Государственный научный центр вирусологии и биотехнологий Роспотребнадзора «Вектор» разработал первые в России тест-системы для COVID-19, а в июне начинает клинические испытания одной из вакцин от коронавируса. О зарождении «Вектора» вспоминают председатель Сибирского отделения РАН академик Валентин ПАРМОН и выпускники Новосибирского государственного университета (НГУ) разных лет: академики Валентин ВЛАСОВ, Ольга ЛАВРИК, мэр наукограда Кольцово Николай КРАСНИКОВ.

Валентин Власов:

– На рубеже 1960-1970-х годов наш научный ландшафт был полем битвы генетиков с лысенковцами, причем обе стороны критически относились к молекулярной биологии. В Сибири она начиналась с организации академиками Дмитрием Кнорре и Рудольфом Салгаником кафедры, а затем и целого факультета в НГУ, а в Новосибирском институте органической химии – лаборатории химии природных полимеров – это название маскировало молекулярную биологию.

Д.Кнорре удалось собрать команду энтузиастов. Звездой первой величины в ней был, конечно, Лев Сандахчиев. Его идеи опережали время на несколько десятилетий. К примеру, он впервые предложил технологию синтеза биополимеров на нерастворимых носителях – то, за что потом Роберт Меррифилд получил Нобелевскую премию.

В высоких столичных кабинетах у Льва Степановича тогда нашлись союзники, понимавшие перспективы практических, в том числе оборонных, применений молекулярной биологии. Вице-президент АН СССР академик Юрий Овчинников сделал доклад на политбюро ЦК КПСС, что стало поворотной точкой в организации не только будущего «Вектора», но и московского академического Института молекулярной биологии им. В.А.Энгельгардта, нашего Института биоорганической химии (ныне – ИХБФМ СО РАН), других профильных организаций. В Новосибирский Академгородок в 1974 году приехали товарищи в штатском и неоднократно беседовали с Л.Сандахчиевым и почти всеми нами. Правда, Льву Степановичу было поставлено условие: подготовить и защитить докторскую диссертацию. И он сделал это за какие-то три недели, не выпуская из руки непременную кружку кофе, а изо рта – сигареты (окурки иногда по рассеянности бросал в горшок с фикусом).

Ольга Лаврик:

– Когда я пришла на студенческую практику в лабораторию Д.Кнорре, то руководителем, учившим меня ставить эксперименты, стал Л.Сандахчиев. Моей первой работой было выделение транспортной РНК: сначала суммарной, затем индивидуальной. Лев Степанович умел мотивировать людей, убеждать, что чем бы ты ни занимался, это является самым важным в жизни. Я считала, что получение тРНК – нечто сродни «Манхэттенскому проекту» (кодовое название программы США по разработке атомного оружия), не меньше. Л.Сандахчиев мыслил и действовал крупными проектами. Такая огромная структура, как «Вектор», соответствовала его масштабу. Не только я и Валентин Викторович Власов, но и многие наши коллеги уверены, что останься он в академической науке, то неизбежно был бы удостоен Нобелевской премии – подходы Льва Степановича к разборке и сборке живой клетки поражали зарубежных ученых.

Николай Красников:

– После окончания НГУ в 1977 году я поступил на работу во ВНИИМБ – Всесоюзный научно-исследовательский институт молекулярной биологии, как тогда назывался будущий «Вектор». Здесь понадобились и математики, и физики, не говоря уже о химиках и биологах, и даже гуманитарии. Среди институтской молодежи выпускники НГУ составляли около половины, а в группе научных сотрудников – подавляющее большинство. Выпускниками НГУ, кстати, являются отец и сын Максютовы, пришедший чуть раньше меня Амир Закиевич и сегодняшний руководитель «Вектора» Ринат Амирович, родившийся в Кольцово, закончивший здесь школу, а затем факультет естественных наук НГУ.

Сибирское отделение играло важнейшую роль в судьбе будущего наукограда Кольцово, начиная с первого, сандахчиевского, и последующих научных десантов во ВНИИМБ и «Вектор». Председатель СО РАН академик Валентин Коптюг был соинициатором и соавтором законопроекта о наукоградах, каковым, хотя и очень непросто, стал наш рабочий поселок.

Валентин Пармон:

– История создания ГНЦ ВБ «Вектор» непосредственно связана со становлением Главного управления микробиологической промышленности при Совете министров СССР – Микробиопрома, реорганизованного с целью обеспечить следующий после космоса научно-технологический рывок, теперь в области биотехнологий и вирусологии.

Эти события коснулись и меня. В 1975 году я получил приглашение работать в одном из новых институтов Микробиопрома в Подмосковье после защиты кандидатской диссертации. Но я остался верен своему шефу, будущему академику Кириллу Замараеву, с которым переехал из Москвы в Новосибирский Академгородок. Здесь продолжались контакты с Микробиопромом – уже в лице сибирского ВНИИМБ. Его сотрудники буквально дневали и ночевали в радиохимическом корпусе Института катализа СО АН СССР, где я отвечал за радиационную безопасность, – только там были возможны работы с радиоактивными изотопными метками.

В ту эпоху не существовало понятий «центр компетенций» и «человеческий капитал», однако Новосибирский Академгородок де-факто был первым и генерировал второе. Институты Сибирского отделения формировали команды ученых мирового уровня, предоставляя им возможности для исследований, которые в центральной части страны уже исчерпывались. У нас сложилась особая атмосфера междисциплинарного научного поиска. Молодой Новосибирский университет, плоть от плоти Академгородка и его институтов, целенаправленно готовил новые поколения исследователей силами состоявшихся ученых.

Таким образом, ВНИИМБ/«Вектор» и наукоград Кольцово стали новым воплощением «треугольника Лаврентьева», его экспериментальной версией – образовательная компонента в лице НГУ находилась вовне конструкции, хотя и очень близко, научная и вовне, и внутри, в постоянном взаимодействии, а внедренческая стала специфической компетенцией «Вектора». И все это было погружено в компактную зеленую и привлекательную среду проживания и общения.

В настоящее время «треугольник Лаврентьева» «наука – образование – практика», дополненный сотрудничеством с органами государственной власти, получил логичное развитие в виде тройственного стратегического соглашения о сотрудничестве СО РАН, «Вектора» и МГУ – прежде всего в области создания новых высокоэффективных лекарственных препаратов.

Если же заглядывать в завтра, то программа развития Новосибирского научного центра («Академгородок 2.0») рассматривает традиционный Академгородок и Кольцово как единое целое, консолидирует СО РАН, НГУ, «Вектор», академические институты, технопарк и инновационные компании. Такой образ будущего был заложен еще в далекие 1970-е годы, когда в команду первопроходцев академика Л.Сандахчиева пришли ученые из институтских лабораторий Академгородка и выпускники НГУ.

Андрей Соболевский

На снимке: академики Л.Сандахчиев, Д.Кнорре и В.Коптюг

Фото из архивов СО РАН

Похожие новости

  • 27/05/2020

    Академические гены «Вектора»

    ​​Сегодня по запросу «вектор» поисковик найдет прежде всего одноименный Государственный научный центр вирусологии и биотехнологий Роспотребнадзора. Об эпизодах происхождения и истории одного из мировых лидеров борьбы с коронавирусом и другими опасными инфекциями рассказывают председатель СО РАН академик Валентин Николаевич Пармон​ и выпускники НГУ разных лет: академики Валентин Викторович Власов, Ольга Ивановна Лаврик (Институт химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН) и мэр наукограда Кольцово Николай Григорьевич Красников.
    323
  • 28/07/2016

    Юбилей академика Дмитрия Георгиевича Кнорре

    Дмитрий Георгиевич Кнорре родился 28 июля 1926 г. в Ленинграде. Окончил Московский химико-технологический институт имени Д.И. Менделеева в 1947 г.  Работал младшим, затем старшим научным сотрудником Института химической физики АН СССР (Москва, 1947-1960), зав.
    3167
  • 22/11/2017

    Юбилей академика Валентина Викторовича Власова

    Валентин Викторович Власов родился 22 ноября 1947 года в г. Новосибирске. В 1969 году окончил Факультет естественных наук (химическое отделение) Новосибирского государственного университета. Далее — в НИОХ СО АН СССР: аспирантура, младший, старший научный сотрудник, заведующий лабораторией нуклеиновых кислот, заместитель директора Института.
    2604
  • 01/04/2019

    На всех парусах: ИХБФМ СО РАН отмечает 35-летие

    ​1 апреля 1984 года был создан Институт химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН. Сегодня он является одним из международных лидеров в области создания ген-направленных биологических препаратов, разработки биотехнологических подходов в генотерапии, изучении физико-химических процессов передачи и сохранения наследственной информации.
    1089
  • 07/08/2018

    Неутомима, как силы природы

    ​Исследование систем репарации ДНК — «ремонта» этой сложной молекулы — поистине масштабная задача, решением которой занимаются передовые исследовательские коллективы и звезды мировой науки. Одна из них — заведующая лабораторией биоорганической химии ферментов Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН член-корреспондент РАН — Ольга Ивановна Лаврик отмечает юбилей.
    1094
  • 18/10/2019

    L’OREAL — UNESCO: они этого достойны

    Три молодых исследовательницы из Новосибирска вошли в число десяти лауреаток конкурса «Для женщин в науке» L’OREAL — UNESCO 2019. Его цель — улучшение позиций женщин-ученых и признания их заслуг. Мы поговорили с победительницами об их работе и о препятствиях, которые им приходится преодолевать.
    1145
  • 31/01/2018

    Аркадий Дворкович: программа реиндустриализации новосибирской экономики реализуется успешно

    ​30 января Новосибирскую область с рабочим визитом посетил вице-премьер РФ Аркадий Дворкович. В региональном правительстве под его председательством проходит рабочая группа по программе реиндустриализации экономики области.
    2218
  • 20/06/2018

    Возможные перспективы Академгородка 2.0

    ​Ведущие ученые СО РАН продолжили обсуждение проектов развития научной инфраструктуры Новосибирского научного центра. Новосибирский институт органической химии им. Н.Н. Ворожцова СО РАН выступил инициатором проекта «Сибирский центр малотоннажной химии».
    1875
  • 29/04/2019

    Физики планируют в 2022 году завершить работы по модернизации источника нейтронов для проведения бор-нейтронозахватной терапии

    В Институте ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН (ИЯФ СО РАН) завершился очередной этап модернизации ускорительного источника нейтронов для бор-нейтронозахватной терапии (БНЗТ). В результате проведенных работ ток протонного пучка увеличили с 5 до 8,5 мА (миллиампер) – в будущем это позволит снизить почти в два раза время облучения пациентов.
    1030
  • 19/05/2017

    Энергия молодости как движущая сила науки

    Так же, как российское могущество прирастает Сибирью, могущество Сибирского отделения прирастает молодыми учеными. Они приходят в науку разными путями, но затем все эти тропинки сливаются в одну дорогу, ведущую в будущее.
    2392