​Куда идет российская наука? Прекратилась ли наконец-то утечка мозгов? В чем в науке Россия берет пример с Беларуси и чего нам ждать от союзных программ? Ответы на эти и многие другие вопросы - в интервью президента Российской академии наук Александра Сергеева председателю ТРО Союзного государства Николаю Ефимовичу в программе "Государственный интерес" на телеканале БелРос. "РГ" приводит выдержки из этой беседы.

Александр Михайлович, раньше белорусские студенты и аспиранты в Москве были совершенно обычным явлением. Сейчас - скорее исключение из правил.

Александр Сергеев: Россия действительно здесь очень пассивно себя ведет.

А почему? Ей это не нужно?

Александр Сергеев: Вопрос не к Российской академии наук. Мы изо всех сил стараемся активизировать сотрудничество, создать межакадемический совет России и Беларуси. Много работаем на совместную инициативу. Но все должно сопровождаться наделением реальными полномочиями на продвижение вперед, организационным, финансовым ресурсом. Мы видим, что у академии наук Беларуси такой ресурс есть, а у нас сейчас нет. Он есть в министерстве науки и высшего образования, у госкорпораций, еще где-то. А вот единого мозгового центра нет.

Мы изо всех сил стараемся активизировать сотрудничество с Беларусью, много работаем на совместную инициативу

Проведя два года в кабинете Президента Российской академии наук, как бы вы оценили, куда идет российская наука?

Александр Сергеев: За эти два года, а это почти половина моего президентского срока (руководителя РАН избирают на 5 лет. - Прим. ред.), мы видим разворот вектора признания на то, что наука, технологии должны играть большую роль. Есть такое понимание. Есть и изменения в законодательстве. Например, в прошлом году по инициативе Президента России были приняты поправки к 253-му закону, который серьезно расширяет полномочия Российской академии наук. Проблема в том, что наша экономика в основном сырьевая. И если есть запасы полезных ископаемых, которых хватит и тебе, и еще на поколение вперед, то кое у кого резонно возникает мысль: а надо ли вкладываться в современные научные достижения? Беларусь в этом отношении устроена по-другому. Там этих самых полезных ископаемых, которые позволяют стричь купоны, нет. Поэтому по многим научным направлениям Беларусь сейчас является примером для России.

В России сейчас есть научные центры мирового уровня?

Александр Сергеев: Есть. Возьмем, к примеру, Новосибирск. Институт ядерной физики имени Будкера СО РАН, безусловно, центр высочайшего мирового уровня. Институт катализа Сибирского отделения РАН, Институт цитологии и генетики СО РАН в Новосибирске. Я не говорю о других городах. Причем эти центры, конечно, работают в условиях жесткой конкуренции. Но им надо помочь остаться на этом уровне. Потому если уж они уйдут с этого уровня, то будет совсем плохо.

Александр Михайлович, я знаю, вы большой сторонник идеи запуска скоростных "Сапсанов" между Москвой и Минском. Это вообще реально?

Александр Сергеев: Вспомните Транссиб - он революционизировал экономику и пространственное развитие России. Дал огромный мультиплицированный социально-экономический эффект, как сейчас говорят. Нынешний проект связан с геополитическим расположением России и Беларуси между Европой как основным потребителем и Востоком, Юго-Востоком, как основным производителем. Это не просто маршрут Москва - Санкт Петербург - Орша - Минск - Берлин - Гамбург. Высокоскоростная магистраль в максимальной степени нас с белорусами проинтегрирует в единое Союзное государство.

Речь не о том, какие там будут рельсы, с какой скоростью будут ездить поезда. Это проект научно обоснованный и с огромным выходом в будущее. В том числе и по созданию совместного научно-технологического пространства.

Григорий Рапота, Государственный секретарь Союзного государства, тоже большой сторонник этого проекта. А это уже означает, что мы выходим на уровень не просто идеи, а проработки ее реальных контуров.

Александр Сергеев: И я ему очень благодарен за то, что он, имея большой политический вес, использует его для продвижения проекта. Мы где-то с полгода назад встречались с ним здесь, в Академии наук. Я заметил, что его глаза сразу загорелись, он принял идею. Григорий Рапота - это тот человек, который действительно становится главным двигателем проекта.

Похожие новости

  • 24/04/2019

    Достижения сибирских ученых отмечены на Общем собрании РАН

    ​Физика высоких энергий, новые материалы и структуры, проблемы Арктики, прогнозы добычи углеводородов, борьба с раковыми заболеваниями: эти и другие научные направления, развиваемые в Сибири, нашли место в докладе главы РАН о лучших результатах 2018 года.
    761
  • 01/09/2016

    НГУ на пути к мировым образовательным рейтингам

    ​Новосибирский государственный университет (НГУ) продолжает реализацию "дорожной карты" по вхождению в "Топ-100" мировых образовательных рейтингов. В рамках "дорожной карты" сформирована программа развития новых научно-образовательных направлений на среднесрочную перспективу, которая разбита на несколько этапов.
    2074
  • 11/01/2018

    Академик Валентин Пармон о будущем сибирской науки

    ​Врио губернатора Новосибирской области поддержал инициативу руководства Сибирского отделения РАН по созданию в Новосибирске мощного межведомственного центра науки, образования и инноваций федерального уровня.
    1580
  • 22/09/2016

    Будущее Академии наук зависит от нее самой

    ​В ходе общего собрания Сибирского отделения РАН в середине сентября состоялась дискуссия о положении дел в науке и ее отдельных направлениях. Академики и члены-корреспонденты РАН обсудили широкий круг вопросов, начиная от постановки целей в научной сфере и заканчивая сотрудничеством в рамках конкретных проектов.
    2110
  • 28/06/2016

    Валерий Бухтияров: главная проблема нашей науки - невостребованность экономикой научных результатов

    Современная наука, в частности химия, стремительно меняет свои приоритеты, и уследить за этим процессом нелегко. В первую очередь это касается катализа — той области науки, которая несет в себе черты не только химии, но и физики, математики, биологии.
    2029
  • 04/04/2018

    Подведены итоги оценки результативности научных организаций

    454 организации разделили по трем категориям. Чем отличились сельскохозяйственные институты, чему Минздраву стоит поучиться у ФАНО и в каком регионе больше всего институтов из третьей категории, читайте в материале Indicator.
    3713
  • 06/04/2018

    Павел Логачев: «Как правило, мы специализируемся на том, что никто никогда не делал»

    ​Институт ядерной физики им. Г. И. Будкера СО РАН (ИЯФ СО РАН) можно считать не только крупнейшим академическим институтом страны и одним из ведущих мировых центров в области физики высоких энергий, но и одним из самых коммерчески эффективных институтов СО РАН.
    1034
  • 28/12/2017

    Горячая научная дюжина 2017

    ​Как и в прошлые годы, Аcademcity.org предлагает вашему вниманию свою  версию перечня важных научных событий уходящего года. Как обычно, портал не собирается конкурировать с главными мировыми и отечественными рейтингами (например от Science) или стараться "объять необъятное", включив в список все достойные открытия, изобретения, работы и проекты.
    877
  • 24/10/2019

    Сергей Ревякин: эффективность в цифрах

    Исследовательская работа — часть любого бизнеса, и на каждом этапе исследования различаются и масштабами, и задачами. Но как вычислить эффект, который они производят? О разных видах исследований, типичных проблемах при их проведении и специфике Росатома рассказывает президент корпоративного и правительственного сектора аналитической компании Elsevier в России Сергей Ревякин.
    202
  • 26/11/2018

    Академик Валерий Рубаков: эпоха запланированных открытий кончилась

    Наука подошла к своему пределу: что за ним, ученые не знают. По крайней мере, в области физики элементарных частиц. О темной энергии, о бесконечном пространстве и о том, как сказываются на научном сообществе политические санкции, "Огоньку" рассказал академик РАН Валерий Рубаков.
    1139