В прошлый раз Аcademcity.org сделал краткий обзор запасов, хранящихся в "арктических кладовых". Какую роль в развитии экономики страны могут сыграть месторождения редкоземельных металлов, хорошо видно на примере Китая. Четверть века назад Дэн Сяопин заявил, что, если у Ближнего Востока главная ресурсная сила мирового масштаба - нефть, у Китая ей должны стать редкоземельные элементы.

К тому времени китайцы разведали гигантское месторождение таких металлов во Внутренней Монголии. Вокруг был построен комплекс перерабатывающих предприятий, а затем значительную часть этого сырья перенаправили на производство электроники. Перевод подавляющей части мирового производства электроники в КНР, начиная с 1990-х гг. вызван не только дешевой рабочей силой (о которой слышали все), но и изобилием необходимого ресурса ("редкоземов") прямо под боком.

Вместе с бурным ростом целых отраслей промышленности, Китай получил и весомый внешнеполитический рычаг. Потому что семнадцать металлов, входящих в группу редкоземельных, основа выпуска лазеров, аккумуляторов, микросхем, магнитов, сталей, даже стекла и очень много чего другого, без чего современная цивилизация просто не может.

Например, на выпуск каждого ветрогенератора мощностью 1 МВт уходит 200 кг "редкоземов". Тем временем Россия, обладая самыми большими в мире запасами этих элементов, львиная доля которых сосредоточена в Сибири и Арктике, дает лишь 2% мировой добычи и 0, 5% производства редкоземельных металлов. Иначе говоря, этот ресурс у нас не работает. А ведь, говоря о запасах, имеют в виду разведанные еще в прошлом веке месторождения.

Но добыть и реализовать с максимальной выгодой, о чем говорилось в прошлый раз, мало, надо сделать это рационально. И здесь никак не обойтись без науки. Вот лишь несколько специфических задач, для которых не годится имеющийся у добывающих компаний традиционный набор технологий.

В первую очередь это климатические проблемы, которые определяются наличием многолетней мерзлоты. На месторождении норильского никеля глубина отдельных рудников достигает более 1000 метров. Сначала горная выработка проходит через мерзлые породы с минусовой температурой, но на глубине километра она достигает уже 40 °C. И там, где проходит соединительный слой, работы осложняются перепадами температур.

Другая арктическая проблема - тяжелые условия для жизни человека: долгая полярная ночь, низкие температуры, бедный рацион питания и т.п. Коренные народы Севера неплохо приспособились ко всему этому, но удержать здесь приезжих квалифицированных специалистов очень непросто. Когда в советское время началось масштабное строительство Северного морского пути, эту проблему решали использованием труда заключенных. Причем, речь идет не только о чернорабочих. Тот же Николай Урванцев, первооткрыватель Норильского месторождения, и многие другие геологи как раз находились в лагерях.

Сейчас надо использовать совсем другие пути привлечения кадров, в частности, строить поселения, обеспечивающие достойное качество жизни людям, занятым разработкой месторождений. Развивать медицину Севера, решая специфические проблемы со здоровьем, появляющиеся у человека при работе в арктических широтах. К слову, этим уже не первый год занимаются сразу несколько институтов Сибирского и Уральского отделений РАН, включая НИИТПМ - филиал ФИЦ ИЦиГ СО РАН. И заметно продвинулись в этом направлении.

Для эффективного освоения Арктики потребуются специалисты и из областей, на первый взгляд, имеющих малое отношение к Северу и горнодобывающей отрасли. Такие, как экономисты. Отдельный проект, нацеленный на один вид полезного ископаемого в арктической зоне, оказывается в зоне повышенного риска относительно рентабельности. Но есть тот же советский опыт комплексных проектов освоения и развития северных районов. И его надо использовать, переработав с учетом современных реалий. Например, совместить освоение богатых руд Томторского месторождения и месторождений импактитовых алмазов в Попигайском кратере. Для работы на них нужно создание дорогостоящей инфраструктуры (транспортной, энергетической и т.п.), что на сегодня является одним из главных барьеров для начала работ. Но в рамках комплексного проекта затраты на инфраструктуру ложатся на совместные предприятия и, соответственно, снижаются для каждого в отдельности. Кроме того, в рамках таких проектов хорошо работает модель частно-государственного партнерства. Но для того, чтобы оптимально совместить интересы всех участвующих сторон, надо привлекать стороннего компетентного разработчика. Ученые-экономисты Сибирского отделения РАН имеют в "своем портфолио" примеры такого рода работы, я говорю о программах развития отдельных регионов, прежде всего - программа реиндустриализации Новосибирской области, которая уже успешно реализуется. Еще один важный аспект - экология Арктики. Ценой, которую Китай заплатил (и платит) за свой рывок в области добычи и переработки полезных ископаемых, стали целые зоны экологического бедствия, возникшие вокруг ряда предприятий. Превращать наш Север в такую же зону ради высоких прибылей ряда корпораций (даже с государственным участием) - было бы преступлением перед потомками.

И это вполне реальная угроза, более того, она существует в реальности, а не в возможных сценариях развития событий. Мы и ранее по-варварски относились к природе Арктики. В частности, вокруг мест добычи можно увидеть огромное количество бочек с горючим, которые были завезены туда и там остались. А выбросы в атмосферу от их работы намного превышают тот уровень, с которым арктическая среда может справиться самостоятельно. В результате мы видим гибель плохо растущего леса на пределе лесной растительности под Норильском, в районе Мончегорска и других местах. Загрязнение запускает "цепную реакцию" других опасных процессов.

А на фоне происходящих климатических изменений эти проблемы будут только усугубляться. И снова, одними запретительными мерами и митингами общественных активистов проблему не решить, необходим комплексный подход с широким привлечением научных кругов.

В частности, для исследования влияния климата в арктических экосистемах на целый спектр процессов. Как изменение климата повлияет на изменение роста, как этот процесс будет происходить и в каких условиях. Сегодня говорят о риске дополнительного выделения метана, его считают серьезной проблемой, потому что тепличный эффект метана в двадцать раз выше, чем у двуокиси углерода. И этот процесс может начаться, если огромные тундровые озера будут выделять метан. Сейчас этой проблемой занимаются несколько международных групп исследователей в Новосибирске, Красноярске, Томске, Якутске и на Дальнем Востоке.

Говоря об освоении Арктики важно понимать следующее. Сам этот процесс неизбежен: с одной стороны, по мере истощения аналогичных запасов в густозаселенных регионах планеты, интерес к арктическим месторождениям будет только расти. А поскольку этот интерес носит глобальный характер, мы уже становимся свидетелями начинающейся "арктической гонки", в которой призы достанутся не всем, да и будут они разными.

Кто-то может укрепить свои позиции на мировой арене, а кто-то рискует стать обладателем обширных зон экологического бедствия. Для России, как обладательницы самого большого и вкусного куска "арктического пирога", участие в его разделе - вопрос национальной безопасности.

Что происходит, если решать его поручают исключительно политикам и "эффективным менеджерам" госкорпораций мы видели на примере Штокмановского месторождения. Страна утратила значительный кусок территории, получив в обмен чуть меньше, чем ничего. Отдельные лица неплохо на этом заработали, и никто не понес ответственности.

С другой стороны, опыт сотрудничества тех же крупных корпораций с учеными оборачивается открытием новых успешных предприятий в арктической зоне.

Как транслировать этот опыт на более масштабные проекты и избежать повторения ошибок (Штокман, увы, не единственный пример) - критически важная тема, обсудить которую неплохо бы и в рамках приближающегося "Технопрома".

Сергей Исаев

Источники

Арктические "инструкции по эксплуатации"
Академгородок (academcity.org), 29/07/2019

Похожие новости

  • 07/05/2020

    Поправка на вирус. Как живет наука на удаленке

    ​Можно ли исследовать ископаемые черепа, не выходя из дома? Сколько стоит разбудить заснувший марсоход? Как вернуть запертых на Северном полюсе полярников? Чем обернется первая в мировой истории массовая самоизоляция ученых, каких важнейших открытий мы можем лишиться, а какие, напротив, стали возможны в новых условиях? «Огонек» разбирался, как живет наука на удаленке.
    1022
  • 26/04/2019

    ДНК раскрывает историю монгольского нашествия

    Король или простолюдин, соплеменники или чужаки, ордынцы или русские – эти вопросы часто волнуют археологов, открывающих останки древних людей. Анна Тарасова, младший научный сотрудник Института археологии РАН, рассказывает о том, как генетика, а также другие естественные науки, помогают ученым точно отвечать на подобные вопросы.
    3144
  • 22/04/2021

    Ямальские учёные продолжают исследования мерзлоты

    Сразу две экспедиции ямальских учёных, мероприятия которых отвечают приоритетам нацпроекта «Наука», отправляются на этой неделе на Полярный Урал. Учёные продолжат балансовые наблюдения за ледником ИГАН и в рамках гранта Российского научного фонда проведут сейсморазведку и бурение бугров пучения на стационаре Еркута.
    420
  • 16/02/2021

    День российской науки — 2021

    Традиционно в честь Дня российской науки сибирские институты проводят просветительские мероприятия для студентов, школьников и всех, кто желает узнать чуть больше о большой науке. ​«Этот год был объявлен годом науки и технологий.
    6954
  • 06/06/2017

    Как сохранить лес в Академгородке?

    ​Академгородок был построен по замыслу академика Лаврентьева как город ученых, самой своей средой обитания способствующий умственным занятиям, - тихий, скрытый в лесу, погруженный в зелень, в основном с пешим и велосипедным перемещением.
    1628
  • 11/12/2020

    Главный результат Большой Норильской экспедиции: исследования необходимо продолжать

    ​На московской площадке Российской академии наук состоялось обсуждение итогов полевого и лабораторного этапов Большой Норильской экспедиции (БНЭ), организованной Сибирским отделением РАН и компанией «Норникель».
    1565
  • 03/08/2021

    Инновации для Арктики: новосибирские разработчики представили технологии для внедрения за Полярным кругом

    Освоение Арктики ставит множество сложнейших научно-технологических проблем, большинство их которых еще ждет своего решения. Однако наука Академгородка уже сейчас готова предложить ряд готовых технологий, которые будут востребованы за Полярным кругом.
    1446
  • 02/04/2021

    Изменение фауны Арктического бассейна изучили новосибирские геологи (видео)

    ​Новосибирские геологи готовятся опубликовать результаты арктической экспедиции. Два года учёные исследовали северную почву и микроорганизмы, изучали, как со временем изменялся Арктический бассейн и его фауна.
    600
  • 25/10/2019

    Валентин Данилов - о Парижском соглашении, красноярском черном небе и прекрасных шансах для России

    ​Разговор с Валентином Даниловым, ученым-физиком, - о Парижском соглашении и прекрасных шансах для России, энергетическом наркотике, мискантусе, Байкале, британских лордах и красноярском черном небеУ Данилова — известная яркая судьба («Новая», № 134 за 2012-й, № 142 за 2013-й), но вопреки ей он смотрит в будущее России с оптимизмом.
    1231
  • 17/08/2021

    Большая норильская экспедиция не обнаружила признаков загрязнения на севере Таймыра

    Большая норильская экспедиция Сибирского отделения Российской академии наук (СО РАН) не обнаружила внешних признаков вторичного загрязнения после половодья на севере Таймыра. Об этом сообщает 17 августа пресс-центр экспедиции.
    871