я не изучал его в рамках обязательных курсов, но поскольку был любознателен, посещал Лингвистическую лабораторию университета, где можно было взять кассету для самостоятельного изучения. Меня интересовали славянские языки и литература в целом, и я начал с изучения русского языка. Но мои профессора сказали мне, что для комплексного понимания я должен был начать изучение с самого начала: «Мартин, сначала ты должен изучать староболгарский, древние церковно-славянские языки, а не только современный русский». А потом в 1990 у нас была первая языковая стажировка, и я поехал на месяц в Ленинград, в знаменитый Горный институт (Санкт-Петербургский горный университет – прим. ред.). До этого я был в Ленинграде однажды, как турист, и пожить в этом городе было очень интересно.

– А в Новосибирске вы бывали?

– Конечно. С 2008 по 2013 годы я был главой представительства Ассоциации Гельмгольц в Москве, и в этот период дважды приезжал в Новосибирск. В первый раз я сопровождал президента Ассоциации Гельмгольца вместе с небольшой делегацией в марте 2010 года, когда нас пригласил второй директор Будкеровского института Александр Скринский. Это было самое начало марта, было очень холодно, как и обычно в это время. Мы приехали в районе 5-6 марта, и скоро должны были быть выходные в честь 8 марта. Несмотря на эти выходные, директор Скринский и сотрудники Будкеровского института организовали прекрасную программу, и мы смогли посетить все воркшопы в Институте имени Будкера. Наша делегация была под большим впечатлением от уровня науки в Будкеровском институте. Это была очень хорошая встреча.

– Приятно слышать это!

– А второй раз я был в Новосибирске двумя годами позже с большой делегацией научных журналистов. Мы посетили и Будкеровский институт, и другие институты новосибирского Академгородка. Это был конец мая, стояла жара, мы прогуливались вдоль реки Обь, и природа нам очень понравилась. Также у нас была возможность не только погрузиться в научную повестку, но и насладиться замечательным музыкальным концертом, где исполнялась музыка Рахманинова. И я был под большим впечатлением! Это был уникальный опыт. Теперь, когда я имею дело с Будкеровским институтом и Новосибирском, я всегда вспоминаю этот концерт.

Конечно, в DESY и внутри проекта CREMLINplus мы планируем посетить наших российских партнеров и друзей, и в том числе Будкеровский институт. Мы надеемся сделать это сразу после того, как закончится пандемия коронавируса.

 

Справка. CREMLINplus (Connecting Russian and European Measures for Large-scale Research Infrastructures) — проект Европейского союза, основная цель которого — развитие научного сотрудничества между Российской Федерацией и Европейским Союзом (ЕС) в области разработки и создания крупной исследовательской инфраструктуры. www.cremlinplus.eu

Алла Сковородина         

Фото из личного архива

Источники

Большая наука и немного Рахманинова
Научная Россия (scientificrussia.ru), 18/06/2021

Похожие новости

  • 15/12/2016

    Директор ИЯФ СО РАН Павел Логачёв об ответственности академика, коллайдерах и Нобелевских премиях

    Для доктора физико-математических наук Павла Логачёва последние два года отмечены важными вехами в карьере. В 2015 году он стал третьим по счёту после Герша Будкера и Александра Скринского директором Института ядерной физики СО РАН — крупнейшего академического института России.
    6395
  • 20/04/2021

    «Экран ФЭП»: экологичная конкуренция, сотрудничество с государством и симбиоз с наукой

    Новосибирск занимает уникальное место на карте мирового рынка электронно-оптических преобразователей (ЭОП), применяемых в приборах ночного видения. Здесь сосредоточены три из четырех российских (а это примерно половина всех мировых) предприятий, выпускающих эти устройства.
    665
  • 29/10/2019

    Новосибирский ученый – автор новаторских работ в области лазеров на свободных электронах

    Американское физическое общество (APS) избрало своим почетным членом заведующего лабораторией Института ядерной физики (ИЯФ) им. Г. И. Будкера СО РАН, члена-корреспондента РАН Николая Винокурова — за новаторскую теоретическую и экспериментальную работу в области лазеров на свободных электронах.
    1212
  • 27/11/2019

    Фабиола Джанотти: ЦЕРН рассчитывает на высокий уровень науки России

    Президент РФ Владимир Путин 12 ноября ратифицировал соглашение с Европейской организацией ядерных исследований (ЦЕРН) о научно-техническом сотрудничестве в области физики высоких энергий. О том, что даст это соглашение ЦЕРН, почему отсутствие результата в исследованиях тоже важно для развития науки, какие коллайдеры ЦЕРН хотел бы построить в ближайшее время и на какие российские технологии рассчитывает при обновлении Большого адронного коллайдера (БАК), корреспонденту РИА Новости Елизавете Исаковой рассказала генеральный директор ЦЕРН Фабиола Джанотти.
    851
  • 12/01/2021

    Коллайдер NICA: достать до нейтронных звезд. «В Мире науки» №12, 2020

    В Московской области продолжается строительство коллайдера тяжелых ионов NICA, где будут изучать кваркглюонную материю — состояние вещества, которое находится в недрах нейтронных звезд. Ученые Объединенного института ядерных исследований (ОИЯИ) в Дубне уже получили из Италии ключевой элемент исследовательской установки MPD (Multi-Purpose Detector) строящегося ускорительного комплекса — катушку сверхпроводящего соленоидального магнита.
    614
  • 16/04/2019

    Как синхротронное излучение помогает науке

    ​Половина Нобелевских премий в молекулярной биологии за последние 20 лет отдана синхротронному излучению (СИ). Ученый Анатолий Снигирев рассказал, как получают рентгеновские лучи необходимых параметров и в чем преимущество проектов источников СИ четвертого поколения, реализуемых в России.
    1816
  • 31/03/2021

    Россия и Китай рассказали о развитии проектов «коллайдеров-братьев»

     Сотрудники Института ядерной физики им. Г. И. Будкера СО РАН представили последние наработки по проекту электрон-позитронного коллайдера Супер С-Тау фабрика на международном рабочем совещании, посвященном будущим электрон-позитронным коллайдерам в области энергий рождения с-кварков и тау-лептонов.
    477
  • 10/01/2020

    Уникальный и передовой: вызовы проекта FAIR

    ​Всего через несколько лет в немецком наукограде Дармштадт заработает международный ускорительный комплекс, предназначенный для изучения фундаментальных физических процессов, а его запуск повлечет за собой развитие многих прикладных направлений.
    748
  • 24/10/2019

    Сергей Ревякин: эффективность в цифрах

    Исследовательская работа — часть любого бизнеса, и на каждом этапе исследования различаются и масштабами, и задачами. Но как вычислить эффект, который они производят? О разных видах исследований, типичных проблемах при их проведении и специфике Росатома рассказывает президент корпоративного и правительственного сектора аналитической компании Elsevier в России Сергей Ревякин.
    1318
  • 04/05/2021

    Академик Павел Логачев: СКИФ дает возможность очень точно исследовать атомную структуру вещества любых молекул

    Институт ядерной физики им. Г.И. Будкера спустя десятилетия работы на переднем крае науки продолжает разрабатывать источники синхротронного излучения, коллайдеры и другие установки не только для российской науки, но и в рамках международных проектов.
    1022